12.12.2008

Священномученик Серафим (Чичагов) и его богословское наследие

Священномученик Серафим (в миру Леонид Михайлович Чичагов) родился в 1856 году. Выходец из старинного дворянского рода - он был правнуком знаменитого адмирала В. Я. Чичагова (1726-1809), одного из первых исследователей Ледовитого океана, и внуком П. В. Чичагова (1767-1849), морского министра России, видного участника Отечественной войны 1812 года (смотри список использованной литературы: 2, с. 13).

Леонид Чичагов получил образование в Пажеском корпусе и Артиллерийской академии (2, с. 13).

Во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов Л. М. Чичагов совершает при осаде Плевны чудеса храбрости, распорядительности. Сам генерал-лейтенант М. Д. Скобелев отмечает его имя в приказе по армии. Главнокомандующий армией Великий князь Николай Николаевич старший возлагает на него Георгиевский крест (1, с. 10) - знак военной храбрости и самоотверженности.

Военную службу Леонид Михайлович сочетал с историко-литературной деятельностью. События, связанные с освобождением Болгарии, Л. М. Чичагов описал в книгах «Дневник пребывания Царя-Освободителя в Дунайской армии в 1877», «Описание отдельных солдатских подвигов», «Рассказы о подвигах офицеров».

В 1879 году он женился на Наталье Николаевне Дохтуровой - внучатой племяннице Д. С. Дохтурова - героя Отечественной войны 1812 года.

К этому времени относится его знакомство с протоиереем Иоанном Кронштадтским, канонизированным на Поместном Соборе Русской Православной Церкви в июне 1990 года. В духовном послушании у святого праведного отца Иоанна он находился тридцать лет (2, с. 14) и свое отношение к духовному руководителю выразил в следующих словах: «В Бозе почивший, дорогой нам всем отец Иоанн Кронштадтский, великий праведник и всероссийский молитвенник, истинный друг всех страждущих и обремененных, всегда останется близким сердцу русского народа и чистейшим источником вдохновения для служителей и предстоятелей у престола Божия» (10, с. 207).

Военная карьера не удовлетворяла Л. М. Чичагова. Он с детства отличался необыкновенной религиозностью, чему способствовало раннее сиротство. Он в детстве потерял родителей и, по его словам, «привык искать утешение в религии». «Я никогда не забывал, - говорил он, - молитвенно простирать руки к Богу в надежде на Его милосердие и всепрощение» (5, с. 128).

В 1891 году полковник Л. М. Чичагов совершает невероятное: подает в отставку и объявляет о своем желании стать священником. Это произвело настоящий шок у его близких, особенно у жены-аристократки. «Вы думаете, легко было моей жене, когда отец Иоанн Кронштадтский ей сказал: «Ваш муж должен быть священником», - вспоминал через много лет митрополит Серафим (1, с. 10).

Уйдя в отставку, Леонид Михайлович переезжает с семьей в Москву, усердно изучает богословские науки и готовится к посвящению себя служению Святой Церкви. Этот период в его жизни характеризуется внешне незримым, но глубочайшим процессом формирования в душе офицера непоколебимого мировоззрения православного христианина.

Желание помогать ближним заставило Леонида Михайловича освоить медицинскую науку. Он разработал свою систему лечения, основанную на применении лекарств растительного происхождения и, опробовав их на практике, изложил свое исследование в «Медицинских беседах», вышедших в двух томах.

Создав особую систему лечения и прилагая ее с успехом в своей практике, он желал доказать, что медицина как наука более других необходима для людей, как облегчение в страданиях. Но медицина должна и более всякой другой науки «опираться на религию и изыскивать средства в природе, созданной Самим Творцом на пользу человечества» (6. с. 3-4). Излагая учение о трехсоставности человека, автор говорит о необходимости преуспеяния в духовной жизни, что будет способствовать к выздоровлению. Рассуждая о взаимоотношении религии и науки, Леонид Михайлович использует творения епископа Смоленского Иоанна, архиепископа Херсонского Иннокентия. Он приводит очень интересные исследования святителя Феофана Затворника о назначении человека, о появлении страстей греховных, о психологии грешника и праведника. Л. М. Чичагов пытается объяснить, что причиной многих болезней и эпидемий являются грех и страсти греховные. Свидетельствуя о том, что страсти появились у наших прародителей после грехопадения, автор делает вывод, что грех доводит нас до болезни и страсть - единственный корень недугов, о чем имеется множество указаний в Библии (6, с. 36). «История нам показывает, - пишет Леонид Михайлович, - что гнев Божий настигал города, где не насчитывалось ни одного праведника, что поветрия и эпидемии редко охватывали местности целиком, что, наконец, одно государство оставалось нетронутым, а лежащие по краям его терпели эпидемии» (6, с. 35).

Этот период жизни Леонида Михайловича заканчивается принятием священства. В 1893 году он был рукоположен в сан священника в Кремлевском Успенском соборе и приписан к Кремлевской церкви Двенадцати апостолов, а затем назначен настоятелем московской церкви святителя Николая на Старом Ваганькове.

В 1895 году отец Леонид овдовел.

В этом же году был причислен к братству Свято-Троицкой Сергиевой лавры, а в 1898 году пострижен в мантию с именем Серафим.

В это время он составляет летописный очерк «Зосимовой пустыни во имя Смоленской Божией Матери, Владимирской губернии, Александровского уезда», которая была приписана к Лавре. Книга выдержала несколько изданий. Иеромонах Серафим (Чичагов) сообщает предание о том, что старец Зосима - основатель Зосимовой пустыни, вначале был иноком Свято-Троицкие Сергиевой лавры.

Иеромонах Серафим приводит примеры из истории, свидетельствующие о призвании Богом древних подвижников к отшельнической жизни. Так преподобный Антоний Великий, глава монашества, учредитель пустынножития, удалился в пустыню для строжайшего безмолвия по повелению Божественного гласа. Преподобному Макарию Великому явился Херувим, который показал бесплодную дикую равнину, впоследствии Египетский скит, и заповедал поместиться в ней на жительство. Преподобный Арсений Великий, находясь в царских палатах, молил Бога, чтобы ему был указан путь спасения, и услышал голос: «Арсений! бегай человеков и спасешься» (7, с. 4). «Конец вашей подвижнической жизни, - пишет отец Серафим - есть Царство Божие, а цель - чистота сердца, без которой невозможно достигнуть конца. Так святой Апостол Павел учит: «Плод ваш есть святость, а конец - жизнь вечная!» (Рим. 6, 22). Этим он сказал как бы: «Цель наша в чистоте сердца, а конец- жизнь вечная» (7, с. 12). Достигнув чистоты сердечной при содействии Божественной благодати, старец Зосима был награжден Господом великим даром - совета, или старчества. «К нему обращались за наставлениями тысячи народа, благочестивые жители Москвы, Александрова и окрестных сел» (7, с. 25). После кончины схимонаха Зосимы в 1710-1713 году братия Зосимовой пустыни рассеялась, и пустынь упразднилась. Но и после кончины блаженного старца Зосимы «пустынь его сохранила прежнюю святость, если не сделалась еще более благодатною, ибо нетленное тело его стало источать силу непобедимую, оживотворяющую благодать Святого Духа» (7, с. 47). Долго ждала Зосимова пустынь боголюбивых жертвователей и устроителей, которые бы искренно, во имя Божие, возродили обитель. И вот, наконец, Божественная благодать привлекла сперва горячо полюбивших пустынь - семью московского купца Дмитрия Михайловича Шапошникова и Владимира Петровича Попова, а затем наместника Лавры архимандрита Павла и книгоиздателя Ивана Ефимовича Ефимова к служению забытой обители (7, с. 81).

Иеромонах Серафим (Чичагов) свидетельствует, что к концу XIX века «благодаря Бога и привлеченных к Зосимовой пустыни жертвователей эта, выстрадавшая себе право на существование и устройство, приняла вид совершенно благоустроенной» (7, с. 84-85).

Среди трудов митрополита Серафима особое место занимает его деятельность по прославлению старца отца Серафима Саровского. Эта деятельность началась еще в бытность отца Серафима (Чичагова) священником, а затем архимандритом, настоятелем Суздальского Спасо-Евфимиевского монастыря.

Начало было положено написанием «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» - капитального труда, наиболее полно и достоверно отражающего историю Саровского и Дивеевского монастырей и жизнеописание старца Серафима Саровского. Летопись, первый раз изданная в Москве в 1896 году почти на восьмистах страницах, повествует о создании в Дивееве монастыря - четвертого удела Божией Матери на земле, содержит жизнеописание старца иеромонаха Серафима и ближайших к нему людей. «Благодаря этой летописи православный люд широко узнал и глубже стал почитать преподобного Серафима Саровского» (2, с. 16). Эта книга была преподнесена императору Николаю II, что повлияло на решение прославления преподобного Серафима. По окончании летописи архимандриту Серафиму было видение, о котором он впоследствии рассказывал своему духовному сыну протоиерею Стефану Ляшевскому: «По окончании летописи я сидел в своей комнате в одном из дивеевских корпусов и радовался, что закончил, наконец, труднейший период собирания и написания материала о преподобном Серафиме, я увидел его как живого. У меня ни на минуту не мелькнуло мысли, что это видение - так все было просто и реально. Но каково же было мое удивление, когда батюшка Серафим поклонился мне в пояс и сказал: «Спасибо тебе за летопись. Проси у меня все, что хочешь за нее». С этими словами он подошел ко мне вплотную и положил свою руку мне на плечо. Я прижался к нему и говорю: «Батюшка, дорогой, мне так радостно сейчас, что я ничего другого не хочу, как только всегда быть около Вас». Батюшка Серафим улыбнулся в знак согласия и стал невидим. Только тогда я сообразил, что это было видение.

Используя свои связи в придворных кругах, отец Серафим (Чичагов) сумел все же найти дорогу к императору Николаю II и склонил его в пользу открытия мощей. Состоялось решение совершить в 19 день июля 1903 года торжественное открытие мощей преподобного Серафима, Саровского чудотворца.

На архимандрита Серафима была возложена работа по подготовке к торжествам прославления старца Серафима Саровского.

Торжества состоялись 17-19 июля 1903 года в присутствии царской семьи. Труды архимандрита Серафима получили высокую оценку как Государем, так и многими священнослужителями. Об этом свидетельствуют письма, дошедшие до наших дней.

На этом не кончились труды архимандрита, относящиеся к прославлению преподобного Серафима Саровского. Его перу принадлежит «Краткое житие приснопамятного Серафима Саровского», а также краткая летопись Серафимо-Дивеевского монастыря, словесная икона угодника - акафист, который звучит в храмах и в настоящее время.

Возвратившись в древний Суздаль, архимандрит Серафим занимается подготовкой к 500-летию со дня преставления преподобного Евфимия, суздальского чудотворца, и составляет его жизнеописание (2, с. 16). В предисловии к книге автор говорит, что одна из причин, побудивших его к написанию данного сочинения, память о преподобном Евфимии, суздальском чудотворце, названном современниками «великим», почти исчезла. Житие преподобного Евфимия Суздальского, составленное архимандритом Серафимом, способствовало духовному возрождению древней обители.

В 1905 году в Успенском соборе Московского Кремля архимандрит Серафим был хиротонисан во епископа Сухумского митрополитом Московским и Коломенским Владимиром (Богоявленским, умер 1918) с сонмом епископов.

В своем слове при наречении во епископа архимандрит Серафим сказал: «Скорби - это лучшие провозвестники воли Божией, и от начала века они служили людям знамением избрания Божия. Испытав с восьмилетнего возраста сиротство, равнодушие людей, беспомощность и убедившись в необходимости проложить себе жизненный путь собственным трудом и многолетним учением, я, по окончании образования, еще в молодости, прошел все ужасы военного времени, подвиги самоотвержения, но, сохраненный в живых дивным Промыслом Божиим, продолжал свой первоначальный путь, претерпевая многочисленные и разнообразные испытания, скорби и потрясения, которые окончились семейным несчастьем - вдовством» (5, с. 128).

Владыка, едва появившись в Грузии, сталкивается с грозной ситуацией: революция 1905 года всколыхнула грузинский национализм, и епископ со всей присущей ему энергией принимается за противосмутную борьбу.

Год спустя епископ Серафим был перемещен на Орловскую кафедру.

В Орловской епархии святитель Серафим деятельно проводил возрождение христианской жизни в народе. «Для этой цели он распространял среди духовенства литературу, проводил частные собеседования и умножал благотворительность среди народа» (9, с. 53).

В 1908 году он был переведен в Кишинев. Семь лет, которые он находился в Бессарабии, вел настойчивую борьбу с «иннокентьевщиной» - зловредным движением, опасным для народной молдавской массы (9, с. 53).

Главным делом служения людям на церковном поприще для владыки Серафима стала проповедь Слова Божия. Он был прекрасным проповедником. «Энергичный и красноречивый проповедник. С редкой энергией заботился об укреплении строгого порядка, основанного на незыблемых основах Православия, живое мощное слово его раздавалось за каждым богослужением. Отличался кипучей, идейной деятельностью и горячим стремлением поставить духовенство на подобающую высоту» (9, с. 54).

В Кишиневе в 1911 году был издан сборник слов и речей Преосвященного Серафима, произнесенных им в бытность его священником и архимандритом. Там же вышел и сборник его проповедей, бесед и речей, произнесенных им уже епископом Кишиневским и Хотинским. «Два эти сборника - большое наше духовное богатство, и они, несомненно, заслуживают внимания современного читателя» (2, с. 16-17).

Хотя святитель Серафим проповедовал почти за каждым богослужением, в предисловии к сборнику его проповедей говорится: «Ввиду того, что Преосвященный большей частью говорил живым словом, без предварительного написания проповедей, то таковых сохранилось не много» (5, с. 3).

В своих проповедях святитель говорит о творении человека Богом и грехопадении наших прародителей. По его учению, «искание Царства Божия есть устроение в сердце своем жилища Святому Духу» (5, с. 6). «Но чтобы сердце могло найти путь и достигнуть врат Царствия Божия, оно должно быть чисто, свободно от страстей... Такое очищенное, освященное сердце есть жилище Духа Святого». «Искание Царствия Божия, - наставляет владыка Серафим, - не есть удаление в пустыню или совершенное отречение от мира... оно учит достижению того, чтобы дела мирские и земные не препятствовали делу духовному и небесному» (5, с. 5-6). Искание Царства Божия «не препятствует заниматься, без вреда для дела духовного, делами земными, исполнением своих обязанностей по службе, в семье, приобретением познания в науках и прославлением Отца Небесного в труде и благотворениях. Христианская жизнь требует только, чтобы впереди всех дел были поставлены заботы о душе и будущей вечной жизни» (5, с. 6). Но вера у всех неодинаковая, имеется несколько родов ее и несколько степеней, а потому определение ее так затруднительно человеческими словами. «Есть вера научающая, - говорит святитель Серафим, - иначе говоря - от слуха (Рим. 10, 17) или вера от знания веры, когда она приходит от слышания Слова Божия или чтения Священного Писания. Зародыш ее развивается и совершенствуется, когда мы начинаем исполнять все, указанное Христом, Его заповеди и живем благочестиво» (10, с. 129). Есть вера от опыта, от сердца, даруемая Христом, по благодати, «когда человек, после всевозможных грехопадений, испытаний, бедствий и разочарований, приходит к покаянию и познанию истины» (10, с. 129). Степени веры также различны. «Как наше тело проходит три возраста: юность, мужество и старость, так три возраста проходит и душа: начало веры, утверждение в ней и, наконец, - совершенство веры» (10, с. 130).

В жизни святой Православной Церкви имеет особое назначение монашество. Монашеская жизнь - многотрудная, скорбная, подвижническая. Поэтому светские люди редко понимают ее. «Мирянам представляется, - наставляет Преосвященный Серафим, - что мы живем праздно, в довольстве, небрежно, не приносим никакой пользы людям; весьма немногие из них постигают искреннее значение молитвенного подвига. Но великие вселенские учители Церкви доказывают, что этот мир держится молитвами иноков» (5, с. 108). Каждый христианин несет свой крест и каждому он труден, скорбен и тяжел. «Монашество есть добровольное мученичество» (5, с. 121).

В гомилетическом наследии святителя Серафима излагается учение о взаимодействии Божественной благодати и свободы человека. «Если бытие и благополучие низших тварей зависят от благости и силы Божией, тем более духовная жизнь и блаженство человека, сотворенного по образу Божию, ежеминутно, также и вечно, зависит от содействия благодати Божией. Благодать Божия всегда направляет нашу волю в добрую сторону, но так, что и от нас требует или ожидает соответственных усилий. Чтобы не дать своих даров беспечным, она нас пробуждает от беспечности; чтобы это деяние не казалось беспричинным, она низводит дары после нашего возжелания и труда» (5, с. 24).

Молитва является одной из главных добродетелей и одним из признаков духовной жизни в человеке. «Молитва есть дыхание Божественной жизни в человеке. Где есть хотя слабые начатки дыхания молитвенного, там есть признаки жизни, а где нет дыхания, там нет жизни» (5, с. 14).

Владыка Серафим особо почитал Царицу Небесную. Он часто говорил о милости Матери Божией к земле Русской. Эта любовь являлась в многочисленных иконах Богородицы на Святой Руси.

Владыка постоянно напоминал о том, что Божия Матерь заботится о людях, живущих на земле. Когда в третий день по своем Успении Божия Матерь явилась святым Апостолам во славе воскресения, то сказала им: «Радуйтесь, яко с вами есмь во вся дни». С тех пор Ее видели многие святые угодники Божии, которым Она являлась в сопровождении святых Апостолов, святых мучеников и мучениц, святого Предтечи Иоанна Крестителя и других (5, с. 12). Богоматерь «служит и теперь Богу и людям, как Предстательница, Ходатаица, Молитвенница за грехи человечества, как Избавительница от бед и заслуженных наказаний, как Утешительница скорбящих; эта великая служба будет совершаться и продолжаться до второго пришествия Христа» (5, с. 17-18). Святитель Серафим свидетельствует о том, что Божия Матерь проявляет особенную материнскую любовь и заботу о России за то, что русские люди хранят неизменным Святое Православие.

«История России полна народными скорбями и болезнями. Кто только из соседних народов не пытался завоевать ее области и принудить переменить православную веру, которую русский народ воспринял непоколебимо вместе с Божией Матерью и рожденным Ее Сыном, как дыхание жизни, в твердом сознании, что Православие - есть единая истинная, вселенная вера и Церковь ее - Единая Христова. Все эти попытки встретили не только дружный, но прямо чудесный отпор со стороны русского народа, сберегаемого и прославляемого Богоматерью и Ее бесчисленными чудотворными иконами, являвшимися по всем городам, весям и обителям обширной России, за сохранение ею истинной веры» (10, с. 192). Русский народ еще силен заступничеством за него Преблагословенной Матери Божией. «Воистину Она была и всегда есть Матерь наша, всех верных Господу, всех скорбящих, обиженных и гонимых» (10, с. 193).

Преосвященный Серафим в своих проповедях призывает грешников к покаянию, напоминая о том, что о кающихся грешниках радуются святые Небожители (10, с. 87). «Искупленная Христом душа человеческая, естественно, в очах Божиих драгоценнее всего мира, и благодать Божия непрестанно борется за людей и возбуждает грешников к покаянию и примирению с Создателем» (10, с. 87), и старается пробудить голос совести. Рассуждая о смысле страданий, святитель Серафим говорит: «Праведники терпят бедствия для их испытания, а грешники - наказание за свои грехи» (5, с. 96).

«Духоносные проповеди владыки Серафима, - говорит о своих впечатлениях В. В. Черная, - по сей день питают наши немощные души подобно живоносному источнику; через слово пастыря-проповедника приходит и утверждается в нас выраженное со всей яркостью его собственное непоколебимое отношение к смыслу христианско-апостольского и святоотеческого предания».

В 1912 году Преосвященный Серафим стал архиепископом и был переведен на Тверскую кафедру. Везде, где Владыка приступал к архипастырскому служению, он принимался за возрождение приходской жизни, за организацию приходских советов, которые занимались как церковными делами, так и благотворительностью. В своем послании «О возрождении приходской жизни», обращенном к духовенству Тверской епархии, архиепископ Серафим утверждает, что «начало возрождения приходской жизни должно исходить от епископа. Если последний не объединится со своими помощниками-пастырями, то и они не объединятся между собой и прихожанами» (11, с. 11).

Чтобы сделаться пастырем, наставником и руководителем, священник должен постоянно стремиться к духовному совершенству. «Большинство наших священников, - пишет Преосвященный Серафим, - особенно сельских, удовлетворяются сведениями, полученными в семинарии, и прекращают изучение пройденных духовных наук. Евангелие и жизнь по Евангелию есть самая трудная наука, которую святые отцы назвали наукою из наук. Представителю этой науки нельзя ни одного дня в жизни прекращать изучение ее, ибо только опыт жизни дает возможность уразуметь и глубину Божественного Откровения. При изучении его кругозор все расширяется» (11, с. 8).

Архиепископ Серафим считает обязательным для каждого священнослужителя изучение творений святителя Игнатия (Брянчанинова) и святителя Феофана Затворника (11, с. 8).

Архиепископ Серафим избирается членом Поместного Собора 1917-1918 годов и возглавляет секцию монашества.

После Поместного Собора 1917-1918 годов в Москве, членом которого он был, Преосвященный Серафим возводится в сан митрополита и назначается митрополитом Варшавским и Привислинским. Но сложившаяся обстановка помешала ему выехать к месту нового послушания (2, с. 18).

Владыка селится в Москве и служит в различных храмах.

В 1922 году владыка Серафим был арестован, приговорен к 4 годам лишения свободы и выслан на поселение в г. Архангельск.

В 1926 году он возвращается из ссылки и проживает в Сергиевском женском монастыре под городом Шуя Владимирской области.

В 1927 году владыка Серафим признал власть митрополита Сергия (Страгородского), а через год назначен на Ленинградскую кафедру. В епархии, зараженной обновленческим расколом, ему предстоял труд укрепления Православия.

Митрополитом Ленинградским владыка прослужил пять лет.

24 октября 1933 года митрополит Серафим был отправлен на покой. Он проживал на даче близ станции Удельная. «Митрополит Серафим имел доброе, истинно христианское сердце, мгновенно откликался на нужды ближних. У него было много духовных детей» (2, с. 18). Он сочинял церковную музыку, никогда не расставался с фисгармонией. Большое внимание уделял церковному пению. Владыка Серафим хорошо рисовал, занимался иконописью. В московской церкви во имя пророка Божия Илии, что в Обыденном переулке, можно видеть замечательный образ Спасителя в белом хитоне и образ преподобного Серафима, молящегося на камне, написанные им (2, с. 18).

В ноябре 1937 года митрополит Серафим был арестован и 11 декабря расстрелян в Москве, в Таганской тюрьме.

10 ноября 1988 года реабилитирован.

Священномученик Серафим был преданным служителем Русской Православной Церкви, верным и искренним патриотом своей Родины. Он всю жизнь боролся за чистоту Православия.

Прощаясь с умирающим протоиереем Иоанном Кронштадтским, он получил последнее благословение праведника словами: «Я могу, - сказал отец Иоанн, - покойно умереть, зная, что ты и Преосвященный Гермоген будете продолжать мое дело, будете бороться за Православие, на что я Вас благословляю».

Владыка отличался необычайно разносторонними талантами и все свои таланты претворял в жизни своей во славу Божию.

Рассмотрение богословского наследия священномученика Серафима и его деятельности на всем пути священного служения дает яркое представление о нем, как об угоднике Божием, всю жизнь боровшимся за чистоту Православия. Изучение богословских трудов православными христианами - достойный памятник новомученнику владыке Серафиму.

Использованная литература:

1. Краснов-Левитин А. Э. Митрополит - герой Плевны. «Московский Церковный вестник», 1991, октябрь, №17, с. 10-11.

2. Черная В. Митрополит Серафим (Чичагов). «Журнал Московской Патриархии», 1989, №2, с. 13-18.

3. Чичагов Л. М. Доблести русских воинов. Выпуск I. Примеры из прошлой войны 1877-1878. Рассказы о подвигах солдат. СПб, 1893.

4. Чичагов Л. М. Доблести русских воинов. Выпуск II. Примеры из прошлой войны 1877-1878. Рассказы о подвигах офицеров. СПб, 1893.

5. Слова и речи преосвященного Серафима (Чичагова), ныне епископа Кишиневского и Хотинского, произнесенные им в бытность священником и архимандритом. Кишинев, 1911.

6. Чичагов Л. М. Что служит основанием каждой науки? М., 1890.

7. Серафим (Чичагов), иеромонах. Зосимова пустынь во имя Смоленской Божией Матери, Владимирской губернии, Александровского уезда. Летописный очерк. М., 1899.

8. Серафим (Чичагов), архимандрит, настоятель Спасо-Евфимиевского монастыря. Житие преподобного Евфимия, священноархимандрита Суздальского чудотворца (к 500-летию со дня кончины преподобного Евфимия). СПб, 1904.

9. Серафим (Чичагов), митрополит Ленинградский. В кн.: Митрополит Мануил. Каталог русских архиереев за последние 60 лет. (1897-1957 гг.). Ч. VI. Савва-Ювеналий. Чебоксары, 1959, с. 53-56.

10. Слова, беседы и речи преосвященного Серафима, епископа Кишиневского и Хотинского. С епархиальной хроникой и его распоряжениями. Кишинев, 1909.

11. Серафим, архиепископ Тверской. О возрождении приходской жизни. Обращение к духовенству Тверской епархии. Бесплатное приложение к «Приходскому листку» за 1916 г. Петроград, Синодальная типография, 1916.

© журнал "Церковный вестник", 2002.

Ссылка на источник:


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру