19.04.2014

«Компендиум» Августа Шлейхера – подведение итогов и взгляд в будущее

Талант теоретика и систематизатора, обладавшего способностью к установлению взаимных системных связей между исследуемыми явлениями, сказался в самых первых работах Шлейхера. Однако наиболее ярко эта особенность ученого проявилась в знаменитом «Компендиуме по сравнительной грамматике индогерманских языков» («Compendium der vergleichenden Grammatik der indogermanischen Sprachen» Weimar. 1861) – венце его научной деятельности.

Компендиум представляет собой последовательное описание по общему плану каждой подгруппы индоевропейской семьи языков (точнее, яркого представителя каждой подгруппы): древнеиндийский язык, древнеиранский (авестийский), древнегреческий, латинский, балтийский, славянский, германский и кельтский языки. Каждому из перечисленных языков был посвящен отдельный параграф «Компендиума», причем эти разделы представляли собой автономные тексты и при необходимости могли использоваться как отдельные очерки по фонетике и грамматике конкретных индоевропейских языков. Однако собранные вместе эти главы представляли величественную панораму исторического развития индоевропейских языков от самых истоков - индоевропейского праязыка. В «Компендиуме» Шлейхер объединяет, структурирует, раскладывает по полочкам гигантский используемый в сравнительно-исторических исследованиях лингвистический материал.

Внимательный и трудолюбивый Шлейхер, без сомнения, проделал огромную работу по сбору и классификации материала. Он не оставил без внимания ни одно важное открытие, принадлежащее его предшественникам и современникам, ни один существенный факт, помогающий пролить свет на историческое развитие родственных индоевропейских языков. Шлейхер систематизировал работы лингвистов, применявших сравнительно-исторический метод на материале самых разных индоевропейских языков, его «Компендиум» стал служить опорой для дальнейших исследований по компаративистике.

Составляя свой обобщающий труд, Шлейхер, конечно, опирался на работы предшественников, используя то, что уже было сделано. Так,

· представляя материал германских языков, он ссылался на работы Якоба Гримма;

· при описании кельтских языков - на «Кельтскую грамматику» Иоганна Цейса;

· в разделах, посвященных древнегреческому и латинскому языкам, - на работы Георга Курциуса и др.

Однако были группы индоевропейских языков, которые к середине XIX века не были подробным образом описаны. Чтобы в его системном представлении языков не было белых пятен, Шлейхер сам берется за разработку нового, неисследованного материала. Так, в 1852 году он издает «Учение о формах церковнославянского языка» («Die Formenlere der kirchenslavischen Sprache», Bonn, 1852). В работе над описанием морфологии старославянского языка Шлейхер использует изданный А.Х. Востоковым в 1843 г. текст Остромирова евангелия – памятника XI века.

Во введении к работе Шлейхер определяет место славянских языков среди других древних индоевропейских языков, отмечает особенности церковнославянского (старославянского) языка, комментирует звуковое значение букв кириллического алфавита - графической системы старославянских письменных памятников.

Затем он подробно разбирает фонетику и грамматику церковнославянского языка. Фонетика (наука о звуках) включает два больших раздела: описание гласных и согласных звуков. Грамматика выстраивается по общепринятой схеме, предложенной еще в работах Боппа:

1. Строение слова

2. Корни

3. Образование именных форм: супина, инфинитива, причастий

· Степени сравнения

· Числительные

· Вспомогательные глаголы

4. Склонение

5. Местоимения

6. Спряжение

7. Образование глагольных форм.

Приведем в качестве примера главу о гласных звуках [1. С. 33-59]. Шлейхер полностью поддерживает гипотезу о существовании в индоевропейском праязыке трех гласных звуков: a, i, u. К этим трем звукам, по его мнению, можно свести все разнообразие гласных старославянского языка. Все гласные звуки он объединяет в три группы:

I. Гласные а-класса:

Ⲁ - ā, a ЗЪ, скр. aham.

Е – a ВЕСNⲀ, скр. vasana.

О – a МОРЕ, лит. mare, лат. mare.

Ъ – a СЪТО, скр. ҫata.

Ѫ – an, am, ām ПЕК- ѪШТН, скр. pak`-āmi.

Ѧ–an ДЕСѦТЪ, скр. daҫan.

II. Гласные i-класса:

Н – i ЖНВѪ, скр. g`īv-ami.

Ь–i ДЬNЬ, скр. dina.

Ѧ – in, im ВѦZⲀТН, скр. band, binden.

III. Гласные u-класса:

ОУ –u БОУДНТН, скр. budh.

Ы –u БЫ-ТН, скр. bhū.

О –u ОБⲀ, скр.ubha.

Ъ–u СЫNЪ, скр. sūnus

Дальше Шлейхер подробно описывает чередования гласных в корнях, которые сопровождают образование различных именных и глагольных форм в старославянском языке. Это явление Шлейхер вслед за братьями Фридрихом и Августом Шлегель и Вильгельмом фон Гумбольдтом называет флексией и считает древнейшей чертой индогерманских языков, которая отличает эти языки от других языков мира.

Эти чередования гласных, по его мнению, представляют ступени гласных, как в санскрите[1. С. 65-66]:

Е О Ⲁ

БРЕДѪ БРОДНТН (БРОДЪ)

ВЕДѪ ВОДНТН ВЖДⲀТН

ВЕZѪВОZНТН

ТЕКѪ ТОКЪ ИСТЧⲀТН

NЕСѪNОСНТН ПРНNЩⲀТН

ПОГРЕБѪ ГРОБЪ

Ъ Е Ⲁ

ВРЪТѢТН ВРЕТЕNО ВРАТНТН

ВРАЩАТН

Ь Е О Н Ѣ

РЬЦН РЕКѪ ПРОРОКЪ ПРОРНЦⲀТН NⲀРѢКОВАТН

NⲀРНЦⲀТИ

Мы видим, что основной для описания и систематизации гласных старославянского языка у Шлейхера был санскрит. Несмотря на то, что на словах Шлейхер провозгласил отличие индоевропейского праязыка от санскрита, все-таки представление о том, что санскрит ближе всего стоит к праязыку, поэтому лучше сохраняет черты первобытного праязыка лежит в основе всех реконструкций Шлейхера.

Помимо старославянского языка, белым пятном на карте сравнительной грамматики индоевропейских языков, материалом, совершенно неисследованным, оставался литовский язык – представитель балтийской группы языков. Именно Шлейхер был пионером в описании и исследовании литовского и прусского языков. Он едет в Литву, собирает и записывает литовские слова, обращая внимание на многочисленные диалекты литовского языка. Большое внимание уделяет ученый литовскому фольклору: записывает песни, пословицы и поговорки, сказки и т.п. Создание литовского словаря Шлейхер сравнивает с собиранием разнообразных растений для гербария.

Результатом поездки Шлейхера в Литву является вышедшее в 1856 году первое в европейской лингвистике «Руководство по изучению литовского языка» («Handbuch der Litauischen Sprache») в двух томах. Первый том содержал описание фонетики и грамматики литовского языка(«Litauische Grammatic»), а второй том включал книгу для чтения (250 страниц текстов на литовском языке) и почти сто страниц словаря литовского языка («Lesebuchbnd Glossar»). Грамматика литовского языка была структурирована по уже знакомой схеме:

· место литовского языка среди других индоевропейских языков,

· система гласных и согласных звуков литовского (гласные звуки представлены по трем рядам и ступеням чередования, как и в старославянском языке),

· глава «О корнях»,

· образцы склонения существительных, прилагательных и местоимений,

· образование глагольных форм и образцы спряжения глаголов литовского языка.

Фонетику литовского языка Шлейхер представляет по той же схеме, которая была в грамматике церковнославянского языка. Он сводит все многообразие литовских гласных к трем рядам и описывает морфонологические чередования гласных в корне литовского слова [2. С. 35-36]:

i e a

mir-ti mér-ti mar-inti

drib-ti dréb-ti drab-nùs

Именно в этой работе Шлейхер впервые вводит схематичное изображение корня – и знак * для обозначения реконструированной формы, а не реально засвидетельствованной памятником письменности. Так на странице 108 он приводит формы, образованные от корня [2. С. 108]:

var – vir-ti

gar – gin-ti

dab > nab – сл. nebo

kriv – kreiv-as.

Очевидно, что Шлейхер создал необходимую базу для изучения литовского языка: составил грамматику, словарь и хрестоматию, теперь материал по литовскому языку – языку, сохранившему архаичные индоевропейские черты, стал доступен исследователям.

Таким образом, все недостающие звенья великой цепи индоевропейских языков - цепи, протянувшейся с запада на восток и с севера на юг на гигантском континенте, были собраны Августом Шлейхером. В результате его систематизирующей, обобщающей деятельности появился знаменитый «Компендиум сравнительной грамматики индоевропейских языков» - труд по широте охвата материала и по смелости выдвигаемых гипотез сопоставимый со «Сравнительной грамматикой индогерманских языков» Франца Боппа. Со времен Боппа не было ученого, дерзнувшего представить обобщающий труд, посвященный всей индоевропейской семье в целом, а не отдельным ее частям.

Первая глава «Компендиума» посвящена описанию индоевропейского праязыка. В то время как предшественники Шлейхера только сравнивали формы реально засвидетельствованных индоевропейских языков и искали им объяснение, Шлейхер впервые четко формулирует понятие индоевропейского праязыка и решительно преступает к его реконструкции. Несмотря на то, что Шлейхер (в полном соответствии с современными ему представлениями) считает наиболее близким к праязыку санскрит, он не отождествляет эти два языка, праязык, по его мнению, близок к санскриту, но отличается от него.

Шлейхер впервые предлагает методику реконструкции индоевропейского праязыка на основе регулярных соответствий между известными индоевропейскими языками. В предисловии к "Учению о формах церковнославянского языка" Шлейхер писал: "при сравнении форм двух родственных языков, я стараюсь прежде всего привести сравниваемые формы к их предполагаемой основной форме, то есть к тому виду, который они должны были бы иметь, вне действия позднейших звуковых законов, или вообще поставить их на одинаковую ступень звуковых отношений. Так как даже самые древние языки нашего корня, в том числе и сам санскрит, лежат перед нами не в своей древнейшей звуковой форме, так как далее различные языки известны нам в очень разнообразных возрастах своего развития, то, прежде чем приступать к сравнению, нужно по возможности устранить эту разницу в возрасте; данные величины должны быть сперва приведены к одному общему выражению, прежде чем их можно будет сопоставить в одном уравнении, будет ли это общее выражение - искомым древнейшим выражением обоих сравниваемых языков, или звуковой формой одного из них" [3, с. 52]. Итак, при сравнении форм, встречающихся в разных индоевропейских языках, нужно отбросить все, что отличает каждый из этих языков, то есть является особенностью его развития, а то, что останется в этих формах общего – и есть праформа. А при сравнении двух языков, или форма одного языка должна быть сведена к форме другого или обе формы могут быть сведены к одной общей праформе (к общему знаменателю).

Например, санскритское ajra-s, лат. ager, греч. αγρός, гот. аkrs (пашня). Поскольку гот. k = g первоначальному, а перед флексией именительного падежа - s выпало а, то следует предположить, что готская форма восходит к *agrа-s. Латинская форма также образовалась путем стирания из формы *agrа-s. В греческом языке о возникло из первоначального *а, следовательно, также *agrа-s. В санскрите j – результат палатализации, следовательно, в санскрите также *agrа-s. Значит, это и есть общая форма праязыка. Мы видим, Шлейхер вольно обращался с процедурой реконструкции, не слишком высоко ценил точность этимологического анализа, допускал исключения в действии звуковых законов. Однако сама реконструкция давно исчезнувших языковых форм неизбежно опиралась на представление о закономерном изменении звукового строя языков, поэтому именно Шлейхеру принадлежит особая роль в применении фонетических законов как основу системной реконструкции.

Подобные реконструкции явились основой для «характеристики первобытного языка по звукам и форме», которую Шлейхер приводит в «Компендиуме» [4. С. 33].

Фонетика праязыка

Основные языки, на которые опирается Шлейхер при реконструкции – это греческий и санскрит. Система гласных звуков праязыка, по мнению автора, почти целиком заимствована из санскрита (вокализм греческого языка обнаруживает более развитое или, по Шлейхеру, вырождающееся состояние).

«В первобытном индо-германском языке было три гласных: a, i, u, каждая из них способна была к подъему, и притом вероятно, на две ступени». Рис. 1.

Итак, Шлейхер реконструирует праиндоевропейский вокализм:

а i u

аа ai au

āа āi āu

Очевидно, что совершенно искусственными выглядят звуки аа и āа, о которых Шлейхер пишет: «аа и āа уже в ранние времена могли перейти в ā». Однако первоначально «на первой и второй степени выговаривалось, должно быть, различно…» [4. С. 34].

Все примеры на чередования гласных в корне слова (морфонологические чередования) Шлейхер берет из санскрита, который в данном случае является основой реконструкции:

Чередование гласных

а-ряд: karkar- ōti kŗtas k`a-kr-ma

i-ряд: div deva daivas

u-ряд: ҫru, ҫrutas ҫŗnu ҫrnōmi

Относительно согласных Шлейхер пришел к противоположному выводу: при реконструкции праязыка следует ориентироваться на греческий консонантизм (церебральные и палатальные согласные санскрита были признаны Шлейхером вторичными):

p b bh

t d dh n m r

k g gh j s v

«Таким образом, система звуков в первобытном индогерманском языке состояла из трех основных гласных с тремя, вероятно, двукратными их подъемами, из девяти мгновенных согласных, равномерно разделенных по трем органам, из трех продуваемых и трех плавных, если можно соединять в один разряд r и две носовые. Замечательна симметрия, с какою звуки делятся на разряды» [4. С. 34-35].

По мнению Шлейхера, простая система звуков праязыка в последствии усложнялась, обогащаясь новыми звуками, и, в конце концов, превратилась в пестрые и богатые фонетические системы древних и новых индоевропейских языков.

Морфология праязыка

Что касается грамматики праязыка, то здесь Шлейхер считал возможным говорить о богатстве грамматических форм и достаточно сложном и разнообразном механизме их образования. «При этой простоте в звуках, которая в дальнейшем течении жизни все более и более уступала пестрому разнообразию, было в первобытном языке большое богатство грамматических форм. Именные и глагольные коренные формы отличались достаточной полнотой, образуясь посредством движения гласной корня по степеням своих подъемов, посредством словопроизводных суффиксов и посредством редупликации» [4. С. 35].

Шлейхер нисколько не сомневался в реальности реконструируемого им языка, поэтому в качестве иллюстрации написал на праязыке басню «Овца и кони».

Avis akvasas ka

Avis, jasmin varna na ā ast, dadarka akvasm...

«Овца, [на] которой не было шерсти (стриженая овца), увидела коней...»

Конечно, метод Шлейхера не точен, многое в реконструкции было домыслено. Зачастую Шлейхер даже не пытался доказывать свои утверждения, поэтому басня стала сразу объектом справедливой критики. Так, совершенно непонятно, почему Шлейхер решил, что праязык должен иметь простую фонетику и богатую морфологию. Почему при реконструкции системы вокализма нужно опираться на санскрит, а систему консонантизма брать греческую? Почему, несмотря на попытку различать праязык и санскрит, грамматика праязыка в основном древнеиндийская (аугмент, падежные окончания и т.п.). Шлейхера совсем не заботила проблема реконструкции индоевропейского синтаксиса, не обоснованным был порядок слов в предложении и т.п.

Очевидно, что реконструкция Шлейхера была далекой от идеала, но результат, безусловно, поражал воображение. И до Шлейхера языковеды говорили об общем источнике индогерманских языков, некоторые даже пытались объяснить происхождение слов древнего языка (например, Бопп), однако никто до Шлейхера не пытался воссоздать этот давно забытый язык, воплотить его в слова и звуки, как в плоть и кровь. Благодаря фантастическим реконструкциям Шлейхра зазвучал язык, даже память о существовании которого была давно стерта. Возмущенные смелым опытом Шлейхера, лингвисты без труда отыскивали явные ошибки и неточности в тексте басни, предлагая свой исправленный вариант, или вообще отрицали возможность реконструировать праязык как систему, а все подобные попытки объявляли мистификацией и лингвистическим шаманством, ничего общего не имеющим с подлинной наукой. Так, знаменитый французский компаративист XX века Антуан Мейе писал: «Путём сравнения невозможно восстановить исчезнувший язык…Индоевропейский язык восстановить нельзя» [5. С. 74]. Однако некоторые учёные пытаются восстанавливать отдельные фрагменты индоевропейских поэтических текстов: например, выражения, содержащие эпитеты, образные сравнения и т.п. Основоположник ностратической теории В. Иллич-Свитыч, доказывавший существование в Евразии 11 тыс. лет назад общего праязыка для индоевропейских, уральских, алтайских, афразийских и картвельских языков, в качестве эпиграфа к ностратическому словарю предложил реконструируемый им текст на ностратическом праязыке.

Келхэ ветей хакун кэлха Язык – это брод через реку времени,

Калан палха-ки на ветэ. Он ведет нас к жилищу ушедших,

Ся да а-ка ейа элэ, Но туда не сможет прийти тот,

Йа-ко пеле туба вете. Кто боится глубокой воды.

Со времен Шлейхера вопрос о праязыке остается самым дискуссионным и самым таинственным в компаративистике.

Далее в «Компендиуме» Шлейхер приводит описание различных древних индоевропейских языков в следующем порядке:

1. Праязык (Ursprache)

2. Древнеиндийский(санскрит) (Altindischen (Sanskrit))

3. Древнеиранский (Alteranischen)

4. Древнегреческий (Altgriechischen)

5. Древнеиталийский (латинский, умбрский и оскский) (Lateinischen, Umbrischen, Oskischen)

6. Древнекельтский (Altkeltischen)

7. Древнеславянский (древнеболгарский) (Altslawischen (Altbulgarischen))

8. Литовский (Litauischen)

9. Древнегерманский (готский) (Altdeutschen (Gotischen)).

Очевидно, что сравнительно-историческое исследование отдельных индоевропейских языков развивалось быстрыми темпами, за короткий срок появилось много серьезных работ, которые необходимо было учесть при написании обобщающего труда. Так при описании старославянского языка (здесь Шлейхер называет его древнеболгарским) опирается на свое собственное исследование о морфологии церковнославянского языка, на работы Франца Миклошича:

· "Сравнительная грамматика славянских языков" («Vergleichende Grammatik der slavischen Sprachen», I. Wien. 1852, II, III, 1856).

· "Корни старославя нского языка" («Die Wurzeln des Altslоvenischen». Wien. 1857).

· "Образование имен в старославянском языке" («Die Bildung der Nomina im Altslovenischen». Wien. 1858).

Ссылается он также на «Словарь церковно-славянского языка» А.Х.Востокова, вышедший в Санкт-Петербурге в 1858 году.

Любопытно отметить, что именно в этой работе Шлейхер впервые использует символ * ("звездочку") для обозначения гипотетически реконструированных форм, противопоставляя их реально засвидетельствованным в памятниках письменности формам. Например, на стр. 97 он объясняет происхождение слав. des-ęti < *des-inti-s, основываясь на сравнении с скр. daҫan, лат. decem, греч. δέκα. Или nošti< *nokti, что следует из лит. naktìs, гот. nahts, лат. nox.

Первый том «Компендиума» Шлейхера целиком посвящен фонетике перечисленных языков (сначала идут последовательно параграфы о системах вокализма, а затем – консонантизма), а второй том – морфологии, т.е. происхождению форм имен и глаголов в названных языках.

И как завершающий аккорд этой гигантской симфонии явилась «Индоевропейская хрестоматия» (вышла в 1869 году, уже после смерти автора) - сборник текстов на всех названных индоевропейских языках (в том числе и на праязыке). Именно для этой хрестоматии Шлейхер собирал литовский фольклор и написал знаменитую басню «Овца и кони».

По словам Б. Дельбрюка «Компендий Шлейхера завершает собой целый период в истории языкознания, в противоположность работам Боппа, открывавшим его… Бопп должен был доказывать основное тождество индогерманских языков, тогда как Шлейхер считал его уже доказанным; Бопп завоевывает, Шлейхер организует. Бопп главным образом обращал свое внимание на то, что принадлежит всем индогерманским языкам, Шлейхер же взял на себя задачу оттенить ярче отдельные индогерманские языки на общем фоне…Компендий…почти сплошь изложен в сжатом и однообразном тоне догматического утверждения» [3. С. 48]. Шлейхер не сомневался в истинности своей научной теории, поэтому разделы Компендиума были похожи на «параграфы свода законов». Шлейхер считал, что не только заложил фундамент научного здания, но и в значительной степени продвинул строительство этого здания, а последующие поколения ученых должны завершить начатое. По мнению компаративистов XX века, Шлейхер создал новую, завершенную парадигму сравнительно-исторического языкознания. «Завершенность парадигмы А. Шлейхера сказалась в том, что введенное понятие праязыка и методика его реконструкции позволили представить сравнительную грамматику индоевропейских языков как цепочку непрерывной эволюции исходного состояния вплоть до отдельных индоевропейских языков, а установление точных фонетических корреспонденций между отдельными языками обеспечивало надежность морфологического анализа» [6. С. 25].

Шлейхер умер в 1868 году от воспаления легких в расцвете своей научной деятельности, полный надежд на долгую и плодотворную работу. Как вспоминает один из его учеников А. Лескин, Шлейхер до конца жизни оставался приверженцем естественнонаучных представлений и методов. Простуженный Шлейхер, пытаясь запустить резервные силы организма, обливается холодной водой…

Оценивая свой вклад в развитие науки, своей главной заслугой Шлейхер считал включение языкознания в сферу естественных наук. Этот путь, по его мнению, должен был поставить глоттику в один ряд с такими науками, как биология, математика и др. Естественнонаучный метод должен был привести лингвистов к новым великим открытиям. Восстановить праязык – гипотетический конструкт, к которому можно было свести разнообразные индоевропейские языки, можно было лишь на основе фонетических законов – регулярных изменений звуков сравниваемых языков. Создатель знаменитой «теории волн» Иоганн Шмидт, который слушал лекции Шлейхера, вспоминал, что Шлейхер был первым, кто говорил о двух факторах, оказывающих влияние на изменение родственных языков: звуковые законы и перекрещивающиеся с ними аналогии. В этом смысле можно с уверенностью утверждать, что Август Шлейхер наметил путь, по которому стала развиваться компаративистики конца XIX века – поиск непреложных законов развития родственных языков и попытка ввести в компаративистику психологический фактор (понятие об аналогии).

Великий систематизатор и теоретик языкознания, Шлейхер стремился найти общие закономерности строения и развития разных языков мира, мечтал представить грандиозную картину последовательного формирования человеческих языков.

Литература

1. Schleicher A. Die Formenlere der kirchenslavischen Sprache, Bonn, 1852.

2. Schleicher A. Handbuch der Litauischen Sprache, Prag, 1856.

3. Дельбрюк Б. Введение в изучение языка. Из истории и методологии сравнительного языкознания. М. 2010.

4. Schleicher A. Compendium der vergleichenden Grammatik der indogermanischen Sprachen. B.I. Weimar, 1861.B.II. 1962.

5. Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. М. УРСС. 2007.

6. Макаев Э.А. Общая теория сравнительного языкознания. М. УРСС. 2004.


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру