30.04.2014

«Не приведи Бог видеть русский бунт …»

Слово «Бог» в повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка»

Вечные ценности русской жизни в знаменитой повести Пушкина наше время проявляет особенно четко. Одна из таких ценностей – семья. О мощном «семейном» содержании повести «Капитанская дочка» говорят и ее заглавие, и именование Гриневым своего труда как «семейственные записки», и линия «дед-внук» в эпилоге (внук Гринева передал записки деда, предназначавшиеся для семейного прочтения, Издателю, который напечатал их с согласия родственников), и многочисленные родственные именования, причем распространяющиеся на персонажей повести, не связанных узами родства: обращение «матушка» к незамужней Маше Мироновой, «батюшка» к не имеющему детей Гриневу, «брат» - Гринева к Пугачеву и мн. др. Как о семейной хронике писали о «Капитанской дочке» Ап. Григорьев, Н. Страхов. Отметим в связи с этим, «семейным» прочтением повести, что пугачевщина для Гриневых - это сила, в конечном счете, соединившая возлюбленных, а Пугачев – посаженый отец по своей роли в спасении невесты Гринева. Маша, любимая героиня Пушкина, узнав об отказе старшего Гринева в родительском благословении их брака, видит в этом волю божью («Бог лучше нашего знает, что нам надобно…») и не хочет нарушить священные для нее устои семьи, венчаться тайно, говоря об этом особенным образом: «Родные ваши не хотят меня в свою семью». От отказа в родительском благословении брака к его получению – вот, собственно, крайние точки сюжета повести. Акт родительского благословения вносит в отношения влюбленных высокий религиозный смысл, над этими отношениями отныне – Бог. Семья в этой русской повести - это не только кровное родство: сначала Гринев был принят в семье Мироновых как родной, а потом Маша вошла в семью Гриневых как дочь – дочь родителей-героев: «они видели благодать божию в том, что имели случай приютить и обласкать бедную сироту». Семейная теплота – в ласковом отношении у «мужика с топором» к Гриневу в его сне, у Екатерины II к Маше-сироте. Люди как семья, где отец – Бог, а все – братья, - вот заветная мысль «Капитанской дочки» и слово надежды о России <1>.

«Бог» в «Капитанской дочке» - сила действующая, могущая направить поступки героев, определить оценки; эта сила, однако, учтена нами лишь тогда, когда она присутствует в тексте пушкинского шедевра. Начнем с того, что слово «бог», а также другие названия Бога (господь, владыка и др.), по нашим подсчетам, упоминаются в небольшой повести 137 раз. Хотя во времена Пушкина слово «Бог» (а также «Божий», «Господь») писалось с заглавной буквы, в Полном собрании сочинений Пушкина 1937-1949 гг., по которому цитируем Пушкина, а также в «Словаре языка Пушкина» (М., 1956, т.1) это слово, согласно нормам советского времени, пишется со строчной буквы; нам остается присоединиться к такому написанию.

Всего слово «Бог» употреблено Пушкиным, согласно «Словарю языка Пушкина», огромное количество раз – 917. Для сравнения частоты: «день» – употреблено 1167 раз, «видеть» – 922, «друг» – 788, «душа» – 774, черт – 91, «дьявол» – 15. Кроме этих 917 случаев, отметим «господь» – 105 раз, «божий» – 64, «божественный» – 21, «божество» – 15, «Провидение»-12, «божеский» – 6, Христос – 75.

Этот словарь фиксирует четыре значения употребленного Пушкиным слова «Бог»: 1) по религиозным представлениям, высшее существо, являющееся творцом вселенной; 2) по религиозным представлениям древних народов, высшее существо, управляющее миром, природными явлениями, стихиями; 3) предмет поклонения, кумир;.4) старая звательная форма боже в значении восклицания, выражающего чувства удивления, неожиданности, досады… Слова «бог» во втором и третьем значениях нет в «Капитанской дочке».

Заметим, что 468 сочетаний со словом «бог» выделены в пределах словарной статьи, посвященной слову «бог», и сопровождаются пометами «при появлении, наличии чего-либо приятного» («бог дал») и т.п. Таким образом составители Словаря показали «несамостоятельность» слова «бог» в этих выражениях, «междометность» их.

Согласны с тем, что многие выражения со словом «бог» произносятся в «Капитанской дочке» автоматически, по традиции; так персонажи выражают душевное облегчение («слава богу»), подчеркивают независимость явления от человека («бог принес»), др. Но выражаются эти состояния почему-то не фразами «вот и хорошо», «это от меня не зависит» и др., а сочетаниями со словом «бог», и создается дополнительный смысл, внесенный нашим языком, потребовавшим почему-то таких средств. Что-то еще, кроме душевного облегчения, хотел выразить человек, воскликнувший: «Слава богу!». А выразить он хотел - благодарность Богу. Может быть, этого, высокого, значения не было в виду у говорящего-пишущего по традиции «слава богу», но оно невольно проявилось и кое-что изменило. Так действует словообраз, т.е. образ именно этого слова, который обладает в тексте огромным богатством возможностей, вызванных к жизни художественными потребностями и (адекватными им, кстати) языковыми ресурсами. По многочисленным отзывам творцов литературы, текст рождается как сочетание слов (напомним, что «текст» и переводится как «сплетение»), причем употребление именно этих слов, их порядок, отношения между ними, их перекличка являются зачастую неожиданными для автора. Так сказалось – и вывело на новый, неожиданный уровень осмысления.

М.К. Мамардашвили писал, что из языка мы узнаем то, что чувствуем и думаем; устанавливаем то, что хотели бы сказать. Язык – это все же не материал, который можно просто использовать для выражения какого-то заранее известного смысла; наоборот, язык со своими законами и возможностями активно формирует этот смысл.

Слово «Бог» в повести Пушкина «Капитанская дочка» обладает своими особенностями, которые оно получило именно в тексте, «на выходе»; эти возможности, видимо, не предполагались на стадии обдумывания; может быть, эти свойства неожиданны для автора. От общего замысла – к неожиданному стечению слов – и к неожиданному смыслу – такова, по-видимому, формула появления (или проявления) полного смысла текста.

Употребление слова «бог» (и других названий Бога) в «Капитанской дочке»

Как сказано, слово «бог» (и другие названия Бога) употреблены в повести, по нашим подсчетам, 137 раз: бог (часто в звательной форме боже, а один раз, в речи немца Андрея Карловича, - поже), упомянем эпитет «божий», «богоспасаемая» ( крепость), ей-богу; есть и ситуация умолчания («а я за вас…»), Христос ( а также «христианская кровь», «христианская совесть»), господь (часто господи), владыка, господи владыко, батюшки (видимо, это Он в кличе Василисы Егоровны перед казнью «батюшки мои»), Провидение. С.Г. Бочаров называет Провидение у Пушкина «христианским», противопоставляя судьбе (она близка античному року)<2> .

Для наблюдения функций слова «Бог» в тексте рассмотрим различные лингвистические ситуации, возникшие при употреблении этого слова.

1. «Действия» Бога на людей.

Лексема Дать (11): дай бог (5), бог даст (4), бог дал(2).

Дай вам бог любовь и совет – И.К.Миронов, Пугачев

Сильное праведное желание, для осуществления которого призывается Высшая воля (ср. в «Словаре языка Пушкина», том 1 - далее Словарь - другая тональность: «при пожелании благополучного осуществления чего-либо» - с.144)

Бог даст, и ты щипцов отведаешь. – Хлопуша

Желательность и неполная уверенность в исполнении действия Богом; отметим, что имя Бога бунтовщик привлекает для пожелания зла (это единственный такой случай в повести)

Лучше раз напиться чужой крови, а там что бог даст. – Пугачев

Пусть будет то, чего захочет Бог; приму все. Заметим, что соседство слов о кровопийстве и Боге делает риторическим вопрос о том, что даст бог, – конечно, наказание

Опять бог дал свидеться. – Пугачев

Независимость от человека благой встречи, ее обусловленность Высшими силами (ср. Словарь: «при появлении, наличии чего-либо приятного» - с.144)

Лексема Привести (7): бог привел (3), не приведи бог (2), может быть, господь приведет (1), Провидение, вторично приведшее (1).

Привел бог опять свидеться – попадья

Свидание совершилось по воле Бога, независимо от желания человека (ср.: Опять свиделись)

Не приведи бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный (2) – автор

Страстное нежелание события, от которого может отвести Высшая воля (ср. в Словаре: «при нежелании осуществления чего-либо» - с.144)

Может быть, господь приведет нас друг с другом увидеться – Маша

Страстное желание события, которое захочет (или не захочет) устроить Бог (ср.: Может быть, друг с другом увидимся)

Провидение, вторично приведшее меня к Пугачеву – автор

Устройство доброго дела свершилось Высшими силами (ср.: Второй раз я попал к Пугачеву)

Знать, ведать (9): бог знает (6), бог весть (2), бог ведает (1).

Бог лучше нашего знает, что нам надобно – Маша

Предпочтение Высшего знания о подлинных человеческих потребностях

«нашему».

А бог знает, барин – ямщик

Это неизвестно человеку, но Бог знает (ср.: Не знаю, барин)

Бог знает, какой грех его попутал – В.Е. Миронова о Швабрине

Нежелание назвать проступок («грех») объясняется тем, что человеку, по христианским заповедям, судить другого нельзя (ср.: Не знаю, какой грех его попутал)

Бог тебя знает, но кто бы ты ни был, ты шутишь опасную шутку – П.Гринев Пугачеву
Выяснение подлинного лица Пугачева (между прочим, опасное для Гринева) передоверяется Богу – один Он это знает (ср.: Не знаю, но кто бы ты ни был…)

-А ты полагаешь идти на Москву? - П.Гринев

-Бог весть. Улица моя тесна, воли мне мало – Пугачев

Неизвестно, не знаю, но Бог знает (ср.: Не знаю. Улица моя тесна…)

Считал бог ведает как - автор о маркере, считавшем шары в бильярде

Маркер считал нечестно, но сказать так автор не хочет, ссылаясь на Божий суд

Изъявлять волю (5)

Иван Кузмич (так пишется отчество капитана Миронова в ПСС Пушкина 1937-1949 гг.- В.Ш.), в животе и смерти бог волен – В.Е.Миронова

Богу угодно… - Маша в письме П. Гриневу

Утверждение Высшей силы, которая распоряжается жизнью и смертью человека

Быть милостивым (4)

Не тужи, Савельич, бог милостив, еще увидимся – П.Гринев

Все будет хорошо – Бог милосерден

Принести (3).

Отколе бог принес? – хозяин умета «вожатому»

Невольность действий «вожатого», обусловленность Высшими силами

Видеть (2)

Бог видит, что жизнию моей рад бы я заплатить тебе за то, что ты для меня сделал – П.Гринев Пугачеву

Клятва, доказательство перед Богом истинности сказанного

Помочь (2)

Господь помог – Савельич (когда во время бурана вышли к умету)

Благое действие Бога, исполнение которого выше человеческих сил

Послать (2)

Чем бог послал – автор, попадья

Не взыщите, все равно, какая еда; подчеркивается невольность пропитания

Простить (2)

Прости бог – В.Е.Миронова о приданом Маши: «частый гребень, да веник, да алтын денег (прости бог!), с чем в баню сходить»

Извинение перед Богом за неблаговидность выражений

Указать путь (1)

Отпусти меня с бедной сиротою, куда нам бог путь укажет – П.Гринев Пугачеву

Гринев не желает знать направления дороги в случае освобождения, но этот путь благой, заранее принимаемый – он указан Богом (ср.: Отпусти меня с бедной сиротою куда-нибудь)

Вынести (1)

Бог вынес – попадья о Маше в крепости, захваченной пугачевцами

Так отмечена помощь Высших сил в спасении Маши

Не оставить (1)

Авось бог не оставит – попадья

Надежда на Высшую помощь

Не выдать (1)

Господь не выдаст, свинья не съест – Иван Игнатьич

Уверенность в помощи активной Высшей силы, подтверждаемая очевидным, «нестрашным» «свинья не съест»

Быть судьей кому-либо (1)

Казнишь – бог тебе судья – П.Гринев Пугачеву

Отказ от суда над человеком, могущим отнять жизнь; призывание Высшего Судии

Промчать тучу мимо (1)

Промчи бог тучу мимо – попадья.

Призывание Высшей силы, могущей спасти от беды

Наградить(1)

Награди вас господь за вашу добродетель – Пугачев П.Гриневу

Обращение к Богу с пожеланием блага человеку за добро

Бог с тобой, с ним (3)

Коли полюбишь другую – бог с тобою, Петр Андреич, а я за вас обоих… - Маша

Пусть будет плохой исход для меня, главное, чтобы ты был счастлив, - такова воля Бога

Бог с тобою, старинушка! Это бренчит уздечка, а не полтина – урядник Савельичу

Усовещение; при этом урядник обманывает Савельича

Бог с ним – Иван Игнатьич о Швабрине

Иван Игнатьич не любит Швабрина, но сказать об этом не хочет (грех судить), пусть его судит Бог

С богом

Ступай себе с богом – В.Е. Миронова уряднику

Иди и будь благополучен, пусть с тобой будет Бог

Как у Христа за пазушкой – Савельич П. Гриневу

Имя Бога употреблено Савельичем для характеристики защищенного и уютного места

2. Действия людей в отношении Бога.

Обращение (18). Господи (ахти господи, господи владыко, господи царю небесный) – 9;

боже (боже, боже мой, поже мой, боже праведный, боже ты милостивый) – 6;

батюшки, батюшки мои – 2;

отцы родные – 1.

Три последние случая отмечаем в этой рубрике с неуверенностью.

Интересно, что из отмеченных в «Словаре языка Пушкина» (т.1) пяти употреблений слова «батюшки» три – в «Капитанской дочке». Словарь фиксирует это слово как междометие. Вряд ли. К кому могла обратиться Василиса Егоровна в свой трагический час, к каким «батюшкам»? К каким «отцам родным»?

Чаще всех обращаются к богу Савельич (6), Василиса Егоровна (5), затем Петр Гринев (2), по одному разу – автор, попадья, А.П. Гринев, Анна Власьевна, Андрей Карлович.

Прославление (21). Слава богу (19), слава тебе, владыко (2).

Савельич (6 раз), В.Е. Миронова (4), Пугачев (2), П. Гринев (2), Иван Игнатьич (2), автор (2), казак (1), попадья (1), А.П. Гринев (1).

Молить бога, молиться богу (15) – анализ этих выражений см. в разделе «Молитва в «Капитанской дочке».

Бога (не) бояться (2)

Бога ты не боишься, разбойник – Савельич Пугачеву

Острастка Высшими силами

Приносить богу раскаяние (1)

Я стал читать про себя молитву, принося богу искреннее раскаяние во всех моих прегрешениях и моля его о спасении всех близких моему сердцу – автор

Перед смертью Гринев приносит Богу покаяние в грехах

Не веровать в бога (1)

Он и в господа бога не верует – В.Е.Миронова о Швабрине

Итоговый аргумент в отрицательной характеристике человека согласно нравственным ценностям Василисы Егоровны

Заметим, что так говорится только о Швабрине. Атеист Алексей Иваныч Швабрин – возможно, единственный отрицательный персонаж «Капитанской дочки», противопоставленный окружающему его русскому миру.

Ради бога (5)

Ради бога успокойтесь – Маша П.Гриневу (во время его выздоровления после дуэли)

Апелляция к Богу, чтобы больной успокоился (ср. Словарь: «при просьбе» - с.144)

Ей-богу (1)

-Неправда, ей-богу, неправда! – Маша Екатерине II

Заклинание именем Бога как высшей силой

Как бог свят (1)

-Как бог свят, я Ивану Кузмичу того не говорил – Иван Игнатьич

Клятва святым именем Бога (ср. Словарь: «при подтверждении правильности чего-либо» - с.145)

Божий, богоспасаемый, крестный, христианский

Света божия, – караульный мужик в Берде

Ангела божия, – Савельич о Маше

Благодать божия, - автор о причинах приема Маши Гриневыми

Богоспасаемая крепость (учтем иронический смысл выражения), – автор о Белогорской крепости

Христианская кровь. – Хлопуша

Христианская совесть. - П.Гринев

В интересующем нас контексте обращают на себя внимание упоминания «сорочки, в которой меня крестили», крестной матери Маши, «силы крестной» в молитве попадьи, «крещеного калмыка» Юлая (сохранившего верность присяге при нападении Пугачева), «эпитимии» в речи Василисы Егоровны, «православного царя» из песни «Не шуми, мати зеленая дубравушка…».

Три раза Маша названа ангелом.

Мать Гринева назвала Зурина ангелом-избавителем.

Дом коменданта в Белогорской крепости находился около церкви.

Комнатка Маши после захвата дома Мироновых, когда Гринев искал там возлюбленную, названа «келья», упоминаются лампадка, киот (опустелый). Спасли Машу в захваченной крепости поп и попадья.

В Бердской слободе во время допроса Гринева Пугачев сидел «под образами».

Вообще в повести всех чаще упоминают Бога Савельич (20), В.Е.Миронова (15), П.Гринев (12), автор (9), Маша (7), Пугачев (7), А.П. Гринев (7), Иван Игнатьич (5), реже И.К.Миронов (2), по одному разу - А.В.Гринева, урядник, Андрей Карлович, Швабрин.

Скажем со всей определенностью: упоминание Бога не избавляет героев от ошибок, преступлений, измен, но обозначает для говорящего Высшего Судию.

Разный смысл и разный накал выражений со словом «бог» в «Капитанской дочке»

Обратим внимание, что в повести одна и та же фраза со словом «бог» может выражать разные состояния человека и быть произнесена с разной интонацией. Приведем примеры.

Слава богу

1. «Скажи барину: гости-де ждут, щи простынут; слава богу, ученье не уйдет, успеет накричаться» – В.Е.Миронова Палашке, посылаемой за мужем, задерживающимся на службе (смысл – уговорить мужа, интонация – спокойно-ворчливая)

2.На тревожный вопрос Маши Гриневу после четырех суток забытья «Что? как вы себя чувствуете?»

- Слава богу,- отвечал я слабым голосом. - Это вы, Марья Ивановна? (не только успокаивает возлюбленную, честь которой защищал на дуэли, но и воздает хвалу Богу).

Бог знает

1. «Эй, ямщик, - закричал я, - смотри, что там такое чернеется?» Ямщик стал всматриваться. «А бог знает, барин,- сказал он, садясь на свое место, - воз не воз, дерево не дерево, а кажется, что шевелится» (сомнение: не знаю).

2.- Бог лучше нашего знает, что нам надобно – Маша после отказа А.П.Гринева в благословении (торжественное оправдание отказа отца Высшей волей)

Молиться богу (молить бога)

1.Сидел бы дома да богу молился – В. Е. Миронова мужу, слишком долго, по ее мнению, учившему солдат (ворчливое наставление, имеется в виду бытовая сторона молитвы).

2.Молись богу: он тебя не оставит – И. К. Миронов Маше на валу, в виду неприятеля (взволнованное наставление перед смертью, поручение оставляемой дочери Его защите).

3.Каждый день будем бога молить о спасении грешной души твоей – П.Гринев Пугачеву (страстное обещание просить бога о заступничестве, желание добра).

Уже отмечалось: «Словарь языка Пушкина» считает, что слово «боже» часто употребляется в значении восклицания, выражающего чувство удивления, неожиданности, досады. «Сын мой участвовал в замыслах Пугачева! Боже праведный, до чего я дожил!» (А.П. Гринев). Или: «Сто рублей! Боже ты милостивый!» (Савельич).

Тот же словарь трактует выражение «как бог милует?» как приветствие при встрече, «прости бог» как «стыдно сказать». Закономерно задать вопрос: а почему же Василиса Егоровна так и не сказала: «да частый гребень (стыдно сказать), с чем в баню сходить»?

«Проходным», «бытовым», «стертым», возможно, слово «бог» в указанных случаях является для говорящего, хотя и он почему-то выбрал этот вариант. Думается, что и это, бытовое слово имеет отношение к общему смыслу, не говоря уж о торжественной, сознательной апелляции к Богу. Через распространенную, традиционную речевую форму от поколения к поколению русских передается понимание Главной силы, управляющей миром и людьми, участвующей в делах; она признается, прославляется, ею клянутся, ею пугают.

Неравномерность употребления слова «бог» (и других названий Бога) в «Капитанской дочке»

Самые насыщенные этим словом эпизоды – освобождение Пугачевым Маши в Белогорской крепости и последовавшее за этим прощание Пугачева с Гриневым (8 раз), сцена в Бердской слободе (7), бунт в усадьбе Гриневых («Пропущенная глава») (7), переживание в Белогорской крепости новости о приходе Пугачева и описание в связи с этим беспокойства Гринева о судьбе Маши (6), сцена бурана и беспокойство за дорогу(5), прощание Маши с П. Гриневым после отказа отца благословить их брак (5), просьба П. Гринева к Пугачеву отпустить его с бедной сиротой после ее освобождения (5), эпизод выздоровления П. Гринева после ранения на дуэли (4), описание состояния людей после «приступа» Пугачева (4), эпизод, связанный с арестом П. Гринева (4), небольшой эпизод дарения П. Гриневым Пугачеву заячьего тулупа (3), сцена казни в Белогорской крепости (3), письмо Маши П. Гриневу с мольбой о защите (3).

Всего по одному разу присутствует слово «бог» в экспозиции повести, в сцене разговора Маши с Екатериной II, его нет в описании повода к дуэли, вызова, самой дуэли; вылазки за крепость; пира в комендантском доме после казни; военного совета в Оренбурге; допроса П. Гринева в Казани.

Слово «бог» ( и другие названия Бога) употребляется наиболее часто не в самых трагических или драматических сценах (дуэль, вылазка, казнь, допрос Гринева в Казани), а в описаниях беспокойства (за дорогу в сцене бурана, за участь крепости, за судьбу Маши), просьб всякого рода (Маша в письме к П. Гриневу, П. Гринев в речи к Пугачеву), благословения перед возможной смертью (И. К. Миронов и Маша), аргументации против неправедного дела (Маша в отказе венчаться тайно). Вообще слово «бог» - там, где речь, а не описание, как часто у Пушкина, короткое и «голое». Очень показательно поэтому частое употребление выражений со словом «бог» в письмах Пушкина 1830-х гг. М.П.Погодину, П.А.Плетневу, П.В.Нащокину, но беспрецедентное количество раз – жене.

Творческая история повести показывает направление авторских изменений, связанных со словом «бог». Отметим существенные изменения в работе А.С. Пушкина при реализации замысла.

1.Эпизод начала выздоровления Гринева после дуэли. На вопрос Маши:

-Как Вы себя чувствуете?

в 1-й редакции Гринев отвечает вопросом: Это Вы, Марья Ивановна?

Окончательная редакция такова: Слава богу,- отвечал я слабым голосом.- Это Вы, Марья Ивановна?

2. В захваченной Белогорской крепости Гринев в волнении спрашивает попадью:

1-я редакция: Что Марья Ивановна?

2-я редакция: Где Марья Ивановна?

Окончательная редакция: Ради бога! где Марья Ивановна?

3.В Берде Пугачев говорит Савельичу:

1-я редакция: Опять тебя вижу.

Окончательная редакция: Опять бог дал свидеться.

4. П.Гринев обращается к Пугачеву в момент освобождения им Маши в Белогорской крепости:

1-я редакция: Но ты…

Окончательная редакция: Но бог видит, что жизнию моей рад бы я заплатить тебе за то, что ты для меня сделал. Только не требуй того, что противно чести моей и христианской совести.

5. Савельич обещает П.Гриневу проводить Машу:

1-я редакция: Провожу ее.

Окончательная редакция: Провожу ее, ангела божия.

6.Урядник оправдывается перед Савельичем, который подозревает его в присвоении денег:

1-я редакция: Старинушка, это бренчит уздечка.

Окончательная редакция: Бог с тобою, старинушка, это бренчит уздечка.

Укажем также четыре вставки («бог весть», «боже мой», «прости, господи», «слава богу») в окончательную редакцию «Пропущенной главы».

Из измененного Пушкиным в исследуемом аспекте отметим «Провидение», появившееся вместо «случая»: «Провидение, вторично приведшее меня (было: «случай, приведший меня…» <3>) к Пугачеву, подавало мне случай привести в действо мое намерение» (в плену в Берде Гринев решается сказать Пугачеву о том, что он ехал в Белогорскую крепость спасти сироту, которую там обижают).

Из исключенного Пушкиным в интересующем нас аспекте отметим:

1. Савельич П.Гриневу после прихода того от Пугачева:

1-я редакция: «Слава богу!» – вскричал он, увидя меня и трижды перекрестившись.

Окончательная редакция: «Слава богу!» - вскричал он, увидя меня.

2. Савельич П.Гриневу:

1-я редакция: Почивай себе с богом до утра у Христа за пазушкой..

Окончательная редакция: Почивай себе до утра, как у Христа за пазушкой.

Считаем, что в обоих случаях выделенные нами выражения убраны как перебор.

Отметим также один случай «выпячивания» интересующей нас лексики. Письмо Маши П.Гриневу с мольбой о защите сначала начиналось: «Батюшка Петр Андреич! Богу угодно…», а в окончательной редакции начинается не жалобно, а горестно-торжественно: «Богу угодно…».

Из анализа творческой истории повести в интересующем нас аспекте можно сделать вывод о том, что изменения текста имели смысл увеличить количество выражений со словом «Бог».

Молитва в «Капитанской дочке»

  1. Выражений «молить бога» («молиться богу», «моля его») в повести 15 (в том числе одно умолчание).

Буду бога молить (5)

Вечно за вас буду бога молить - урядник Гриневу

Молю бога (2)

Молю бога, чтоб ты исправился - А.П. Гринев о сыне

Моля его (1)

Моля его о спасении всех близких моему сердцу - автор

Молила бога (1), молилась богу (1)

Молила бога о благополучном конце дела - мать П. Гринева о Машиной поездке в Петербург

Бога молят (1)

За вас со слезами бога молят - Маша о П. Гриневе

Молись богу (1)

Молись богу: он тебя не оставит - И.К. Миронов дочери перед «приступом»

Молился бы богу (1)

Сидел бы дома да богу молился - В.Е. Миронова о муже

Чтоб молили у бога прощения (1)

Чтоб молили у бога прощения да каялись - В.Е.Миронова о дуэлянтах П.Гриневе и Швабрине

Должен бога молить (1)

Да ты должен, старый хрыч, вечно бога молить… - Пугачев Савельичу

Заметим, что во всех 15 случаях употреблено выражение «молиться богу» (1 раз - «моля его»), а не просто «молиться».

Выражения «молилась богу», «молю бога», «моля его», «буду бога молить», «должен бога молить», «богу молился бы» означают и сиюминутную молитву, и обещания, упреки, наставления, показывают то, что молитва была, есть, будет или должна быть, причем в одном случае (обещание Савельича Пугачеву) это явное лукавство. В подавляющем большинстве случаев присутствует формула-обещание «буду бога молить», это высшая благодарность в мире «Капитанской дочки». Это обещает Маша, Савельич, Пугачев, урядник, П.Гринев, из них самое значительное обещание – Гринева Пугачеву от своего и Машиного имени: «А мы, где бы ты ни был и что бы с тобою ни случилось, каждый день будем бога молить о спасении грешной твоей души». Обещание молиться богу за кого-то – выражение любви (Маша), благодарности (Савельич, урядник, П.Гринев).

Обратим внимание, далее, что славословие богу «слава богу» (с разным, так сказать, накалом – от «проходного» до патетического) произнесено 21 раз восемью персонажами и автором, это тоже своего рода молитва.

2. В тексте повести упоминается и процесс молитвы как таковой.

1) Молитва П.Гринева во время приготовления казни в Белогорской крепости. «Мне накинули на шею петлю. Я стал читать про себя молитву, принося богу искреннее раскаяние во всех моих прегрешениях и моля его о спасении всех близких моему сердцу». Это именно молитва о прощении и спасении перед смертью.

В этой же самой ситуации казни Пушкин рисует священника, тоже, надо понимать, молящегося: «Отец Герасим, бледный и дрожащий, стоял у крыльца, с крестом в руках, и, казалось, молча умолял его (Пугачева.-В.Ш.) за предстоящие жертвы». А после казни «жители начали присягать. Они подходили один за другим, целуя распятие и потом кланяясь самозванцу». Этот ритуал присяги тоже должен быть учтен.

2) Молитва П.Гринева под арестом (гл. ХIV). «Однако ж я не терял ни бодрости, ни надежды. Я прибегнул к утешению всех скорбящих и, впервые вкусив сладость молитвы, излиянной из чистого, но растерзанного сердца, спокойно заснул, не заботясь о том, что со мною будет». Э.М. Афанасьева пишет: «Рисуя П.А.Гринева, два раза на протяжении повеcти прибегающего к молитве (не считая упоминаний и благодарений Бога), Пушкин, возможно, продолжает давний спор с П.А.Вяземским, видевшим проблему в способе молитвы своих современников («кое-как»), а не в силе воздействия ее» <4>. Имя-отчество Вяземского, переданное Пушкиным Гриневу (Петр Андреевич), некоторые черты его биографии, учтенное Пушкиным изображение метели в поэзии Вяземского в сцене бурана своей повести, первое чтение «Капитанской дочки» в доме Вяземского – все это говорит о диалоге друзей. Молитва спасает и направляет, какой бы по форме она ни была, – вот реплика Пушкина. Замечено, что в стихотворении «Отцы пустынники и жены непорочны…» (1836) великопостная молитва Ефрема Сирина – образ действующий: не человек ее произносит, а она «приходит на уста», «падшего крепит неведомою силой».

3) Савельич в Берде, плененный, молился молча: «старик крестился, читая про себя молитву» (гл. ХI).

4) Когда Гринев вернулся от Пугачева в захваченной уже Белогорской крепости, Савельич «несказанно» обрадовался: «Слава тебе, владыко! – сказал он перекрестившись».

5) В захваченной Белогорской крепости, когда Гринев рассказал попадье свою историю, «поп и попадья крестились, услыша, что Пугачеву известен их обман. «С нами сила крестная! – говорила Акулина Памфиловна.- Промчи бог тучу мимо».

3. Обещание молитвы. П.Гринев накануне осады Белогорской крепости прощается с Машей: «Прощай, ангел мой,- сказал я, - прощай, моя милая, моя желанная! Что бы со мною ни было, верь, что последняя моя мысль и последняя молитва будет о тебе!» Заметим, что это именно обещание молитвы, а не сама молитва, хотя это обещание Гринев вскоре исполнил. Всего, повторим, обещаний молитвы в повести – 5, снова упомянем призыв к молитве (И.К. Миронов Маше на валу).

4. Отметим бытовое и юмористическое снижение образа. «Вожатый», который вывел П.Гринева и Савельича к умету, принимая в благодарность вино, сказал: «Ваше благородие! За ваше здоровье!» При сих словах он взял стакан, перекрестился и выпил одним духом».

Описывая учения солдат в Белогорской крепости, рассказчик Гринев с юмором сообщает: не зная, какая сторона правая, какая левая, «многие из них, дабы в том не ошибиться, перед каждым оборотом клали на себя знамение креста».

Надо учесть, что и обряд благословения предполагает молитву, икону, коленопреклонение. Благословение П. Гринева в начале повести – это сцена, когда Петр стоит на коленях и крестится, а отец держит над ним икону (именно так изобразил это Александр Бенуа на своей иллюстрации 1919 г. к «Капитанской дочке»). Прощаясь с дочерью на валу, Иван Кузмич «перекрестил ее трижды», потом поднял с колен и, поцеловав, сказал ей изменившимся голосом: «Ну, Маша, будь счастлива. Молись богу: он тебя не оставит. Коли найдется добрый человек, дай вам бог любовь и совет».

Святитель Игнатий Брянчанинов писал: «Молитва есть мать и глава всех добродетелей, как средство и состояние общения человека с Богом. Она заимствует добродетели из источника благ – Бога, усвояет их тому человеку, который молитвою старается пребывать в общении с Богом. Путь к Богу – молитва… Не нужны Богу наши молитвы! Он знает и прежде прошения нашего, в чем мы нуждаемся; Он премилосердый, и на непросящих у Него изливает обильные щедроты. Нам необходима молитва: она усвояет Богу человека. Без нее человек чужд Бога, а чем более упражняется в молитве, тем более приближается к Богу» <5>.

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин указывает на четыре вида молитв:

1) умаливание о грехах и испрашивание прощения в них;

2) обещания Богу;

3) прошение – молитва за других: о тех, кого любим, или о мире всего мира;

4) благодарение Богу и славословие<6>.

В повести доподлинно не известно только об обетах, все другие виды молитв присутствуют.

Антитезой исследуемой терминологии в повести выступают: «грех» - 5 раз, «черт» - 4 раза (в том числе эвфемизм «нелегкое» в отношении Швабрина), «нехристи» (о «башкирцах») – 3 раза, «басурман» (Савельич недоброжелательно о «неправославном» французе мосье Бопре, гувернере Петруши) – 2 раза, «бес» - 2 раза, «грешный», «грешен», «прегрешения», «адская усмешка» (последнее - о Швабрине). Отметим громадный количественный перевес над ними «божьих» слов в тексте повести.

В пушкинском переложении великопостной молитвы Ефрема Сирина «Отцы пустынники и жены непорочны…» говорится о запрете суда над ближним («братом») («да брат мой от меня не примет осужденья…»). Это слово «брат» - иноназвание человека в христианской традиции.

Люди как братья во Христе – эта идея проясняется в «Капитанской дочке» не только обращением П. Гринева к спасшему их «вожатому» «Что, брат, прозяб?», но и ощущением людей как семьи, вне сословных перегородок, что и позволило сложиться удивительным отношениям – и братским, и отцовски-сыновним - между П. Гриневым и Пугачевым. В основе их – милосердие, основанное на благодарности. Умирающий Пушкин, как свидетельствует В. А. Жуковский С. Л. Пушкину в письме от 15 февраля 1837 г., говорил врачу Арендту: «Попросите за Данзаса, он мне брат…» А обращаясь к доктору Далю, произнес: «Плохо, брат…». И тема лермонтовского «Бородина» («отец солдатам», «как наши братья умирали»), гоголевской «Шинели» («Я брат твой») – от Пушкина. Горько-ироническим противопоставлением такому братству выглядят в «Капитанской дочке» «ты, брат, востер», обращенное на суде к подозреваемому Гриневу, «брат ворон» в речи орла из калмыцкой сказки Пугачева, как и «постой-ка, брат мусью» из «Бородина». Эти святые слова являются здесь издевательскими именно потому, что произнесены с несоответствующей интонацией враждебности, и их «волны» горько или саркастически распространяются по всему тексту. И слово «бог» в речи героев иногда – «пустой звук»: что для атеиста Швабрина означает «бог весть» (единственное употребление им священного слова)?

Как известно, поэтический контекст «Капитанской дочки» - «каменноостровский цикл», где в каждом из пяти стихотворений как высшая ценность упоминается Бог. В программном стихотворении «Я памятник себе воздвиг…» впервые Пушкин призывает (античную) Музу быть послушной «веленью божию», ибо эта воля выправит его путь: «Веленью божию, о муза, будь послушна…».

Зафиксируем еще один, кроме поэтического, контекст «Капитанской дочки» - эпистолярный. В письмах Пушкина 1830-х гг. множество выражений со словом «бог», огромное большинство их – в письмах жене, которые он писал исключительно по-русски. Создается впечатление, что эти выражения – примета «семейного» стиля Пушкина в письмах. Кроме употребления этих выражений самих по себе, глава семейства спрашивает жену: «Всякой ли ты день молишься, стоя в углу?» (14 июля 1834 г.). А в письме от 3 августа того же года хвалит жену за это: «беру нежно тебя за уши и цалую – благодаря тебя за то, что ты богу молишься на коленах посреди комнаты». На то, что письма к жене были своеобразной лабораторией «Капитанской дочки», указывает тот факт, что в них находятся выражения, в повести использованные. В письме к жене от 17 апреля 1834 г., описывая свои чувства по поводу досаждавших ему дворцовых обязанностей, Пушкин изъясняется фразой Маши Мироновой, отказавшейся от руки Швабрина, - «ни за какие благополучия!». Около 28 июня 1834 г. Пушкин словами из «Пропущенной главы» говорит в письме к жене про своего дворника: «дал я ему отеческое наказание»<7>. С 1832 по 1836 г. в письмах к жене он более 90 раз употребил слово «бог», несколько раз – в письмах к Нащокину, Погодину, И.В. Киреевскому и В.Ф.Одоевскому: ради бога, дай бог многие лета, господь бог вас не оставит, слава богу, дай бог здоровья, Христос с вами, бог с тобою и детьми и мн. др.

В письмах к жене Пушкин посылает благословение детям. Он благословил их и перед смертью – клал руку на голову и крестил их. Умирающий отказался от предложения друзей отомстить врагу («Мир, мир…»), раскаялся в грехах.

«Традиционный образ Пушкина-«бунтаря» и новейший образ Пушкина-«схимника» равно неприемлемы, - считает П. Н. Грюнберг, - ибо являются натяжкой, востребованной определенными тенденциозными движениями. Пушкин был, безусловно, человеком исключительно светским, не буквально церковным. Но он был чутким к Церкви, к ее сокровенной жизни и к требованиям этой жизни… Пушкин, несмотря на свои сомнения, падения и пороки, сохранял с детства в глубине сердца святыни своего народа, ставшие и его личными святынями» <8>.

Пушкин и накануне дуэли думал о Боге, Его Суде. На это указывает его предпоследнее русское письмо (не считаем преддуэльную переписку на французском). 26 января 1837 г., за день до дуэли, он в письме к К.Ф.Толю, отдавая ему должное как историку, пишет, подчеркивая фразу из Священного Писания: «Гений с одного взгляда открывает истину, а истина сильнее царя, говорит священное писание» <9>.

Герои повести, произнося слово «бог» даже невольно, обнаруживают свою принадлежность к русскому миру. В работе «Русская картина мира» В. С. Непомнящий писал: «Вообще мир Пушкина, особенно зрелого, полон священных смыслов, это, вероятно, самый сакральный из всех созданных светской литературой художественных миров…» <10>. Это мир, где Бога поминают и тем самым призывают. Хотя в повести немало кровавых сцен, жестоких поступков, но свет добра и гуманизма, идущий от этого пушкинского шедевра, - не вызван ли он тем обстоятельством, что русский мир – это мир с Богом? Для Пушкина это русский мир ХVIII века, противопоставленный современной ему России. А. Долинин писал: «Простые, теплые, «домашние» отношения, связывающие всех жителей Белогорской крепости, кроме Швабрина, служат в «Капитанской дочке» своего рода моделью того патриархального семейственного общежития, основанного на христианской этике милосердия, которое, по Пушкину, отличало Россию ХVIII века от России современной»<11>.

Упоминание Бога в этом мире не избавляет от неправедных поступков, но обозначает Высшего Судию, выводит к идее братства во Христе. Семья, освященная родительским благословением, - путь к Богу. Слово «бог» - примета патриархального, «семейного» стиля Пушкина. Мысль «Капитанской дочки» о том, что мир - семья людей, где Бог – отец, а все – братья, обусловила столь широкое присутствие слова «бог» в тексте. Эти апелляции, обращения, наставления, усовещения, вместе с благословением и молитвой, - основа русского мира, обнаруживаемая и утверждаемая Пушкиным. И не кажется неожиданной оценка современного церковного мыслителя, руководителя пресс-службы Патриарха: «Лучшее православное произведение русской литературы – «Капитанская дочка», ибо «все, что приближает нас к Богу, православно…» <12>.

1.Cм. об этом: Шапошникова В. В. Семейные ценности в «Капитанской дочке» А.С.Пушкина // Русская словесность.2009.№1.

2.Бочаров С. Г. Возможные сюжеты Пушкина // Пушкин через двести лет. М., 2002.-С.73. Ср.: Кибальник С. А. Художественная философия Пушкина. СПб., 1999.-С.131,134.

3. Пушкин А. С. Полное собрание сочинений. Т.8, кн.2.М.-Л.,1940 .-С.892.

4.Афанасьева Э. М. «Отцы пустынники и жены непорочны…» К проблеме религиозного диалога А.С.Пушкина и П.А.Вяземского// Временник Пушкинской комиссии. Вып.28. СПб., 2002.-С.140.

5. Мудрость духовная в изречениях отцов церкви. Сост. И. Новожилов. М., 2003.- С.144-145.

6.Там же.

7. Пушкин А. С. Полное собрание сочинений. Т.15.М.-Л., 1948. – С.181,184, 128, 168.

8. Грюнберг П. Н. Пушкин и жития святых // Московский пушкинист. ХП . Сост. и науч. ред. В. С. Непомнящий. М., 2009. – С.426.

9. Пушкин А. С. Полное собрание сочинений. Т.16. М.-Л., 1949.-С.224.

10. Непомнящий В. С. Русская картина мира// Непомнящий В. С. Пушкин. Избранные работы. Кн. П. М., 2001.-С.422.

11. Долинин А. Пушкин и Англия. М., 2007.-С.252.

12. Интервью руководителя пресс-службы главы РПЦ Владимира Вигилянского//

Российская газета. 21 января 2010 г.-С.27.

Дополнительная литература

- Гей Н.К. Проза Пушкина: Поэтика повествования. М., 1989.

- Гиллельсон М.И., Мушина И.Б. Повесть А.С. Пушкина «Капитанская дочка»: Комментарий. Пособие для учителя. Л., 1977.

- Катасонов В.Н. Хождение по водам: (Религиозно-нравственный смысл «Капитанской дочки» А.С. Пушкина). М., 1994. см. также http://katasonov-vn.narod.ru/hogdenie.html

- Красухин Г.Г. Путеводитель по роману А.С. Пушкина «Капитанская дочка»: Учебное пособие. М., 2006.

- Петрунина Н.Н. Проза Пушкина (пути эволюции). Л., 1987.


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру