25.11.2012

Русский язык в вопросах и ответах

Олимпиада по русскому языку в МГУ имени М. В. Ломоносова

Публикуемые материалы олимпиад прошлых лет (2001-2008) имеют значительный обучающий потенциал, так как задания, сгруппированные в соответствии с разделами школьного курса русского языка, сопровождаются подробными ответами и комментариями[1], а также списком литературы.

В указанный период олимпиада проводилась для старшеклассников, которым в первом туре предлагалось по 5 заданий. Материалы первого тура представлены в разделах «Фонетика, графика, орфография», «Лексика», «Морфемика и словообразование», «Морфология», «Синтаксис». По итогам первого тура примерно треть участников проходила во второй тур, в котором предлагалось одно задание, предполагающее развернутый ответ.

Материалы второго тура включают текст задания, развернутый ответ (без элементов стилизации) с комментарием, иногда – пример наиболее удачного ответа участника олимпиады. Они представлены под условными названиями «О словарях», «О разграничении и отождествлении языковых единиц», «О частях речи», «Об именах собственных», «О синонимии», «О русской орфографии».

Л.А.Жданова

О словарях

Задание 1.

Представьте, что издательство ищет автора, который бы написал раздел «Лексика» в «Словаре-справочнике по русскому языку для школьников». Каждый желающий принять участие в этой работе должен представить два текста: 1) список сгруппированных в тематические блоки лингвистических терминов, которым будут посвящены отдельные статьи в этом разделе словаря; 2) образец словарной статьи, содержащий описание одного из терминов. Если Вы действительно хотите стать автором словаря-справочника, то вам следует выбрать не самый простой для описания термин и написать о нем подробно, с тем чтобы издательство могло судить о степени вашего владения материалом.

Ответ. Так как словарь адресован школьникам, в него нужно включать не узкоспециальные, а общепонятные термины. Как следует из текста задания, «Словарь-справочник» разбит на разделы, в которых используется тематический принцип расположения материала[2]. Поэтому отобранные термины нужно сгруппировать в тематические блоки, а в некоторых случаях иерархически упорядочить их внутри этих блоков. В словарь должны войти термины, обозначающие разделы языкознания, объектом которых является лексика (лексикология, лексикография), их основные понятия (лексика, словарь, слово, лексическое значение слова), отношения между значениями и между словами (антонимия, синонимия, многозначность, омонимия), пласты лексики, выделяемые по разным основаниям (исконные слова и заимствования, устаревшие слова и неологизмы, нейтральная и стилистически окрашенная лексика, лексика общеупотребительная и лексика ограниченного употребления), устойчивые сочетания слов (фразеология). В словаре могут объясняться не только основные, но и частные термины. Если они упоминаются в тексте других словарных статьей, например посвященных более общим понятиям, нужно сделать ссылки. Так, в статье Многозначность можно сослаться на статьи Значение прямое и Значение переносное, в последней – на статьи Метафора и Метонимия, в статье Устаревшие слова – на статьи Историзмы и Архаизмы, в статье Лексика ограниченного употребления – на статьи Диалектизмы, Жаргонизмы, Специальная лексика, а в последней – на статьи Термины и Профессионализмы. Некоторые термины можно разъяснять внутри статьи, посвященной более общему понятию (например, термины старославянизмы, варваризмы, экзотизмы, интернационализмы, кальки могут быть объяснены в статье Заимствования), хотя вопрос о том, каким терминам посвящать отдельные статьи, а каким — нет, может решаться по-разному. Иногда по-разному может решаться и вопрос о том, какое слово сделать заголовочным, однако принятое решение должно распространяться на все однотипные случаи. Так, заголовочными могут быть термины синонимия, антонимия, омонимия, обозначающие отношения между языковыми единицами, но могут быть и термины синонимы, антонимы, омонимы, обозначающие единицы, находящиеся между собой в соответствующих отношениях.

Предложенный перечень терминов является примерным. Важен не столько объем (количество терминов), сколько внутренняя упорядоченность и логичность списка.

Из текста задания следует, что предполагается создание словаря энциклопедического типа, где должны объясняться лингвистические термины – слова, обозначающие научные понятия. Если, например, в толковых словарях объектом описания является слово (сообщается обо всех его значениях, грамматических характеристиках, об употреблении слова в речи и т. п.), то в словаре энциклопедического типа дается информация не о слове, а о понятии. Следовательно, в статьях такого словаря не должно быть нетерминологических значений заголовочных слов, информацию о произношении и грамматических характеристиках нужно свести к минимуму (давать только в тех случаях, когда возможны ошибки), примеры употребления заголовочного слова в речи приводить не надо.

Итак, в словарной статье должна быть информация о лингвистическом понятии, причем объем ее может быть достаточно велик (словари энциклопедического типа допускают это). Сначала нужно дать определение, при необходимости соотнести термин с более общими (родовыми), частными (видовыми) и со смежными понятиями. Если в статье используются другие термины, они должны разъясняться в ней же или путем ссылки на другую словарную статью. Если речь идет о лексических пластах, об отношениях между словами или значениями, об устойчивых сочетаниях слов, а также о более частных понятиях, нужно привести примеры единиц, относящихся к указанным пластам, находящихся в указанных отношениях и т. п., объяснить, в каких функциях такие единицы могут использоваться в речи, как они представлены в словарях.

Комментарий. Участник олимпиады должен был решить следующие задачи: 1) отобрать термины; 2) сгруппировать их в тематические блоки; 3) описать один из терминов. Решение каждой из этих задач вызвало у школьников ряд трудностей. Наиболее распространенными были следующие ошибки.

К сожалению, было много работ, где количество терминов наносило ущерб качеству списка. Некоторые участники, вероятно не обратив внимание на то, что в задании фигурирует раздел «Лексика», включали в свои списки термины, относящиеся к самым разным областям науки о языке. Иногда такие списки были очень велики и содержали, по-видимому, все лингвистические термины, которые человек смог вспомнить. Иногда какой-то отбор производился, но принципы его остались неясными (например, при общей ориентированности списка на тему «Лексика» не упоминались синонимы и антонимы, но присутствовали подлежащее и сказуемое). Многие списки отличались непоследовательностью (например, термин метафора был, а метонимия – отсутствовал).

Вторая задача (сгруппировать термины в тематические блоки) в большом количестве работ просто не была выполнена, то есть термины давались в произвольном порядке (не тематически и не по алфавиту). Заметим, что в задании не требовалось объяснять принципы разбиения, как это сделано в приведенном выше ответе. Нужно было просто дать списком слова, сгруппировав их определенным образом.

С написанием словарной статьи участники олимпиады справились более или менее успешно. Жанровые особенности подобного рода текстов в подавляющем большинстве работ присутствовали. В качестве недостатка нужно отметить то, что у многих участников статьи получились очень короткими, содержащими минимум информации (хотя в задании требовалось написать о выбранном термине подробно). Если же статья была достаточно большой, то и здесь зачастую проявлялось неумение упорядочить материал, изложить его последовательно.

Задание 2.

Существует много словарей русского языка, в каждом из которых слово рассматривается лишь в определенном аспекте или в нескольких аспектах. Вообразите, что объявлен конкурс на создание универсального словаря, в котором слова рассматривались бы со всех возможных точек зрения. Начать решено с описания существительных. Чтобы принять участие в конкурсе, в конкурсную комиссию необходимо представить два текста: 1) описание структуры словарной статьи с указанием информации, которая будет в нее включена, и возможных источников этой информации; 2) образец словарной статьи любого существительного.

Ответ. Универсальный словарь, как следует из его названия и как ясно из формулировки задания, должен включать в себя максимум информации, касающейся каждого конкретного слова. Такого рода информация о подавляющем большинстве слов русского языка уже содержится в разнотипных словарях, и именно они в первую очередь могут служить ее источником.

Каждая словарная статья начинается с указания заголовочного слова — выбранного существительного. Целесообразно обозначить в нем ударение и отметить особенности произношения (если они есть), например записав транскрипцию или ее фрагмент, отражающий произношение того места в слове, которое вызывает ошибки. Информация о произношении приводится обычно в орфоэпических словарях.

За основу словарной статьи целесообразно взять статью толкового словаря по следующим двум причинам: во-первых, главной отличительной чертой любого слова является его лексическое значение, и именно толковые словари ориентированы на его фиксацию; во-вторых, именно толковые словари обычно фиксируют и некоторые другие особенности слов, как грамматические (частеречную принадлежность, постоянные грамматические признаки), так и словообразовательные (в словарной статье приводятся некоторые производные слова). Известно, что лексическое значение часто определяет другие признаки слова; например, у существительных, называющих предметы, обычно нет синонимов и практически никогда нет антонимов; отвлеченные существительные (названия действий и признаков), как правило, не изменяются по числам и т. п.

Если выбранное для описания слово многозначно, то при написании словарной статьи необходимо зафиксировать все его лексические значения, начав с прямого. В универсальном словаре желательно также указать, каким образом связаны между собой эти значения (метафорически или метонимически).

Слово в толковых словарях снабжается также и разного рода пометами, указывающими на стилистическую характеристику слова (книжное, высокое, официальное, разговорное и т. п.), на его употребление определенной группой лиц (областное, специальное, жаргонное), на историческую перспективу (устаревшее, новое; неологизмы фиксируются в специальных словарях новых слов). Такие пометы, естественно, должны быть представлены и в универсальном словаре.

Безусловно, в создаваемый словарь необходимо включить морфологическую информацию. Должны быть указаны родовая характеристика и изменяемость / неизменяемость по числам (такие сведения содержатся и в традиционных толковых словарях). Кроме этого, следует указать тип склонения. Если у слова есть особенности формообразования (например, изменения в основе при склонении (дочь — дочери) или нетипичное окончание (яблоко — яблоки при обычном для слов среднего рода окончании ‑а (-я)) либо вариативность окончаний (выпить чая / чаю)), это также целесообразно указать. Подобная информация в наиболее полном виде содержится в грамматическом словаре или — в сокращенном — в орфоэпическом.

При этом нужно помнить о том, что разные значения одного и того же многозначного слова могут обладать разными признаками, в том числе грамматическими. Так, слово звезда в значении ‘небесное тело’ является неодушевленным (увидеть звезды на небе), а в значении ‘знаменитость’ — одушевленным (пригласить звезд кино на фестиваль); земля в значении ‘суша’ не изменяется по числам (С корабля наконец заметили землю (но не *земли)), а в значении ‘территория, находящаяся в чьем-либо владении’ — изменяется (ср.: помещичья земляпомещичьи земли). Иногда даже произношение слова зависит от того, в каком значении оно употреблено; ср.: серде[ч’н]ые капли и серде[шн]ый друг. Строго говоря, теми или иными признаками обладает не слово как совокупность значений, а слово, использованное в определенном значении. Однако довольно часто у всех значений одного слова морфологические и прочие признаки совпадают. Такую, общую для всех значений, информацию разумно давать при слове в целом, а если по какому-то признаку значения слова различаются, то указывать соответствующий признак при каждом значении.

В словарную статью можно включить и информацию о морфемной структуре слова, то есть о его составе (такие сведения фиксируются в словаре морфем), а также о его месте в словообразовательной системе языка, прежде всего о его производности, а также о том, какие слова могут быть от него образованы (источник — словообразовательный словарь).

Так как словообразовательные связи данного слова — это информация о месте описываемого слова в лексической системе языка, то целесообразно включить в статью и сведения о других системных отношениях описываемой единицы, а именно указать синонимы и антонимы, если они есть, а также по возможности охарактеризовать различия в значении заголовочного слова и его синонимов и тип противопоставления в антонимической паре. Источником могут послужить многочисленные словари синонимов и антонимов русского языка. Что касается омонимов, то их также можно указать, однако следует иметь в виду, что в словарях омонимы принято снабжать специальными индексами (обычно — верхним индексом после слова) и располагать один за другим, а значит, информация об омонимах уже будет содержаться в словарной статье, хотя и не в явном виде.

Синтаксическую информацию, то есть сведения о том, чем именно в предложении может быть описываемое слово, целесообразно давать только в том случае, если слово обладает некоторыми особенностями. Бессмысленно писать в словаре про каждое существительное, что оно может быть подлежащим, частью сказуемого, дополнением, определением, обстоятельством, и приводить примеры, поскольку такая информация содержится в любой грамматике. Однако, например, во вводной функции выступает не каждое существительное, поэтому о наличии у анализируемого слова такой способности разумно сообщить. Информация этого типа никакими специальными словарями не фиксируется, но частично содержится в толковых словарях.

Универсальные словарь не может не сообщать и информации о фразеологических единицах и пословицах, поговорках, крылатых выражениях, в состав которых входит описываемое слово. Источником таких сведений может быть и толковый словарь, но, конечно, гораздо более полно они представлены во фразеологических словарях, словарях крылатых слов, пословиц и поговорок.

Каждое слово можно охарактеризовать и с точки зрения его происхождения (этимологии). Источник такой информации — этимологические словари и словари иностранных слов.

Кроме того, в хорошем словаре обязательно должны быть примеры, иллюстрирующие использование разных значений слова, которые могут быть взяты из художественной литературы и текстов других типов.

Все перечисленные сведения необходимо разумным образом расположить, например, в том порядке, в каком они перечислены выше, или в каком-нибудь другом.

Создавая словарную статью для выбранного слова, во-первых, нужно располагать информацию в соответствии с принятым порядком и, во-вторых, необходимо помнить о жанровых особенностях текстов этого типа (в них отсутствуют рассуждения, все сведения оформляются как констатация факта, а не как мнение, используются сокращения и т. п.).

Комментарий. От выполнявших задание требовалось понимание того, что лексическое значение — это главная характеристика слова и что в словаре должны быть приведены все без исключения значения (если их несколько), а не «основные» или «главные», как было сказано в некоторых работах.

Хотелось бы также, чтобы авторы работ различали ту информацию о слове, которую разумно включить в словарную статью, и ту, место которой — в грамматике. Словарь должен фиксировать индивидуальные свойства слов, а сведения, касающиеся любого существительного или вообще любого слова, излагаются в описаниях других типов. К такой «несловарной» информации относятся, например, перечень синтаксических функций, в которых может выступать любое существительное, полный список форм слова с указанием всех окончаний, если эти окончания абсолютно стандартны для данного типа склонения, свойства звуков, которые произносятся в данном слове.

Жанр словарной статьи — особый научный жанр. Хотя в словарную статью и включаются многие сведения, знакомые учащимся по различным видам разбора, тем не менее сама такая статья — это не экзаменационный разбор. Между тем попадались и работы, где для выбранного слова просто выполнялись все виды разбора.

От выполнявших это задание требовалось также знакомство с существующими словарями русского языка, при этом желательно было перечислить не только их типы (словарь синонимов, толковый словарь и т. п.), но и конкретные словари (толковый «Словарь русского языка» С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой, «Толковый словарь живого великорусского языка» В. И. Даля, «Словарь синонимов русского языка» З. Е. Александровой и т. п.). К сожалению, во многих работах не назывался ни один конкретный словарь, а в некоторых — назывались несуществующие.

Для хорошего ответа необходимо было знать, не только какие словари существуют, но и как выглядят словарные статьи в словарях разных типов, что позволило бы, в частности, решить, на статьи какого именно из словарей лучше всего опереться при составлении универсального словаря. Как уже говорилось, наиболее подходящей основой может быть толковый словарь. В этом можно убедиться, если прочитать, например, «Сведения, необходимые для пользующихся словарем» и иные вводные материалы в «Словаре русского языка» С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой, где говорится о том, какого рода информация и в каком виде помещена в этот очень известный толковый словарь.

Авторы многих работ предлагали включать в словарную статью перевод слова на английский, французский, немецкий и другие иностранные языки, что, вообще говоря, разумно, но такого рода информация выходит за рамки словаря русского языка, при том что в задании предлагалось разрабатывать именно универсальный одноязычный словарь.

Задание 3.

Вообразите, что объявлены конкурсы на создание двух разных словарей: энциклопедического словаря и толкового словаря русского языка. Вы хотите принять участие в обоих проектах. Для этого Вам нужно представить в конкурсную комиссию следующие тексты: а) для каждого из словарей: описание принципов отбора и расположения заглавных слов, описание структуры словарной статьи с указанием информации, которая будет в нее включена, и возможных источников этой информации; б) по одному образцу словарных статей каждого словаря (на примере одного и того же слова). В конце работы перечислите различия между словарями.

Ответ.

а) Энциклопедический словарь (далее - ЭС) создается для того, чтобы предоставить читателю научную информацию о предметах и явлениях окружающей действительности, исторически значимых личностях, событиях, научных понятиях и т.д. Основная часть ЭС состоит из статей, которые имеют названия, иногда совпадающие с заглавными словами статей толкового словаря (далее - ТС). Но и в этом случае в статьях ЭС содержатся сведения не о словах – названиях статей, а об обозначаемых ими объектах, явлениях, понятиях. В отличие от ТС, в качестве названия статьи в ЭС могут использоваться неначальные формы слов (ВОРОБЬИ, СОКИ), словосочетания (БЕСКОНЕЧНАЯ ДЕСЯТИЧНАЯ ДРОБЬ, НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА), здесь широко представлены имена собственные (МОСКВА, ЖУКОВ, «ВРЕМЯ»). Чаще всего заголовками статей ЭС являются существительные или словосочетания с существительными. При этом многие слова языка не могут быть названиями статей ЭС: слова некоторых частей речи (предлоги, союзы, частицы, числительные, местоимения), оценочная лексика и т.д.

В качестве заглавных слов должны быть представлены названия географических и астрономических объектов, исторически значимых личностей и событий, разных видов объектов живой и неживой природы (в терминах существующих научных классификаций), научных понятий.

Энциклопедический словарь отражает научную картину мира, то есть основные научные представления об окружающей человека действительности. Объем накопленных наукой знаний о мире огромен, поэтому составители словаря вынуждены произвести отбор тех понятий и явлений, которые будут описываться в данном издании, а также определить степень подробности, «глубину» описания.

Прежде чем приступить к отбору названий статей (заглавных слов), следует выяснить некоторые исходные данные. Во-первых, будет ли словарь отражать весь спектр знаний о мире или сфокусируется на какой-либо одной отрасли науки (например, как «Лингвистический энциклопедический словарь», «Философский энциклопедический словарь», «Исторический энциклопедический словарь» и т.д.). Так как в тексте задания особых указаний на этот счет нет, будем считать, что создается общий ЭС, который должен дать сведения о действительности с позиции всех отраслей научного знания.

Во-вторых, нужно выяснить, кто является адресатом издания: широкий круг пользователей или какая-то ограниченная по определенному признаку группа людей, например школьники. Допустим, что в нашем случае речь идет о широком круге пользователей.

В-третьих, нужно понять, каков предполагаемый объем словаря. Например, «Энциклопедический словарь» братьев Гранат насчитывает 58 томов, в «Большой советской энциклопедии» 65 томов, однотомный «Советский энциклопедический словарь» 1990 года издания насчитывает 1632 страницы мелким шрифтом и содержит около 80 тысяч статей со сжатой информацией по всем областям знаний, двухтомный «Российский энциклопедический словарь» также представляет информацию в предельно кратком виде. Если организаторы проекта предполагают существенно меньший объем, это отразится и на количестве словарных статей. Предположим, что наш словарь однотомный.

В любом случае (независимо от объема и количества статей) все основные отрасли знания должны быть представлены в словаре общего типа равномерно. Речь идет не о «квотах» на количество словарных статей, а о степени «погружения» в ту или иную науку. Не должно получиться так, что по одной дисциплине представлены только общеизвестные термины, а по другой – еще и узкоспециальные.

Заглавные слова традиционно располагаются в энциклопедическом словаре в алфавитном порядке.

Словарная статья в ЭС начинается названием статьи. В слове или словах, его составляющих, проставлен знак ударения, иногда после заглавного приводятся другие названия (точные синонимы), после заимствованных терминов дается краткая этимологическая справка. В статьях о зарубежных деятелях, изданиях и т.п. иногда приводится оригинальное написание (латиницей). Это все элементы лингвистической информации в ЭС.

Объяснительная часть статьи ЭС состоит из описания предмета или события, объяснения терминов. В биографических статьях указываются годы жизни, основные достижения человека, в статьях о географических объектах - местоположение, площадь, население, характеризуется климат и пр. Содержание статьи зависит от того, что описывается, но общим является то, что сведения должны быть научными, достоверными, точными, даваться в сжатом виде. В ЭС широко используются иллюстрации (рисунки, таблицы, карты, схемы).

Заметим, что в ЭС не приводятся значения слов, так как описываются не слова, а то, что они называют. Если какой-нибудь термин или название предмета используется в разных областях, указываются сферы его применения.

Для экономии места в ЭС используется система ссылок и сокращений слов.

В нашем случае информация в каждой словарной статье дается в предельно сжатом, кратком виде, сообщаются лишь основные сведения о понятии или явлении.

Информация для словарных статей черпается из авторитетных научных источников, которые в ряде словарей указываются в конце статьи. Используются уже существующие справочные материалы (в частности, энциклопедии), материалы научных исследований, статистические данные. В качестве авторов словарных статей обычно приглашаются признанные специалисты в соответствующих областях знания.

Толковый словарь, как и энциклопедический, состоит из словарных статей, каждая из которых начинается заглавным словом, но предоставляет читателю информацию не об объекте действительности, а о самом слове как единице языка. Словарная статья ТС дает разнообразные характеристики заглавного слова: сведения о произношении, морфологических, синтаксических, стилистических характеристиках слова, содержит примеры словоупотребления, фразеологизмы, в состав которых входит слово. Однако основной ее задачей является толкование лексических значений слова. Если слово многозначно, все его значения должны быть истолкованы. Естественно, в толковый словарь включаются слова всех частей речи, но в нем отсутствуют имена собственные, так как они не имеют значения, понятийного содержания, то есть того, что, собственно толкуется в ТС.

В толковом словаре могут содержаться элементы энциклопедической информации, обычно в рамках описательного (его еще называют энциклопедическим) способа толкования, при толковании терминов. Принципиальной разницей между толкованиями в ЭС и ТС является установка первого на изложение научных знаний о мире и установка второго на обыденное сознание носителей языка. В ТС фиксируются лишь существенные для носителей языка признаки предмета или явления, зачастую в ущерб точности и полноте информации. Сравним толкования в словарях, которые ориентированы на широкую аудиторию, являются краткими, общими по охвату материала:

«Советский энциклопедический словарь». М., 1990, с.1250

СÓЙКА — птица сем. вороновых. Дл. ок. 34 см. Обитает в лесах Евразии и Сев.-Зап. Африки. Делая на зиму запасы желудей, способствует расселению дуба. Иногда разоряет гнезда мелких птиц.

Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1990.

СÓЙКА, -и, ж. Пестрая лесная птица сем. вороновых.

Можно заметить, что энциклопедическое описание отличается точностью и сообщает информацию, которая дополняет наши знания о птице, но не входит в необходимый минимум знаний, который должен иметь средний носитель языка об этой птице. Именно на представления среднего «коллективного» носителя языка в основном ориентированы описательные толкования в ТС. Как сказано во вступительной части «Словаря русского языка» С.И.Ожегова, «в словаре раскрывается значение слова в кратком определении, достаточном для понимания самого слова и его употребления…от словаря нельзя требовать сведений для всестороннего знакомства с самим называемым предметом» (М, 1990, с.16).

При решении вопроса о составе словника (то есть совокупности всех заглавных, толкуемых слов словаря) важно определиться по нескольким позициям.

Словари различаются по составу и количеству включаемых слов. Так, словарь может охватывать всю общенародного языка (в том числе лексику диалектов, жаргонов, просторечия и т.д.) Таков, например, «Толковый словарь живого великорусского языка» В. И. Даля. Словарь может фиксировать какие-либо отдельные пласты лексики (словари терминов, иностранных слов, жаргонной лексики) . Словари, включающие лексику национального (общенародного) языка . или отдельные ее пласты, не входящие в литературный язык (например, «Словарь русских народных говоров», «Словарь русского арго» и др.), являются ненормативными. Нормативные же словари устанавливают границы литературного языка, в частности литературной лексики.. В нормативные словари включается лексика литературного языка и некоторые слова, находящиеся вне его. Последние снабжены специальными пометами (областное, просторечное, жаргонное и пр.). Нормативными являются, например, «Словарь русского языка» под ред. Д. И. Ушакова, «Словарь русского языка» С.И.Ожегова. Допустим, мы создаем нормативный словарь.

Необходимо определить, как и в случае с ЭС, предполагаемый объем словаря и его адресата. Предположим, мы создаем однотомный (краткий, малый) словарь, рассчитанный на широкий круг пользователей - носителей языка. Такой словарь включает общеупотребительную лексику, в нем практически нет специальных слов, просторечных, устаревших, вышедших из употребления слов.

(Для справки: в первом издании словаря С.И.Ожегова было 57 тыс. слов, в последних – около 80 тыс. слов).

Расположение заглавных слов в словаре. Самым распространенным является алфавитный способ расположения слов. (этот принцип представлен, например, в «Словаре русского языка» под ред. Д. И. Ушакова). Словарь может быть организован по алфавитно-гнездовому принципу, когда в одной словарной статье толкуется не слово, а все словообразовательное гнездо («Толковый словарь живого великорусского языка» В. И. Даля). «Словарь русского языка» С. И. Ожегова построен по полугнездовому принципу (для экономии места, но не в ущерб удобству неискушенного в словообразовании читателя): в одну словарную статью помещаются только те производные слова, значение которых легко выводится с учетом производящего слова и словообразовательного средства (слово стирка рассматривается в словарной статье СТИРАТЬ, внеплановость — в статье ВНЕПЛАНОВЫЙ, курьерша — в статье КУРЬЕР, солдатик – в статье СОЛДАМ).Словари, построенные по алфавитному и алфавитно-гнездовому принципам, толкуют значение слова в направлении «от слова к понятию». Есть словари, где значение раскрывается в обратном порядке («от понятия к слову»): слова в них группируются вокруг некоторого понятия (например, словарь «Лексическая основа русского языка», составленный П. Н. Денисовым, В. В. Морковкиным).

Допустим, что в нашем словаре принят алфавитный способ расположения слов.

Словарная статья начинается заглавным словом с проставленным ударением. Изменяемые слова приводятся в начальной форме. Устройство описательной (объяснительной) части словарной статьи в разных словарях может несколько отличаться (поэтому прежде чем пользоваться словарем, нужно ознакомиться с вводной статьей, которая помещается в начале словаря). Кратко остановимся на той информации, которая является обязательной и представлена практически во всех толковых словарях. В необходимых случаях указываются особенности произношения. В особой зоне (обычно перед толкованием значения) дается краткая грамматическая информация о слове (ее объем и способ подачи может быть разным в разных словарях). Например, в «Словаре русского языка» С.И.Ожегова для существительных обычно указывается окончание формы Р.п. ед.ч., а также род, в некоторых случаях – окончания мн.ч.; несклоняемые существительные даются с пометой нескл. Частеречная принадлежность слов обозначается непосредственно пометами или понятна из имеющейся грамматической информации.

После грамматической информации в случае необходимости следуют стилистические пометы.

Если разные значения слова имеют разные грамматические или стилистические характеристики, они указываются после номера значения перед его толкованием.

Основную часть словарной статьи составляет, конечно, толкование значений слова. Оно в традиционных ТС осуществляется разными способами: описательным (дается описание существенных признаков предмета, явления), синонимическим (значение слова объясняется с помощью под­бора синонимов), отсылочным (производные слова описываются путем отсылки к производящему с учетом значения словообразовательного средства). Разные значения одного слова могут толковаться разными способами, которые могут сочетаться и в толковании одного значения. После толкования следует пример употребления слова в данном значении в речи. Пример придумывается авторами словаря (обычно для краткости) или берется из литературных источников или средств массовой информации. После толкований значений обычно следует специальный раздел словарной статьи, отделенный специальным значком и посвященный фразеологизмам, в состав которых входит слово.

В некоторых толковых словарях дополнительно указываются сведения о сочетаемости слова, приводятся синонимы, антонимы, указывается происхождение, первая письменная фиксация слова и другая дополнительная информация. В кратких словарях она, как правило, отсутствует.

Информацию составители словаря берут из разных источников. Учитывается опыт уже существующих словарей (не только толковых, но и этимологических, фразеологических и других аспектных и специальных), изучаются картотеки, фиксирующие словоупотребления прошлых лет, и базы данных современных словоупотреблений (в том числе в средствах массовой информации). Используются словари новых слов. В качестве теоретической базы используется научная лингвистическая литература.

б) Примеры словарных статей приводятся по «Советскому энциклопедическому словарю» М., 1990 и по «Словарю русского языка С.И.Ожегова», М., 1990.

«Советский энциклопедический словарь». М., 1990, с.650.

КÓШКИ, род млекопитающих сем. кошачьих. Дл. тела 46-97 см., хвоста 15-91 см. 30 видов: рысь, манул, Хаус, каракал, дикая кошка, оцелот, пума и др.; распространены широко. В СССР 7 видов. От ливийского подвида дикой К. произошли, по-видимому, все породы домашних К. Промысловое значение невелико. Ряд видов – объект спорт. Охоты.

Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1990, с.302..

КÓШКА, - и, ж. 1. Небольшое млекопитающее сем. кошачьих. Дикая к. Домашняя к. Глаза как у кошки у кого-н. (зорко видит в темноте. 2. Домашний вид такого животного. К. мурлычет у огня. Сибирская к. К. умывается лапой (примета: будут гости). Живуч как к. кто-н. (о том, в ком много жизненных сил, кто способен уцелеть в бедах, в болезнях; разг.). Ночью все кошки серы (посл.). Черная к. пробежала между кем-н. (перен.: поссорились; разг.; по старой примете о том, что черная кошка, перебежавшая дорогу, приносит беду). Знает к. чье мясо съела (посл о том, кто виноват и знает свою вину). Как к. с собакой живут (постоянно ссорятся; разг.). Кошке под хвост (перен.: о чем-н. , что истрачено зря, бесполезно; о деле, усилиях, которые пошли насмарку; прост.). 3. мн. Род железных шипов (или иных приспособлений), надеваемых на обувь для лазания на столбы, по отвесным склонам. 4. Небольшой якорь (спец.). 5. мн. В старину: ременная плеть с несколькими хвостами. <> Кошки скребут на сердце (на душе) у кого (разг.) – о состоянии тревоги, беспокойства.// уменьш. кошечка, -и, ж. (ко 2 знач.).// прил. кошачий, -ья, ье (к 1 и 2 знач.; устар.). Кошачья шерсть, кошачьи повадки.

Комментарий.

Задание, по мысли его авторов, должно было выявить степень знакомства участников олимпиады с реальными энциклопедическими и толковыми словарями, а не стимулировать школьников к придумыванию «нового слова» в области лексикографии. Все участники это поняли. Многие, однако, не обратили внимание на то, что надо было создать связные тексты, и ограничились таблицей с колонками «энциклопедический словарь» и «толковый словарь», которая скорее может считаться ответом на самую последнюю (сопоставительную) часть задания. В нашем ответе мы не стали еще раз перечислять отличия между словарями разных типов, так как на них специально обращалось внимание в основном тексте.

Ответы показали, что школьники знакомы с толковыми словарями лучше, чем с энциклопедическими. Многие переносили на ЭС свои представления об устройстве ТС. Во многих работах говорилось о том, что в энциклопедическом словаре толкуются значения слов (в примерах статей они нумеровались), но более полно и подробно, нежели в толковом: «Первым должно быть основное значение слова и вся информация о нем, далее второе значение и т.д.», ЭС «дает наиболее распространенное, краткое толкование слова». Некоторые считали, что в ЭС « указаны все слова языка».

Некоторые отмечали, что в ЭС заглавные слова должны разделяться по тематике, а внутри рубрик располагаться по алфавиту, указывали, что ЭС «углубляется в детали». Многие справедливо отмечали, что в ЭС есть имена собственные, которые отсутствуют в ТС.

По умолчанию все участники, по всей видимости, писали о кратких общих словарях, адресованных широкому кругу пользователей. Очевидно, что при описании толкового словаря школьники ориентировались на «Словарь русского языка» С.И.Ожегова.

Приведем в качестве примера лучший олимпиадный ответ, набравший 22 балла из 25 возможных (максимум 5 баллов за грамотность, по 10 баллов за описание каждого из словарей). Автор – московская десятиклассница Светлана Малютина.

Энциклопедический словарь

Цель словаря – предоставить информацию о явлениях или персоналиях, упоминание которых современный человек может встретить в средствах массовой информации, в художественной и учебной литературе, в речи других людей.

Включенные в словарь слова модно разделить на две категории. Первая – это термины из самых разных областей знаний: точных, естественных и гуманитарных наук. Вторая категория – это имена собственные. Среди них есть имена выдающихся людей (ученых, писателей, исторических деятелей и т.д.), географические названия, названия каких-либо исторических документов, изданий и т.д.

Расположены словарные статьи в алфавитном порядке. В статьи включена информация о предмете, называемом заглавным словом: определение термина, краткая информация о деятельности человека. В некоторых случаях присутствуют иллюстрации (изображения предмета, портреты, схемы, географические карты). Источниками предоставляемой в словарных статьях информации послужили учебная и справочная литература, (учебники, энциклопедии, справочники), средства массовой информации, ранние издания энциклопедических словарей.

Толковый словарь.

В словаре представлены слова современного русского литературного языка. Включены лишь общеупотребительные слова. Устаревшая лексика представлена лишь в том случае, если она часто употребляется в художественной литературе; неологизмы – при их активном использовании в средствах массовой информации. Не представлены слова, находящиеся вне литературного языка: диалектные слова, термины, профессионализмы, жаргонизмы (с немногими исключениями). Словарные статьи расположены в алфавитном порядке. Однокоренные слова включены в одну словарную статью, причем заглавным является то слово, от которого образованы остальные в данной группе. В статью включены фразеологизмы, в состав которых входит заглавное слово.

В словарной статье объяснено лексическое значение заглавного слова, приведены примеры его использования (словосочетания или предложения). В слове проставлено ударение, в некоторых случаях указаны особенности произношения (транскрипция части слова произношение которой нельзя однозначно определить по написанию, например, в некоторых заимствованных словах). Есть пометы, характеризующие слово с точки зрения современности («уст.» для архаизмов и историзмов, «новое» для неологизмов) или сферы употребления (для включенных в словарь терминов указана область, в которой они используются: например, «лингв.», «биол.»), «муз.»).

Есть грамматические пометы. .Для существительных указываются формы единственного числа Р.п.и множественного числа, для прилагательных – краткая форма и т.д. в большинстве случаев указана не форма слова целиком, а лишь флексии. Указано «неизм.» для неизменяемых слов.

Источником информации для данного словаря послужила художественная литература, средства массовой информации, другие словари.

Образцы словарных статей.

Кошка Животное семейства Кошачьи. Небольших размеров, покрыто шерстью, обладает остроконечными ушами и длинным хвостом. Впервые было одомашнено в Древнем Египте. Сейчас распространено как домашнее животное почти на всех континентах.

Кошка –и, -и. Небольшое домашнее животное семейства кошачьих. Сибирская кошка. Бездомная кошка. Кошачий.

Различия между словарями.

Толковый словарь предоставляет информацию о слове (о его лексическом значении, формах слова, сфере употребления), а энциклопедический – о предмете, обозначаемом словом (в словарной статье может быть приведено больше информации о предмете).

В толковый словарь включаются в основном общеупотребительные слова, относящиеся к литературному языку, там представлены лишь нарицательные существительные, много слов других частей речи. В энциклопедических словарях представлены в основном имена существительные, среди которых есть имена собственные, необщеупотребительные слова. То есть толковый и энциклопедический словари отличаются и по своему назначению, и по пластам лексики, входящей в словник.

Рекомендованная литература

Жданова Л.А.Лексикология и лексикография // www.portal-slovo.ru

Багрянцева В. А. и др. Русский язык: Учебное пособие для старших классов школ гуманитарного профиля. М., МГУ, 2004

Шимчук Э.Г. Русская лексикография. М, «Академия», 2009 (или другое издание).


Л.А.Жданова

О разграничении и отождествлении языковых единиц

Задание 1.

Представьте, что Вы автор пособия по русскому языку и пишете параграф, объясняющий, как согласно сложившейся традиции следует отличать разные языковые единицы (морфемы или слова) от вариантов (форм) одной единицы (морфемы или слова). Используйте материал данного ниже текста.

А) Традиционно считается, что в словах коснуться и касаться один и тот же корень, хотя пишется он в этих словах по-разному, при этом в словах коснуться и коса – разные корни, хотя пишутся они одинаково. Аналогичные случаи широко представлены не только в корнях слов, но и среди всех остальных морфем. Так, считается, что в словах раскладывать, россыпь, размазня, розыск одна приставка, а не разные, несмотря на внешние различия, что в словах поющий и живущий – один и тот же суффикс, а в слове злющий – другой суффикс. В словах большая и синяя – одно и то же окончание, а в словоформах большой (дом), большой (победы), к большой (победе), большой (победой), (о) большой (победе) – разные.

Проанализируйте приведенные примеры (можете добавить свои) и сформулируйте принципы, на основании которых мы, следуя традиции, разграничиваем морфемы (то есть считаем их разными) и отождествляем морфемы (то есть считаем одной и той же морфемой).

Учтите, что окончания словоформ в словосочетании большой победой традиционно считаются разными, а в большой столовой – одинаковыми.

Б) Все знают, что коса, косы, косу, косой, косе и т.д. считаются формами одного слова, несмотря на несовпадающее звучание и написание, а косить косой и косой взгляд – разными формами разных слов, коса (песчаная), коса (русая) и коса (острая) – разными словами (омонимами), несмотря на одинаковое звучание и написание. Ребенок и дети считаются формами одного слова (как и человек люди), хотя в звучании и написании не имеют ничего общего, а ребенок – ребята – разными словами, хотя внешне похожи.

Учтите, что слова бегемот и гиппопотам, лингвистика и языкознание считаются разными словами, хотя обозначают одно и то же.

Некоторые слова имеют варианты, не разрушающие тождества слова (то есть варианты представляют собой одно и то же слово). Варианты могут быть орфоэпическими (твОрог и творОг), орфографическими (фортепиано и фортепьяно, тоннель и туннель), словообразовательными (ананасный и ананасовый), лексико-семантическими (разные значения слова). Учтите, что замОк и зАмок – разные слова.

Проанализируйте приведенные примеры (можете добавить свои) и сформулируйте принципы, на основании которых мы, следуя традиции, считаем одни единицы разными словами, а другие – формами или вариантами (в том числе разными значениями) одного и того же слова.

Ответ.

В данном задании нужно было попытаться выявить принципы, лежащие в основе традиционного выделения и отождествления слов и морфем. Проще говоря, речь идет о том, что мы считаем одной и той же единицей (словом или морфемой), а что – разными.

Прежде чем перейти непосредственно к ответу, прокомментируем некоторые термины. Термин форма в языкознании используется в нескольких значениях, два из которых очень употребительны. Во-первых, формой называют «видоизменение, разновидность, одну из ипостасей некоторой сущности»[3]. Чаще всего мы используем термин форма в этом значении применительно к грамматическим разновидностям слова. Для обозначения других разновидностей какой-либо одной языковой единицы используется также термин вариант (о нем было сказано в тексте задания).

Термин форма имеет и еще одно значение – «внешняя, наблюдаемая, связанная со слуховым (или зрительным) восприятием сторона языка…. В этом смысле форма противопоставляется содержанию, семантике, смысловой стороне языка».[4] То есть формой слова или морфемы можно назвать его (ее) материальную сторону (звучание, написание), противопоставленную значению (смыслу, содержанию).

Итак, задание предполагает рассуждения о том, на каком основании мы отличаем разные единицы - слова и морфемы - от разновидностей одной единицы и можно ли делать это по-другому.

И морфемы, и слова – двусторонние единицы, то есть имеют две стороны: форму (материальное выражение - последовательность звуков или букв) и закрепленное за ней содержание (значение). На первый взгляд, одной единицей следует считать одну и ту же звуко-буквенную последовательность, за которой закреплено одно значение. Однако в тексте задания на примерах было показано, что часто мы считаем одной единицей разные последовательности звуков и букв, а иногда считаем разными единицами внешне совпадающие звуко-буквенные последовательности. Таким образом, допускаются различия как в форме (внешнем виде), так и в содержании. Возникает вопрос: до какой степени могут доходить эти различия, чтобы не нарушить тождества единицы.

Рассмотрим примеры.

А. Морфемы. В словах коснуться и касаться один и тот же корень, хотя пишется он в них по-разному, потому что есть совпадение значения и частичное совпадение внешнего вида (формы). В слова раскладывать, россыпь, размазня, розыск, как сказано в задании, одна приставка, потому что у нее одно значение и частичное совпадение внешнего вида.[5]

В словах коснуться и коса – разные корни, хотя пишутся одинаково, потому что значения корней не имеют между собой ничего общего. В словах поющий и живущий – один и тот же формообразующий суффикс со значением причастия действительного залога настоящего времени ущ. (Различия в его написании связаны с особенностями буквы ю, которая обозначает звук [у] и мягкость предшествующего согласного или [у] и предшествующий [j].) В слове злющий – словообразовательный суффикс, тоже представленный графическими вариантами ущ / ющ, но это другой суффикс, потому что он обладает совершенно другим значением: ‘высокая степень проявления признака’ (большущий, вкуснющий).

Логика рассуждений применительно к окончаниям точно такая же. Окончания – тоже двусторонние единицы, и выражают они грамматические значения – обобщенные значения, характеризующие слово или словоформу как элемент определенного класса и обязательные для всех форм данного класса.

В словах большая и синяя – одно и то же окончание, потому что оно выражает одно и то же грамматическое значение (ж.р., ед.ч., И.п.), при этом представлено в словах одного грамматического класса – прилагательных. Различия в написании (-ая и -яя) связаны с тем, что буква я после согласных обозначает мягкость согласного и звук [а]. В словоформах большой (дом), большой (победы), к большой (победе), большой (победой), (о) большой (победе) окончания разные, так как при внешнем, формальном совпадении они выражают разные грамматические значения (большой (дом) – м.р., ед.ч., И.п., большой (победы) – ж.р., ед.ч., Р.п., к большой (победе) – ж.р., ед.ч , Д.п. , большой (победой) - ж.р., ед.ч., Т.п., (о) большой (победе) ж.р., ед.ч., П.п.).

Попытаемся сформулировать принципы, на основании которых мы, следуя традиции, разграничиваем и отождествляем морфемы. При решении вопроса о тождестве или различии морфем учитываются два основных фактора: сходство формы (внешнего вида) и содержания (значения). При совпадении значения допускается варьирование, несовпадение материального выражения (хотя частичное сходство все же должно присутствовать). При несовпадении значения единицы считаются разными даже при полном совпадении внешнего вида (такие единицы называются омонимичными).

Важным является также фактор системности. Он состоит в том, что окончание всегда является элементом какого-либо набора окончаний, которые именно в противопоставлении друг другу реализуют свое значение. Рассмотрим словосочетания большой победой и большой столовой. В большой победой окончания разные, хотя внешне совпадают и оба имеют значение ед.ч., Тв.п., так как они противопоставлены разным единицам Окончание -ой в большой противопоставлено другим окончаниям прилагательных, -ой в победой противопоставлено другим окончаниям первого склонения существительных.

Окончания в большой столовой считаются одинаковыми: хотя слово столовая и является существительным, оно сохранило часть набора окончаний прилагательного (то есть столовая-существительное имеет такие же окончания, как прилагательное в столовая ложка).[6] Таким образом, существенной оказывается не столько частеречная принадлежность слова сама по себе, сколько та система противопоставлений, которую образуют его словоформы[7].

Б. Слова. И по отношению к словам учитываются те же два основных фактора: сходство формы (внешнего вида) и содержания (значения). При полном совпадении значения допускается варьирование, неполное совпадение плана выражения (произношения - твОрог и творОг), написания (фортепиано и фортепьяно, тоннель и туннель), морфемного состава (ананасный и ананасовый). Так, твОрог и творОг считаются орфоэпическими (произносительными) вариантами одного слова, так как различия в произношении не сопровождаются различиями в значении. А вот замОк и зАмок – разные слова (омографы), так как имеют разные значения.

При совпадении плана выражения (внешнего вида) допускается варьирование, неполное совпадение плана содержания, однако общность между лексико-семантическими (то есть смысловыми) вариантами слова должна быть. То есть слово имеет лексико-семантические варианты (разные значения), если между этими значениями (не обязательно всеми сразу) существует смысловая связь. Например, для слова дорога в «Словаре русского языка» С.И.Ожегова выделены следующие значения: 1. Полоса земли, предназначенная для перемещения. Асфальтированная дорога. 2. Место, по которому надо пройти или проехать, путь следования. По дороге к дому. 3. Путешествие, пребывание в пути. Устал с дороги. 4. Образ действий, направление деятельности. Дорога к успеху. Первые три значения имеют общий компонент 'перемещение в пространстве', четвертое значение связано со вторым: оба содержат смысл 'направление' (во втором значении — направление движения в пространстве, а в четвертом — в деятельности, в развитии).

При полном несовпадении значений, отсутствии смысловой общности между ними слова считаются разными, даже если пишутся и произносятся одинаково. Такие слова называются омонимами: коса («идущая от берега низкая и узкая полоса земли»), коса («сплетенные в виде жгута несколько длинных прядей волос…»), коса («сельскохозяйственное орудие – изогнутый нож на длинной рукоятке для срезывания травы, злаков»)[8].

В одно слово объединяются разные грамматические формы (словоформы). У них совпадает значение и частично совпадает план выражения – обычно у всех форм слова одна основа (иногда с чередованиями). Однако есть случаи, когда формами одного слова считаются единицы, внешне не имеюшие между собой ничего общего (так называемые супплетивные формы). Так, ребенок и дети считаются формами одного слова (как и человек люди). Их основы внешне различны, но тождественны по значению. Но ведь слова бегемот и гиппопотам, лингвистика и языкознание считаются разными словами, хотя обозначают одно и то же. Здесь учитывается третий фактор – системность Формы с основами человек и люд(и) входят в систему грамматических противопоставлений по числу (человек – формы ед.ч., люди – формы мн.ч.), то есть в совокупности образуют стандартный для существительного набор словоформ. Других содержательных различий, кроме грамматических - по числу, между этими словоформами нет.

В паре каждое из слов бегемот и гиппопотам имеет свой полный набор словоформ. Эти наборы не пересекаются друг с другом.

Существенным фактором является также частеречная принадлежность. Слова (косить) косой и (косой) взгляд являются разными формами разных слов не только из-за различий в значении, но и из-за разной частеречной принадлежности. Сравним также вокруг (предлог и наречие), красиво (наречие и краткое прилагательное).

Итак, слово традиционно понимается, с одной стороны, как совокупность разных значений (иначе – лексико-семантических вариантов), с другой стороны – как совокупность грамматических форм. Обычно у разных словоформ совпадает основа и различаются окончания (коса, косы, косу, косой, косе) и формообразующие суффиксы (читающий, читаемый, читавший, читанный).

Итак, следуя традиции, мы считаем одни единицы разными словами, а другие – формами или вариантами (в том числе разными значениями) одного и того же слова, на основании следующих факторов: сходства формы, сходства содержания (значения), системности.

Комментарий.

Это задание второго тура содержательно связано с некоторыми заданиями первого тура. Ответы на них показали, что у школьников нет четких представлений о традиционных принципах выделения и отождествления морфем, поэтому во втором туре было решено дать задание, которое стимулировало бы размышления на эту тему. Для этого участникам был предложен текст, содержащий материал для анализа. К сожалению, значительная часть школьников предпочла вольный или стилизованный пересказ данного текста анализу приведенных в нем фактов языка. В работах, авторы которых пытались именно анализировать примеры, были указаны некоторые принципы выделения и отождествления отдельно слов и отдельно морфем, однако обобщения сделаны не были.

Задание 2.

Представьте, что Вы автор экспериментального пособия по русскому языку с нетрадиционным подходом к рассматриваемой проблеме. Напишите, какой принцип может лежать в основе нетрадиционного подхода, что изменится в описании единиц русского языка и отношений между ними в таком пособии по сравнению с традиционным (в частности, что изменится в оглавлении). Если нетрадиционных подходов может быть несколько, опишите каждый.

Если учесть, что традиционный подход основывается прежде всего на двустороннем характере языковых единиц, при нетрадиционном подходе можно ориентироваться только на одну из сторон языкового знака.

Например, отождествляя единицы, можно учитывать только форму, внешний вид, а на смысл не обращать внимания. То есть все, что внешне одинаково (одинаково пишется или произносится), считать одной единицей, а то, что имеет материальные различия, считать разными единицами. Такой подход применяется в разного рода компьютерных выборках, когда осуществляется поиск заданной комбинации букв.

Можно, наоборот, игнорировать внешние различия и считать одной единицей то, что имеет одинаковое значение. При таком подходе бегемот и гиппопотам оказались бы одним словом. Такой подход на практике в чистом виде не представлен, однако существуют словари, в которых слова сгруппированы по значению (например, словари синонимов).

Можно, ориентируясь на значение, не обращать внимания на частеречную принадлежность. Так, в некоторых структуралистских теориях в одно слово объединялись единицы с общим значением независимо от их частеречной принадлежности. При этом быстрота и быстро оказались бы формами одного слова, как и лежать и лежание.

Можно не признавать вариативность формы или содержания. Например, как известный языковед Ф. Ф. Фортунатов, считать отдельным словом каждую грамматическую форму. Отметим, что при таком подходе исчезают понятия словоформы и словоизменения. Или, как А. А. Потебня, считать отдельным словом каждое употребление слова в новом значении. Отметим, что при таком понимании исчезает понятие многозначности (полисемии) – в том числе и из оглавления учебника, а традиционно разные значения слова становятся омонимами. Этот подход представлен и в работах некоторых современных лингвистов, в том числе в некоторых вузовских учебниках.

Можно было бы учитывать при разграничении единиц и другие критерии, например, такие грамматические характеристики, как переходность глаголов, одушевленность/неодушевленность существительных и т. п.

Комментарий.

Задание 2 предлагалось только одиннадцатиклассникам, но оказалось слишком сложным для большинства из них. Многие (прежде всего те, кто пересказывал, а не анализировал предложенный в задании 1 текст), просто не поняли, что от них требуется, и даже не пытались дать ответ. Другие отнесли выражение «нетрадиционный подход к рассматриваемой проблеме» к жанру пособия и пытались экспериментировать в области стилизаций. Некоторые не поняли, что речь идет о нетрадиционных взглядах на факты языка, а не о самих фактах, и рассуждали о том, как труден русский язык и как много в нем исключений из правил.

Действительно, выполнить задание 2 можно было только на основе правильно понятого и хотя бы частично выполненного задания 1. И в работах некоторых одиннадцатиклассников действительно были указаны некоторые из нетрадиционных подходов к рассматриваемой проблеме.

Рекомендованная литература

Багрянцева В. А. и др. Русский язык: Учебное пособие для старших классов школ гуманитарного профиля. М., МГУ, 2004.


И.В.Галактионова

О частях речи

Задание.

Количество частей речи, выделяемых в школьных учебниках разных авторов, неодинаково. Так, в ряде учебников наряду с глаголом выделяются в качестве отдельных частей речи также причастия и деепричастия. С другой стороны, в большинстве пособий причастия и деепричастия считаются хотя и особыми, но все же формами глагола.

1. Обоснуйте обе приведенные точки зрения, предварительно сформулировав общие принципы выделения частей речи в русском языке.

2. Приведите примеры слов, отнесение которых к той или иной части речи осуществляется на основании лишь некоторых из сформулированных Вами общих принципов. Какие именно принципы соблюдены, а какие — нет в каждом из таких случаев?

3. У слов каких еще частей речи можно обнаружить «особые» формы («особые» в том же смысле, в каком особыми считаются формы причастий и деепричастий, согласно одной из вышеприведенных точек зрения)? Какова традиционная трактовка этих форм? Какую другую трактовку Вы можете предложить? Каково соотношение между разными трактовками таких форм и решением вопроса о статусе причастий и деепричастий?

Позаботьтесь об аргументированности Ваших рассуждений; ответы на все вопросы оформите в виде цельного текста.

Ответ.

В русском языке, как и во многих других, в основе выделения частей речи и в основе распределения слов по частям речи лежат три основных принципа: общность лексического значения, одинаковые морфологические признаки и сходные синтаксические функции слов, — иначе говоря, лексический, морфологический и синтаксический принципы. К одной и той же части речи относятся слова с совпадающими наборами признаков, а частей речи выделяется столько, сколько всего несовпадающих друг с другом наборов лексических, морфологических и синтаксических признаков представлено в языке. Это хорошо известно из школьных учебников, в которых определение любой части речи включает в себя указание на значение, морфологические (грамматические) признаки и роль в предложении относимых к ней слов; например, существительное — это часть речи, включающая слова, которые называют предметы, имеют постоянные признаки одушевленности/неодушевленности и рода, постоянный или непостоянный признак числа и непостоянный — падежа и выступают в предложении прежде всего в роли подлежащего или дополнения, но могут быть и любым другим членом предложения.

Формулирование трех названных принципов выделения частей речи и предполагается первым пунктом задания.

Комбинация этих принципов может учитываться при выделении всех без исключения частей речи (такой подход характерен для научной грамматики), либо для некоторых из них могут быть сделаны исключения. Так, в школьной морфологии представлена классификация, в которой числительные и местоимения обладают почти исключительно общностью значения, а морфологические и синтаксические свойства у слов внутри этих частей речи могут быть почти любыми (ср. такие разные по своим морфологическим и синтаксическим свойствам слова, как один, два, пять, миллион, сотый (числительные) и ты, мой, сколько (местоимения)). По этой причине любое числительное или местоимение может служить примером слова, определение части речи у которого осуществляется на основании только одного из указанных принципов.

Кроме того, отклонение от «эталонного» набора признаков возможно и у слов других частей речи. Степень такого отклонения может быть невелика (у слова нет какого-нибудь одного морфологического признака, свойственного данной части речи, или, наоборот, есть «лишний»), и тогда соответствующее слово может по-прежнему считаться относящимся к той же части речи. Но отклонения могут быть и весьма велики — именно в таком случае и возникает вопрос о необходимости выделения еще одной части речи.

Второй пункт задания предполагает сравнение разных слов, относимых к одной части речи, с точки зрения их соответствия «эталону» этой части речи.

Отступления от «эталона» могут касаться любого из трех принципов: слово может обладать несвойственным данной части речи лексическим значением, не иметь каких-то из приписываемых ей морфологических или синтаксических признаков или, наоборот, иметь лишние.

Например, не любое существительное называет предмет; так, доброта, смелость и отвага — наименование свойств, а перелет, заседание, выборы — действий. Поскольку таких слов довольно много, лингвисты вынуждены изменять определение существительных как части речи и говорить, например, о значении «предметности» (см. Касаткин Л. Л., Клобуков Е. В., Лекант П. А. Краткий справочник по современному русскому языку. М., 1995).

Не любое существительное имеет род (согласно традиционным представлениям, его нет у существительных, обладающих только формами множественного числа — брюки, ножницы); про так называемые неизменяемые (несклоняемые) существительные (например, танго, протеже, кафе, плато) обычно говорят, что они не изменяются по падежам. Прилагательные беж и хаки не имеют признаков рода, числа и падежа.

При описании свойств наречий всегда указывается, что в предложении они обычно являются обстоятельствами. Но среди слов, традиционно относимых к наречиям, есть и такие, которые как раз обстоятельствами быть не могут: жаль или надо выступают только в составе сказуемого, а конечно и по-видимому — только в роли вводных слов.

Все эти слова тем не менее чаще всего включают в соответствующие части речи, и это отражено в классификациях, приводимых в школьных учебниках, хотя относительно некоторых из них можно принять и другие решения. Например, М. В. Панов относит беж и хаки к особой части речи — к аналитическим прилагательным, Л. В. Щерба слова жаль и надо называет категорией состояния, а В. В. Виноградов считает конечно и по-видимому модальными словами.

Одним из традиционных вопросов теории частей речи в русском языке является решение судьбы причастий и деепричастий. Очевидно, что они весьма отличаются своими свойствами от других форм глагола, в качестве которых рассматриваются спрягаемые формы.

Причастия обозначают признак предмета по действию, а не само действие (ср. сходные смысловые различия между словами разных частей речи — глаголами стирать, устать и прилагательными стиральный, усталый), не имеют наклонения в отличие от всех спрягаемых форм глагола, зато имеют падеж, отсутствующий у спрягаемых форм, а страдательные причастия — также и признак полноты/краткости, в предложении могут быть только частью сказуемого и определением и в целом по набору своих признаков очень похожи на прилагательные. Вместе с тем они сохраняют и общность признаков со спрягаемыми формами глагола: у них есть вид[9].

Деепричастия обозначают дополнительное действие, которое выступает как признак другого действия (и по своему смыслу похожи скорее на отглагольные существительные; ср. Он рассказывал об этом, радостно улыбаясь и Он рассказывал об этом с радостной улыбкой), не имеют никаких морфологических признаков спрягаемых форм (наклонения, времени, числа, лица, рода), в предложениях бывают только обстоятельствами. Последние два свойства делают деепричастия похожими на наречия. С другими формами глагола деепричастия объединяет признак вида.

Таким образом, причастия и деепричастия имеют некоторое сходство со спрягаемыми формами глагола и — одновременно — значительные отличия от них, причем количество отличий очевидным образом превышает количество сходств. Степень отклонения от набора признаков, свойственных спрягаемым формам, столь велика, что заставляет считать причастия и деепричастия отдельными частями речи. По сути, только наличие типичного глагольного признака — вида — позволяет объединять их в одну часть речи со спрягаемыми формами, но при этом говорить о них как об «особых» формах, то есть о таких, которые существенно отличаются от всех остальных.

Таким образом, одна из представленных в школьных учебниках точек зрения на частеречный статус причастий и деепричастий опирается на сходство этих языковых образований со спрягаемыми формами глагола и считает их глагольными формами, пусть и особыми, а другая — акцентирует внимание на их специфических чертах и выделяет причастия и деепричастия в отдельные части речи.

Необходимо отметить также, что выбор одного их решений не является внутренним делом только морфологии: важно учесть, как каждое из них отразится на описании языка в целом. Обратим внимание на следующее обстоятельство: признание причастий и деепричастий отдельными частями речи приведет к разрыву каждого глагола, имеющего такие формы, на три отдельных слова (или даже большее количество слов). Иначе говоря, языковые единицы читать, читающий и читая (а также, возможно, читавший, читаемый и читанный) окажутся связанными словообразовательными отношениями, при этом такими отношениями, которые задаются довольно строгими правилами (то есть по одной такой единице можно будет легко предсказать наличие и форму всех остальных). Однако для словообразования характерна как раз нерегулярность отношений, отсутствие строгих правил, позволяющих по исходному слову «вычислить» производное; например, наличие и форму отглагольного прилагательного в следующих парах предсказать по глаголу нельзя: стиратьстиральный (‘предназначенный для того, чтобы стирать’), спатьспальный, но шитьшвейный (а не *шильный), гладитьгладильный, но утюжить — *утюжильный (соответствующее производное отсутствует), — а наличие и внешний вид причастий и деепричастий — можно. Таким образом, хотя выделение причастий и деепричастий в отдельные части речи и обосновывается степенью отклонения набора их признаков от набора признаков других форм глагола, тем не менее оно нежелательно, так как потребует пересмотра взглядов на описание иных фрагментов системы русского языка.

Третий пункт задания предполагает поиск слов, разные формы которых отличаются друг от друга морфологическими и синтаксическими свойствами, а возможно, также и лексическим значением. Именно формы, обладающие нехарактерным для слов (и форм) данной части речи набором свойств, и могут считаться «особыми» в том же смысле, в каком особыми считаются формы причастий и деепричастий.

Такие формы, конечно же, можно найти, и они описываются во всех школьных учебниках. Самым ярким примером являются формы простой сравнительной степени прилагательных (красивее, умнее, общительнее), а также формы составной превосходной, образованные с использованием форм простой сравнительной (красивее всех, умнее всех, общительнее всех). Эти формы, как и все остальные формы прилагательных, обозначают признак предмета, однако в отличие от них не имеют рода, числа и падежа и в предложении бывают практически исключительно частью сказуемого, но не определением. Различий между единицами типа красивее и красивее всех, с одной стороны, и единицами типа красивый — с другой, существенно больше, чем сходств, потому указанные формы степеней сравнения вполне могли бы считаться «особыми» формами прилагательных. В какой-то степени «особыми» можно считать и краткие формы прилагательных, хотя оснований для такого решения меньше: краткие формы в отличие от полных не имеют падежа и бывают только сказуемыми, но при этом сохраняют признаки числа и — в единственном числе — рода. Школьная грамматика трактует все такие формы как обычные, а не особые формы прилагательных.

У глагола есть еще одна форма, у которой не меньше причин считаться «особой», чем у деепричастий, — это инфинитив. Единственный общий морфологический признак, которых объединяет инфинитив со спрягаемыми формами — вид; инфинитив, как известно, не имеет наклонения, времени, числа, лица, рода. Кроме того, спрягаемые формы бывают только сказуемыми или их частями, а инфинитив может быть любым членом предложения. Однако было бы странно считать особой ту форму слова, которая является его начальной формой и тем самым служит словарным представителем всех форм данного слова.

Более подробное рассмотрение форм одного и того же глагола показывает, что набор признаков у форм изъявительного наклонения отличается от набора признаков у форм сослагательного и повелительного (в первом случае есть признак времени), набор свойств форм прошедшего времени отличается от набора свойств настоящего и будущего (в первом случае есть род, но нет лица, во втором — наоборот), формы единственного числа прошедшего времени имеют род, а множественного числа — нет. Хорошо известно, что ни одно их этих отличий не обсуждается в школьных учебниках как основание для выделения «особых» форм глагола и тем более новых частей речи.

Однако, конечно, можно построить и такую классификацию частей речи, которая будет учитывать все эти особенности (такие классификации в науке существовали раньше и существуют сейчас). Например, единицы типа умнее и умнее всех в контекстах Маша умнее Тани и Маша умнее всех можно считать наречиями (по своим свойствам они не отличаются от этой части речи), а краткие формы прилагательных и инфинитив выделить в отдельные части речи.

В одной и той же классификации частей речи при определении судьбы разных форм следует принимать согласованные решения. Иначе говоря, если степень отклонения от стандартных свойств у каких-либо форм одинакова, то все они должны считаться либо обычными, либо «особыми» формами, либо отдельными частями речи. Например, если деепричастия сочтены «особыми» формами глагола, то отрывать формы типа умнее всех от прилагательных нет никаких оснований: их также нужно считать «особыми» формами прилагательных. При таком решении краткие формы не тянут даже и на статус «особых», поскольку их отличия от полных форм гораздо меньше, чем, например, у простой сравнительной степени. Но если краткие формы считать отдельной частью речи, то и причастия, и деепричастия, и инфинитив, вне всяких сомнений, отдельные части речи, а единицы типа красивее и красивее всех — это наречия.

Комментарий.

Выполнение предложенного задания требовало от участников знания школьной программы и системного взгляда на изученный материал. Прежде всего проверялось умение связывать хорошо известные факты друг с другом и строить на их основании рассуждения.

Ответы, с одной стороны, показали, что школьный материал усвоен неплохо, но, с другой стороны, в очередной раз продемонстрировали, что умение рассуждать, сопоставлять факты и доказывать свою точку зрения не всегда является сильной стороной даже хорошо подготовленных учеников школы.

Так, например, практически все участники правильно охарактеризовали особенности причастий и деепричастий, но не все смогли сказать, на что нужно обратить внимание, чтобы аргументировать их отдельный частеречный статус либо их статус как особых форм.

Говоря о словах, которые обладают не всеми свойствами своей части речи, отвечавшие, помимо тех примеров, которые представлены выше, приводили и другие: слова типа жесть, то есть существительные без признака одушевленности/неодушевленности; существительные, имеющие окончания прилагательных (заведующий, столовая), которым на основании типа склонения приписывались свойства прилагательных.

В качестве «особых» форм, наряду с перечисленными в ответе на задание, приводились следующие: хвать, прыг, скок (формы глагола, сходные со спрягаемыми только по значению и синтаксической функции); притяжательные и относительные прилагательные как особые формы существительных (то есть слова отцов и отцовский рассматривались как формы слова отец, с которым их объединяет только общность значения и непостоянный признак падежа). В одной работе к особым относились все без исключения формы степеней сравнения прилагательных (то есть не только красивее, но и более красивый, самый красивый), что обосновывалось ошибочным утверждением, что все они не изменяются по родам, падежам и числам.

В некоторых работах делались попытки дать определение того, что такое «особая» форма. Предлагалось, например, считать, что в таких формах смысл не совпадает с морфологическим оформлением, однако в качестве примеров приводились не формы слов, а слова (так, слово один называет количество, как числительное, а грамматические признаки имеет такие же, как у прилагательного). Высказывалась также версия, что «особые» формы всегда стоят на стыке разных частей речи, совмещая их признаки; такое определение, несомненно, весьма близко к истине.

В целом поиск примеров на «особые» формы вызвал наибольшие трудности. Такие формы приводились не во всех работах; те же, кто их приводил, часто путали формы с особыми наборами свойств и слова, отличающиеся по своим признакам от «эталона» данной части речи.

Рекомендованная литература

Багрянцева В. А. и др. Русский язык: Учебное пособие для старших классов школ гуманитарного профиля. М., МГУ, 2004


И. В. Галактионова

Об именах собственных

Задание.

В редакцию научно-популярного журнала о русском языке пришло письмо следующего содержания:

«Объясните мне, пожалуйста, почему собственные имена относят к существительным. Ведь различия между именами собственными и нарицательными не меньше, чем между именами нарицательными и местоимениями, а их-то не объединяют в одну часть речи!»

Продолжите это письмо, приведя аргументы в пользу выделения имен собственных в отдельную часть речи, которые мог бы использовать сам его автор.

Подумайте, какие аргументы можно выдвинуть в защиту традиционной точки зрения, объединяющей имена нарицательные и собственные в одну часть речи — имя существительное. Оформите свои рассуждения в виде ответа на письмо, написанного специалистом-лингвистом и предназначенного для опубликования в журнале.

Ответ. Как известно из школьного курса морфологии, а также ясно из формулировки задания, имена собственные и имена нарицательные относятся к одной и той же части речи — к существительным. Известно также, что слова одной части речи могут отличаться друг от друга как по значению, так и по грамматическим признакам, а иногда — и по функции в предложении.

Следовательно, аргументами в пользу выделения собственных имен в отдельную часть речи могут служить их отличия от нарицательных, а аргументами в пользу их объединения — общие свойства всех существительных, как нарицательных, так и собственных.

Основное отличие собственных имен от нарицательных связано с их значением. Как известно, нарицательные существительные служат наименованием целого ряда однородных объектов и поэтому сообщают о свойствах этих объектов, несут о них определенную информацию. Например, если какой-то предмет назван ложкой, то любой знающий русский язык человек представляет себе, о каком именно предмете идет речь, и способен отличить его от предмета, называемого вилкой или тарелкой. В значении нарицательных существительных закреплены существенные признаки обозначаемых объектов.

Собственные существительные служат индивидуальными наименованиями объектов, не сообщая о них никакой информации. Например, зная, что одну из учениц в классе зовут Лена, мы не сможем, посмотрев на фотографии учениц, понаблюдав за их поведением или изучив классный журнал, определить, кто именно носит это имя. Напротив, блондинку, болтушку или отличницу мы сможем найти, опираясь на те признаки, которые содержатся в лексическом значении перечисленных слов. Эта особенность значения собственных существительных проявляется в том, что объекты одного и того же типа могут иметь разные собственные имена, а объекты разных типов — одинаковые. Так, разные люди (города, реки, кинотеатры и т. п.) имеют каждый свое имя, будучи объектами одного типа, а слово Лена — это не только имя человека, но и название реки, Москва — это название не только города, но и книжного магазина и гостиницы.

Различие в значении нарицательных и собственных существительных отражается и в способах их представления в словарях. Нарицательные существительные включаются в толковые словари, им дается толкование, в котором отражаются существенные признаки обозначаемых этими словами объектов. Собственные существительные в толковых словарях отсутствуют, поскольку специфика их значений такова, что они не могут быть истолкованы.

Смысловые различия между двумя группами существительных находят отражение также на письме. Собственные существительные имеют свои особенности графического оформления: они пишутся с прописной буквы, во многих случаях закавычиваются, могут не подчиняться орфографическим правилам, обязательным для нарицательных слов (например, некоторые люди носят фамилию Птицын, которая пишется через ы в соответствии с общим правилом правописания и и ы после ц, другие — фамилию Птицин, которая этому правилу не подчиняется).

Впрочем, непреодолимой границы между собственными и нарицательными существительными нет: хорошо известно, что собственные имена могут переходить в нарицательные и наоборот. Слова галифе, кольт, макинтош, маузер обязаны своим появлением фамилиям людей, которые имели отношение к возникновению соответствующих предметов, а в качестве кличек животных (то есть имен собственных) часто используются нарицательные существительные (например, Шарик, Пушок, Клякса). Возможность взаимных переходов обусловлена тем, что и нарицательные, и собственные имена служат для обозначения предметов, то есть в конечном счете имеют сходное значение.

По своим грамматическим — морфологическим и синтаксическим — свойствам собственные имена совершенно не отличаются от нарицательных.

И те и другие имеют постоянный признак одушевленности / неодушевленности: мальчик и Петя — одушевленные, а город и Санкт-Петербург — неодушевленные.

И те и другие имеют постоянный признак рода: господин и Иванов — мужского рода, река и Обь — женского, село и Тарутино — среднего, задира и Женя — общего. Среди собственных и нарицательных есть также слова, у которых род не определяется: ножницы, Альпы.

И те и другие имеют признак числа. Он может быть постоянным, как у слов щебень и Марс, санки и Афины, или непостоянным, как у существительных портфель и Иван. Безусловно, изменяемость по числам представлена у нарицательных имен более широко, чем у собственных: поскольку многие из собственных существительных служат наименованием уникальных объектов, язык не испытывает потребности в образовании формы множественного числа. Однако стоит отметить, что и среди нарицательных имен есть группы, для которых изменяемость по числам нехарактерна (вещественные — например, свинец, сливки; отвлеченные — например, смелость, прóводы).

И те и другие имеют непостоянный признак падежа.

С точки зрения набора склонений собственные имена также не отличаются от нарицательных. К I склонению относятся слова москвичка и Москва, ко II — дом и Иртыш, дно и Дно (город в Псковской области), к III — ночь и Обь; по смешанному склонению изменяются не только слово ничья, но и слова Петров и Петрова. Есть среди собственных и нарицательных и несклоняемые существительные — кенгуру и Миссури, например. Можно заметить, что среди существительных смешанного склонения большинство составляют именно собственные имена, в то время как про другие типы склонений этого сказать нельзя. Однако, безусловно, это не может быть основанием для выделения таких имен в отдельную часть речи (так, притяжательные прилагательные также отличаются по типу склонения от качественных и относительных, но тем не менее входят вместе с последними в одну и ту же часть речи).

И собственные, и нарицательные существительные бывают любым членом предложения: подлежащим и дополнением — Девочка играет с подругой и Маша играет с Катей; сказуемым — Это — река и Это — Обь; определением — Надень платье в горошек и Где сумка Тани?, в том числе и приложением: Бабушка-старушка живет в городе Киеве. И те и другие выступают также в роли обращения и вводного слова: Коллега (Иван Петрович), вы мне не поможете?; К счастью, он успел на поезд и По Толстому, в войне все решает народ.

Таким образом, собственные и нарицательные существительные различаются по значению и не отличаются друг от друга по морфологическим и синтаксическим свойствам. Поскольку отнесение слов к одной и той же части речи осуществляется преимущественно на основании их грамматических (морфологических и синтаксических) признаков, выделять собственные имена в отдельную часть речи нет никаких оснований.

Комментарий.

Авторы работ обращали внимание и на смысловые, и на орфографические, и на морфологические сходства и различия между собственными и нарицательными существительными. Причем часто, выступая от имени автора письма, участники олимпиады отмечали только различия и игнорировали сходства и таким образом изображали автора как человека слабо знакомого с грамматикой русского языка, а отвечая от имени специалиста-лингвиста, — делали акцент на сходстве двух разбираемых групп существительных. Между тем, важны не только сами по себе сходства и различия, но и их «удельный вес», их значимость, иерархия различных признаков при определении части речи. Именно на это должен был бы обратить внимание реальный специалист-лингвист.

Некоторых авторов работ увело в сторону упоминание в тексте задания местоимений. Они пытались найти сходства и различия между нарицательными местоимениями и существительными, что заданием не предполагалось. Между тем именно местоимения могли бы помочь придумать для автора письма такие аргументы, которые мог бы привести человек, хорошо знающий грамматику. Дело в том, что местоимения (а также и числительные) выделяются в отдельную часть речи на основании сходства значений, в то время как существительные, прилагательные, глаголы и наречия — на формальных основаниях (слова одной и той же части речи имеют сходный набор грамматических признаков и синтаксических функций). Автор письма в редакцию мог бы обратить внимание на это обстоятельство и предложить распространить смысловой принцип выделения на все части речи, что, безусловно, должно было бы привести к разбиению существительных, как минимум, на две отдельные части речи — нарицательные и собственные.

Рекомендованная литература

Багрянцева В. А. и др. Русский язык: Учебное пособие для старших классов школ гуманитарного профиля. М., МГУ, 2004


И.В.Галактионова

О синонимии

Задание.

Русский язык, как и любой другой человеческий язык, позволяет выразить один и тот же смысл разными средствами. Синонимия обнаруживается, во-первых, между однотипными единицами — частями слова, словами, словосочетаниями, предложениями, их отдельными членами и частями, и, во-вторых, между разнотипными единицами — например, между словами и частями слов.

1. Проиллюстрируйте приведенное выше утверждение о синонимии примерами, указывая каждый раз, какие именно языковые средства синонимичны в данном случае и какое именно значение этими средствами выражается. Старайтесь приводить не менее двух примеров каждого типа и позаботьтесь о логической упорядоченности всего списка.

2. Подробно проанализируйте вопрос о синонимии простых и разных типов сложноподчиненных предложений, указав, в частности, в каких случаях у простого предложения нет синонимов среди сложных.

Ответ. Формулировка задания предполагает, во-первых, общий обзор синонимических отношений между языковыми единицами и, во-вторых, подробное рассмотрение этого явления не примере синонимии простых и сложных предложений.

Согласно определению, приводимому в «Лингвистическом энциклопедическом словаре» (М., 1990), синонимия — это «тип семантических отношений языковых единиц, заключающийся в полном или частичном совпадении их значений». Из этого следует, что синонимичными могут быть языковые единицы, обладающие значением.

Синонимичными могут быть следующие однотипные единицы:

морфемы: домикручка (суффиксы -ик- и -к- имеют значение ‘маленький’), аморальныйневкусный (приставки а- и не- выражают отрицательный смысл), весельерадостный (корни весел- и рад- обозначают определенное эмоциональное состояние человека), яблоки и города (окончания и передают грамматические признаки Им. (Вин.) падежа и мн. числа);

слова: бегемотгиппопотам, привлекательныйсимпатичный, быстростремительно;

словосочетания; синонимия в словосочетаниях может быть простым следствием сходства значений входящих в их состав слов: привлекательный бегемотсимпатичный гиппопотам; вместе с тем она может быть и синонимией собственно словосочетаний: ср. совет отцаотцовский совет, где разными синтаксическими средствами — согласованием и управлением — выражены одинаковые смысловые отношения между компонентами. Промежуточное положение между синонимией слов и синонимией словосочетаний занимают синонимичные отношения между фразеологизмами (которые с формальной точки зрения — сочетания нескольких слов, а со смысловой — единая лексическая единица): бить баклушигонять лодыря, дать махупопасть впросак;

предложения; здесь также возможна синонимия, являющаяся следствием синонимичности входящих в предложения слов: ср. Цветовод поместил растение в грунтСадовник посадил цветок в землю; однако интереснее и относятся к синонимии собственно предложений случаи, когда близость значений создается не только лексическими, но и синтаксическими средствами: Ударил морозСильно подморозилоТемпература резко упала (в первом и последнем предложениях вообще нет сходных по значению слов, вместе с тем они, конечно, могут быть синонимичными — если речь идет о зимней погоде). Возможна синонимия двух или нескольких простых (ср. приведенный пример) или двух или нескольких сложных предложений (ср. Ударил мороз, так что нам пришлось остаться дома Мы вынуждены были остаться дома, потому что температура резко упала). Естественно, синонимические отношения могут возникнуть и между простым и сложным предложениями, их подробное рассмотрение предполагается второй частью задания;

части предложений — отдельные их члены, вводные конструкции или обращения, а в сложном предложении еще и отдельные части; синонимия фрагментов предложения тесно переплетается с уже перечисленными случаями синонимичных отношений между словами, словосочетаниями и целыми предложениями; так, в паре предложений Цветовод поместил растение в грунтСадовник посадил цветок в землю представлена синонимия членов предложения, опирающаяся на синонимию слов; примером синонимии вводных конструкций могут служить предложения: По-моему, это не такКак мне кажется, это не так Это, я думаю, не так.

Синонимичными могут быть следующие разнотипные единицы:

морфема и слово: суффикс -ик- (домик) и слова небольшой, маленький, приставка за- (запел) и слово начать;

слово и словосочетание, в том числе фразеологизм: совершенно — как божий день (ясно), спускаться — идти вниз, тащиться — медленно ехать, домик — маленький дом.

Синонимические отношения между предложениями и единицами других уровней — словами, словосочетаниями и тем более морфемами — в языке, по-видимому, не представлены, так как значение даже однословных предложений (например, Зима или Темнеет) существенно сложнее, чем значение соответствующих слов.

Синонимия простых и разных типов сложноподчиненных предложений (СПП) связана прежде всего со способностью придаточной части сложного и какого-либо члена простого предложения выражать один и тот же смысл.

Разные обстоятельственные придаточные (времени, места, условия, уступки, цели, причины, сравнения) могут выступать в качестве синонимов к разным типам обстоятельств, а также к таким определениям, у которых есть дополнительный обстоятельственный смысл: Во время футбольного матча на стадионе собралось несколько тысяч человекКогда на стадионе проходил футбольный матч, там собралось несколько тысяч человек; Город был основан у слияния двух рекГород был основан там, где сливаются две реки; Установленный на холме в центре города, монумент виден издалекаМонумент виден издалека, поскольку установлен на холме в центре города.

Придаточные определительные синонимичны определениям: Любимой игрушкой девочки был плюшевый медвежонок, подаренный бабушкой Любимой игрушкой девочки был плюшевый медвежонок, которого ей подарила бабушка.

Изъяснительные придаточные синонимичны дополнениям, а в некоторых случаях и подлежащим: Он попросил помочь ему разобраться в чертежахОн просил, чтобы ему помогли разобраться в чертежах; Мне снится веснаМне снится, что уже наступила весна.

Необходимо подчеркнуть, что придаточная часть СПП может быть синонимична не только второстепенному члену простого предложения, но и его основе, а главная часть в таком СПП является результатом преобразования второстепенного члена; так, смысл предложения Он вернулся вечером может быть передан не только СПП Он вернулся, когда был вечер (где придаточная часть передает тот же смысл, что и обстоятельство вечером), но и СПП Когда он вернулся, был уже вечер (где тот же смысл выражен главной частью). С этим связана возможность синонимии простого предложения и СПП с придаточным следствия, несмотря на то что обстоятельства следствия в русском языке не представлены: Из-за дождя нам пришлось вернуться — Пошел дождь, так что нам пришлось вернуться.

Из сказанного следует, что простое предложение может иметь синонимы среди СПП прежде всего в том случае, если оно распространенное. Однако придаточная часть может быть эквивалентом не только члена предложения, но и вводного оборота или прямой речи, которые рассматриваются в школьном синтаксисе как конструкции, осложняющие простое предложение; ср. По словам директора школы, успеваемость во втором полугодии повысиласьУспеваемость во втором полугодии повысилась, о чем говорил директор школы, где придаточная часть второго предложения синонимична вводному обороту в первом.

Вместе с тем не любое предложение с второстепенными членами может быть преобразовано в СПП. Поскольку каждая часть сложного предложения называет какую-то ситуацию, в придаточную часть легко преобразуются такие второстепенные члены, которые тоже обозначают ситуацию, например деепричастные или причастные обороты; в изъяснительное придаточное легко преобразуется дополнение, выраженное отвлеченным существительным, а дополнение, оформленное конкретным существительным, такой трансформации не поддается (ср. Он рассказывал о поездке в деревню — Он рассказывал, что ездил в деревню; Он думал о непредсказуемости человеческих эмоцийОн думал, что человеческие эмоции непредсказуемы; Он рассказывал (думал) о сыне — ???). Таким образом, возможность синонимии связана не только с формальным устройством простого предложения, но и со значением его членов.

Комментарий.

Понятие синонимии достаточно подробно изучается в школе, преимущественно как тип смысловых отношений между лексическими единицами — словами. Авторам работ удалось приложить это понятие к единицам разных уровней языка. Ответы различались в основном степенью полноты приводенных списков синонимичных единиц и степенью правильности их интерпретации.

Способность простого предложения иметь синонимы среди сложноподчиненных в большинстве работ связывалась с наличием второстепенных членов в простом предложении и с существованием аналогичных им по значению типов придаточных. Возможность преобразования в придаточное главных членов или осложняющих конструкций рассматривалась редко. Некоторые авторы связывали наличие у простого предложения синонимичных сложноподчиненных с односоставностью / двусоставностью, что неверно, так как односоставные предложения также могут иметь синонимы; ср. безличное предложение По вечерам меня знобит и СПП Когда наступает вечер, меня знобит.

Рекомендованная литература

Багрянцева В. А. и др. Русский язык: Учебное пособие для старших классов школ гуманитарного профиля. М., МГУ, 2004


И.В.Галактионова

О русской орфографии

Задание.

В последнее время вопросы, связанные с русским языком, активно обсуждаются в средствах массовой информации. Поводом для дискуссии стала в том числе и подготовка нового свода правил орфографии и пунктуации. Представьте, что в одном из научно-популярных журналов о русском языке идет обсуждение темы «Достоинства и недостатки русской орфографии» и публикуются выступления сторонников и противников ныне действующих орфографических правил. Первые доказывают их разумность, вторые указывают на недостатки. Выступите в роли сторонника и в роли противника существующих правил орфографии и от имени каждого из них «направьте» в редакцию по одной заметке. Помните, что журнал публикует только те материалы, в которых содержится или обсуждение общих принципов русской орфографии, или аргументированный анализ конкретных правил.

Ответ и комментарий. Формулировка темы требует обсуждения достоинств и недостатков именно ныне действующих правил русской орфографии. Многие работы, наоборот, содержали критику или одобрение как идеи реформирования орфографии в целом, так и конкретных предложений по этому поводу, которые якобы содержатся в проекте нового свода правил, упоминавшегося в задании. Некоторые авторы так прямо и называли свои заметки: «Письмо от сторонника реформы орфографии». Ни одна из затрагивавших этот проект работ не свидетельствует о знакомстве с его текстом, более того некоторые участники олимпиады совершенно неправильно считают, будто в этом проекте содержится предложение писать по принципу «что слышу, то и пишу». В очень многих работах говорится о планируемой реформе языка, что, конечно же, абсурдно, поскольку язык в целом реформировать невозможно: он развивается сам, по своим собственным законам.

Были среди работ такие, авторы которых вообще не анализировали ни правил, ни принципов русской орфографии, а ограничивались общими фразами. Выступая от имени сторонников правил, они говорили о том, что русские люди должны хорошо знать русский язык, а в роли противников — о том, что не нужно забивать бедным школьникам голову разными исключениями. Такие работы не соответствовали заданию, и оценка за них в основном состояла из баллов за грамотность.

Хотя задание и предполагало написание двух заметок, но участников олимпиады ни в коем случае не призывали, высказав одно мнение, тут же сменить его на противоположное. Совершенно очевидно, что современные правила орфографии в каких-то отношениях очень удачны, а в каких-то — неоправданно усложнены. Естественно было, выступая в качестве сторонника правил, сосредоточиться на разумности принципов русской орфографии или на удачных формулировках конкретных правил. В заметке от имени противника следовало проанализировать другие правила или исключения из уже рассмотренных. Несколько странно выглядели работы, в которых одно и то же правило сначала признавалось логичным, а потом — непонятным и неудобным для использования.

С точки зрения достоинств и недостатков можно было анализировать или общие принципы русской орфографии, или конкретные правила. На анализ и того, и другого просто мало времени.

Чтобы анализировать принципы орфографии, их нужно знать. Таких принципов довольно много, и разные группы орфографических правил основаны на разных принципах. Остановимся только на тех из них, которые затрагивались в работах участников олимпиады.

Правила написания значимых частей слова (корней, приставок и т.п.) опираются на три принципа.

Первый принцип — морфологический (или морфематический), согласно которому части слов в родственных словах или в одинаково устроенных словах сохраняют на письме единообразное буквенное оформление, несмотря на то, что реальное их произношение может изменяться в результате действия различных фонетических процессов (редукции гласных, озвончения и оглушения согласных и т.п.). Большинство слов русского языка пишется в соответствии с этим принципом, многие правила орфографии формулируются на его основе. Это правила правописания безударных гласных, проверяемых ударением, в корнях слов, правописания глухих и звонких согласных, суффиксов и окончаний различных частей речи.

Второй принцип — фонетический, согласно которому фонетические процессы, напротив, должны отражаться в буквенной записи слова. На этом принципе основаны лишь немногие правила русской орфографии, а именно правила правописания приставок на з/с и буквы ы вместо и после приставок на согласный. Следует, однако, отметить, что эти правила не являются в полной мере фонетическими: так, например, в слове рассчитывать не произносится звук [с], хотя пишется буква «с», в слове безвкусный не произносится звук [з], хотя пишется буква «з».

Третий принцип — традиционный. Этой принцип действует для слов, которые нельзя проверить (вокзал, пальто и т.п.), то есть так называемых словарных слов, а в некоторых случаях также и для слов, проверка которых возможна, но дает неправильный результат (свадьба, хотя сватать, заря, хотя зóри и т.п.), эти слова могут рассматриваться как исключения из правил (если их немного), либо для них могут создаваться особые правила (например, правила правописания корней с чередованиями). Традиционные написания встречаются и в некоторых других случаях.

Приоритет морфологического и традиционного принципов в русской орфографии обеспечивает преемственность написания слов и его независимость от произношения конкретного человека. Об этом говорилось в некоторых работах, и именно это прежде всего следовало бы признать достоинством русской орфографии.

Недостатком можно было бы счесть наличие сразу нескольких принципов. Распространение на все написания фонетического принципа привело бы к разнобою в написании как форм одного и того же слова одним человеком, так и одной и той же формы разными людьми, а также в текстах с течением времени накапливались бы различия, связанные с изменением произносительных норм. Потребовалась бы унификация написаний и создание каких-то новых правил. Кроме того, введение фонетического написания ("пишем так, как слышим") разорвало бы традицию, так как тексты, созданные на его основе, очень сильно отличались бы от существующих сейчас. Логичней было бы полное устранение фонетического принципа написания: можно было бы писать приставки на з/с единообразно, а именно всегда с буквой «з», так как именно такой звук слышится перед гласным (безоблачный). Возможно также уменьшение количества правил, базирующихся на традиционном принципе, хотя совсем избавиться от этого принципа не удастся, поскольку в языке много непроверяемых слов.

Анализ трех этих принципов был предпринят только в одной работе. В других работах лишь упоминались некоторые из них.

Остановимся также на принципе, лежащем в основе слитного, раздельного и дефисного написания. Соответствующие правила основаны на лексико-морфологическом принципе, согласно которому слова пишутся раздельно, а части слов — слитно. Дефисное написание возможно как для частей слова (по-моему, синий-синий), так и для слов (купля-продажа, Москва-река). Принцип выбора слитного и раздельного написания абсолютно логичен и может оцениваться как достоинство. Вместе с тем исключения из этого принципа (например, различное написание наречий или не с причастиями), а также наличие «многозначного» дефисного написания можно отнести к недостаткам. Лексико-морфологический принцип в работах вообще не обсуждался.

В подавляющем большинстве работ рассматривались конкретные правила. Достоинства и недостатки орфографических правил могут оцениваться, например, по таким критериям: а) полнота охвата слов данной группы правилом, отсутствие или наличие исключений; б) четкость формулировки; в) интуитивная понятность критериев, регулирующих написание, минимальность объема лингвистической информации, необходимой для применения правила и, как следствие, легкость в использовании.

Критиковать имеющиеся правила оказалось довольно просто. Многие участники обращали внимание на наличие исключений и их неоправданность и приводили в качестве примера стеклянный, оловянный, деревянный; нежданный, смышленый и т. п. Говорилось о трудностях в использовании правил правописания наречий, которые, несмотря на наличие этих правил, фактически приходится заучивать как словарные слова. Критиковались правила правописания корней с чередованиями, которые, по мнению авторов некоторых работ, можно было бы подчинить общему правилу правописания корней с безударными гласными. Многих не устраивало слишком большое количество правил. Других — наличие не описываемых никакими правилами словарных слов. В целом эта часть работы большинству авторов содержательных ответов удалась.

Гораздо сложнее оказалось писать о достоинствах русской орфографии. Авторы многих работ приводили в качестве примера те или иные правила, лишь называя их или, напротив, приводя их полные формулировки, и констатировали их понятность и логичность.

В целом работы, выполненные во втором туре, достаточно точно отражают как представления нашего общества об орфографии и возможных направлениях ее совершенствования, так и манеру рассуждения о сущности тех или иных явлений, часто — демагогическую.

Рекомендованная литература

Орфография // в кн.: Русский язык: Учебное пособие для старших классов школ гуманитарного профиля. М., МГУ, 2004 (В. А. Багрянцева и др.)

Панов М. В. И все-таки она хорошая! Рассказ о русской орфографии, ее достоинствах и недостатках. М., 1964

Граник Г. Н., Бондаренко С. М., Концевая Л. А.. «Секреты орфографии» М., 1991.



[1] Разбор заданий олимпиад 2001–2008 годов (в хронологическом порядке) опубликован в серии статей Л.А.Ждановой и И.В.Галактионовой в журнале "Русский язык и литература для школьников" за соответствующие годы.

[2] В словарях, построенных по такому принципу, имеется алфавитный указатель, позволяющий легко найти нужную статью.

[3] Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. – С. 557.

[4] Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. – С. 557

[5] Подробное объяснение того, почему рас-/ рос-/ раз- - это варианты приставки роз-, дано в позапрошлом номере журнала.

[6] Это слово образовано субстантивацией, то есть перешло из прилагательного в существительное, сократив количество форм.

[7] Выдающийся лингвист Ф. де Соссюр утверждал: «Для языковой единицы существенным является не материал, из которого она построена, а исключительно множество противопоставлений, в которое она входит». «Курс общей лингвистики». М.., 1980.

[8] Толкования приводятся по «Словарю русского языка» С. И. Ожегова. М., 1990, С. 299.

[9] Признак залога (действительного и страдательного) у причастий также объединяет их со спрягаемыми формами глагола, но, поскольку в школьной грамматике признак залога у спрягаемых форм не выделяется, мы оставили его за рамками обсуждения.


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру