25.05.2011

Сотериология баптизма

прот. Олег Корытко
Антропология баптизма. 

Антропология баптистов является наименее оригинальной частью их богословия. В частности баптизм в своем учении о человеке придерживается дихотомических взглядов. Радикально настроенные богословы полагают даже, что учение о трехсоставности человека проникло в христианское мировоззрение из трудов Аристотеля, и было развито стараниями Фомы Аквинского. В противоположность этому утверждается, что "двусоставность человека бесспорна. Человек - это материальная и нематериальная сущность. Физическая смерть есть не что иное, как отделение материального тела и нематериальной составляющей человеческой личности (Иак. 2,26)."  Впрочем, существует мнение, согласно которому понятия "душа" и "дух" рассматриваются как два аспекта одного явления - нематериальной природы человека. В таком случае: "Душе человека принадлежит воображение, память, понимание; духу человека принадлежат силы его разума, совесть и свободная воля".

Текст Быт.1,26 о сотворении человека "…по образу и подобию Божиему" обычно комментируется в смысле изначального нравственного подобия Адама своему Творцу, кроме этого, указывается также на подобие интеллектуальное, т. е. наличие разума, совести и воли, и подобие социальное, иначе говоря, способность к общению с другими разумными существами.

Однако чаще всего данные понятия  не дифференцируются: "Эти слова близки по смыслу; с точки зрения языка, их значения почти неразличимы".

До грехопадения Адам находился в состоянии безгрешности, называемой также "пассивной святостью", в чем также можно видеть некоторое богоподобие, ибо "природа Бога – совершенная и полная святость. Это не какой-то второстепенный или малозначительный вопрос, в этом сама Его сущность".  Тем не менее, святость Адама не имела безусловного характера, ибо предполагала дальнейшее возрастание посредством преодоления испытания.

  Учение баптистов о грехопадении.

Адам не сумел преодолеть искушения, и впал в грех. "Грех же есть беззаконие" (1 Ин. 3,4), т. е. собственно нарушение богоустановленного закона, понимаемого в самом широком смысле слова. Баптисты полагают, что "закон не следует считать, чем-то безличным и чуждым Богу. К нему надо относиться, как к выражению личности и воли Бога... Это означает, что Закон по сути – как бы отражение Божьей природы".  Соответственно, грех можно определить, как "нарушение делом или мыслию нравственного закона, данного Богом".  Адам совершил свободный поступок, направленный против воли Божией и оказался в личном конфликте со своим Создателем. Он утерял возможность общения с Ним.

Другим непосредственным следствием грехопадения является искажение человеческой природы, понимаемое также в моральном аспекте: появление чувства стыда, деградации и осквернения. Кроме того, над согрешившими прародителями сбылось Божественное определение, указывавшее на смерть, как на часть наказания за преступление заповеди (Быт. 3,19; Рим. 6,23; 1 Кор. 15,21). Заметим, в данном случае имеется в виду смерть в самом прямом смысле слова (явление физического порядка). Преступление человека повлекло за собой проклятие всей окружающей его природы, в результате чего "мы вынуждены жить в несовершенном и едва ли не во враждебном мире".

Подытожив всё сказанное о грехопадении, можно выделить два аспекта данного явления: 1) личностный и 2)природный. Соответствующим образом можно рассматривать и последствия грехопадения для всего человечества. В личностном плане делается попытка вменить личный грех Адама каждому его потомку, а в отношении естества утверждается наследование поврежденной природы прародителей.

Вменение  всякому представителю рода людского греха Праотца основывается на буквальном толковании 12 стиха 5 главы послания апостола Павла к Римлянам: "…одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили". Грех вменяется непосредственно от Адама, без участия каких-либо посредников. 

В этом состоит существенное отличие вменённого греха от наследуемой греховной природы. "Наказанием за вменённый грех является физическая смерть".  Заметим: именно личная ответственность каждого человека за преступление Адама признается причиной телесной смерти, а отнюдь не наследование падшей и искаженной грехом природы.

Понятно, что отождествление вины Адама с нашей собственной виной ставит нас в такое же положение к Богу, в котором находился Адам после грехопадения, т.е. личный конфликт между Богом и человеком продолжается.

Кроме того, в силу указанных причин человек совершает ещё и личные грехи, усугубляя тем самым и без того плачевное положение. Для описания состояния людей после грехопадения используется термин: "полная греховность", "… под которой понимаем не высшую степень порочности человека, а его неспособность сделать что-то самостоятельно для своего собственного спасения или выхода из состояния греховности".

Обобщая все вышеизложенное можно сказать, что в отношении учения о грехе и его последствиях баптизм воспринял парадигму блж. Августина о полном повреждении человеческого естества и порабощении воли человека греху после грехопадения. Очевидно, данный взгляд проник в баптистское богословие опосредованным путем через богословие Кальвина, учившего о полной неспособности человека к добру после грехопадения.

Баптистская доктрина Искупления.

Как видим, падение прародителей мыслится главным образом, как утрата ими нравственной чистоты (праведности), соответственно и Искупление рассматривается, как восстановление того, что было утрачено. Главная цель Искупления – возрождение нравственного подобия своему Творцу.

Если попытаться выразить одним предложением смысл совершенного Христом подвига, то это может выглядеть следующим образом. Он умер вместо грешников, тем самым искупил наши грехи и стал жертвой умилостивления для Бога, результатом чего явилось примирение Бога и человека.

Из рассмотрения указанного тезиса ясно, что центральным пунктом  доктрины искупления является понятие о заместительной жертве. Бог еще в ветхозаветные времена установил ряд обычаев, имеющих прообразовательное значение. Их цель сводится к усвоению человеком идеи о грядущем подвиге Искупителя. К числу таких законоположений относятся, в частности, жертва за грех (Лев.6,24-30), обряд, связанный с "козлом отпущения" (Лев.6,20-22) и установление праздника Пасхи (Исх.12).

Кроме того, на замещение было указано пророком Исаией в известном месте 53-й главы: "Он изъязвлен был за грехи наши, и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нём, и ранами Его мы исцелились…и Господь возложил на Него грехи всех нас" (Ис. 53,5-6).

В Новом Завете также существуют места позволяющие интерпретировать их содержание в значении "замещения". Приведем в качестве образца самые употребительные: "Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками" (Рим. 5,8); "Христос умер за грехи наши по Писанию" (1 Кор. 15,3); "Я есть Пастырь добрый: Пастырь добрый полагает жизнь Свою за овец" (Ин. 10,11).

В Священном Писании также есть указания на безгрешность Спасителя и на грехи других, как на причину Его страданий ("Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник, за неправедных" (1Пет. 3,8)). Следовательно, это означает, смерть Богочеловека была расплатой за наши грехи. При обычном порядке вещей расплачиваться должен сам виновный, но в данном случае безмерность человеческой вины постулирует необходимость безмерного возмездия, что могло осуществиться только посредством вечного мучения, или, говоря точнее, не могло осуществиться никогда. Но "Бог по Своей любви вмешался в безнадежную ситуацию и отдал Сына Своего, Который стал нашим Заместителем и заплатил наш долг".  Идея "заместительной жертвы", как было показано выше, присутствует в реформатском богословии, однако в баптизме она доведена до своего крайнего предела.

Указанная точка зрения зиждется, прежде всего, на представлении о Боге, как  строгом мироправителе, неустанно бдящем за исполнением тварью Его предписаний. Основным свойством Божьего существа является справедливость, которой уже подчиняются все остальные свойства. Поэтому грех не может быть прощен только на основании покаяния грешника. "Этого не может совершить праведный Бог. Бог может простить грех только тогда, когда прежде понесено наказание". 

Для того чтобы прощение всё-таки могло состояться, необходимо было страдание Праведника. Бог возложил на Иисуса все грехи людей, существовавших когда-либо  или имеющих родиться в будущем, и излил на него весь Свой праведный гнев во время крестных мук. Страдания Христа были адекватны тяжести наказания за все грехи человечества, прошедшие и будущие. Замечательно, что сугубый акцент на значении страданий делает всю предыдущую жизнь Спасителя излишним довеском к  Голгофскому Подвигу.

Тот, Кто берет на Себя труд расплаты за вину, должен быть одновременно Богом и человеком. Богом потому, что безмерность долга предполагает адекватное воздаяние, а человеком для того, чтобы иметь возможность действия от лица всего рода людского. Данное положение позволило Христу отождествить Себя с нами и заплатить наш долг, как если бы Он был нашим непосредственным родственником.

Ещё одним аргументом в пользу представления о Искуплении, как заместительной жертве, считается употребление определенных частей речи в греческом тексте Нового Завета и контекстуальное рассмотрение некоторых мест и выражений. Один из современных западных богословов пишет: "Идею замещения наиболее ясно передает предлог "anti". В несотериологическом контексте значение его вполне ясное – "вместо"". Встречаются и гораздо более категоричные высказывания: "Мф.20,28 и Мк.10,45 – указывают на заместительный смысл Христовой смерти, причем не потому, что "anti" означает "вместо", а потому, что контекст исключает любое другое понимание".

На основании указанных стихов из Евангелия смерть Христа рассматривают ещё и в качестве уплаты выкупа. Отличие выкупа от удовлетворения достаточно тонкое, и трудно отделить одно от другого. В общих чертах смысл разведения данных понятий сводится к тому, что термин "удовлетворение" акцентирует внимание на возмещении ущерба, а "выкуп" указывает на освобождение от рабства.

Уязвимость буквального понимания  Искупления и Умилостивления  очевидна, поэтому иногда к аргументам в его пользу прибавляются характерные оговорки: ''The idea that the cross expresses the love of Christ for us while wrings atonement fr om a stern and unwilling father, perfectly just, but perfectly inflexible, is a perversion of New Testament theology''.  Впрочем, в целом  догматический строй  от этого не меняется.

Общим следствием подвига Христова считается примирение человека с Богом или, иначе говоря, устранение личного конфликта между ними. Понять логику суждения баптистов, можно рассмотрев их понимание смысла  9 – 10 стихов 5 главы из послания апостола Павла к Римлянам: "Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасемся Им от гнева. Ибо если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью Его". Чью вражду имеет в виду  в данном случае Апостол: вражду Бога к человеку, или человека к Богу? Баптисты отвечают утвердительно на первую часть вопроса. Именно Бог, по их мнению, испытывал чувство вражды к человеку, по причине грехов последнего. Господь возложил на Христа грехи всех людей, наказал Его соответственно  их тяжести, и теперь праведность Христова может быть усвоена верующим. Ничто теперь не мешает Богу восстановить мир со своим творением. Существует  и противоположная точка зрения, согласно которой именно человек примиряется с Богом. Впрочем, для сознания баптистов важна сама принципиальная возможность примирения, поэтому важно, что "именно Бог, печалясь о роде человеческом, предлагает людям мир; именно Он сделал все необходимое для того, чтобы примирить человека с Собой".

Последний вопрос, напрямую относящийся к теме искупления, который необходимо прояснить, это представление баптистов о том, на кого распространяются плоды Христова подвига. Сразу отметим, что здесь среди баптистов нет единого мнения. На сегодняшний день, существует два взгляда на проблему, в соответствии с двумя основными влияниями, которые пережил баптизм в пору становления своего догматического учения. Сторонники первого мнения, стоят на арминианских позициях (общие баптисты), утверждая всеобщее значение смерти Спасителя. Каждому человеку дана Благодать необходимая для обретения спасительной веры, и теперь уже от человека зависит: принять этот дар или отвергнуть его. Выразителями противоположной точки зрения являются частные баптисты, исповедующие приверженность кальвинским взглядам. Именно Кальвин традиционно считается автором концепции "двойного предопределения", согласно которой Бог от начала одних избрал ко спасению, а других к вечной гибели. Заметим, что среди частных баптистов существуют ещё "амиральдиане", (по имени Моисея Амиральда (1569-1664)), называемые также "умеренными".  По их мнению, Господь умер за всех людей, но затем избрал тех, кто предопределен ко спасению. Вопрос собственно сводится к тому, в какой последовательности располагаются действия Божественного Промысла: избрание, творение, грехопадение, спасение избранных (строгие кальвинисты). Или же: творение, грехопадение, искупление всех, избрание могущих принять спасение (умеренные).

Разность подходов к проблеме о границах искупления вносит разномыслие и в вопрос о возможности потери спасения верующим. Об этом будет сказано позднее в разделе, посвященном описанию указанной проблематике. А теперь перейдем  к рассмотрению  представлений баптистов о том, каким образом плоды подвига Христова усвояются каждым конкретным верующим.

Основной текст Священного Писания, служащий основой учения о личном спасении – это, безусловно, слова апостола Павла из Послания к Ефесянам: "Благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел чтобы никто не хвалился" (Еф.2,8-9).

Необходимо прояснить смысл термина "благодать" в контексте данной догматической системы. "Евангельский словарь библейского богословия" дает следующие указания относительно данного понятия: "Слово "благодать" в библейском контексте может… иметь смысл и очень широкий, как описание всех деяний Бога по отношению к человечеству и очень узкий, как при описании одного из аспектов этих деяний. Точное и универсальное определение трактует благодать, как незаслуженное благоволение Бога по отношению к человеку".  Очень характерно дальнейшее пояснение: "Возможно, самая главная метафора, ассоциирующаяся с благодатью, - это юридическая метафора оправдания".

Как можно видеть из приведенных цитат, интересующий нас термин понимается исключительно  в значении нравственном ("незаслуженное благоволение" или "милость Божия"), а так же, как актуализация этой "милости" по отношению к творению. При чем актуализация мыслиться уже в правовых категориях ("оправдание"). Данная позиция является следствием баптистского учения о Боге. Баптизму (как деноминации подлинно протестантской) чуждо учение о Божественных Энергиях. Отсюда следует вывод сделанный ещё Аквинатом: "все, что ни есть в Боге - сущность". При всём антагонизме баптистов к  Ангельскому Доктору необходимо согласиться с логической последовательностью его вывода.

Данный богословский тезис абсолютно исключает возможность указания реальной онтологической связи между Творцом и тварью. Возникает вопрос: "Каким образом тогда следует понимать слова апостола Петра о необходимости соделаться "причастниками Божеского естества""(2Пет.1,4)? Прямое понимание слов Апостола в рамках баптистского богословия было бы равносильно утверждению пантеизма, поэтому данный стих интерпретируется как подражание свойствам, усматриваемым в Божественной природе  и указание на исцеление человеческой природы даруемой христианину , следствием чего является нравственное уподобление Богу.  Однако заметим, что уподобление – именно следствие спасения, а отнюдь не его причина. Таким образом, единственно возможное понимание спасения самого по себе, базируется на основании юридическом, ибо отрицание внутренней (онтологической) связи между Богом и человеком означает переход в плоскость внешних (формальных) отношений.

Вышеизложенные предварительные замечания помогут лучше понять суть баптистской сотериологии, к более подробному рассмотрению которой мы приступаем.

 Учение о личном спасении согласно представлениям баптистов.

Как мы могли убедиться, баптизм последовательно развил учение об Искуплении, заимствованное у Кальвина, богословие Якова Арминия и Моисея Амиральда  явилось, по сути, корректировкой основного направления богословской мысли.  Данное обстоятельство не могло не сказаться на представлениях баптистов о пути спасения каждого отдельного человека.

Согласно вероучению баптистов, процесс спасения начинается с призвания человека Благодатью Божией. Понимается оно, как действие Бога, призывающего людей принять верою спасение, совершенное для них Христом. Средства, используемые Богом для этой цели весьма разнообразны. Это может быть  и сокровенное действие Духа Божия, пробуждающее в сердце грешника жажду духовной жизни, и внешние обстоятельства, промыслительно направляющие человека ко спасению, и слышание проповеди Евангелия, и "встреча" со Словом Божиим.

Если призыв будет услышан, то происходит обращение, оправдание, возрождение, соединение со Христом, усыновление и освящение. Последовательность перечисленных действий не хронологическая, а логическая, так как все они (за исключением последнего) происходят одновременно и мгновенно.

В момент обращения происходит изменение отношений ко греху, Богу, и самому себе. Приходит осознание личной вины за грех. Бог теперь воспринимается, как Властитель требующей причитающейся с нас по праву праведности. Вместе с тем появляется ощущение  своей полной беспомощности и отвращения к самому себе, полностью оскверненному грехом. Закономерным следствием этого является скорбь о грехе и жажда прощения. Именно здесь и должен осуществиться покаянный перелом во внутреннем устроении грешника, сопровождаемый желанием очищения и помилования. "Покаяние дается Богом людям по Его благодати" – это дар Божий, а отнюдь не акт воли самого человека. Поэтому он не может рассматриваться в качестве некоторого поступка, имеющего определённую нравственную ценность. Это условие и состояние сердца, "которое необходимо для того, чтобы мы могли уверовать ко спасению".

Покаяние необходимо сопровождается верой, понимаемой в нескольких аспектах. Во-первых, как интеллектуальная уверенность в том, что Бог открывает Себя в природе, а также в Священном Писании, где содержится все потребное для спасения. Сюда относятся доктрины о греховности человека, о совершенном Христом спасении, обо всех условиях для спасения и получения благословений, обещанных чадам Божиим. Во-вторых, как внутреннее пробуждение души, вдруг осознавшей личную потребность в спасении и усвоении плодов Искупления. И, в-третьих, как подчинение своей воли Воле Божией и принятие Христа, как своего личного Спасителя. При наличии всех вышеперечисленных условий пребывающую в человеке  веру следует считать "спасающей".

Вместе с обращением происходит оправдание. Оно суть ни что иное, как  декларативный акт, посредством которого Бог объявляет праведным уверовавшего во Христа. Человек не становится ни правым, ни праведным, но он объявляется таковым от имени Бога, который отказывается теперь видеть нравственную нечистоту грешника. Он объявляет его свободным от вины и наказания за нарушение Закона. Праведность  эта в данном случае не человеческая, а Христова. Обращенный же считается праведным в силу того, что во Христе он вошел в праведные отношения с Богом. 

Поскольку Христос понес на себе наказание людей за грех, то Бог прощает человеку все грехи, при наличии в нем веры в Искупителя. Наличие веры во Христа – есть то необходимое условие, при котором Господь готов простить грех (Рим. 8,1; 2 Кор. 5,21), ибо Христос принял смерть добровольно, и такая же добровольность требуется от приходящего к Нему.

Вместе с прощением грехов восстанавливается потерянное Праотцами благоволение Божие. Оправданный становится другом Божиим (2 Пет. 20,7; Иак. 2,23) и наследником Его (Рим. 8,16; Гал, 3,26; Евр. 2,11).

В логической связи с оправданием находится возрождение или рождение свыше. Оно совершается по воле Божией и представляет собой наделение человека новой природой (2 Пет. 1,4) и сообщение ему возможности новой духовной жизни в Духе Святом (Ин. 3,5; 10,10; 10,28;  Ин, 5,11). Возрождение необходимо, так как все человечество обладает извращенным грехом естеством и поэтому не может вступить в общение с Тем, Кто абсолютно свят. Возрождение не следует путать с крещением, которое декларативно по своему смыслу и содержанию. Возрождение совершается единственно по воле Бога и подается в качестве дара, оно не может ни в коей мере зависеть от крещения, ибо " в таком случае спасение зависело бы от дел".

Приобретение новой природы в возрождении обязательно приводит к ряду следствий: уверовавший перестает грешить (1 Ин. 3,9), он побеждает искушения (1 Ин. 5,4 и 5,18), в его естестве пробуждается любовь к людям (1 Ин. 5,1), к Богу (1 Ин. 4,19), к Слову Божию (1 Пет. 2,2) и к своим врагам (Мф. 5,44).

Возрожденный верующий вступает в союз со Христом. Союз этот, кроме того, что он имеет юридическое основание (из-за вменения нам праведности Христа и соответственно Ему наших грехов), может быть охарактеризован, как утвержденный Духом и потому совершенный и таинственный (Еф.5,32).

И, наконец, последнее, что происходит с уверовавшим в момент обращения на путь спасения – это усыновление его Богом. Термин "усыновление" заимствован из посланий Апостола Павла (Рим. 8,5; и 8.23; Гал. 4,5; Ефес. 1,5). Он не встречается у прочих авторов Нового Завета. Суть данного аспекта спасения заключается в освобождении верующего от требований исполнения Закона (Гал.4,3-5) и в обладании Духом усыновления (Гал.4,6; Рим.8,15).

Если подвести итог описанию тех даров, которые получает грешник при обращении, а также попытаться дифференцировать сами эти дары, то можно вывести следующее обобщение: в  покаянии приобретается отпущение грехов, в возрождении – новая жизнь, в оправдании – новое состояние, а в усыновлении – новое положение. Отметим еще раз, что все указанные акты Благодати Божией происходят мгновенно, а потому одновременно.

Заключительным этапом в достижении христианином спасения является освящение. Оно, напротив, представляет собой процесс  постепенного возрастания верующего. Поскольку оправдание есть внешнее действие по отношению к человеку, то, очевидно, что он и после него имеет в себе часть "ветхого". Борьба с этой "ветхостью" должна составлять непрестанную заботу всякого христианина. Это означает, что "полное и завершающее освящение ожидает христианина в перспективе… полное сообразование со Христом осуществится тогда, когда "настанет совершенное", потому что то, что от части прекратится (1Кор.13,10)".  Таким образом, баптисты сами признают, что освящение есть следствие уже совершившегося спасения, поэтому оно, никак не изменяет участи христианина.

Данная точка зрения с необходимостью вытекает из учения о Божественном Предопределении, наиболее последовательно сформулированном Кальвином: "Мы учим, что призвание избранных является как бы зримым образом и свидетельством их избрания. Второй знак избрания – это их оправдание, вследствие которого они войдут в славу, в которой сокрыто совершенное исполнение избранничества. Как Господь отмечает избранных, призывая их и оправдывая, так, напротив, лишая отверженных познания своего слова и освящения своим Духом, Он указывает, каков будет их конец и какой приговор им уготован."

 Действительно, если Бог предопрелил некоторую часть людей ко спасению и осуществил это предопределение посредством оправдания, то независимо от того, насколько после этого продвинется человек в нравственном преуспеянии спасение следует считать совершенным.

Баптисты соглашаются с тем, что на протяжении всего  земного пути христианин может согрешать. Однако утверждается, что "верующий, возрожденный и пребывающий в Боге, не может грешить произвольным грехом (Евр.10,26) или грехом к смерти (1Ин.5,6)".

Согласно "Изложению евангельской веры" составленному Прохановым: "Освящение производиться Самим Богом (1 Фес. 5,23), но при участии  человека, который, прилагая разумные и свободные усилия, открывает в себе, и стремится умертвить греховные побуждения (Фил. 2,12-13; 1 Пет. 2,2), повинуясь Христу и указаниям Его слова".  Цель борьбы – полная победа над грехом.

Как можно видеть из последней цитаты у баптистов имеется свое представление о соработничестве  Бога и человека на пути ко Спасению, хотя сами они  обычно называют это Божественной и человеческой стороной процесса спасения. Развернутое изложение этого вопроса находим в "Исповедании веры Одесской Богословской Семинарии", 1993 года. Согласно данному символическому тексту, Божественная сторона заключается в том, что Сын Божий был от вечности предопределен в качестве искупительной жертвы, и затем совершил всё предопределённое, понеся на Себе наказание за наши грехи. Человеческая сторона состоит в том, что "человек принимает путем личного и свободного волеизъявления искупительную жертву Иисуса Христа".  Как видим  действия самого человека в деле своего спасения, в общем-то, невелики. Ему предлагается всего лишь принять волевое решение о признании Христа своим личным Спасителем.

Сотериологический минимализм породил "проблему добрых дел". Необходимо было вписать в доктрину о спасении "только верой" слова Апостола Иакова: " Видите ли, что человек оправдывается делами, а не верою только?" (2,24) и "Вера, если не имеет дел, мертва сама по себе" (2,17). Баптисты полагают, что в данном случае Апостол говорил именно о человеческой стороне спасения, указывая на дела, как на "признак живой веры".  В одном из учебников по систематическому богословию приведен замечательный по своей оригинальности пример, интерпретирующий указанные слова Священного Писания: "Вера подобна штампу на билете, который сложили вдвое и рассматривают "на просвет"; при этом штамп оказывается внутри билета. Однако надпись должна быть видна и снаружи. Если же надпись не видна, это означает, что билет фальшивый. Так и вера должна проявлять себя "снаружи", т.е. в делах; в противном случае это не есть истинная вера". 

Данное положение баптистского богословия весьма тесно сопряжено с учением о Предопределении, ибо дела рассматриваются в качестве показателя постепенного процесса освящения, которое, как мы показали выше, не имеет решающего значения в деле личного спасения.

Однако добрые дела – суть внешние действия, причиной которых может быть не только вера, но и  прагматические побуждения. В связи с этим необходимо указать на иной критерий наличия в человеке именно "спасающей веры". Таким критерием считается  внутренняя убежденность в собственном спасении. Необходимо пережить некоторый мистический опыт в момент обращения, когда "человек получает прощение грехов и предоставляет возможность Духу Святому возродить его к новой жизни, получая свидетельство  в себе самом, что он чадо Божие и наследник вечной жизни".  Эта убежденность (своего рода "вера в веру") несет на себе посредствующую функцию, являясь свидетельством  совершившегося спасения.

Впрочем, сами баптисты признают возможность внутренних сомнений относительно своего настоящего состояния и будущей участи. Причины этого могут быть различны, например невозможность точно указать сам момент обращения или неумение выразить свою веру. Кроме того, считается, что причиной колебаний может быть совершение какого-то греха.

 Дискуссия внутри современного баптизма о возможности потери спасения.

Мы вплотную подошли к вопросу о возможности потери спасения баптистом. Как и в вопросе о Предопределении здесь нет единого мнения. Приверженцы кальвинских принципов утверждают тезис о "полном" или "безопасном спасении", что вполне закономерно вытекает из учения о "двойном предопределении". "Избранный ко спасению" не может погибнуть, ибо этому противоречит сама идея избранности (в реформатском понимании этого термина). Сторонники этой точки зрения  выдвигают тезис: "Спасен однажды - спасен навсегда!" Основанием для подобного утверждения считаются слова Спасителя: "Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей" (Ин 10,28) и слова апостола Павла: "Он избрал нас в Нем прежде создания мира" (Еф.1,4).

 В оппозиции к сторонникам Кальвина стоят последователи Арминия, считающие приведенные слова Евангелия описанием Божественной стороны спасения. Сам Арминий следующим образом комментировал указанный стих из послания ап. Павла к Ефесянам:

"Бог признает Своими и избирает для вечной жизни грешников лишь во Христе и ради Христа... Тот, кто не во Христе, не может быть возлюбленным во Христе. Человек не во Христе, если он не верует, потому что Христос верой обитает в наших сердцах [Еф. 3:17] и верой мы привиты и присоединены к Нему. Из этого следует, что Бог признает Своим и избирает для вечной жизни грешника только в том случае, если Он считает его верующим во Христа и соединенным со Христом верою."

Кроме того, арминиане указывают на предупреждение: "если кто стоит, берегись, чтоб не упал" (1Кор 10,12), а также: "извергну тебя из уст Моих" (Откр 3,16).

Общий смысл арминианской позиции отражен в словах одного современного российского баптиста: "Уверенность в спасении может быть выражена следующим образом: "Я уверен, что, если я сам по своей воле не отпаду от Христа, никто и ничто не в силах лишить меня спасения в Господе Иисусе".  Иначе говоря, считается, что потеря спасения возможна, но вина  за это целиком лежит на человеке. Вместе с тем, предполагается, что возможность отпадения подразумевает и возможность повторного обращения на путь веры, согласно со словами Писания: "Семь раз упадет праведник, и встанет; а нечестивые впадут в погибель" (Прит. 24,16).

Говоря об отпадении, следует иметь в виду, что оно происходит не через какой-либо греховный поступок, а через потерю веры во Христа, как своего личного Спасителя.

Данная позиция вполне совпадает с мнением самого Арминия: "No one, however, exists in Christ except by faith in Christ, which is a necessary means of our union with Christ. But, if it happens that any one falls away from the faith, he falls away from that union, and consequently from the favour of God wh erewith He before embraced him in Christ. "

Заканчивая рассмотрение сотериологии баптистов, подведем общие итоги.

Так в чем же сила  и слабость баптизма? Очевидно, что его неправда состоит в искажении христианской веры. Отчасти это искажение было заимствовано из богословия предшествовавших баптизму религиозных учений или даже явилось их развитием и продолжением. С другой стороны, баптизм, как часть протестантского движения, рождался в муках. Это были муки противостояния, как традиционному христианству, так и современным для него религиозным течениям. И то, и другое обстоятельство существенно повлияли на облик современного баптизма, что автор данной работы и попытался показать  в исторической части сочинения.

Главный порок, который сторонники Джона Смита наследовали от предыдущих христианских доктрин, есть, без сомнения, юридический (правовой) подход к проблеме спасения. Благодаря этому, борьба за жизненность христианской веры, привела к результатам прямо противоположным тем, которые можно было бы ожидать. Весь подвиг веры редуцировался в конечном итоге до формулы: "прими Христа, как своего личного спасителя". Сколько бы эмоций не вкладывалось в эту фразу, для христианина, имеющего даже самый ничтожный опыт жизни в Православной Церкви, очевидна бедность внутреннего, духовного опыта человека, суть веры которого сводится к этому, пусть по сути своей правильному, но убогому в своей ограниченности термину.

При всем при том, именно внешняя простота сотериологической доктрины явилась, на наш взгляд, одной из главных причин быстрого и повсеместного распространения баптизма. Возможность выразить основной постулат баптистской сотериологии в виде словесной схемы, без сомнения, определила успехи прозелитской деятельности. Если спросить любого баптиста: "Что сделал Христос для  нашего спасения?", то при всех возможных формулировках, суть ответа будет примерно такой: "Христос умер вместо меня на Кресте, и, если я верю в это, Бог приписывает мне Его заслуги, поэтому я уже оправдан перед Ним, и мне не нужны уже никакие посредники: ни священство, ни таинства,  ни обряды ".

Как бы примитивно не выглядели эти взгляды, но секулярное сознание, вторгающееся даже в область религии  с правовой терминологией и ищущее не познания Истины (Ин.8,32), а лишь "оправдания", находит в указанном взгляде выражение своих исканий и чаяний.

Баптизм – архитипичное сектантское вероучение. В его богословии трудно найти какие-либо разделы, поражающие воображение, и во многом его догматика следует концепциям традиционных протестантских церквей. Однако, именно этим он и интересен, ибо, поняв принципы, на которых строится мировоззрение адептов данной деноминации, мы получаем своего рода "ключ" к пониманию других современных протестантских сект.


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру