26.10.2013

Развод: взгляд церковного канониста

Беседа с профессором Московской Духовной Академии протоиереем Владиславом Цыпиным

При сотворении людей брачный союз Бог установил для неразрывного соединения супругов в одну плоть, так что христианский закон провозглашает святость семейного союза и его нерасторжимость. Это поддерживает достоинство человеческой природы, с одной стороны, и с другой, дает благо нашей жизни: Церковь дает нам правила счастливой семейной жизни.
Именно с этой точки зрения необходимо рассматривать канонические основания для развода, существующие сегодня, что является лишь его юридической, формальной стороной, логика которой такова: он допускается, когда брак фактически утратил свой смысл. Это не инструкция о том, как разводиться «по-церковному», а всего лишь указания на то, что делать, если брак уже распался. Недаром в Церкви нет никакого чина «развенчания» или «церковного» развода. Есть только благословение на второй брак, которое необходимо получить у епископа, если человек после распада брака решил вновь создать семью.
 
Основной вопрос темы нашей беседы должен был бы звучать иначе: «При каких обстоятельствах можно говорить о том, что брак утратил смысл?» Сам Господь в Евангелии вполне определенно указывает на одно единственное основание для расторжения брака – это вина прелюбодеяния: «кто разводится с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует" (Мф. 19:9).

Исповедуя этот взгляд на брак, Церковь, однако, не могла не считаться с человеческими слабостями, со злой волей людей, находящихся внутри Церкви. Исходя из принципа икономии снисхождения и милости к немощам людей, но основываясь на двух первоначальных причинах развода (смерти одного из супругов и измены одного из них) она сформулировала целый ряд других. Как например, к смерти супруга приравнивается его безвестное отсутствие в течение долгого времени: в таком случае оставшаяся сторона признается вдовствующей и не обязана томиться далее в безнадежном ожидании.

Развод, как наказание


Церковное брачное право, в том числе нормы, касающиеся расторжения брака, формировалось на протяжении столетий. При этом канонисты опирались на евангельские заповеди, хотя им приходилось учитывать особенности светского законодательства. Основные условия заключения и расторжения брака, запечатленные в канонах Русской Православной Церкви, заимствованы из Византии, однако со временем они претерпели некоторые изменения, впрочем, не очень существенные.
 
Когда развод на основании лишь взаимного согласия супругов был исключен из византийской правовой практики, сохранилось несколько причин, дававших законное основание для расторжения брака: прежде всего, измена, а также те случаи, которые можно было рассматривать как аналогию супружеской неверности или смерти.
 
Измена одного из супругов доказывалась в суде с помощью свидетельских показаний, либо фактом рождения ребенка или беременностью, при условии долговременного отсутствия мужа. К измене приравнивалось и добрачное распутство жены, в том случае если муж не знал о нем до свадьбы. Измена переставала быть причиной для развода, если обе стороны оказывались виновны в ней, а также, если пострадавшая сторона уже простила супругу его преступление прямо или косвенно, т.е. продолжая с ним жить семейной жизнью. Государственный преступник лишался гражданских прав, поэтому супруга была обязана прекратить брак. В России до 1917 года не требовалось обязательно разводиться с политическим преступником (всем известен случай с женами декабристов), однако лишение свободы на длительный срок или ссылка на вечное поселение в Сибирь давало право другой стороне требовать развода.

Расторжение брака не по вине супругов
 
Причинами безусловного расторжения семейного союза, не связанного с проступком одного из супругов, являлась, например, неспособность к супружескому сожитию, приобретенная до вступления в брак (жена могла искать развода по этой причине лишь через 2 года с момента начала семейной жизни). Бесплодие жены, в отличие от языческого римского права, не признавалось основанием для развода. Сумасшествие супруга, будучи препятствием к браку, не могло служить основанием для его расторжения, если проявлялось уже после создания семьи. По византийским нормам безвестное отсутствие одного из супругов в течение 5 лет для гражданского лица и 10 лет для воина, пропавшего на войне, приравнивалось к смерти, и оставшийся супруг был волен заключить новый союз. В том случае, если после вступления жены во второй брак первый муж возвращался, он имел право вернуть свою супругу. Однако, пленение воина не являлось основанием для развода с ним. Брачный союз также расторгался при обоюдном произнесении супругами монашеских обетов, равно как и в силу монашеского пострига одного из них, с согласия другого. При этом гражданские законы Византии, приравнивая монашество к естественной смерти, не лишали оставшегося в миру возможности вступления во второй брак.
 
Возрастные ограничения

Если браку предшествовали обстоятельства, делавшие его заключение невозможным, это также было основанием для расторжения семейного союза. В частности, это касалось возраста вступления в брак. В византийском праве он составлял 12-13 лет для женщины и 14-15 для мужчины. В России в начале XIX века было введено так называемое гражданское брачное совершеннолетие: 16 лет для женщины и 18 лет для мужчины соответственно (византийские нормы остались действительными для Кавказа). Если супруги по факту оказывались моложе, брак немедленно должен был быть прекращен принудительно, если только не родился ребенок или не наступила беременность. По достижении брачного совершеннолетия семейные отношения могли быть возобновлены без повторного венчания. Если муж и жена отказывались от этого, семейный союз считался расторгнутым. При вступлении во второй брак такие лица считались второбрачными и на них канонами налагались соответствующие ограничения.

Возрастные ограничения касались и вдовствующих, и старых дев, и старых женихов в равной степени. Предельным возрастом для вступления в брак для женщин считалось 60 лет, для мужчин предельный возраст канонами не был определен.
 
Вопросы, связанные с расторжением брака, рассматривались на Поместном Соборе Русской Православной Церкви в 1917 году. Перечень оснований для развода в итоговых документах Собора был значительно расширен. К их числу отнесено подтвержденное отпадение одного из супругов от Православной Церкви, систематическое издевательство одного супруга над другим либо тяжелая, неизлечимая душевная болезнь одно из них, причем приобретенная в браке. Причиной расторжения семейного союза признавалось также неизлечимая тяжкая заразная болезнь, в частности, сифилис и проказа.

О второбрачии
 
Церковь неодобрительно относится к повторным бракам и допускает их только по снисхождению к человеческим немощам. По каноническому праву повторно вступить в церковный брак может только тот супруг, который при расторжении брачного союза оказался пострадавшей стороной. Виновник развода мог вновь создать семью только в случае покаяния и готовности понести определенное Церковью наказание на это. Намеренное оставление супруга со времен Византии также рассматривалось, как основание для развода. При расторжении брака сторона, признанная виновной, лишалась права на создание новой семьи, невиновная сторона это право получала. С начала ХХ века было разрешено вступать во второй брак и тому, кто совершил супружескую измену, ставшую причиной развода. Однако, это было возможно не ранее срока окончания церковной епитимии, определяемого в 3,5-7 лет. Данная норма действует по сей день.
 
Как правило, вопрос о церковном разводе встает в тот момент, когда один из расторгнувших семейный союз супругов – как правило тот, который не был виновником распада семьи, избирает нового спутника жизни и решает обвенчаться с ним. Однако после отделения Церкви от государства гражданско-правовые последствия имеют только акты, совершенные в ЗАГСе, либо через суды, поэтому церковное признание факта прекращения брачных отношений ничего не значит при отсутствии государственной регистрации развода. Церковь может только учитывать сложившиеся семейные отношения. Если распад семьи – это объективная данность, в частности, если супруги уже давно не живут вместе, и восстановление семьи невозможно, церковный развод допускается по пастырскому снисхождению.
 
Церковное право, допуская повторный церковный брак (венчание), третий брак разрешает лишь в порядке исключения, при обязательном выполнении двух требований: лицо, вступающее в новый семейный союз, должно быть в возрасте не старше 40 лет и не иметь детей. Если после двух браков, даже в случае раннего вдовства, человек имеет ребенка, церковный брак не дозволяется. Если детей нет, но миновал сорокалетний возраст, брак также не дозволяется. Возможность четвертого брака церковными канонами вообще не рассматривается.

Беседовали Савельева A. и Кирьянова О.



© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру