25.11.2012

Константин Всеволодович

КОНСТАНТИН ВСЕВОЛОДОВИЧ († 2 февраля 1218), князь Ростовский (с 1207/08), великий князь Владимирский (1216—1218), родоначальник династии ростовских князей.

Старший сын великого князя Владимирского Всеволода Юрьевича Большое Гнездо и его супруги Марии, бывшей, по одним данным, «ясыней» (осетинкой), а по другим — «чехиней», дочерью некоего чешского князя Шварна (впрочем, не исключено и русское происхождение княгини).

Константин родился 18 мая 1185 г., о чем в летопись была внесена особая запись (датированная ультрамартовским 6694 годом). Уже в трехлетнем возрасте 14 августа 1188 г. он вместе с отцом участвует в обряде освящения восстановленного Владимирского Успенского собора. А 15 октября 1195 г., т. е. в возрасте десяти лет, отец женит его на дочери смоленского князя Мстислава Романовича; венчание состоялось во Владимире, в Успенском соборе, в присутствии многих князей: «и бысть радость велика в граде Володимири». Всё это свидетельствует о том, что отец с самого детства готовил старшего сына к занятию в будущем княжеского престола.

Константин и позднее принимает участие во всех делах своего отца. Так, в конце апреля — июне 1198 г. он участвует в походе против половцев к Дону (Северскому Донцу). Есть сведения, что короткое время Константин княжил в принадлежавшем отцу городе Переяславле-Южном (об этом сообщает В. Н. Татищев под 1196 г., но насколько его сведениям можно доверять, сказать трудно).

В марте 1205 г. по воле отца Константин отправляется на княжение в Новгород, где прежде княжил его младший брат Святослав. Отец руководствовался тем, что в Новгородской земле «рать ходить, а… сын мой Святослав мал», и потому решил передать новгородский стол своему старшему сыну. Суздальский летописец вкладывает в уста Всеволоду такие слова, обращенные к сыну: «…На тобе Бог положил переже старейшинство во всей братьи твоей, а Новгород Великий старейшинство имать княженью во всей Русской земли; по имени твоем… не токмо Бог положил на тебе старейшинство в братье твоей, но и во всей Русской земли. И аз ти даю старейшинство: поеди в свой город». Константина провожали отец, братья и все жители Владимира с великим торжеством. В Новгород он въехал 20 марта, «и рад бысть весь град своему хотению». В эти же дни, 19 марта, умерла мать Константина, принявшая незадолго до смерти, 2 марта (т. е. на следующий день после отъезда Константина) монашеский постриг в основанном ею Владимирском Успенском Княгинином монастыре. Позднейшие летописи сообщают о том, что Константин перед отъездом пришел к лежащей в болезни матери и «прият благословение от нея»; мать же, собрав у себя сыновей, преподала им наставление, поучая слушаться во всем старшего брата, а Константину заповедав: «…Ты же, старейший мой сын Константине, имей братию свою, аки сыны, и милуй их, аки рожение свое». Константин же «сладостне слыша учение еа, яко губа воды напояшеся, внимая от уст еа, и на сердци полагая вси словеса ея, ибо от корени благаго благый возрасте плод». Узнав в Новгороде о смерти матери, Константин горько плакал, «понеже любим бысть от нея».

Летом 1207 г. Константин во главе новгородской рати участвует в походе отца и братьев на рязанских князей — союзников враждебного Всеволоду Суздальскому киевского князя Всеволода Чермного. В ноябре того же года, по возвращении во Владимир, он освящает построенную на его дворе церковь Святого Архангела Михаила, «юже бе сам создал и украсил иконами честными». По случаю освящения церкви был устроен пир; «и благословиша людье Костянтина, рекуще: благословен Бог, иже дасть Всеволоду сицего сына разумна». Церковное строительство оставалось излюбленным занятием Константина и в последующие годы.

Той же зимой 1207/08 года Всеволод вернул в Новгород младшего сына Святослава, а Константина оставил у себя, дав ему город Ростов «и инех 5 городов да ему к Ростову». В отношении новгородских дел это решение оказалось ошибочным, но оно стало поворотным в судьбе самого Константина. Уже очень скоро он не просто привыкнет к Ростову, но полюбит его, буквально прикипит к нему душой. Здесь же, в Ростове, родились и его старшие сыновья: 7 декабря 1208 (?) г. — первенец Василий (Василько), а 18 июня 1210 г. — Всеволод (названный в крещении Иоанном). Что же касается новгородских дел, то Константину пришлось еще раз участвовать в их разрешении: после того как в 1209 г. новгородцы приняли на княжение Мстислава Мстиславича Удатного (из рода смоленских князей) и заточили во «владычном дворе» Святослава, Всеволод Большое Гнездо выступил войной на Новгород вместе со своими сыновьями, в том числе и Константином. Однако до военных действий не дошло: Мстислав и Всеволод заключили мир на том, что Новгород остается Мстиславу, а тот отпускает Святослава к отцу. Уместно отметить, что впоследствии Мстислав Удатной станет надежным союзником Константина Всеволодовича.

К 1211 г. относится разрыв Константина с отцом. Пребывая уже в маститой старости и предчувствуя свою скорую смерть, Всеволод решает составить завещание, по которому Константин должен был получить Владимир и великое княжение, а Ростов переходил к следующему Всеволодову сыну Юрию. Однако Константина такое решение не устроило, и он не ехал «к отцу своему во Владимир, хотя взяти Володимир к Ростову», т. е. перенести великокняжеский стол в Ростов, присоединив к нему Владимир как «младший» город. Всеволод дважды посылал за сыном в Ростов, но тот оба раза отказывался ехать к отцу. Рассерженный Всеволод созвал нечто вроде позднейшего земского собора (бояр, игуменов, священников, а по уверению позднейшего летописца, еще и «купцов, и дворян, и всех людей») и по-новому объявил свою волю: теперь Владимир и великое княжение должны были перейти ко второму его сыну Юрию, которому и целовали крест как своему будущему князю все собравшиеся. Услыхав об этом, Константин, по выражению летописца, «въздвиже брови собе с гневом на братию свою, паче же (т. е. прежде всего) на Георгия (Юрия)». 13 апреля 1212 г. Всеволод умер, и завещание, по которому за Константином оставался лишь Ростов, вступило в силу. Владимир и великое княжение переходили Юрию, следующему по старшинству брату Ярославу достался Переяславль-Залесский, Владимиру — Юрьев, а младшие братья Святослав и Иван должны были довольствоваться тем, что им даст старший Юрий, становившийся им «в место отца». (Показательно, что в Лаврентьевской летописи все эти подробности, равно как и перипетии последующей войны между братьями опущены — и именно по той причине, что соответствующая часть летописи была обработана в интересах Константина; о событиях тех лет мы знаем по большей части из более поздних летописных сводов, отражающих владимирское и переяславль-залесское летописание.)

Константин, единственный из братьев, не присутствовал на погребении отца. О том, что произошло во Владимире, ему сообщил Святослав, бежавший к нему от Юрия (позднее он покинет Константина и вернется на сторону Юрия). Константин решительно отказался признавать отцовское завещание. Летописец приводит его слова, сказанные в адрес брата Юрия: «То сему ли подобает седети на отни столе, меншему, а не мне болшему?!» «И нача собирати воя», т. е. готовиться к войне с Юрием. В свою очередь, Юрия полностью поддерживал брат Ярослав. Что же касается других их братьев, Святослава и Владимира, то они меняли союзников и переходили от одного брата к другому.

Начавшиеся переговоры не принесли результатов. Юрий предлагал старшему брату Владимир, но в обмен на Ростов. Однако Константин требовал себе оба города, намереваясь вокняжиться во Владимире, а Ростов передать сыну, малолетнему Васильку. Юрию же он предлагал довольствоваться Суздалем, но это, естественно, не могло удовлетворить второго Всеволодовича. Срыв переговоров привел к началу военных действий. В том же году Юрий и Ярослав выступили к Ростову. На подступах к городу, на реке Ишне, развернулось вялотекущее сражение, однако из-за распутицы («бе бо грязка велми») князья предпочли заключить перемирие. В 1213 г. Константин возобновил военные действия: отнял у Юрия Соль Великую, а у Ярослава Нерехту и сжег Кострому; в ответ Юрий и Ярослав вновь подступили к Ростову, но вновь после недолгого «стояния» на Ишне заключили мир.

Шаткое равновесие между братьями было нарушено в 1216 г., когда в их борьбу вмешался вновь вернувший себе новгородский стол князь Мстислав Мстиславич Удатной, враждовавший из-за Новгорода и новгородских владений со своим зятем, братом Константина Ярославом Всеволодовичем. Мстислав вместе со своими родичами, смоленскими князьями, выступил в поддержку Константина. 21 апреля 1216 года войска Константина, Мстислава и их союзников наголову разгромили превосходящие их численностью силы Юрия и Ярослава на реке Липице, близ Юрьева-Польского. Юрий был вынужден уступить Константину Владимир и Суздаль, получив взамен незначительный Радилов Городец на Волге. На следующий год братья заключили новый договор: предчувствуя свою скорую смерть и опасаясь за судьбу сыновей, Константин вернул Юрию Суздаль и завещал ему после своей смерти Владимир и великое княжение. Ростов же становился наследственным владением Константина и его потомков. Юрию же князь поручил по своей смерти заботу о своих сыновьях.

Церковные дела постоянно занимали внимание князя Константина Всеволодовича. В историю Северо-Восточной Руси он вошел как храмоздатель, строитель церквей. 25 апреля 1213 г. князь заложил в Ростове новую церковь Пресвятой Богородицы на месте прежней, разрушенной пожаром 1211 г. В следующем, 1214 г. он закладывает в Ростове же на своем княжеском дворе каменную церковь Святых Бориса и Глеба; в 1215-м — каменную церковь Успения на княжеском дворе в Ярославле; в 1216-м — каменную церковь и монастырь Спаса Преображения в Ярославле же; в 1217-м — церковь Воздвижения честного креста во Владимире «на Торговище». В том же 1217 г. во Владимир явился не названный по имени полоцкий епископ со священными реликвиями, принесенными из Константинополя: частью от Страстей Господних и частицами мощей святого Логгина Сотника и святой Марии Магдалины. Показательно, что епископ пришел именно к князю Константину Всеволодовичу, «ведый его любовь и желанье до всего божественаго церковнаго строенья: до святых икон, и мощий святых и до всего душеполезнаго пути, ведущаго в жизнь вечную». 15 октября князь организовал грандиозное торжество во Владимире — встречу святынь и их препровождение из Вознесенского монастыря в Дмитровский собор.

Незадолго до смерти Константин дал княжения своим сыновьям: Васильку Ростов, а Всеволоду Ярославль. Совсем еще маленькому Владимиру (он родился в 1214 г.) предназначался Углич. Летопись приводит кажущееся традиционным предсмертное поучение Константина старшим сыновьям: «…Будьте между собою в любви, Бога бойтесь всею душою, заповеди его во всем соблюдайте и мои нравы вся восприимите, яже мя видеста творяща; нищих и вдовиц не презрите, церкви не отлучайтесь, иерейский и мнишеский чин любите, и книжного поучения слушайте, и будьте в любви между собою, и Бог мира буди с вами…»

Князь Константин Всеволодович умер 2 февраля 1218 г. во Владимире, оплакиваемый народом, и был погребен во владимирском Успенском соборе. Тогда же «над гробом мужа своего» его супруга приняла пострижение в монахини с именем Агафья (мирское имя супруги Константина неизвестно).

Лаврентьевская летопись (являющаяся в этой своей части фактически придворной летописью Константина) содержит пространную похвалу князю: «Сь бе блаженый князь зело украшен всеми добрыми нравы, възлюби Бога всею душею… не помрачи ума своего пустошною славою прелестнаго света сего, но весь ум свой впери тамо… Так бе блаженый сь князь правдив, щедр, кроток, смерен, всех милуя, всех набдя, паче же всего дивную любя и славную милостыню и церковьное строенье и о том пекыся день и нощь, велми бо печашеся о созданьи прекрасных Божиих церквий, и многы церкви созда по своей власти (т. е. по своей области), въображая чюдными въображении святых икон, исполняя книгами и всякыми украшении, чтяше же паче меры иерейскый и мнишьскый чин, подая им, еже на потребу и приимая от них молитвы и благослвенье… часто бо чтяше книгы с прилежаньем и творяще все по писаному…»

У историков прошлого князь Константин Всеволодович заслужил прозвище «Мудрый». Его считали великим книжником, создателем грандиозной библиотеки. По словам историка XVIII в. В. Н. Татищева, князь «великий был охотник к читанию книг и научен был многим наукам, того ради имел при себе людей ученых, многие древние книги греческие ценою высокою купил и велел переводить на русский язык. Многие дела древних князей собрал и сам писал, також и другие с ним трудилися. Он имел одних греческих книг более 1000, которые частию покупал, частию патриархи, ведая его любомудрие, в дар присылали сего ради. Был кроток, богобоязнен, все разговоры его словесы книжными и учении полезными исполнены были». Однако источник всех этих сведений, а также степень их достоверности неизвестны.

Источники:

Летописи: Лаврентьевская, Радзивиловская, Новгородская Первая старшего извода, Софийская Первая, Летописец Переяславля Суздальского, Московский летописный свод конца XV в., Никоновская.

Татищев В. Н. История Российская, часть 2-я.


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру