09.02.2009

Воспитание нравственности в детдоме

ТАРАБРИНА Людмила Ивановна, закончила Московский архитектурный институт, работала по профессии в архитектурно-художественном отделе Свято-Троицкой Сергиевой лавры, в Крестовоздвиженском монастыре, храмах Подмосковья. В 1994 г. закончила катехизаторский факультет Православного Свято-Тихоновского Государственного университета, работает в Отделе религиозного образования и катехизации РПЦ, с 1998 преподает Закон Божий в детском доме во имя преподобного Сергия Радонежского.

КОКУХИНА Людмила Григорьевна
, с 1986 года поет на клиросе, в 1997 году закончила педагогический факультет Православного Свято-Тихоновского Государственного университета, лектор медико-просветительского центра «Жизнь» при храме Благовещения Пресвятой Богородицы, с 1999 года занимается внеклассной работой с детьми детского дома во имя преподобного Сергия Радонежского.


Расскажите, пожалуйста, немного о детском доме, где вы работаете
.


Людмила Тарабрина:
К владыке Сергию (тогда он был епископом Солнечногорским, председателем Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, сейчас – митрополит Воронежский и Борисоглебский) обратилась английская благотворительная организация и предложила создать христианский детский дом, англичане прислали своего директора Брайана, арендовали здание у городских властей, директор буквально по помойкам находил детей. Так был создан детский дом Оверли Хауз, или Детский дом во имя преподобного Сергия. Помимо обычных школьных предметов, там преподавался Закон Божий. Спустя шесть лет, организация, финансировавшая детский дом, забрала присланного директора, и Оверли Хауз был передан государству. Когда я туда пришла, из прежних преподавателей уже никого не осталось. Система демократического, свободного воспитания, по которой их воспитывали англичане, привела к ужасным результатам. Воспитатели должны были ходить по струнке, а детям позволялось делать все, что захотят. С первым набором мы очень долго не могли справиться. Спустя некоторое время новый директор, Галина Ивановна Бирк, коррекционный педагог по профессии, решила поменять статус детского дома: появились дети, отстающие в развитии. Мне кажется, их недостатки – не столько патология, сколько последствия пережитого. Будто что-то сломалось внутри, но благодать детства все может вылечить. Контингент у нас разношерстный: есть дети-сироты из нормальных семей, они будто с другой планеты, последнее время много появляется детей бомжей, выросших на помойке, цыган.

Когда я начала преподавать Закон Божий, первое время меня поражало, что дети уже знали очень много, но это знание никак не сопоставлялось с реальной жизнью. То же самое происходит и с детьми в обычной Воскресной школе. Подросток из храма выходит на улицу совершенно другим, сбрасывает «церковный костюм» и начинает жить полнокровной жизнью, где ничто не умаляет желанной свободы.


Как-то с этим можно справиться?


Я думаю, не нужно давать очень много информации, это вредно. Духовное знание очень обязывает. Раз знаешь, то почему так не живешь? Самое сложное – понять меру восприятия, у каждого человека она своя. Маленькому человеку и маленькой вере нужно очень немного. Рассказал детям немного о Боге, о Церкви, а потом можно порисовать с ними, мы еще занимаемся с ними театром, делаем рисованные фильмы. У нас есть старый аппарат эпидеоскоп, который проецирует картинку на стену, дети придумывают кадры, подбирают музыку, текст… Так недавно был создан фильм о преподобном Сергии. Преподаватель физкультуры, Владимир Николаевич Яковлев, организовывает детские походы, включая в маршрут и монастыри, детям это очень нравится.

Невозможно о Боге говорить так: «Выучите к следующему разу такие-то параграфы учебника по Закону Божьему отца Серафима Слободского». Первые годы мы  думали: будем давать номера глав, дети будут узнавать о Боге, выучивая книгу, становиться верующими. А этого не произошло. Ученики одной православной гимназии, где практиковалась такая система, в итоге вообще ушли из Церкви. Поэтому очень важно давать знание о Боге дозировано – столько, сколько человек хочет воспринять. Тут задача не в том, чтобы запихать в человека как можно больше сведений, а в том, чтобы понять, сколько он может усвоить и перенести в практику жизни. А ещё… ведь мы не знаем, что происходит в душе другого человека, ведь отношения души с Богом – это некая тайна.

Ребенку интересно то, что его лично касается. Например, знать, когда его именины, кто его святой покровитель – это может быть начало разговора о Боге. Чем старше становятся дети, тем сложнее им прийти в церковь, выстоять службу… Но на именины – в свой праздник – им хочется побывать в храме. Мы возим детей на службу только тогда, когда они сами этого желают, здесь ни в коем случае нельзя заставлять. У нас есть микроавтобус, на котором детдомовцев привозят в церковь...

Привести детдомовцев в храм – поступок достаточно смелый…

Людмила Кокухина: Да, они шумят, им трудно долго стоять на одном месте, их приходится постоянно контролировать, делать каждую минуту замечания. Некоторые прихожане были очень недовольны, что они мешают богослужению, подают дурной пример нашим детям, Людмила Ивановна очень переживала – ведь они же такие же люди, как мы. Чтобы они исправились, им необходимо побыть в среде христианской, где они увидят чуткое отношение, любовь, терпение, милосердие. Это урок терпения и любви и для прихожан. К церкви не стоит относиться потребительски, ждать, чтобы нам в ней всегда было комфортно и хорошо.


Ваши воспитанники как-то отмечают церковные праздники?




Людмила Тарабрина: Да, нам в организации праздников помогают две общины – храма Трех Святителей на Кулишках и Покрова Пресвятой Богородицы в Медведково. Вначале мы с детьми молимся на службе, потом идем вместе в магазин, выдаем им деньги, чтобы дети самостоятельно выбирали еду на праздничный стол, им очень нравится участвовать в подготовке праздника. Раньше мы закупали продукты заранее, это была ошибка, детям значительно интереснее покупать самим. Мы стараемся устраивать совместное празднование с детьми из Воскресной школы. Это очень полезный опыт: когда дети из детского дома попадают в коллектив детей, растущих в семье, для них создается питательная, благодатная среда, они начинают вести себя совершенно иначе. Праздники у нас проходят в народных традициях, в организации помогают наши прихожане, участники фольклорного ансамбля «Дербеневка»: игры, песни, хороводы… и вдруг замечаешь, что детдомовские дети, эти маленькие взрослые, начинают вести себя по-детски.

Людмила Кокухина: Надо сказать, праздники сейчас вошли у нас в педагогическую концепцию. Детдомовцам очень сложно в свое время создавать свою семью, в детском доме они живут общиной, хорошо сплоченным коллективом, но ведь отношения в семье намного глубже и ответственнее, чем в коллективе, именно здесь складываются основы миропонимания, здесь закладывается образ жизни. Дети, оставшиеся без родителей, не знают, как вести себя в семье. На именины мы пытаемся создать некое подобие семейного торжества: приносим муку, сахар, молоко… – все необходимое, дети пробуют самостоятельно испечь блины, пироги, а потом приглашают гостей – педагогов, крестных. Таким образом дети участвуют в создании подобия некой семейной реальности, которой были лишены. Праздники для них становятся одновременно уроками.

Наверное, и у детдомовских детей есть идеалы прекрасного?



Людмила Тарабрина:
Да, они ищут идеал, пусть даже только интуитивно, бессознательно… но главное, такая потребность есть. Вот, например, они постоянно смотрят телевизор, проникаясь модными идеями «свободной любви», и все же какая-то внутренняя чистота им подсказывает: это не любовь. Дети старшего возраста, поучаствовав в рождественском спектакле, объявили: «Давайте создадим театр!». Я спрашиваю: «И что мы будем ставить?» Они: «Ромео и Джульетту!»

Людмила Кокухина:
Спектакли служат если и не духовному, то душевному воспитанию, утверждению идеального в душе. Дети репетируют другой образ жизни, проживая жизнь героя, как свою.


Вы, как я поняла, пытаетесь сломать сложившийся стереотип, что такие дети должны жить в некоторой изоляции от общества? На самом деле их не стоит бояться.

   
Людмила Тарабрина:
Да, но далеко не всякий согласится, к примеру, стать крестным детдомовца. А как они ждут свою крестную! Таким детям нужны родственные, духовные отношения, кто-то свой.

Людмила Кокухина
: Для меня было потрясением предложение Людмилы Ивановны пригласить детдомовских девочек, моих крестниц, на свадьбу моего сына. Я поначалу представила себе реакцию родителей невесты, гостей… а потом подумала: все-таки хорошая идея, ведь детдомовцы не знают, какой должна быть свадьба… это брошенные дети… они живут изолированно, а ведь такое событие может случиться и в их жизни. Они потом долго вспоминали этот день, для них это был выход в жизнь. А одна из девочек старшего возраста сказала: «Я буду венчаться только в храме Трех Святителей!» - там же, где венчался мой сын.

Людмила Тарабрина:
Замечательно, что много прихожан храма Покрова Богородицы, находящегося рядом с детским домом, стало заходить к нам,  жертвовать свое время, часть своей души. Попадая в благодатную православную среду, эти дети из маленьких гадких утят могут превратиться однажды в прекрасных лебедей. Это происходит у нас на глазах…













© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру