02.07.2011

Принципы духовно-нравственного воспитания

Решение поставленных задач возможно при реализации следующих принципов. (К сожалению, к настоящему времени произошло их существенное искажение и поэтому необходимо специально указать на эти искажения).

1. Антропологический принцип (принцип всестороннего развития личности). Высшей ценностью на земле является каждый человек, потому что каждый человек создан по образу и подобию Божию, и Господь пришел на нашу землю «нас ради и нашего ради спасения». Именно поэтому всестороннее развитие человека, его спасение является высшей целью воспитания. Следовательно, поиск путей реализации этой цели – главная задача педагогики. К сожалению, этот принцип более всего искажен сегодня множеством неточных, а то и ложных представлений.

Во-первых, искаженным оказалось само понимание человека. За несколько веков развития европейской культуры, провозгласившей «культ человека», представления о человеке поменялись кардинально – с «образа и подобия Божия» до «биологического существа», то есть фактически произошло низведение понимания человека к его телесной, в лучшем случае, и психической сфере.

Современное естествознание убедительно доказывает, что в своей телесной составляющей человек имеет много общего с живой и неживой материей. Но это понимание как раз и не дает возможности понять, а что есть собственно человек. В самом деле, в человеке нет ни одного химического элемента, которого нет на Земле. И в Библии говорится, что «создал Господь Бог человека из праха земного».

Однако, если мы ограничим понимание человека только его химической природой и для его познания разложим человека на химические вещества с точностью до одной миллиардной, разве мы поймем что такое человек? И если наука выявила схожесть телесности человека и животного, разве это дает что-то для понимания именно человека? Такое понимание, сводящее человека к низшим этажам его строения и отвергающее в человеке его духовное начало, принципиально отвергает понимание собственно человеческого в человеке. В том-то и дело, что для правильного, адекватного понимания человека, он изначально должен пониматься как человек, а не сводиться к нижним уровням своего строения. Для педагогики катастрофическая опасность такого представления о человеке, состоит в том, что исходя из такого усеченного, деформированного представления о человеке неизбежно выстраивается практика воспитания, не развивающая в человеке его высшие качества, его духовное начало, а в лучшем случае игнорирующая их, – это выражается, в частности, в том, что современное воспитание не имеет и соответствующего духовно-нравственного содержания – что равносильно запрещению развития человека вообще.

Значит, прежде всего надо понять, что человек есть образ Божий. И здесь вполне можно согласиться с Маслоу, что истинным идеалом человека является святой человек.

Следовательно, сама сущность человека и само воспитание требуют восстановления понимания человека как «Образа Божия».

Во-вторых, искажение состоит в том, что принцип всестороннего развития личности понимается как принцип дурной всесторонности, когда человек должен якобы овладеть всем бесконечным многообразием человеческих деятельностей, что в наш век запредельной специализации даже теоретически невозможно. На самом же деле принцип всесторонности состоит в том, чтобы человек овладел системой всеобщих родовых деятельностей и был развит телесно, душевно и духовно. А отвергая духовное начало и, значит, не развивая его, мы заведомо лишаем человека возможности всестороннего развития.

В-третьих, искажение состоит в утверждении идеи, что человек не должен быть с Богом, или, по крайней мере, человек может как быть, так и не быть с Богом. Однако такое требование ведет к тому, что человек, уходя от Бога, помимо своей воли начинает служить темным силам. А это ведет к тому, что и в его душе темные силы начинают подавлять его светлое начало. И это служение темным силам, или, проще говоря, низменным страстям как раз нередко демонстрирует современная массовая культура.

Забвение абсолютной ценности духовного начала в человеке ведет к утрате понимания важности сохранения неповрежденности души человека. Это забвение наиболее ярко выражено в знаменитом принципе – человек может делать все, но при условии, что его деятельность не будет вредить другим. На самом же деле в этом принципе заложен страшнейший обман и смертельная опасность, потому что человек должен жить так, чтобы не только не вредить другим людям и окружающей среде, но прежде всего, чтобы не повредить себе, своей душе, о которой говорится в Евангелии: «Что пользы человеку, если он весь мир приобретет, а душе своей повредит» [Мф.]. В самом деле, человек устроен так, что он сам может исказить, деформировать свое развитие, «повредить душе своей». Человек не может без хлеба. Но горе человеку, если он переест. Горе, если он украдет, обманет, отнимет хлеб у другого. Горе, если ради хлеба своего, он лишает зарплаты другого. Словом, горе человеку, если он добудет «хлеб свой» не «в поте лица своего». Он повредит своей душе так, что ему было бы больше пользы, если бы он был голодным. Так забвение духовности как объективной данности ведет и общество, и людей к эпидемии духовных болезней, которые стали повседневным и повсеместным явлением.
Поэтому в гораздо большей степени, чем о благополучии мира внешнего, человек должен заботиться о своем спасении, о развитии и о спасении души своей. А это значит, что он должен научиться противостоять злу, противостоять греху в самом себе.

А для этого воспитание должно органично соединить в себе не только начало позитивное, но и начало аскетическое, которое наиболее системно и целостно разработано в православии. Аскетизм – это система защиты от греха. Поэтому аскетизм – это не «умерщвление плоти», а умение держать себя «в форме», как телесной, так и душевной, а еще более – духовной. Поэтому всестороннее развитие человека должно органично включить в себя и начала аскетизма, позволяющие или дающие возможность «не повредить душе своей».

Таким образом, неискаженный антропологический принцип нацеливает нас на подлинно всестороннее развитие и воспитание человека.

2. Приоритет семейного начала. Семья является самым главным институтом воспитания. И в силу своего определяющего значения для развития человека она может не только успешно сформировать человека, но и очень серьезно, а подчас и непоправимо деформировать его развитие. Важнейшим условием успешности воспитания является нормальная семья. При этом семья, как и все в мире, имеет свою жесткую норму, идеал. К сожалению, современное понимание семьи, отсекающее ее понимание от христианских смыслов, ее духовных констант, от осознания семьи как величайшей святыни, привело к утрате традиционных принципов семьи и, естественно, к ее тотальному кризису.

Нормальная семья – это моногамная семья. И именно об этом говорит Господь Иисус Христос: «И приступили к Нему фарисеи и, искушая Его, говорили Ему: по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею? Он сказал им в ответ: не читали вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает. Они говорят Ему: как же Моисей заповедал давать разводное письмо и разводиться с нею? Он говорит им: Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так…» (Мтф. 19: 3–8).

История человечества показывает, что именно этот идеал семьи хранит любой народ как норму. Напротив, любые народы, которые позволили эксперименты с семьей и у которых не хватило духовных, нравственных сил восстановить нормальную семью, исчезли из истории.

Христианство не только осознанно утверждает абсолютную норму семьи, но и освящает семью, делает семью святыней, «малой церковью». Анализируя историю развития русской семьи, мы можем сказать, что православие на протяжении первых веков его принятия к XVI в. сформировало особую и уникальную русскую семью. Отражением строительства этой семьи стал «Домострой». К.Д. Ушинский пишет о русской семье: «...нам кажется, что ни у французов, где семейные связи рвутся так легко, ни у чадолюбивых немцев, ни даже в проникнутых мыслью и деятельностью семейных английских кружках нет той безыскусственности, той глубины и сердечности отношений, которые существуют между мужем и женой, родителями и детьми, братьями и сестрами и даже ближайшими родственниками во всякой сколько-нибудь порядочной славянской семье».

Поэтому восстановление нормальной православной семьи – это восстановление ее как важнейшего института воспитания, а взаимодействие с семьей – непременное условие успешности функционирования общественного воспитания.

Принцип семейных отношений важен и в школьном воспитании, в системе отношения учителя и ученика (не система дружеских, товарищеских отношений, а родительско-детский характер отношений). В то же время школа должна формировать в детях отношение к семье как величайшей святыне.

3. Принцип коллективизма (соборности) – важнейший принцип, сформированный на протяжении веков русским народом, Русской Православной Церковью. Он стал той основой, которая позволила выживать русскому народу во всех обстоятельствах, он стал важнейшей организацией труда, воинского служения и т.д.

Однако в настоящее время этот принцип подвергается отрицанию, поскольку якобы свободное и успешное развитие личности несовместимо с коллективизмом, который ее подавляет.

На самом деле отношение коллектив–личность – это органичное единство. Настоящее развитие человек может получить только в развитом коллективе. Не может быть команды без ярких индивидуальностей, но и индивидуальность формируется только в хорошей команде. Поэтому подлинное свое развитие человек может получить только в высокодуховном, высоконравственном, высокопрофессиональном, высокогражданском коллективе.

Словом, высокоразвитый коллектив есть условие успешного развития личности, а высокое развитие личности есть условие успешного развития коллектива.

4. Принцип народности – важнейший педагогический принцип. В мировой педагогике наиболее глубоко разработан К.Д. Ушинским. Этот принцип, означает, что воспитание каждого человека должно строиться в соответствии с духом, историей, культурой и традициями своего народа и что только народное воспитание есть наиболее полезное для человека, наиболее доступное, наиболее соответствующее «природе» человека.

Однако в понимании и осуществлении этого принципа есть две опасности. Во-первых, угасание народности. Наше время – это время тотального размывания всех национальных границ, ведущее к растворению и ассимиляции народов, к их угасанию. К.Д. Ушинский пишет: «Но если человеческая душа содрогается перед убийством одного недолговечного человека, то что же должна бы чувствовать она, посягая на жизнь многовековой исторической личности народа – этого величайшего из всех созданий Божьих на земле?».

Однако история выявила и другую опасность – переход народности в национализм. Для народа это не менее страшно, чем национальная ассимиляция, и не только потому что национализм ведет ко всякого рода внешним преступлениям, но и потому, что он деформирует внутреннее развитие самого народа, причем по разным параметрам, от формирования чувства ничем немотивированного превосходства над другими народами и желания угнетения других народов до изоляционизма.

Принцип народности предполагает сохранение и преданность своему народу, своему государству. Здесь рождается патриотизм – как любовь к своей Родине; отсюда рождаются лучшие творения культуры, народность является важнейшим источником высокой нравственности, жертвенности, подвижничества; родной язык является «лучшим педагогом» и т.д. Поэтому так важно в воспитании ориентироваться на принцип народности.

Если же оценивать современное состояние русского народа, то, конечно же, самой страшной опасностью для него является угасание национального начала. При этом этот процесс даже искусственно поддерживается, в том числе и под предлогом борьбы с национальным экстремизмом.
5. Принцип приоритета российской цивилизации. Важнейшее достижение России в истории человечества – она сформировала свою цивилизацию, а это значит она сформировала принципы, на которых эта цивилизация развивается. Одним из важнейших принципов, позволяющих существовать многонациональному российскому государству, – принцип соборности, или принцип братства во взаимоотношениях между народами, что дает возможность свободно жить всем народам России. И если в России угасают другие народы, то русский народ угасает прежде других.

К сожалению, сегодня идет попытка так или иначе разрушить этот принцип, прежде всего за счет разрушения единого российского общекультурного пространства, натравливания других народов на русский народ.

Нам надо понять ценность российской цивилизация и найти способы ее сохранения, в том числе и на уровне образования и воспитания.

6. Принцип всечеловечности. Понятие «общечеловеческое» несет в себе два главных значения. Во-первых, нечто всеобщее, что можно обнаружить у всех народов. Однако в такой абстрактной всеобщности это понятие и безжизненно, и неплодотворно. Во-вторых, нечто совершенное, что создано тем или иным народом: философия Древней Греции, право Древнего Рима, наука Западной Европы и т.д., что возвышается над национальным, что преодолевает национальные пределы, а благодаря этому становится понятным, приемлемым и полезным для всех народов. Именно эти достижения и есть общечеловеческое достояние, именно они реальная основа, объединяющая народы.

Однако именно этот принцип более всех искажен в нашей стране. Начиная со времен перестройки этот принцип, провозглашенный в качестве ведущего принципа переустройства советского общества и всех его сфер и предполагающий отказ от классового подхода, очень скоро стал чем-то тем, с помощью чего нашей стране и нашему народу стало навязываться все самое ужасное, начиная с правила: «Все, что ваше, – это наше, а все, что наше, – это наше»! и заканчивая системой нечеловеческих, античеловеческих, просто противочеловеческих ценностей. Поэтому, сегодня мы стараемся всячески отказаться от этого принципа вообще, даже прозвище придумали для людей, этот принцип исповедующих, – «общечеловеки».

Однако если правильной идеей воспользовались нечестные люди, то нельзя уничтожать правильную идею, а надо различать истину и обман под именем истины. Да, действительно, сегодня России под «брендом» «общечеловеческое» навязываются идеи, несовместимые ни с ее историей, ни с ее моралью. Но это настоящий обман. Мы уже говорили ранее, что общечеловеческое предполагает нечто такое, что понятно всему человечеству и что принимается всем человечеством. Более того, на самом же деле именно Россия, наряду с другими странами, предложила приоритет общечеловеческих ценностей, или «принцип всечеловечности». Именно Россия в середине XIX века сформулировала идею всечеловечности (А.С. Пушкин. Ф.М. Достоевский, В.С. Соловьев и др.). Именно Россия указала всем народам выход в космос как способ решения проблем человечества (К.Э. Циолковский). Россия всегда спешила на помощь всем обездоленным и угнетенным народам, даже если эти освобожденные народы потом ее предавали. И это связано с тем, что Россия всегда, за исключением периода средневековой раздробленности, была многонациональной страной. Россия всегда была открыта миру. Поэтому она и на практике сформировала принцип всемирной отзывчивости.

В то же время Россия не только принимала Запад, но и Восток, а по числу шедевров, переведенных на русский язык, она, может быть, уступает только количеству переводов на английский язык. При этом почти всегда Россия, а затем Советский Союз старались брать все лучшее с пользой для себя, находя, хотя и не всегда успешно, способы защиты от того, что может повредить стране и народу.

Однако в 90-е годы Россия стала абсолютно открытой системой, подобно организму, лишенному кожи, в результате чего страна в значительной мере утратила защиту от внешних опасностей.

Поэтому сегодня мы должны восстановить правильное понимание принципа всечеловечности. Мы должны быть настолько открыты миру, чтобы брать повсюду для себя все лучшее – от науки до технологий, и в то же время мы должны сформировать эффективные системы защиты от всего, что вредит стране, народу, людям: от некачественной продукции до массовой культуры. Словом, необходимо успешное взаимодействие с миром, а не ассимиляция и не изоляция.

7. Принцип православия. Человек начинается со святыни, с понимания того, что есть в мире нечто Высшее, есть Бог. На исходе своей жизни Д.И. Менделеев писал: «Считаю это тем более необходимым в наше время, что оно явно занято "переоценкою" и сосредоточенным стремлением найти вновь как-то затерявшееся "начало всех начал", исходя то из субъективной самостоятельной точки зрения, то из какого-то абстрактного единства, будь оно энергия вообще, или, в частности, электричество, или что-либо иное – только не древнее исходное начало, Богом наименованное».

К сожалению, сегодня возможность знакомства нашего народа с православием отвергается всеми доступными средствами, отрицание самой возможности знакомства наших детей со своей традиционной религиозной культурой приобрело какие-то гипертрофированные формы. В результате сегодня подчас христианству российский народ могут учить все – от корейцев до нигерийцев, но, к сожалению, только не Русская Православная Церковь.

Однако подлинной святыней для нас может быть только наша православная вера, позволившая нам сохраниться во всех невиданных испытаниях. Поэтому православие – это то сокровище, выше которого не может быть ничего на земле. Мы скорбим о потере денег, золота, но что такое золото по сравнению с православием. Преподобный Серафим Саровский учил нас, что православие есть то, ради чего человек, который поймет, что это такое, пожертвует всем. А преподобный Сергий Радонежский, провожая Дмитрия Донского на Куликовскую битву, говорил, что если для того, чтобы сохранить людей, потребуется отдать золото и землю, то надо отдать; нельзя отдавать только православие. Дмитрий Донской, как и ранее Александр Невский, находящийся практически в безвыходной ситуации, православие не отдал. И вся дальнейшая история подтвердила их правоту. Русский народ вернул и землю, и золото. И народ умножил.

И сегодня, если у нас будет наше святое православие, то у нас будет все: и деньги, и золото, и земля, если они нам будут нужны. А без православия русский народ прожить не может. И именно поэтому многие русские мыслители, в том числе и К.Д. Ушинский, писали, что сохранение православия – это и есть долг русского народа перед Богом, смысл и цель его бытия на этой земле. Поэтому принцип православия является не только важнейшим законом общественного бытия России, но и одним из важнейших принципов российского воспитания.



© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру