22.09.2013

Тренинг по орфографии и пунктуации. Часть вторая

Предложения

Литература

Предложения-ключи[i]

1. Если исключить из программ преподавание древнерусской литературы, в том числе и «Слово о полку Игореве», или оставить «Слову» так мало времени, что толком и прочитать его не успеть, то именно тогда у молодого человека создастся впечатление, что Россия целиком зависела от Запада и что, лишь когда пришёл Пётр I*, наступили времена свободного общения с Европой, откуда пришла литература, которая принесла нам роман, повесть, поэму…

(Д. С. Лихачёв)

2. Из монастыря, Бог весть зачем туда попавшая, не в монастыре пропетая, из рук монастырского отшельника в руки царского сановника переданная запись «Слова о полку Игореве», которая сгорела в великом пожаре Москвы и все же сохранилась, эта вечная песня, повитая под трубами, концом копья вскормленная, под шеломом взлелеянная, полная ржанья коней, орлиного клекота, ворчания волков и лисиц, оскалившихся на червленые щиты, вся сияющая кровавыми зорями и синими молниями, вся овеянная бранным серебром и белыми хоругвями, шумит и звенит и поныне.

(К. Д. Бальмонт)

3. Умиляясь привязанности Олега Творогова* к бездомным дворнягам, обыкновенно мало кто знал, что его исследования «Слова о полку Игореве» чрезвычайно высоко ценились специалистами, а его неуклонная забота о сохранении рукописей и старинных псковских книжных собраний была исполнена торжественной скупости, которая ведома только очень большим книжникам.

(В. Я. Курбатов)

4. В эпоху классицизма**, в семнадцатом веке, великие писатели действовали иначе, чем их предшественники: они тоже исследовали чувства, свойственные всему человечеству, но не олицетворяли их в одной гигантской фигуре, а ставили обыкновенных людей в предельные, критические ситуации, когда их разрывали два почти равнозначных чувства, но они обязаны были следовать только одному из них, показав тем самым их относительную значимость.

(Е. Н. Цимбаева)

5. Если пьеса столкнёт лбами тех, кто в обычных условиях старается держаться врозь, дабы не ссориться лишний раз; если она заставит заговорить молчальников; если доведёт до логического конца конфликты, редко исчерпывающие себя в быту, то тогда она затронет души читателей и зрителей, разбудит их мысль, разбудит их самих!

(Е. Н. Цимбаева)

6. В глубине души и в манерах героиня комедии Грибоедова* Лиза – простая девушка, хотя одета наверняка в барышнины платья со споротыми лентами (так было принято, и платья почти не потертые, потому что барышня едва ли надевала их больше трёх-четырёх раз), но честолюбия Лиза лишена, грамоте особенно не училась, вот и считает по пальцам, поскольку зачем ей знания?

(Е. Н. Цимбаева)

7. Софья Фамусова* предстаёт сразу и мечтательной девицей, начитавшейся сентиментальных сочинений, и романтической натурой, готовой рисковать добрым именем ради необычного любовного приключения, и московской светской барышней, мгновенно находящей выход из крайне затруднительного положения, и при этом одно другому нисколько не противоречит.

(Е. Н. Цимбаева)

8. Как ни велики разногласия между суждениями о поэзии Пушкина за семьдесят лет, в одном они сходятся (и этот приговор есть общий приговор минувших поколений, он тысячеголосым эхом перекликается во всей литературе о Пушкине): Пушкин деятельно служил так называемому общественному прогрессу; несмотря на все уклонения, общий итог его творчества должен быть признан безусловно положительным в смысле соответствия основным задачам культуры, так как его поэзия своей формою и содержанием сеет в душах семена правды, любви, милосердия, чуткости к красоте и добру.

(М. О. Гершензон)

9. Я должен напомнить, что Пушкин лично никогда: ни в эту эпоху, ни прежде, ни после – не требовал ни от самого себя, ни от других того глубокого и полного нравственного перерождения, к которому он, однако, был-таки волей-неволей трагически приведён в три последние дня своей земной жизни; но за десять с лишком лет до этого вопрос о духовном перерождении, о вырванном языке и о вынутом сердце (всё, что изображено во второй половине стихотворения «Пророк») не имело и не могло иметь у Пушкина прямого автобиографического значения.

(В. С. Соловьёв)

10. Поэтическое самосознание Пушкина, созревшее и повышенное в силу внутренних и внешних причин, облеклось в минуту вдохновения величавым образом библейского пророка, образом, подходящим, конечно, не ко всякому поэту, а лишь к тому идеальному, свыше призванному, предназначенному для великого служения поэту, для того высшего воплощения творческого гения, которое ощущал в себе сам Пушкин.

(В. С. Соловьёв)

11. Поскольку образ вдохновенного и повышенного поэтического самосознания овладел душою Пушкина, он уже был не волен распоряжаться им по своим мыслям и личному житейскому опыту, а предоставлял ему свободно или, что то же самое, по внутренней необходимости полнее и полнее раскрывать всё, что в нём содержится, весь его собственный смысл, от одного присущего ему положения переходя к другому, ещё более глубокому и содержательному.

(В. С. Соловьёв)

12. Не будучи кем-нибудь из библейских пророков герой пушкинского стихотворения «Пророк» не есть также и какой-нибудь из поэтов, он не есть также и сам Пушкин, а есть чистый носитель того безусловного идеального существа поэзии, которое было присуще всякому истинному поэту и прежде всего самому Пушкину в зрелую эпоху его творчества и в лучшие минуты его вдохновения.

(В. С. Соловьёв)

13. Пушкинский поэт в одежде пророка, созданный вдохновением гения и с внутреннею, свободною необходимостью раскрывающий полноту своего смысла, не совпадая ни с каким из действительных поэтов, никак не может, однако, быть простым отвлечением от них, потому что, живя в них всех, он больше их всех, он есть то в них, что они все знают в себе как лучшее их самих, тó, что «прах переживёт и тленья убежит»; он есть не отвлечение от них, а их существенная норма, как чистая геометрическая линия есть не отвлечение от всяких приблизительных линий, а она есть их существенная норма, без которой они не имели бы смысла и вовсе не существовали бы как линии.

(В. С. Соловьёв)

14. В произведениях Пушкина о творчестве звучит такая мысль: поэт не волен в своих произведениях, он лишь повинуется высшему призванию и велению и так же мало может по собственному произволу определять сроки и выражение своего творчества, как жрец не волен в выборе сроков, чина и слов священнодействия.

(В. С. Соловьёв)

15. Своеобразие персонажей романа в стихах «Евгений Онегин» раскрывается не только в описаниях и в прямых авторских характеристиках (такого рода приёмы были свойственны в той или иной мере и классицизму, и романтизму**); новаторство Пушкина в обрисовке характеров выразилось прежде всего в том, что даже детали несут важнейшую функцию раскрытия обстоятельств, в которых действуют герои, и вместе с тем с полнотой и точностью воспроизводят и их черты, и изображаемую эпоху.

(Б. С. Мейлах)

16. Наряду с ценными исследованиями романа Пушкина всё ещё встречается трактовка его «энциклопедизма» как суммы примет времени, а не как удивительного по своей мощи и многогранности осмысления философских проблем в процессе развёртывания динамической панорамы действительности, обрисовки реальных повседневных явлений жизни.

(Б. С. Мейлах)

17. Непосредственной подготовкой к развёртыванию темы связей духовного мира героини с бытом, фольклором**, поверьями народа являются, например, начальные строфы** пятой главы «Евгения Онегина», где дана яркая живописная картина русской зимы во всей конкретности образов и бытовых деталей: заснеженные двор, куртины**, кровли и забор, лёгкие узоры на стёклах, весёлые сороки, крестьянин, обновляющий путь на дровнях, ямщик на облучке, дворовый мальчик…

(Б. С. Мейлах)

18. Думы, стремления, драматизм судьбы человека; причины, мешающие свободному развитию человеческой личности; общественные условия, уродующие жизнь людей, воодушевлённых высокими мечтами, поэтическими идеалами; конфликты, возникающие между «героем» и «средой», - всё это остро интересовало Пушкина.

(Б. С. Мейлах)

19. Композиция** романа «Евгений Онегин» основана на слитной взаимосвязи четырёх идейно-эмоциональных сфер, или, лучше сказать, контекстов: первый из них – контекст, в котором сами герои раскрывают свои мысли и чувства; второй – контекст среды, окружающей героев, отношения к ним современников; третий – контекст авторского анализа и оценок мироощущения, характеров, поведения героев (этот контекст воплощён в целой серии лирических отступлений и авторских реплик**); четвёртый – это контекст читательского «соучастия».

(Б. С. Мейлах)

20. Если рассматривать образ Пугачёва в ряду других образов, других произведений Пушкина, то мы придём к выводу, что образ вождя крестьянского восстания лучшими чертами своего характера связан с пушкинской концепцией** человека: здесь те же критерии оправданности человеческой жизни внеэгоистическими целями и способностью на подвиги.

(Б. С. Мейлах)

21. Значение Пугачёва, этого народного героя, выдвинутого ходом событий в галерею крупных исторических фигур, проявилось и в том, что не отступил он от своего пути, хотя и сознавал возможность катастрофы и измены соратников (Пушкин основывался на фактах действительной биографии Пугачёва: после разгрома его отрядов он скрылся в заволжских степях, но был захвачен группой казаков, боявшихся разделить судьбу своего вождя, и отдан в руки военного начальства, о чем и рассказано в «Истории Пугачёва»).

(Б. С. Мейлах)

22. Так как в романе, желающем оставить впечатление достоверного свидетельства, рассказчик должен не менее живо предстать воображению читателей, чем сами действующие лица, то Пушкину для достижения именно объективной его цели нужно быть как можно более субъективным: быть самим собою, как бы играть на сцене себя самого, казаться беспечным поэтом, лирически откровенным, своевольным в своих приговорах и настроениях, увлекающимся собственными воспоминаниями порою до забвения о главном предмете.

(В. И. Ивáнов)

23. Пушкинский Сальери встречается с Моцартом, чья музыка его потрясает; он влюбляется в неё со всею страстью, долго сдерживаемой холодом ремесла; восторженно славит и превозносит её во всеуслышание, горько негодует на общее, как ему кажется, непонимание божественной вести, принесённой этим избранником, и в то же самое время чувствует себя впервые во власти чуждого и странного ему демона зависти, столь яростного и мощного, что он уже не в силах противиться его внушению отравить своего боготворимого друга.

(В. И. Ивáнов)

24. Зависть Сальери – это не заурядная художническая ревность, не личная зависть, ищущая обесценить соперника, но зависть трагическая и метафизическая**, потому что направлена она уже не на человека, а на сверхличное начало, в нём воплощённое: Сальери завидует благодати, отпущенной Моцарту не по заслугам (их, считает Сальери, у него самого несравненно больше), а даром, и завистник делается уже не человекоубийцей только, но богоубийцей.

(В. И. Ивáнов)

25. Пушкин не только проявляет поразительную осведомленность в вопросах современной ему кухни, не только абсолютно точен, безошибочен в деталях, но и живо интересуется данной тематикой, тщательно оттачивает свою кулинарную лексику, что особенно заметно при сравнении черновиков с окончательными текстами, и обнаруживает подлинную глубину профессиональных суждений, а также использование кулинарного антуража** во всех жанрах своего творчества.

( В. В. Похлебкин)

26. Можно сказать, что Пушкин по многообразию форм использования кулинарного антуража и по количеству кулинарных лексем** не только не уступает никому из русских классиков, включая Н. В. Гоголя и А. Н. Островского, но даже оставляет позади узко специализирующегося на кулинарной поэзии своего современника В. С. Филимонова*, ибо те, превосходя, разумеется, Пушкина по частоте употребления кулинарного материала, совершенно не могут состязаться с ним в утонченности и разнообразии форм подачи, в легкости и органичности введения «кулинарных» вкраплений в текст, в сюжет**, в окраску психологической характеристики и тем более в политическую полемику** и политическую сатиру**.

( В. В. Похлебкин)

27. Вполне резонно предположить, что Пушкин упоминает в романе «Евгений Онегин» именно те кулинарные объекты, которые ему не только наиболее знакомы из его петербургского и деревенского быта, но, скорее всего, именно те, которые были ему лично наиболее приятны и наиболее часто употреблялись в его домашнем или общественном кругу.

( В. В. Похлебкин)

28. Внимательно вчитываясь в пушкинские строки, посвященные отечественным блюдам, а также напиткам или продуктам, сопоставляя все эти далеко не редкие упоминания с контекстом и, в более широком смысле, со всей ситуацией, в которую филигранно вкраплены эти упоминания, начинаешь понимать, что Пушкин желает при всяком удобном случае подчеркнуть региональный характер и региональное разнообразие русской кухни и русского кулинарного сырья, что он гордится этим многообразием как одним из свидетельств разносторонности России, национальной самобытности русского народа.

( В. В. Похлебкин)

29. Наибольшее число «кулинарных» стихов связано у Пушкина с дорóгой, с часто происходящими переездами из одного места в другое, с многочисленными путешествиями и разъездами по России, что, конечно, вполне естественно, ибо именно в дороге он был вынужден обращать внимание на то, чтобы как-то и где-то перекусить, в то время как дома, в своем поместье, в Москве или в Петербурге, эти вопросы решались проще: обедал Пушкин либо у своих многочисленных друзей и знакомых, либо на званых обедах вельмож, либо в клубах, столичных ресторанах, либо, наконец, был на полном обеспечении и попечении своих поместных крепостных слуг.

( В. В. Похлебкин)

30. Вполне естественно, что Пушкин, намереваясь писать в одной из глав «Евгения Онегина» о декабристах, начинал свое повествование о них, как это видно из черновых его набросков, неизменно с упоминания мужских кутежей, которые, с одной стороны, были неотъемлемой частью тогдашней «общественной» жизни золотой молодежи**, а с другой, по-видимому, использовались будущими декабристами как удобное, легальное прикрытие их чересчур частых и закрытых для посторонних сборищ.

( В. В. Похлебкин)

31. Самое интересное состоит в том, что в «Барышне-крестьянке», где, по сути дела, автор рисует нам довольно редкую картину идиллических отношений между молодыми барами и их крепостными слугами и служанками, а вся повесть в целом пронизана эдаким легкомысленным, добродушным озорством, Пушкин находит весьма искусный ход, чтобы косвенно намекнуть внимательному читателю, что автор верит не во все, о чем сообщает, что сквозь его очевидную симпатию к героям рассказа все равно чуть-чуть, но все-таки просвечивает скрытая, едва уловимая ирония.

( В. В. Похлебкин)

32. Сопоставляя все известные во времена Пушкина поваренные книги, считавшиеся в то время новейшими и самыми лучшими, и учитывая, что все они, без исключения, издавались в Москве, в признанной столице русского хлебосольства, где раскупались и откуда расходились не только по подмосковным имениям, но и по всей дворянско-помещичьей России, можно легко догадаться, что Пушкин в своем псковском имении Михайловском и в своей петербургской первой квартире на набережной Невы, а не в доме на Мойке*, где он поселился после женитьбы, не имел этих книг и мог видеть их, да и то случайно, у своих московских знакомых.

( В. В. Похлебкин)

33. Если в «Дубровском» все, что касается еды и застолья, вся гастрономическая фразеология**,так сказать, вертится вокруг и ради персоны Кирилы Петровича Троекурова, если только из-за него Пушкин ссылается на мифическую поваренную книгу, то в «Капитанской дочке» вся кулинарная лексика располагается совершенно безыскусственно, свободно и абсолютно не привязана к чему-то определенному, не выполняет никакой служебной литературной роли, а просто присутствует, потому что в ней возникает естественная потребность по ходу повествования: герои повести едят, пьют, ходят в гости друг к другу, берут еду в дальнюю дорогу – словом, живут обычной, повседневной жизнью, просто немыслимой без еды.

( В. В. Похлебкин)

34. До тех пор пока любая национальная кухня напоминала своей вкусовой гаммой европейскую или русскую, Пушкин воспринимал ее без всяких предубеждений, но как только те или иные блюда выходили за рамки традиционного вкуса и казались либо слишком пресными, либо слишком необычными по составу компонентов, то тут поэт занимал такую же позицию неприятия или непонимания, как и всякий обычный русский человек.

( В. В. Похлебкин)

35. Как известно, произведения психологические, или имеющие в основе ярко выраженную любовную интригу, или вообще посвященные каким-либо сильным страстям, например карточной игре, у всех писателей либо совершенно лишены кулинарного антуража, либо содержат его в минимальной степени, как символический знак, сигнал.

( В. В. Похлебкин)

36. Кирила Петрович заботился о том, чтобы гости не только хвалили ему в глаза его обеды, чтобы они не только сами для себя ценили их, но и чтобы непременно разносили весть об искусстве его повара, ибо это приятно щекотало тщеславие Троекурова, придавало «высокий смысл» его существованию как уездного законодателя мод, как влиятельного человека, держащего в руках местное чиновничье- полицейское начальство.

( В. В. Похлебкин)

37. Пушкин, рассуждающий, подобно Гёте*, о мировой поэзии, о философии, о религии, о судьбах России, о прошлом и будущем человечества, - все это было так ново, так странно и чуждо заранее составленному мнению, что книгу воспоминаний Смирновой* постарались не понять, стали замалчивать или, по обычаю русской журналистики, которая мало выиграла со времён Булгарина*, непристойно вышучивали, выискивали в ней ошибки, придирались к мелким неточностям, чтобы доказать, что собеседница Пушкина не заслуживает доверия, а её отношение к Николаю I сочли неблаговидным с либеральной точки зрения.

(Д. С. Мережковский)

38. И вот вечером 27 июля 1831 года в лицейском саду появляется Пушкин, и ученики VI курса (то есть шестого по счёту выпуска со времени основания Лицея) оробели; один из них, Яков Грот*, будущий известный академик, историк литературы и пушкинист, рискнул подобрать и спрятать лоскуток, оторвавшийся от пушкинской одежды; подойти же и заговорить с поэтом решился только восемнадцатилетний Павел Миллер*.

(Н. Я. Эйдельман)

39. Не вызывает никаких сомнений, что искателя потаённой Пушкинианы обязательно ждут необыкновенные приключения: если одна из тетрадей с пушкинскими стихами попала в токийское землетрясение 1923 года, если связка интереснейших пушкинских писем буквально выпала из тайника в стене во время ремонта одного дворца на Фонтанке*, если в сохранившихся листках вдруг угадываются новые фрагменты сожженной автобиографии, - то отчего же не быть ларцу, кладу, шифру на берегу псковской речки Сороть или у Чёрного моря, Невы, Москвы-реки, в Болдине*, на уральских заводах, сибирских рудниках, наконец, в Японии, Англии, Южной Америке?

(Н. Я. Эйдельман)

40. Семён Степанович Гейченко*, многолетний директор Пушкинского заповедника*, иногда с улыбкою, чаще очень серьёзно говорил о том, что «не слишком удивится», если в саду михайловской усадьбы*, или близ домика няни*, или где-нибудь на скате тригорского холма* вдруг однажды будет вырыта шкатулка, а в той шкатулке…

(Н. Я. Эйдельман)

41. Гейченко* скликает птиц, строит им селения по садам и вешает в пору гнездования шерсть по заборам, чтобы птахам было чем утеплять свои жилища, и связывает рубиновые грозди рябины, чтобы дрозды могли пропеть похвальную песню своей отчизне; рассыпает по кормушкам крупы и крошки, чтобы однажды, перед отлётом на юг, все птицы Михайловского сели вокруг пушкинского пруда на серебряные ивы и спели печальный, нежный, благодарный вокализ земле и заботе терпеливого птицеведа.

(В. Я. Курбатов)

42. Беспечность, радость, счастливое воодушевление, склонность к озорству и мистификации** искали выхода, искали созидательного применения, и оба: и Тынянов*, и Гейченко* – должны были рано или поздно прийти к Пушкину; так блуждает оставленный звук, пока не попадает в унисон** с другим, подчас очень удалённым, и разом словно удваивается в силе, наполняется, обретает смысл.

(В. Я. Курбатов)

43. Гейченко* надо было мальчиком слушать рассказы петергофских* стариков, потом самому стать работником петергофских музеев, пройти дорогами всех царствований, пропустить через свои руки сотни предметов, стать широко осведомлённым вещеведом и психологом, чтобы однажды выбрать из исторической череды это имя – Пушкин и чтобы разделить с ним жизнь.

(В. Я. Курбатов)

44. И пока восстанавливается дом в Петровском*, всё идут материалы, всё уточняются детали, всё живее кровообращение воскресающего тела: слетаются письма, фотографии, копии документов из музеев страны, из Эфиопии*, от частных лиц, коллекционеров, и не утихает спор, и находят место в папках письма противников с анализом того разумного, что в них есть.

(В. Я. Курбатов)

45. Надо долго учиться внимательно читать и вникать в смысл прочитанного, стараться учить душу внимательности, чтобы однажды подсвечник на столе Пушкина в Михайловском вспыхнул прожектором, озаряющим не выцветший лист бумаги, а бег великой мысли и глубокое согласие речи и смысла, чтобы мы почувствовали на щеках лёгкое дуновение того жара, который горел здесь в счастливые часы, и поверили в умершее слово «вдохновение».

(В. Я. Курбатов)

46. Жить своим трудом, преимущественно ручным, стараться отдавать народу больше, чем мы от него получаем, неукоснительно следуя христианскому правилу никогда не делать другому того, чего себе не желаешь, выработать с помощью науки правильные взгляды на социальные вопросы, раскрывать людям глаза на несправедливость современного социального строя – вот в чем была суть мировоззрения Л. Н. Толстого.

( С. Л. Толстой)

47. Всюду под пером Чехова проходит толкущийся на всех стыках жизни, оттиснутый в миллионах экземпляров, везде себе верный и всегда на себя похожий, выработавшийся в исторический перл создания и царящий над миром средний человек, субстанция** ни то ни се, серая, поношенная, всегда скучная и никогда не скучающая, ежеминутно умирающая и пóходя возрождающаяся, но не умеющая, не заботящаяся взять себе в толк, зачем она родится, для чего живет и почему умирает.

(В. О. Ключевский)

48. Чехов обладал редким ясновидением бесчисленных микроскопических мелких недоразумений, странностей и нелепостей, из которых соткáлась людская жизнь и которых мы обыкновенно не замечаем, не чувствуем и не стыдимся по привычке к ним или по отвычке от размышления, по притупленности самочувствия и совести, как крепко спящий человек не чувствует, что по нему ползет и кусает его.

(В. О. Ключевский)

49. Но, вероятно, в мире уже что-то произошло или в это время происходило, роковое и непоправимое, потому что хотя стояло всё то же горячее приморское утро, но дача уже не показалась мне римской виллой, и над кубовой полосой неспокойного Чёрного моря я не увидел красных парусов Неаполитанского залива, а комната, куда меня пригласил хозяин, была проста, как дворницкая, с белёными стенами, ярким полом, выкрашенным масляной краской, в янтарно-охряных досках которого лазурно отражалось небольшое окно, с кухонным столом, аккуратно застланным листом алой промокательной бумаги, надежно придавленной к столу кнопками, на котором я заметил четвертушку почтовой бумаги с начатыми строчками, а на раскалённом, сияющем подоконнике на четвертушке такой же почтовой бумаги сохла горка влажного турецкого табака, и рядом с ней я увидел стальную машинку для набивания папирос, сверкающую на солнце своими медными застёжками, и стальную палочку с круглой некрашеного дерева рукояткой, приготовленные для набивки новой папиросы, в то время как в воздухе ещё стоял синеватый дымок только что выкуренной, а сам Бунин уже не казался мне таким строгим, и в его бородке было больше чеховского, чем в прошлый раз.

(В. П. Катаев)

50. Я знал, что в литературе нет запретных тем, важно лишь, с какой мерой такта будет об этом сказано, и я навсегда усвоил себе несколько бунинских рекомендаций: такт, точность, краткость, простота, но, разумеется (и Бунин* это подчёркивал много раз), он говорил, конечно же, не о той простоте, которая хуже воровства, а о простоте как следствии очень большой, тщательной работы над фразой, над отдельным словом, о совершенно самостоятельном видении окружающего, не связанном с подражанием кому-нибудь, будь то хоть сам Лев Толстой или Пушкин, то есть об умении видеть явления и предметы совершенно самостоятельно и писать о них абсолютно по-своему, без каких бы то ни было литературных влияний.

(В. П. Катаев)

51. В нарушение всех традиций Бунин написал произведение, где русским был только замечательный язык и та доведённая до возможного совершенства пластичность, которая всегда выделяла русскую литературу изо всех мировых литератур и ставила её на первое место, всё же остальное в рассказе «Господин из Сан-Франциско», то есть пейзаж, персонажи, сюжет, было иностранное, точнее сказать, интернациональное, ультрасовременное: и американский миллионер, и трансатлантический лайнер, и жизнь в первоклассных международных отелях, с барами, танго, автомобилями, коктейлями, радиосвязью, парижскими модами, безумным богатством, ужасающей нищетой и всем тем, что с особенной силой расцвело на земном шаре перед Первой мировой войной.

(В. П. Катаев)

52. Жизнь Бунина в этих барских комнатах, с массивными полированными дверями, с отлично натёртым паркетом, тёплыми мраморными подоконниками венецианских окон с тщательно начищенными медными шпингалетами, с высокими чистыми потолками, отражавшими в летнее время зелень белых акаций, которыми была тесно обсажена тихая аристократическая улица, а зимой – нежно-голубые тени сугробов и полуразмытые силуэты извозчичьих саней с небольшим количеством самой необходимой, но очень хорошей мебели, без всех этих мещанских этажерок, тумбочек, безделушек, салфеточек, ковриков, альбомчиков и накидок - такая жизнь писателя как нельзя больше соответствовала моему представлению об истинном аристократе, столбовом дворянине**, российском академике, человеке безукоризненного вкуса.

(В. П. Катаев)

53. Рассматривая и перебирая чудом уцелевшие в моих папках полуистлевшие бумажки, я как бы на ощупь прокладывал путь сквозь безмолвные области подсознательного в тёмные хранилища ушедших, почти забытых сновидений, усиленно стараясь их оживить, и сила моего воображения оказалась так велика, что я неожиданно, с поразительной, почти осязаемой достоверностью и ясностью увидел внутренность тесной мазаной хаты, на две трети заваленной бледно-жёлтой душистой соломой, и закопчённое устье вымазанной мелом печи с закруглёнными углами, что делало её похожей на портал маленькой театральной сцены, в глубине которой разыгрывалась феерия** какого-то невиданно яркого пожара, который тревожно освещал фигуру единственной зрительницы – девушки в домотканой юбке, выкрашенной луковой шелухой.

(В. П. Катаев)

54. Бунин имел вид дачника, но не банального дачника-провинциала в соломенной шляпе, в рубашке-апаш** и парусиновых туфлях; он был дачник столичный, интеллигентный, с изысканными манерами, в дорогих летних сандалиях, заграничных носках, в просторной, хорошо выглаженной холщовой рубахе с пристежным воротником, со сложенным вдвое стальным пенсне в маленьком наружном карманчике, подпоясанный не пошловатым шёлковым шнуром с потрепанными кистями, как, например, у моего папы, а простым, но тоже, по-видимому, очень недешёвым кожаным поясом; шляпу он не носил, а уж если особенно сильно припекало, то вдруг надевал превосходнейшую настоящую панаму, привезённую из далеких экзотических стран, или полотняный картуз из числа тех, которые летом носили Фет*, Полонский*, а может быть, даже и сам Лев Толстой.

(В. П. Катаев)

55. Почти десятилетие (между революцией 1905 года и войной 1914 года) безостановочно, с одной эстрады на другую, с концертов студенческих землячеств** с хоровым пением и клюквенным морсом на благотворительные вечера с танцами и холодным буфетом ходили знаменитые и полузнаменитые писатели и поэты, любимцы публики, читая отрывки из своих произведений, впитывая благоговеющие взоры молодежи, дразня недружелюбие полицейского пристава**, присутствие которого было обязательным. (Ю. П. Анненков)

56. Когда поэту, усталому быть всё в одном и том же положении, начнёт являться «нечаянная радость», тогда он почувствует, что человек может радостно воспринять все стороны мира, и из гадкого утёнка, каким он был до сих пор в своих собственных глазах, он станет прекрасным лебедем, как в сказке Андерсена*.

(Н. С. Гумилев)

57. Гумилев* твердо считал, что честь называться поэтом принадлежит по праву лишь тому, кто в любом деле будет всегда стремиться быть впереди других, кто глубже других знает людские слабости: эгоизм, ничтожество, страх – и должен будет преодолевать в себе испокон веков присущие человеческой природе отрицательные свойства – пороки ветхозаветного Адама. (Ю. П. Анненков)

58. От природы робкий, тихий, болезненный, книжный человек, Гумилев приказал себе быть охотником на львов, солдатом, награжденным двумя Георгиями**, заговорщиком, рискующим жизнью за восстановление монархии, и то же, что со своей жизнью, он проделал над своей поэзией: мечтательный, грустный лирик, он сломал свой лиризм, сорвал свой не особенно сильный, но необыкновенный чистый голос, желая вернуть поэзии её прежнее величие и влияние на души, чтобы она снова могла быть звенящим кинжалом, жечь сердца людей.

( Г. В. Ивáнов)

59. Среди совсем молодых поэтов, разумеется, есть и стремящиеся к тонкой и, мы бы сказали, хрупкой поэзии, но при этом одни ищут её в описании изысканных предметов: севрских** чашек, гобеленов, каминов, арлекинов, рыцарей и мадонн, как у Эренбурга* (именно такое описание часто считают тонким некоторые читатели), другие – в необыкновенно изощрённом анализе нарочито-причудливых переживаний, как у Мандельштама*, а третьи – в ироничном описании интимной, несколько подчёркнуто обыденной жизни, как у Марины Цветаевой*, - нам же кажется, что именно поэзия Анны Ахматовой* производит впечатление острой и хрупкой потому, что таково само восприятие жизни поэтессой, и даже некоторая манерность не портит её стихи.

(М. А. Кузмин)

60. Легко можно заключить, что Анна Ахматова – это поэт чрезвычайно оригинальный и что новый женский голос, отличный от других и явственно слышимый, несмотря на очевидную, как бы нарочитую слабость тона, присоединился в ее лице к общему хору русских поэтов.

(М. А. Кузмин)

61. Часто Ахматова точно и определённо упоминает какой-нибудь предмет (перчатку на столе, жёлтый свет свечей в спальне, треуголку** в Царскосельском* парке), казалось бы не имеющий отношения ко всему стихотворению, брошенный и забытый, но именно от этого упоминания мы чувствуем более ощутимый укол, более сладостный яд.

(М. А. Кузмин)

62. Я смотрел, прощаясь навсегда, на её высокий гордый лоб, на неподвижные ресницы, на классический нос с горбинкой, на плотно сжатые, с чуть затаённой улыбкой губы и говорил тогда о том, что она, Анна Андреевна Ахматова, уже становится достоянием мировой культуры, что, уходя из этого мира, она оставляет ему свою поэтическую душу, свои пронзительные слова о великом таинстве любви, её трагедиях и преодолении этих трагедий и что эти слова сама жизнь поставила в ряд прекрасных творений бессмертной русской литературы.

(М. А. Дудин)

63. Когда возраст Ахматовой пересек семидесятилетнюю черту, когда ее черная челка, спускавшаяся на прямые строгие брови, освещенная зеленовато-сероватым светом удлиненных глаз, постепенно побелела и откинулась на затылок, обнажив прекрасный высокий лоб, когда ее походка, бывшая когда-то столь грациозной, стала подчеркнуто степенной, к ней пришла слава, уже основательно верная, а не ветреная, как прежде, пришла и неотступно следовала за ней.

(М. А. Дудин)

64. Я читаю строки Ахматовой о море, и меня начинает обступать музыка радости и света, музыка солнечных бликов и легких барашков волн, набегающих на золотой песок, меня начинает захватывать ощущение безграничного счастья жизни, я вижу провал в глубь пронизанной солнцем синевы неба, чувствую солоновато-терпкий запах моря, как запах вечности, наполняюсь свежестью этого юного, как будто только что рожденного мира, свежестью ветра с едва-едва уловимым привкусом степной полыни.

(М. А. Дудин)

65. Женщина, открывшая мне дверь, и гостья, в эту минуту уходившая от нее, и седой улыбающийся господин, встретившийся в коридоре, и девушка, промелькнувшая в глубине квартиры, показались мне необыкновенными, необыкновенной внешности, носящей печать и тайну причастности к жизни Ахматовой.

(А. Г. Найман)

66. «Пластинками» Ахматова называла особый жанр устного рассказа, тщательно выверенными деталями, поворотами и острыми местами, многократно обкатанного на многих слушателях и вместе с тем хранящего в интонации, в соотнесённости с сиюминутными обстоятельствами свою импровизационную основу.

(А. Г. Найман)

67. Большинство ахматовских дневниковых записей последних лет посвящено началу творчества: Серебряному веку*, тогдашним отношениям между деятелями искусства, акмеизму*; в дневниках она объясняла причины, разоблачала клевету и ложь, исправляла ошибки и неточности и, по-моему, вообще немножко исправляла то ту, то другую черточку ушедшей действительности, но не для того, чтобы приукрасить, не ради будущей выгоды, а скорее, применительно к изменяющимся обстоятельствам.

(А. Г. Найман)

68. Отсылка к Горацию* и намёк на Шекспира*, окрик на улице и восклицания муз доходили до читателей Ахматовой и пленяли людей интонацией самой обыденной, бытовой, незатейливой, сто раз слышанной и настолько распространённой, что если по Зощенко* можно восстановить городской язык 20-30-х годов, то по Ахматовой – интонации русской речи первой половины ХХ века.

(А. Г. Найман)

69. Доверительная интонация Ахматовой действовала одинаково на неискушённую в поэзии домохозяйку и на изощрённого в анализе текстов структуралиста**, и это видно из того, что он, как и она, прилеплялся к стихам именно Ахматовой, а не, к примеру, Вячеслава Ивáнова* или, на худой конец, Волошина*, не менее «культурным».

(А. Г. Найман)

70. Ахматова была антитеатральна, она совсем не умела показать человека, изобразить, как он говорит, но у неё были идеальные, несравненные слух и память на то, как расставлены в реплике, во фразе, в периоде слова, или, если они были расставлены неточно, на то, как должны быть расставлены.

(А. Г. Найман)

71. Ахматовой было вовсе не безразлично, кто звучал ей, кому звучала она вторым голосом: стихотворения, составляющие цикл «Полночные стихи» и «Пролог», так же как и всякое её стихотворение, которое описывает отношения «ты и я», «я и он», обращены к конкретному лицу, и она довольно резко высказалась о стихах поэтессы, «написанных двум адресатам сразу», в том смысле, что поэзия не прощает такой безнравственности и мстит за неё унизительными строчками.

(А. Г. Найман)

72. Лирика Ахматовой – это женская лирика, но, может быть, тогда не было так ясно, как стало ясно потом, что эта женская лирика о любви, и почти только о любви, совершала нечто насущное в самой русской поэзии, очищая её изнутри и указывая ей как раз тот путь, которого она всей своей мистической взволнованностью, всей своей болью искала.

(А. Д. Шмеман)

73. Простые женские, любовные стихи Ахматовой, такие, казалось бы, «незначительные» на фоне исторических взлётов и крушений, на деле были возвратом к правде, той простой человеческой правде о грехе и раскаянии, о боли и радости, чистоте и падении, которая одна, потому что она правда, имеет в себе силу нравственного возрождения.

(А. Д. Шмеман)

74. Поэзия Ахматовой, да и сама Ахматова, в эти годы, когда так страшно был искажён лик родины, когда для одних она была вся страх, вся страданье, а для других – боль разлуки, - всё больше и больше становилась именно самим образом настоящей России, той, которая соединяет, которая сама собой свидетельствует о своей неистребимости.

(А. Д. Шмеман)

75. Теперь, когда ушла от нас Ахматова, когда созрела и завершилась эта прекрасная жизнь, стало очевидно то, что я назвал бы царственностью Ахматовой: стало ясно, что все эти годы она была царицей русской поэзии и сознавала это и принимала это как своё самоочевидное и необходимое служение.

(А. Д. Шмеман)

76. Что бы ни рассказывали о Горьком* как о выходце из низших социальных слоев России, как о пролетарском гении, что бы ни говорили о врожденной простоте Горького, о его пролетарской скромности, о внешности революционного агитатора и о его марксистских убеждениях, он в частной жизни был человеком, не лишенным своеобразной изысканности, отнюдь не чуждался людей совершенно иного социального круга и любил видеть себя окруженным красавицами актрисами и молодыми представительницами аристократии.

(Ю. П. Анненков)

77. Горький предпочитал театрализованные костюмированные развлечения: он рядился в краснокожего индейца, в свирепого пирата, в колдуна, в лешего, выворачивал пиджак наизнанку, прицеплял к костюму, изменяя его до неузнаваемости, пестрые деревянные ложки, вилки, еловые ветки, рисовал жженой пробкой бородку или изображал на лице причудливую замысловатую татуировку, втыкал в свою трубку брусничный пучок или букетик земляники и, прекрасный комедиант, изобретал забавнейшие, уморительные гримасы.

( Ю. П. Анненков)

78. Он, Алексей Пешков*, прошел все «круги ада» дореволюционной жизни сначала подростком, рано оставшимся без отца и матери и отданным «в люди», затем юношей, которому пришлось быть и деревенским батраком, и грузчиком, и рабочим на соляных приисках, и бродягою, готовым выполнять любую работу за кусок хлеба.

(Л. Я. Резников)

79. Уважительно, ласково, романтически говорил Горький обо всем народно-лучшем в каждом работнике: крестьянине, рабочем, интеллигенте, и «неласково», реалистически жестко, с нетерпением сердца он говорил обо всем мещанском, недобром, рабском, что было воспитано в том же народе его тяжкой историей. (Л. Я. Резников)

80. Фенóмен** горьковской личности – в сочетании (иногда вызывающе дисгармоничном!) самого трезвого реализма (результат лично познанных ужасов и «свинцовых мерзостей жизни») с самой возвышенной, пророчески-романтической верой в талантливость России, в то, что человек её может стать прекрасен, добр, мудр, если преодолеет губящий мысль и чувства мещанский индивидуализм, если поймёт бытие как деяние, жизнь как творчество и, полюбив труд, научившись работать, почувствует высшее наслаждение жизнью.

(Л. Я. Резников)

81. Изданная поспешно (автор, видимо, даже не видел корректуру: на каждой странице опечатки, пропуски слов, совершенно искажающие смысл), книга М. Горького "Несвоевременные мысли" фактически явилась продолжением полемики, которое, впрочем, осталось без ответа; по крайней мере, в библиографических справочниках никаких рецензий на отдельный выпуск "Несвоевременных мыслей" не зафиксировано, и, думается, это тоже не случайно.

(Л. Я. Резников)

82. Горький, при всей самостоятельности, безусловном демократизме и силе своей мысли, не мог стать объективным политиком и был как человек и как художник крайне впечатлителен и совершенно непримирим, беспощаден по отношению к таким фактам, как необоснованный, на его взгляд, арест или жестокость, варварское разрушение архитектурных памятников, художественных ценностей.

(Л. Я. Резников)

83. "Несвоевременные мысли" М.Горького направлены не против власти, а против злоупотребления властью, не против, а в защиту народа, культуры и тех общечеловеческих ценностей миролюбия и сохранения мира на Земле, демократизма, гласности, правосудия, совести и порядочности, которые в наше время имеют приоритетное значение.

(Л. Резников)

84. Не менее, чем Толстой, улавливая народное противопоставление добра насилию и понимая трагедийный пафос Достоевского, считавшего отношения зла и добра вечной антиномией**, Горький – в этом его особенность как выдающегося нравственного мыслителя – ищет разрешения противоречия не в отрицании его, а в нравственном обострении вопроса о несовместимости революционного действия с оправданием насилия.

(Л. Я. Резников)

85. Если Толстой видел "единственный выход", "единственное средство" освобождения народа в том, чтобы не принимать участия во всех делах, которые затевает правительство и которыми руководят царь и его чиновники, а также в том, чтобы сопротивляться господскому, дворянскому и буржуазному, злу, сопротивляться без применения насилия, а просто отказавшись от работы на фабриках и заводах; если он строит грандиозную и наивную утопию** всенародного возвращения в "рай" сельской жизни, демонстрируя откровенное презрение к законам исторического развития, то Горький обвиняет народ не в том, что тот участвует в промышленном и государственном развитии страны, а в том, что участвует плохо, мало, пассивно.

(Л. Я. Резников)

86. Характеризуя с крайне максималистских позиций национальную средỳ, Горький подходит, однако, к своему самому главному нравственно-психологическому открытию: когда нет морали добра и красоты как естественного, рефлекторно, мгновенно действующего чувства, вызывающего энергию соответствующего поведения, тогда место "органической брезгливости ко всему грязному и дурному" занимают бесконечные словопрения, "мораль, идущая от ума", а это обязательно уже антимораль, ибо она исконно лжива.

(Л. Я. Резников)

87. Раздумывая в 1917-м и 1918 годах над тем, к чему привели "мыслящего" человека не одной только России уродливые социальные и нравственные условия семейной и общественной жизни, М. Горький конспективно характеризует нравственно-психологические черты опустошённой личности, злоключения которой он затем опишет в "Жизни Клима Самгина" – итоговом и, к сожалению, незаконченном произведении.

(Л. Я. Резников)

88. Всегда считавший, что социальная революция лишь тогда может считаться победоносной, когда сохраняет лучшее в культуре прошлого и направляет огромные массы к этой культуре, чтобы развивать её дальше и освобождаться от анархизма** и бесчеловечности, Максим Горький не мог не относиться критически к крестьянству, потому что, составляя подавляющую тогда часть населения, оно несло в себе, вместе с навыками тружеников, анархический индивидуализм и своекорыстие – черты, противоположные тем, какие хотел видеть писатель в людях.

(Л. Я. Резников)

89. Противник религиозно-славянофильского** отношения к народу, Горький был и остался убеждённым сторонником тех, кто считал, что при всём своеобразии истории России и необходимости сохранить её памятники мирового значения, её культуру для неё жизненно важным является освоить промышленный, технический, научно-интеллектуальный опыт Запада и прежде всего научиться хорошо работать.

(Л. Я. Резников)

90. Культура в книге М. Горького «Несвоевременные мысли» толкуется многосторонне как культура труда, развития всех производительных сил до европейского и мирового уровня, расцвет науки и техники, а также как особо необходимое развитие культуры чувств – эстетических потребностей, искусства, высоких эстетических и нравственных убеждений, как культура уважения человека человеком.

(Л. Я. Резников)

91. В поведении, характере, личности и деятельности Твардовского* Фёдор Абрамов* искал разгадку эпохи, человека и народа, а главное, пытался понять силы, достоинства и просчёты того поколения, которое строило социализм, победило фашизм, но не сумело предотвратить многие опасности времени: своеволие, бюрократизм, превышение чиновничьей власти, застой в экономике.

(Л. В. Крутикова)

92. В разных главах, в разных эпизодах, о чём бы конкретно ни шла речь, Фёдор Абрамов неизменно стремился передать объёмное ощущение личности Твардовского-человека, поэта, редактора, властителя дум, его отношение к людям и литературе, его пристрастия, его привычки, его поведение, но при первых встречах, о которых идёт речь, естественно, на первый план выходила фигура Твардовского-редактора.

(Л. В. Крутикова)

93. Будучи в ссылке, оторванный от литературной жизни, от споров, писательских радений, Шаламов* тем не менее догадался о тех сдвигах, которые в это время происходили в духовной жизни Пастернака*, и о неминуемом противостоянии будущего романа (речь идет о «Докторе Живаго») основной литературной продукции сороковых - первой половины пятидесятых годов.

(Л. В. Крутикова)

94. Странное дело, Лев Гинзбург, всю жизнь собиравший редчайшую библиотеку, будучи сам дотошным и въедливым книгочеем, никогда особенно не жаловал беллетристику**, в самом высшем ее значении, а жадно тянулся к литературе документальной, к подбору невзрачных фактов, к хроникам**, энциклопедиям, мемуарам**.

(И. Л. Гинзбург-Журбина)

95. Всю свою жизнь Лев Гинзбург*, прекрасно знавший все бездны, мрачные закоулки и тупики немецкой истории, посвятил Германии, её мятежному духу, её романтической плоти, блистательно переведя на русский язык и делая достоянием русской культуры высóты десяти веков немецкой поэзии – от очарования её народных баллад** и мрачной мистики средневекового рыцарского эпоса** «Парцифаля», залихватской бесшабашности странствующих школяров-вагантов**, прелести немецкого барокко**, гения Гёте*, Шиллера*, Гейне* вплоть до классиков современности ХХ века.

(И. Л. Гинзбург-Журбина)

96. Те самые поэты, которые столь бесшабашно призывали отбросить «хлам пыльных книжек», вырваться из пыли библиотек и отказаться от учения во имя Венеры* и Бахуса*, были образованнейшими людьми своего времени, сохранившими живую связь с античностью** и возросшими на новейших достижениях философской мысли.

(Л. В. Гинзбург)

97. Отдавали ли себе обличители русских писателей в изгнании отчёт в том, что эмиграция затянулась на срок непредвиденно долгий, равный чуть ли не целой человеческой жизни, и что помимо "заказа" исторического существует для каждого подлинного писателя "заказ" личный, неповторимо-индивидуальный, который он ничему другому принести в жертву не хочет и не должен?

(Г. В. Адамович)

98. Так как человек живёт лишь один раз и так как писателя, которому "есть что сказать", никакие мировые драмы не могут полностью отклонить от личного, данного ему Богом или судьбой назначения, так как человек, в особенности человек творческий, - это не только "продукт" времени, то и нельзя было требовать, чтобы Бунин, или Мережковский*, или Алданов*, или Зайцев*, или Гиппиус* - называю имена, прежде других вспомнившиеся, вне всякой связи с их индивидуальными свойствами, - нельзя было требовать, чтобы занимались они исключительно темами современными, а тем более злободневными.

(Г. В. Адамович)

99. Писатели-эмигранты чувствовали леденящее равнодушие не только со стороны иностранцев, особенно во Франции, самой безразличной ко всему чужеземному стране в мире, но и со стороны соотечественников, и более всего другого удивительно и оскорбительно было для них то, что отсутствие материальной компенсации духовных усилий, исчезновение понятия литературы как почётной и в случае успеха весьма доходной карьеры, резкая убыль общественного влияния – всё это привело и к резкой убыли общественного или, лучше сказать, обывательского уважения.

(Г. В. Адамович)

100. Мы, русские писатели-эмигранты, сами себя поносили, сами себя восхваляли, с амплитудой в колебаниях, идущей от ученичества Бунина у Фадеева* до российской столицы – Парижа, как и полагается в наших отечественных спорах, но пора бы спокойно оглянуться на прошлое и, ничего не преувеличивая, признать, что понятие творчества в эмиграции искажено не было, духовная энергия на чужой земле не иссякла и когда-нибудь сама собой включится в наше вечное, общее русское дело.

(Г. В. Адамович)

Тестовая часть

1. Если исключить из програ(м,мм) пр__под__вание (древне) ру(с,сс)кой л__т__ратуры в том числе и «Слово о полку Игореве», или оставить «Слову» так мало врем__ни что толком и прочитать его (не) успеть то име(н,нн)о тогда у молодого ч__ловека создаст(?)ся впеч__тление что Ро(с,сс)ия цел__ком завис__ла от Запада и что лиш(?) когда приш__л Пётр I наступили врем__на св__бодного общения с Европой откуда пришла л__т__ратура которая пр__несла нам роман повесть поэму…

2. Из м__н__стыря Бог весть зачем туда попавшая не в м__н__стыре пропетая из рук м__н__стырского отшельн_ ка в руки царского с__новника переда(н,нн)ая запись «Слова о полку Игореве» которая сг__рела в в__ликом пожар__ Москвы и все (же) сохр__нилась эта вечная песня повитая под трубами концом коп(?)я вс _кормле(н,нн)ая под шеломом взлеле__(н,нн)ая полная ржанья коней орли(н,нн)ого клекота ворчания волков и лисиц оскаливш__хся на червле(н,нн)ые щиты вся сияющ__я кр__вавыми зорями и синими молниями вся ове__(н,нн)ая бра(н,нн)ым с__ребром и белыми х__ругвями шумит и звенит и (по) ныне.

3. Ум__ляясь пр__вяза(н,нн)ости Олега Творогова к бездомным дв__рнягам обыкнове(н,нн)о мало кто знал что его и(с,сс)лед__вания «Слова о полку Игореве» чрезвычайно высоко ц__нились спец__алистами а его (не) укло(н,нн)ая забота о сохр__нени__ рукописей и стари(н,нн)ых псковских книжных собраний была исполне(н,нн)а торжестве(н,нн)ой скупост__ которая ведома только очень большим книжн__кам.

4. В эпоху кла(с,сс)иц__зма в семнадцатом век__ великие писатели действ__вали иначе чем их пр__дшестве(н,нн)ики они то (же) и(с,сс)лед__вали чу(?)ства свойстве(н,нн)ые всему человечеству но (не) ол__цетв__ряли их в одной гиган(?)ской ф__гуре а ставили обыкнове(н,нн)ых людей в пр__дельные кр__тические ситуац___ когда их разрывали два почти (равно) значных чу(?)ства но они обяза(н,нн)ы были след__вать только одному из них пок__зав тем самым их отн__сительную знач__мость.

5. Если п(?)еса ст__лкнёт лбами тех кто в обычных условиях ст__рает(?)ся держат(?)ся (в) розь дабы (не) (с,сс)орит(?)ся лишний раз если она застав__т заговорить молчальн__ков если доведёт до л__гического конца к__нфликты редко и__черпывающие себя в быту то тогда она затрон__т души читателей и зрителей разбуд__т их мысль разбуд__т их самих!

6. В глубин__ душ__ и в м__нерах г__роиня комеди__ Грибоедова Лиза простая девушка хотя одета (на) верняка в барышн__ны плат(?)я со споротыми лентами так было прин__то и платья почти (не) потертые потому (что) барышня едва (ли) над__вала их больше трёх-четырёх раз но ч__столюбия Лиза лише(н,нн)а грамот__ особе(н,нн)о (не) училась вот и сч__тает по пальцам (по)скольку зачем ей знания?

7. Софья Фамусова пр__дстаёт сразу и м__чтательной девицей начитавш__йся с__нт__ментальных соч__нений и р__мантической натурой готовой р__сковать добрым им__нем ради (не) обычного любовного пр__ключения и московской светской барышней мгнове(н,нн)о находящ__й выход из крайне затруднит__льного пол__жения и при этом одно другому (н__) сколько (не) прот__вореч__т.

8. Как (н__) в__лики разногласия между суждени__ми о поэзи__ Пушкина за сем(?)десят лет в одном они сходят(?)ся и этот пр__говор есть общий пр__говор м__нувших поколений он тыс__ч__голосым эхом перекл__кает(?)ся во всей литератур__ о Пушкине Пушкин де__тельно служил так называ__мому обществе(н,нн)ому прогре(с,сс)у (не) смотря на все укл__нения общий итог его творч__ства должен быть призн__н безусловно пол__жительным в смысл__ соответствия основным задачам культуры так как его поэзия своей формою и сод__ржанием се__т в душах сем__на правды любви м__лосердия чуткости к кр__соте и добру.

9. Я должен напомнить что Пушкин лично (н__) когда (н__) в эту эпоху (н__) прежде (н__) после (н__) треб__вал (н__) от самого себя (н__) от других того глубоко__о и полно__о нравстве(н,нн)ого перер__ждения к которому он однако был (таки) (волей) (не)волей тр__гически пр__ведён в три последние дня своей земной жизн__ но за десять с лишком лет до этого вопрос о духовном перер__ждени__ о вырва(н,нн)ом язык__ и о вынут__м сердце всё что изобр__же(н,нн)о во второй половин__ стихотв__рения Пророк (не) имело и (не) могло иметь у Пушкина пр__мого (авто)(био)графического зн__чения.

10. Поэтич__ское самос__знание Пушкина созревш___ и повыше(н,нн)ое в силу внутре(н,нн)их и внешних пр__чин обл__клось в м__нуту вд__хновения в__личавым обр__зом б__блейского пр__рока обр__зом подходящ__м конеч(?)но не ко всякому поэту а лиш(?) к тому идеальному свыше призва(н,нн)ому пр__дназначе(н,нн)ому для великого служения поэту для того высшего вопл__щения творч__ского гения которое ощущал в себе сам Пушкин.

11. Поскольку обр__з вдохнове(н,нн)ого и повыше(н,нн)ого поэтического самос__знания овл__дел душою Пушкина он уже был (не) волен распоряжат(?)ся им по своим мыслям и личному ж__тейскому опыту а предост__влял ему свободно или что то (же) самое по внутре(н,нн)ей (не) обходимост__ полнее и полнее раскрывать всё что в нём содержит(?)ся весь его собстве(н,нн)ый смысл от одного пр__сущего ему пол__жения переходя к другому ещё более глубокому и сод__ржательному.

12. (Не) будучи кем (нибудь) из б__блейских пророков г__рой пушкинского стихотв__рения «Пророк» не есть так (же) и какой (нибудь) из поэтов он не есть так (же) и сам Пушкин а есть чистый н__ситель того безусловного ид__ального существа поэзи__ которое было пр__суще всякому исти(н,нн)ому поэту и прежде всего самому Пушкину в зрелую эпоху его творч__ства и в лучшие м__нуты его вд__хновения.

13. Пушкинский поэт в одежд__ пророка созд__(н,нн)ый вд__хновением гения и с внутре(н,нн)ею свободною (не) обходимостью раскрывающ__й п__лноту своего смысла (не) совп__дая (н__) с каким из действит__льных поэтов (н__) как (н__) может однако быть простым отвл__чением от них потому (что) живя в них всех он больше их всех он есть то в них что они все знают в себе как лучшее их самих то что «прах переж__вёт и тленья убежит» он есть (не) отвл__чение от них а их существе(н,нн)ая норма как чистая геом__трическая линия есть (не) отвл__чение от всяких пр__близительных линий а она есть их существе(н,нн)ая норма без которой они (н__) имели (бы) смысла и вовсе (не) существовали (бы) как линии.

14. В произв__дениях Пушкина о творчеств__ звучит такая мысль поэт (не) волен в своих произв__дениях он лиш(?) пов__нуется высшему пр__званию и в__лению и так (же) мало может по собстве(н,нн)ому пр__изволу опр__делять сроки и выр__жение своего творч__ства как жрец (не) волен в выбор__ сроков чина и слов св__ще(н,нн)одействия.

15. Сво__образие п__рсонажей романа в стихах «Евгений Онегин» раскрывает(?)ся (не) только в оп__саниях и в прямых авторских характеристиках такого рода пр__ёмы были свойстве(н,нн)ы в той или иной мер__ и кла(с,сс)иц__зму и р__мантизму н__ваторство Пушкина в обр__совке х__рактеров выр__зилось прежде всего в том что даже д__тали несут в__жнейшую функц__ю раскрытия обст__ятельств в которых действуют г__рои и вместе с тем с п__лнотой и точност(?)ю во__производят и их черты и изобр__жаемую эпоху.

16. (На) ряду с це(н,нн)ыми и(с,сс)лед__ваниями романа Пушкина всё ещ__ встречает(?)ся тр__ктовка его «энциклопедизма» как су(м,мм)ы пр__мет врем__ни а не как уд__вительного по своей мощи и многогра(н,нн)ости осмысления филосо__ских пр__блем в проце(с,сс)е развёрт__вания д__намической п__норамы действительност__ обр__совки реальных повседневных явлений жизн__.

17. (Не) посредстве(н,нн)ой подготовкой к развёрт__ванию темы связей духовного мира г__роини с бытом фолькл__ром поверьями народа являют(?)ся (на) пример начальные строфы пятой главы «Евгения Онегина» где дана яркая ж__вопис(?)ная к__ртина ру(с,сс)кой зимы во всей к__нкретности обр__зов и бытовых деталей заснеже(н,нн)ые двор куртины кровли и забор лё(?)кие узоры на стёклах весёлые сороки кр__стьянин обн__вляющий путь на дровнях ямщик на облучке дв__ровый мальчик…

18. Думы стр__мления др__матизм судьбы ч__ловека пр__чины м__шающие св__бодному развитию ч__ловеческой лич(?)ности обществе(н,нн)ые условия уроду__щие жизнь людей воодушевлё(н,нн)ых высокими м__чтами п__этическими ид__алами к__нфликты возн__кающие между «героем» и «средой» всё это остро инт__ресовало Пушкина.

19. К__мпозиция р__мана «Евгений Онегин»основа(н,нн)а на слитной вз__имосвязи ч__тырёх (идейно) эмоц__ональных сфер или лучше сказать к__нтекстов первый из них к__нтекст в котором сами г__рои раскр__вают свои мысли и чу(?)ства второй к__нтекст среды окружающей г__роев отн__шения к ним совреме(н,нн)иков третий к__нтекст авторско__о анализа и оценок мироощ__щения х__рактеров пов__дения г__роев этот к__нтекст воплощ__н в целой сери__ л__рических отступлений и авторских реплик ч__твёртый это к__нтекст ч__тательско__о «соучастия».

20. Если ра(с,сс)матр__вать обр__з Пугач__ва в ряду других обр__зов других произв__дений Пушкина то мы пр__дём к выводу что обр__з в__ждя кр__стьянского во(с,сс)тания лучшими ч__ртами своего х__рактера связ__н с пушкинской концепц__ей ч__ловека (с,з)десь те (же) кр__терии оправд_(н,нн)ости ч__ловеческой жизн__ (вне)эго__стическими целями и сп__собност(?)ю на подвиги.

21. Зн__чение Пугач__ва этого н__родного г__роя выдв__нутого ходом с__бытий в га(л,лл)ерею крупных ист__рических ф__гур про__вилось и в том что (не) отступил он от своего пути хотя и созн__вал возможн__сть к__т__строфы и измены с__ратников Пушкин основ__вался на фактах д_йствительной б__ографии Пугач__ва после разгрома его отрядов он скрылся в заволжских степях но был захвач__н гру(п,пп)ой казаков б__явш__хся разд__лить судьбу свое__о в__ждя и отд__н в руки вое(н,нн)ого н__чальства о ч__м и ра(с,сс)каза(н,нн)о в «Истори__ Пугач__ва»).

22. Так как в роман__ желающ__м оставить впеч__тление дост__верного св__детельства ра(с,сс)каз(?)ик долж__н (не) мен__е живо пр__дстать вообр__жению ч__тателей чем сами действу__щие лица то Пушкину для дост__жения име(н,нн)о об(?)ективной его цел__ нужно быть как можно бол__е суб(?)ективным быть самим собою как (бы) играть на сцен__ себя самого к__зат(?)ся бе__печным поэтом л__рически откр__ве(н,нн)ым своевольным в своих пр__говорах и настр__ениях увл__кающ__мся собстве(н,нн)ыми воспом__наниями порою до з__бвения о главн__м пр__дмете.

23. Пушк__нский Сальери встр__чается с Моцартом ч(?)я музыка его потр__сает он влюбляет(?)ся в неё со всею страст(?)ю долго сдерж__ва__мой холодом р__месла во__торже(н,нн)о слав__т и пр__вознос__т её во (все) услыш__ние горько (не) годует на общее как ему каж__т(?)ся (не) пон__мание божестве(н,нн)ой вест__ пр__несё(н,нн)ой этим избра(н,нн)иком и в то (же) самое время чу(?)ствует себя (в) первые во власт__ чуждого и стра(н,нн)ого ему дем__на зав__сти столь ярос(?)ного и мощ(?)ного что он уже не в силах противит(?)ся его внушению отр__вить своего боготв__римого друга.

24. Зав__сть Сальери это (не) заурядная художнич__ская ревн__сть (не) лич(?)ная зав__сть ищ__щая обе__ценить с__перника но зав__сть тр__гическая и мет__физическая потому (что) направл_(н,нн)а она уже (не) на человека а на (сверх) личное н__чало в нём воплощ__(н,нн)ое Сальери завиду__т бл__годат__ отпуще(н,нн)ой Моцарту не по з__слугам их сч__тает Сальери у него самого (не) ср__вне(н,нн)о больше а дар__м и завис(?)ник делает(?)ся уже (не) ч__ловекоубийцей только но богоубийцей.

25. Пушкин (не) только про__вляет пор__зительную осв__домле(н,нн)ость в вопросах совреме(н,нн)ой ему кухни (не) только __бсолютно точ__н без__шибочен в д__талях но и живо инт__ресуется да(н,нн)ой т__матикой тщат__льно о(т,тт)ач__вает свою кул__нарную лексику что особе(н,нн)о заметно при ср__внени__ ч__рновиков с ок__нчательными текстами и обн__руживает подли(н,нн)ую глуб__ну про(ф,фф)е(с,сс)иональных суждений а так (же) использ__вание кул__нарного антуража во всех жанрах своего творч__ства.

26. Можно ск__зать что Пушкин по многообр__зию форм и__пользования кул__нарного антуража и по ко(л,лл)ичеству кул__нарных л__ксем (не) только (не уступа__т (н__) кому из ру(с,сс)ких кла(с,сс)иков включая Н. В. Гоголя и А. Н. Островского но даже ост__вляет (по) зади узко сп__циализирующ__гося на кул__нарной поэзи__ своего совреме(н,нн)ика В. С. Филимонова ибо те пр__восходя разумеет(?)ся Пушкина по ч__стоте употр__бления кул__нарного м__териала сов__рше(н,нн)о (не) могут сост__зат(?)ся с ним в утонч__(н,нн)ост__ и разнообр__зи__ форм п__дачи в ле(?)кост__ и органичност__ вв__дения «кул__нарных» вкр__плений в текст в сюжет в окраску пс__хологической х__рактеристики и тем более в пол__тическую по(л,лл)емику и пол__тическую с__тиру.

27. Вполне резо(н,нн)о пр__дпол__жить что Пушкин упом__нает в роман__ «Евгений Онегин» име(н,нн)о те кул__нарные об(?)екты которые ему (не) только (наи) бол__е зн__комы из его петербур(?)ского и д__ревенского быта но скорее всего име(н,нн)о те которые были ему лич(?)но (наи) бол__е пр__ятны и (наи) бол__е часто употреблялись в его домашн__м или обществе(н,нн)ом кругу.

28. Вн__мательно вчит__ваясь в пушкинские строки посв__ще(н,нн)ые отеч__стве(н,нн)ым блюдам а так (же) напиткам или продуктам сопост__вляя все эти д__леко (не) редкие упом__нания с к__нтекстом и в более ш__роком смысле со всей с__туацией в которую ф__лигра(н,нн)о вкрапле(н,нн)ы эти упом__нания нач__наеш(?) пон__мать что Пушкин ж__лает при всяком удобном случ__е по__черкнуть р__гиональный х__рактер и р__гиональное разнообразие ру(с,сс)кой кухни и ру(с,сс)кого кул__нарного сыр(?)я что он г__рдит(?)ся этим многообразием как одним из св__детельств разносторо(н,нн)ости Ро(с,сс)ии нац__ональной самобытности ру(с,сс)кого народа.

29. Наибольшее число «кул__нарных» стихов связа(н,нн)о у Пушкина с дорóгой с часто прои__ходящими пер__ездами из одного места в другое с многочисле(н,нн)ыми пут__ше(?)ствиями и раз(?)ездами по Ро(с,сс)ии что конеч(?)но вполне естестве(н,нн)о ибо име(н,нн)о в дорог__ он был вынужд__н обр__щать вн__мание на то что (бы) как (то) и где (то) пер__кусить в то время как дома в своем помест(?)е в Москве или в П__тербург__ эти вопросы р__шались проще обед__л Пушкин либо у своих многочисле(н,нн)ых друзей и зн__комых либо на зва(н,нн)ых обедах в__льмож(?) либо в клубах ст__личных р__сторанах либо (на) конец был на полном обе__печени__ и попечени__ своих помес(?)ных крепос(?)ных слуг.

30. Вполне естестве(н,нн)о что Пушкин нам__реваясь писать в одной из глав «Евгения Онегина» о дек__бристах нач__нал свое пов__ствование о них как это видно из ч__рновых его н__бросков (не) изме(н,нн)о с упом__нания мужских кут__жей которые с одной ст__роны были (не) от(?)емл__мой част(?)ю тогдашн__й «обществе(н,нн)ой» жизн__ золотой молодеж__ а с другой (по) вид__мому использ__вались буд__щими дек__бристами как удобное л__гальное пр__крытие их чере__чур частых и закрытых для посторо(н,нн)их сборищ(?).

31. Самое интерес(?)ное с__стоит в том что в «Барышн__-крест(?)янк__» где по сути дела автор р__сует нам д__вольно редкую к__ртину иди(л,лл)ических отн__шений между молодыми барами и их крепос(?)ными слугами и служанками а вся пов__сть в целом прониза(н,нн)а эдаким легкомысле(н,нн)ым добродушным оз__рством Пушкин наход__т весьма искус(?)ный ход что (бы) косве(н,нн)о нам__кнуть вн__мательному ч__тателю что автор вер__т не во все о чем сообща__т что сквозь его оч__видную с__мпатию к г__роям ра(с,сс)каза все р__вно (чуть) чуть но все (таки) просвеч__вает скрытая едва ул__вимая ирония.

32. Сопост__вляя все извес(?)ные во врем__на Пушкина поваре(н,нн)ые книги сч__тавш___ся в то время н__вейшими и самыми лу__шими и учит__вая что все они без и__ключения изд__вались в Москве в призн__(н,нн)ой столиц__ ру(с,сс)кого хлеб__сольства где ра__купались и (от) куда ра__ходились (не) только по подмосковным имен__ям но и по всей (дворянско) помещ__ч(?)ей Ро(с,сс)ии можно ле(?)ко дог__дат(?)ся что Пушкин в своем псковск__м имени__ Михайловск__м и в своей п__тербур(?)ской первой квартир__ на наб__режной Невы а не в доме на Мойк__ где он пос__лился после жени(?)ьбы (не) имел этих книг и мог вид__ть их да и то случайно у своих московских зн__комых.

33. Если в «Дубровск__м» все что к__сает(?)ся еды и застол(?)я вся г__строномич__ская фраз__ология так сказать верт__т(?)ся вокруг и ради п__рсоны Кирилы Петровича Троекурова если только из (за) него Пушкин ссылает(?)ся на м__фическую поваре(н,нн)ую книгу то в «Капитанской дочк__» вся кул__нарная лекс__ка распол__гается соверше(н,нн)о без__ску(с,сс)тве(н,нн)о св__бодно и абс__лютно (не) пр__вяза(н,нн)а к чему (то) определе(н,нн)ому (не) выполня__т (н__) какой служебн__й лит__ратурной рол__ а просто пр__сутствует потому (что) в ней возн__кает естестве(н,нн)ая потребн__сть по ходу пов__ствования г__рои повести едят пьют ходят в гости друг к другу б__рут еду в дальн___ дорогу словом ж__вут обычной повс__дневной жизн(?)ю просто (не) мыслимой без еды.

34. До тех пор пока любая нац__ональная кухня напом__нала своей вкусовой га(м,мм)ой евр__пейскую или ру(с,сс)кую Пушкин воспр__н__мал ее без всяких пр__дубеждений но как только те или иные блюда вых__дили за рамки тр__дицио(н,нн)ого вкуса и к__зались либо слишком прес(?)ными либо слишком (не) обычными по составу комп__нентов то тут поэт зан__мал такую (же) позиц__ю (не) пр__ятия или (не) пон__мания как и всякий обыч(?)ный ру(с,сс)кий ч__ловек.

35. Как извес(?)но произв__дения пс__хологические или имеющие в основ__ ярко выр__же(н,нн)ую любовную интригу или (во) обще посв__ще(н,нн)ые каким (либо) сильным стр__стям (на) пример карточной игре у всех п__сателей либо соверше(н,нн)о лише(н,нн)ы кул__нарного антуража либо содерж__т его в м__нимальной степ__ни как с__мволический знак с__гнал.

36. Кирила Петрович забот__лся о том что (бы) гости (не) только хв__лили ему в глаза его обеды что (бы) они (не) только сами для себя ц__нили их но и что (бы) (не) пр__ме(н,нн)о разн__сили весть об и(с,сс)ку(с,сс)тве его пов__ра ибо это пр__ятно щ__котало тщ__славие Троекурова пр__давало «высокий смысл» его существованию как уез(?)ного законодателя мод как вл__ятельного ч__ловека держ__щего в руках мес(?)ное (ч__новнич(?)е) пол__цейское н__чальство.

37. Пушкин ра(с,сс)уждающий подобно Гёте о м__ровой поэзи__ о ф__лософи__ о р__лиги__ о судьбах Ро(с,сс)ии о прошл__м и буду(?)щем ч__ловечества все это было так ново так стра(н,нн)о и чуждо (за) ран__е составле(н,нн)ому мнению что книгу воспом__наний Смирновой пост__рались (не) понять стали замалч__вать или по обыч__ю ру(с,сс)кой журн__листики которая мало выигр__ла со времён Булгарина (не) пр__стойно вышуч__вали выиск__вали в ней оши__ки пр__дирались к мелким (не) точностям что (бы) док__зать что соб__седница Пушкина (не) заслуж__вает доверия а её отн__шение к Николаю I сочли (не) бл__говидным с л__беральной точ(?)ки зрения.

38. И вот веч__ром 27 июля 1831 года в л__цейском саду по__вляет(?)ся Пушкин и уч__ники VI курса то есть шестого по сч__ту выпуска со врем__ни осн__вания Л__цея ор__бели один из них Яков Грот буду(?)щий извес(?)ный ак__демик историк л__тературы и пушкинист р__скнул подобрать и спрятать л__скуток оторвавш__йся от пушкинской одежды подойти (же) и заг__ворить с поэтом р__шился только восемна(?)цатилетний Павел Миллер.

39. (Не) выз__вает (н__) каких с__мнений что искат__ля потаё(н,нн)ой Пушкинианы обяз__тельно ждут (не) обыкнове(н,нн)ые пр__ключения если одна из т__традей с пушкинскими стихами попала в т__кийское земл__тр__сение 1923 года если свя__ка инт__реснейших пушкинских писем буквально вып__ла из т__йника в стене (во) время р__монта одного дв__рца на Фонтанке если в сохр__нивш__хся листках вдруг угад__вают(?)ся новые фр__гменты со(ж,жж)е(н,нн)ой (авто) биографии то отчего (же) (не) быть л__рцу кладу шифру на берегу псковской речк__ Сороть или у Ч__рного моря Невы Москвы (реки) в Болдине на уральских заводах с__бирских рудниках (на) конец в Япони__ Англи__ Южной Америк__?

40. Семён Степанович Гейченко мног__летний д__ректор Пушкинского заповедн__ка иногда с улыбкою чаще очень сер(?)ёзно говорил о том что «(не) слишком уд__вит(?)ся» если в саду михайловской уса__ьбы или близ дом__ка няни или где (нибудь) на скате тригорского холма вдруг однажды будет выр__та шк__тулка а в той шк__тулке…

41. Гейченко скл__кает птиц стро__т им с__ления по с__дам и веш__ет в пору гнезд__вания шерсть по заборам что (бы) птахам было чем ут__плять свои ж__лища и связ__вает рубин__вые грозди р__бины что (бы) дрозды могли пропеть похвальную песню своей отчизн__ ра(с,сс)ыпает по к__рмушкам крупы и крошки что (бы) однажды перед отлётом на юг все птиц__ Михайловского сели вокруг пушкинского пруда на серебря(н,нн)ые ивы и спели печальный нежный бл__годарный вокализ земле и забот__ терп__ливого птиц__веда.

42. Бе__печ(?)ность рад__сть счас(?)ливое воодуш__вление скло(н,нн)ость к оз__рству и м__ст__фикац__и искали выхода искали соз__дательного пр__менения и оба и Тынянов и Гейченко должны были рано или поз(?)но пр__(?)ти к Пушкину так блужда__т оставле(н,нн)ый звук пока (не) поп__дает в ун__сон с другим (под) час очень уд__лё(н,нн)ым и разом словно удваивает(?)ся в сил__ нап__лняет(?)ся обр__тает смысл.

43. Гейченко надо было мальч__ком слушать ра(с,сс)казы п__тергофских ст__риков потом самому стать р__ботником п__тергофских музеев пройти дорогами всех царств__ваний пропустить через свои руки сотни пр__дметов стать ш__роко осв__домлё(н,нн)ым вещ__ведом и пс__хологом что (бы) однажды выбрать из ист__рической череды это имя Пушкин и что (бы) разд__лить с ним жизнь.

44. И пока во(с,сс)т__навливает(?)ся дом в Петровском всё идут м__териалы всё ут__чняют(?)ся д__тали всё ж__вее кровообр__щение воскр__сающего тела сл__тают(?)ся письма фотографии копии документов из музеев стр__ны из Эфиопи__ от час(?)ных лиц ко(л,лл)екц__онеров и (не) ут__хает спор и находят место в папках письма противников с анал__зом того разумного что в них есть.

45. Надо долго учит(?)ся вн__мательно ч__тать и вн__кать в смысл прочита(н,нн)ого ст__рат(?)ся учить душу вн__мательности что (бы) однажды подсвеч(?)ник на столе Пушкина в Михайловском вспыхнул пр__жектором оз__ряющим (не) выцве__ший лист бумаги а бег в__ликой мысли и глубокое согласие речи и смысла что (бы) мы почу(?)ств__вали на щеках лё(?)кое дуновение того жара который г__рел __десь в счас(?)ливые часы и повер__ли в умерш__е слово «вд__хновение».

46. Ж__ть своим трудом пр__имуществе(н,нн)о руч(?)ным ст__рат(?)ся отд__вать народу больше чем мы от него получа__м (не) ук__снительно следуя хр__стианскому прав__лу (н__) когда не делать другому того чего себе (не) желаеш(?) выр__ботать с помощ(?)ю науки прав__льные взгляды на соц__альные вопросы ра__крывать людям глаза на (не) спр__ведливость совреме(н,нн)ого соц__ального строя вот в чем была суть мирово(з,зз)рения Л. Н. Толстого.

47. Всюду под пером Чехова проход__т толкущийся на всех стыках жизн__ о(т,тт)иснутый в ми(л,лл)ионах экз__мпляров везде себе верный и всегда на себя похожий выработавш__йся в ист__рический перл со__дания и ц__рящий над миром средний человек субстанц__я ни то ни се серая поноше(н,нн)ая всегда скучная и (н__) когда (н__) скучающ__я еж__минутно ум__рающая и походя возр__ждающаяся но (не) умеющая (не) забот__щаяся взять себе в толк зачем она родит(?)ся для чего ж__вет и почему ум__рает.

48. Чехов обл__дал редким ясновид__нием бе__числе(н,нн)ых м__кроскопических мелких (не)доразумений стра(н,нн)остей и (не) лепостей из которых соткалась людская ж__знь и которых мы обыкнове(н,нн)о (не) зам__чаем (не) чу(?)ствуем и (не) стыдимся по пр__вычке к ним или по отвычке от размышления по пр__тупле(н,нн)ости самочу(?)ствия и совести как крепко спящий человек (не) чу(?)ствует что по нему ползет и кусает его.

49. Но в__роятно в мир уже что (то) пр__изошло или в это время пр__исходило р__ковое и (не) попр__вимое потому (что) хотя ст__яло всё то (же) г__рячее пр__морское утро но дача уже (не) пок__залась мне римской ви(л,лл)ой и над кубовой пол__сой (не) спокойного Ч__рного моря я (не) увид__л красных п__русов Неап__литанского з__лива а комн__та куда меня пр__гласил х__зяин была пр__ста как дворн__цкая с белё(н,нн)ыми стенами ярким полом выкр__ше(н,нн)ым масл__(н,нн)ой краской в (янтарно) охряных досках которого л__зурно отр__жалось (не) большое окно с кухо(н,нн)ым столом а(к,кк)уратно застл__(н,нн)ым листом алой пром__кательной бумаги надежно пр__давле(н,нн)ой к столу кнопками на котором я заметил ч__твертушку п__чтовой бумаг__ с нач__тыми строчками а на ра__калё(н,нн)ом с__яющ__м подоко(н,нн)ике на ч__твертушке такой (же) почтовой бумаг__ сохла горка влажного турецкого т__бака и рядом с ней я увид__л стальную м__шинку для наб__вания п__пирос св__ркающ__ю на со(?)нце своими медными застё__ками и ст__льную пал__чку с круглой (не) краше(н,нн)ого дерева рук__яткой пр__готовле(н,нн)ые для н__бивки новой п__пиросы в то время как в воздух__ ещ__ стоял с__неватый дымок только что выкуре(н,нн)ой а сам Бунин уже (не) к__зался мне таким строгим и в его бородк__ было больше чеховского чем в прошлый раз.

50. Я знал что в л__тературе нет запретных тем важно лиш(?) с какой мерой такта будет об этом сказ__(н,нн)о и я (на) всегда усвоил себе (не) сколько бунинских р__комендаций такт точность краткость прост__та но разумеет(?)ся и Бунин это подч__ркивал много раз он говорил конечно (же) не о той прост__те которая хуже в__ровства а о прост__те как следстви__ очень большой тщат__льной работы над фразой над отдельным словом о сов__рше(н,нн)о самостоятельном видени__ окружающего (не) связ__(н,нн)ом с подр__жанием кому (нибудь) будь то хоть сам Лев Толстой или Пушкин то есть об умени__ вид__ть явления и пр__дметы сов__рше(н,нн)о самостоятельно и писать о них абс__лютно (по) своему без каких (бы) то (н__) было л__тературных вл__яний.

51. В нарушение всех тр__диций Бунин написал произв__дение где ру(с,сс)ким был только зам__чательный язык и та доведё(н,нн)ая до возможного сов__ршенства пл__тич(?)ность которая всегда выд__ляла ру(с,сс)кую л__тературу изо всех мировых л__тератур и ставила её на первое место всё (же) ост__льное в ра(с,сс)казе «Господин из Сан-Франциско» то есть п__йзаж п__рсонажи сюжет было иностра(н,нн)ое точнее ск__зать интернац__ональное (ультра) совреме(н,нн)ое и ам__риканский ми(л,лл)ионер и (транс) атл__нтический лайнер и жизнь в первокла(с,сс)ных международных отелях с барами танго автомобилями к__ктейлями (радио) связью парижскими модами безумным б__гатством уж__сающ__й н__щетой и всем тем что с особе(н,нн)ой силой ра__цвело на земном шар__ перед Первой м__ровой в__йной.

52. Ж__знь Бунина в этих барских комн__тах с ма(с,сс)ивными пол__рова(н,нн)ыми дверями с отлич(?)но натёрт__м п__ркетом тёплыми мрам__рными подоко(н,нн)иками в__н__цианских окон с тщат__льно начище(н,нн)ыми медными шп__нгалетами с высокими чистыми пот__лками отр__жавшими в летнее время зелень белых акац__й которыми была тесно обсаж__(н,нн)а тихая ар__стократическая улица а зимой (нежно) голубые тени сугробов и (полу) размытые силу__ты извозч__ч(?)их саней с (не) большим ко(л,лл)ичеством самой (не) обходимой но очень хорош__й мебел__ без всех этих м__щанских эт__жерок тумб__чек безд__лушек с__лфеточек ковр__ков альбомч__ков и н__кидок такая ж__знь п__сателя как нельзя больше соответств__вала моему пр__дст__влению об исти(н,нн)ом ар__стократ__ ст__лбовом дв__рянине ро(с,сс)ийском ак__демик__ ч__ловек__ безук__ризне(н,нн)ого вкуса.

53. Ра(с,сс)матр__вая и переб__рая чудом уц__левшие в моих папках (полу) истлевшие бума__ки я как (бы) (на) ощупь проклад__вал путь сквозь бе__молвные обл__сти подс__знательного в тёмные хр__нилища ушедших почти забытых снов__дений усиле(н,нн)о ст__раясь их ож__вить и сила моего вообр__жения ок__залась так в__лика что я (не) ожида(н,нн)о с пор__зительной почти ос__заемой дост__верност(?)ю и ясност(?)ю увид__л внутре(н,нн)ость тесной маза(н,нн)ой хаты на две трети зав__ле(н,нн)ой (бледно) ж__лтой душ__стой соломой и закопч__(н,нн)ое уст(?)е вымаз_(н,нн)ой мелом печи с закруглё(н,нн)ыми углами что дел__ло её похож__й на п__ртал маленькой те__тральной сцены в глубин__ которой разыгр__валась феерия какого (то) (не) вида(н,нн)о яркого пожара который тр__вожно осв__щал ф__гуру единстве(н,нн)ой зрительниц__ девушки в домотка(н,нн)ой юбк__ выкр__ше(н,нн)ой лук__вой ш__лухой.

54. Бунин имел вид дачн__ка но (не) б__нального дачника провинц__ала в соломе(н,нн)ой шляп__ в рубашк__-апаш и п__русиновых туфлях он был дачн__к ст__личный инт__(л,лл)__гентный с из__ска(н,нн)ыми м__нерами в дорогих летних с__ндалиях загр__ничных носках в пр__сторной хорошо выгл__же(н,нн)ой холщ__вой рубах__ с пр__ст__жным воротн__ком со сложе(н,нн)ым (в) двое ст__льным пенсн__ в маленьком наружном к__рманч__ке подп__яса(н,нн)ый (не) п__шловатым ш__лковым шнуром с потреп__(н,нн)ыми кистями как (на) пр__мер у моего папы а простым но то (же) (по) вид__мому очень (не) деш__вым кожа(н,нн)ым поясом шляпу он (не) носил а уж(?) если особе(н,нн)о сильно пр__пекало то вдруг над__вал пр__восходн__йшую наст__ящую п__наму пр__везё)н,нн)ую из д__леких экз__тических стран или пол__тня(н,нн)ый к__ртуз из числа тех к__торые летом н__сили Фет Полонский а может быть да (же) и сам Лев Толстой.

55. Поч(?)ти дес__тилетие между революц__ей 1905 года и войной 1914 года без__становочно с одной эстрады на другую с к__нцертов студенч__ских з__млячеств с хоровым пен__ем и клюкве(н,нн)ым морсом на бл__готв__рительные вечера с танц__ми и холодным буфетом ходили зн__менитые и (полу) зн__менитые писатели и поэты любимцы публик__ читая отрывки из своих произв__дений впит__вая бл__гог__веющие взоры молодеж__ др__зня (не) дружелюбие пол__цейского прист__ва пр__сутствие которого было об__зательным.

56. Когда поэту устал__му быть всё в одном и том (же) пол__жени__ н__чнёт являт(?)ся «неча__(н,нн)ая радость» тогда он почу(?)ствует что ч__ловек может радос(?)но воспр__нять все стороны мира и из гадкого утёнка каким он был до сих пор в своих собстве(н,нн)ых глазах он стан__т пр__красным лебедем как в ска__ке Андерсена.

57. Гумилев твердо сч__тал что честь называт(?)ся поэтом пр__надлежит по праву лиш(?) тому кто в любом дел__ будет всегда стр__мит(?)ся быть (в) переди других кто глубже других зна__т людские слабости эг__изм н__чтожество страх и долж__н будет пр__од__левать в себе испокон веков пр__сущие ч_-ловеческой пр__роде отр__цательные свойства п__роки (ветхо) заветного Адама.

58. От пр__роды ро__кий тихий болезне(н,нн)ый книжный ч__ловек Гумилев пр__казал себе быть охотн__ком на львов с__лдатом нагр__жде(н,нн)ым двумя Георг__ями заговорщ__ком р__скующ__м жизн(?)ю за во(с,сс)тановление м__нархии и то (же) что со своей жизн(?)ю он продел__л над своей поэзией м__чтательный грус(?)ный лир__к он сл__мал свой лиризм сорвал свой (не) особе(н,нн)о сильный но (не) обыкнове(н,нн)ый чистый голос ж__лая вернуть поэзи__ её прежн___ в__личие и вл__яние на души что (бы) она снов__ могла быть зв__нящим к__нжалом жеч(?) сер(?)ца людей.

59. Среди совсем молодых поэтов разуме__т(?)ся есть и стр__мящ___ся к тонкой и мы (бы) сказали хру__кой поэзии но при этом одни ищ__т её в описани__ из__ска(н,нн)ых пр__дметов севрских чаш__к г__беленов к__минов арл__кинов рыц__рей и мадо(н,нн) как у Эренбурга име(н,нн)о такое оп__сание часто сч__тают тонким (не) которые читат__ли другие в (не) обыкнове(н,нн)о изощрё(н,нн)ом анал__зе (нарочито) пр__чудливых переж__ваний как у Мандельштама а трет(?)и в ир__ничном описани__ интимной (не) сколько подч__ркнуто обыде(н,нн)ой жизн__ как у Марины Цветаевой нам (же) каж__т(?)ся что име(н,нн)о поэзия Анны Ахматовой производ__т впеч__тление острой и хрупкой потому (что) таково само воспр__ятие жизни поэте(с,сс)ой и даже (не) которая м__нерность (не) порт__т её стихи.

60. Ле(?)ко можно заключить что Анна Ахматова это поэт чре__вычайно ор__гинальный и что новый женский голос отлич(?0ный от других и я(?)стве(н,нн)о слыш__мый (не) смотря на оч__видную как (бы) нар__читую слабость тона пр__соед__нился в ее лице к общему хору ру(с,сс)ких поэтов.

61. Часто Ахматова точ(?)но и опр__делё(н,нн)о упом__нает какой (нибудь) пр__дмет п__рчатку на столе ж__лтый свет свечей в спальн__ тр__уголку в Царск__сельском парк__ к__залось (бы) (не) имеющ__й отн__шения ко всему стихотв__рению броше(н,нн)ый и забытый но име(н,нн)о от этого упом__нания мы чу(?)ствуем бол__е ощ__тимый укол бол__е сладос(?)ный яд.

62. Я см__трел пр__щаясь (на) всегда на её высокий гордый лоб на (не) подвижные рес(?)ниц__ на кла(с,сс)ический нос с г__рбинкой на плотно __жатые с чуть зат__ё(н,нн)ой улы__кой губы и г__ворил тогда о том что она Анна Андреевна Ахматова уже ст__новит(?)ся дост__янием м__ровой культуры что ух__дя из этого мира она ост__вляет ему свою по__тическую душу свои пр__нзительные слова о в__ликом та__нстве любви её тр__гедиях и пр__одолени__ этих тр__гедий и что эти слова сама ж__знь поставила в ряд пр__крас(?)ных тв__рений бе(с,сс)мертной ру(с,сс)кой л__тературы.

63. Когда возр__ст Ахматовой пересек семидес__тилетн___ черту когда ее ч__рная ч__лка спускавш___ся на прямые строгие брови осв__ще(н,нн)ая (зелен__вато) сер__ватым светом удл__не(н,нн)ых глаз пост__пе(н,нн)о поб__лела и откинулась на затылок обн__жив пр__крас(?)ный высокий лоб когда ее похо__ка бывшая когда (то) столь гр__ц__озной стала подч__ркнуто степе(н,нн)ой к ней пр__шла слава уже осн__вательно верная а (не) ветре(н,нн)ая как прежде пр__шла и (не) отступно след__вала за ней.

64. Я читаю строки Ахматовой о мор__ и меня нач__нает обступать музыка рад__сти и света музыка солнеч(?)ных бликов и ле(?)ких б__рашков волн наб__гающих на золотой п__сок меня нач__нает захват__вать ощ__щение безгр__ничного счаст(?)я жизн__ я вижу провал (в) глубь прониза(н,нн)ой со(?)нцем с__невы неба чу(?)ствую (солон__вато) терпкий зап__х моря как зап__х веч(?)ност__ нап__лняюсь свеж__ст(?)ю этого ю(н,нн)ого как (будто) только (что) рожде(н,нн)ого мира свеж__ст(?)ю ветра с (едва) едва ул__вимым привкусом степной полын__.

65. Женщ__на открывшая мне дверь и гост(?)я в эту м__нуту ух__дившая от нее и седой улыбающ__йся г__сподин встрет__вш__йся в ко(р,рр)идоре и девушка пром__лькнувшая в глуб__не кв__ртиры пок__зались мне (не) обыкнове(н,нн)ыми (не) обыкнове(н,нн)ой внешн__сти носящ__й п__чать и тайну пр__час(?)ности к жизн__ Ахматовой.

66. «Пластинками» Ахматова называла особый жанр ус(?)ного ра(с,сс)каза с тщат__льно выв__ре(н,нн)ыми д__талями поворотами и острыми м__стами мног__кратно обката(н,нн)ого на многих слуш__телях и вместе с тем хр__нящего в инт__нац__и в соотнесё(н,нн)ост__ с (сию) м__нутными обст__ятельствами свою импров__зацио(н,нн)ую основу.

67. Больш__нство ахматовских дн__вниковых записей последних лет посв__ще(н,нн)о н__чалу творч__ства Серебря(н,нн)ому веку тогдашн__м отн__шениям между де__телями и(с,сс)ку(с,сс)тва акмеизму в дн__вниках она об(?)__сняла пр__чины разобл__чала кл__вету и лож(?) испр__вляла оши__ки и (не) точ(?)ности и (по) моему (во) обще (не) множко испр__вляла то ту то другую ч__рточ(?)ку ушедшей д__йствительности но не для того что (бы) пр__украсить не ради буду(?)щей выг__ды а скорее пр__менительно к изм__няющ__мся обст__ятельствам.

68. Отсылка к Горац__ю и намёк на Шекспира окрик на улиц__ и во__кл__цания муз дох__дили до ч__тателей Ахматовой и пл__няли людей инт__нацией самой обыде(н,нн)ой быт__вой (не) затейл__вой сто раз слыш__(н,нн)ой и (на) столько ра__простр__нё(н,нн)ой что если по Зощенко можно во(с,сс)т__новить городской язык 20-30-х годов то по Ахматовой интонац__и ру(с,сс)кой реч__ первой половины ХХ века.

69. Дов__рительная инт__нац__я Ахматовой действ__вала од__наково на (не) искушё(н,нн)ую в поэзи__ домох__зяйку и на изощрё(н,нн)ого в анал__зе текстов структур__листа и это видно из того что он как и она пр__леплялся к стихам име(н,нн)о Ахматовой а не к пр__меру Вячеслава Ивáнова или на худой конец Волошина не менее «культурным».

70. Ахматова была (анти) т__атральна она совсем (не) умела пок__зать ч__ловека изобр__зить как он г__ворит но у неё были ид__альные (не) ср__вне(н,нн)ые слух и пам__ть на то как ра(с,сс)тавлее(н,нн)ы в репл__ке во фраз__ в пери__де слова или если они были ра(с,сс)тавлее(н,нн)ы (не) точно на то как должны быть ра(с,сс)тавлее(н,нн)ы.

71. Ахматовой было вовсе (не) безр__злич(?)но кто звучал ей кому звучала она вторым голосом стихотв__рения сост__вляющие ц__кл «Полночные стихи» и «Пролог» так (же) как и всякое её стихотв__рение которое опис__вает отн__шения «ты и я» «я и он» обр__ще(н,нн)ы к к__нкретному лицу и она довольно резко выск__залась о стихах поэте(с,сс)ы «написа(н,нн)ых двум адр__сатам сразу» в том смысл__ что поэзия (не) проща__т такой безнравстве(н,нн)ости и мстит за неё ун__зительными строчками.

72. Лир__ка Ахматовой это женская лир__ка но может быть тогда (не) было так ясно как стало ясно потом что эта женская лир__ка о любви и почти только о любви сов__ршала (не) что насущ(?)ное в самой ру(с,сс)кой поэзи__ оч__щая её (из) нутри и указ__вая ей как раз тот путь которого она всей своей м__стической взв__лнова(н,нн)ост(?)ю всей своей бол(?)ю искала.

73. Простые женские любовные стихи Ахматовой такие к__залось (бы) «(не) зн__чительные» на фоне ист__рических взлётов и крушений на деле были возвратом к правде той простой ч__ловеческой правде о грехе и ра__каяни__ о бол__ и радост__ ч__стоте и п__дени__ которая одна потому (что) она правда имеет в себе силу нра__стве(н,нн)ого возр__ждения.

74. Поэзия Ахматовой да и сама Ахматова в эти годы когда так страшно был искаж__н лик родины когда для одних она была вся страх вся стр__дан(?)е а для других боль разлук__ всё больше и больше ст__новилась име(н,нн)о самим обр__зом настоящ__й Ро(с,сс)и__ той которая соед__няет которая сама собой св__детельству__т о своей (не) истр__бимости.

75. Теперь когда ушла от нас Ахматова когда созрела и зав__ршилась эта пр__крас(?)ная жизнь стало оч__видно то что я назвал (бы) царстве(н,нн)остью Ахматовой стало ясно что все эти годы она была ц__рицей ру(с,сс)кой поэзи__ и созн__вала это и пр__н__мала это как своё самооч__видное и (не) обходимое служение.

76. Что (бы) (н__) ра(с,сс)каз__вали о Горьком как о выходц__ из ни__ших соц__альных слоев Ро(с,сс)и__ как о прол__тарском гени__ что (бы) (н__) говорили о вр__жде(н,нн)ой пр__стоте Горького о его прол__тарской скромност__ о внешност__ р__волюцио(н,нн)ого аг__татора и о его марксист(?)ких уб__ждениях он в час(?)ной жизн__ был человеком (не) л__ше(н,нн)ым сво__образной изыск__(н,нн)ости отнюдь (не) чуждался людей сов__рше(н,нн)о иного соц__ального круга и любил вид__ть себя окруж__(н,нн)ым кр__савицами актрисами и молодыми предст__вительницами ар__стократи__.

77. Горький предпоч__тал театрализова(н,нн)ые костюмир__ва(н,нн)ые развл__чения он рядился в краснокоже__о индейца в св__репого п__рата в к__лдуна в лешего выв__рач__вал п__джак (на) изнанку пр__цеплял к к__стюму изм__няя его до (не) узн__ваемости пестрые деревя(н,нн)ые ложки вилки еловые ветки р__совал (ж,жж)е(н,нн)ой пробкой боро__ку или изобр__жал на лице пр__чудл__вую замысл__ватую т__туировку втыкал в свою трубку бруснич(?)ный пуч__к или букет__к земл__ники и пр__красный к__медиант изобр__тал забавн__йшие ум__рительные гр__ма(с,сс)ы.

78. Он Алексей Пешков прош__л все «круги ада» дор__волюцио(н,нн)ой жизн__ (с) начала подростком рано оставш__мся без отца и матери и отда(н,нн)ым «в люди» затем юн__шей которому пр__шлось быть и деревенским б__траком и гру(зч,щ)иком и рабочим на соля(н,нн)ых приисках и бр__дягою г__товым вып__лнять любую работу за кусок хлеба.

79. Ув__жительно ласк__во р__мантически говорил Горький обо всем народно-лучш__м в каждом работник__ крест(?)янин__ рабоч__м инт__(л,лл)__генте и «(не) ласково» реал__стически ж__стко с (не) т__рпением сер(?)ца он говорил обо всем м__щанском (не) добром рабском что было во__пита(н,нн)о в том (же) народ__ его тяжкой истор__ей.

80. Ф__нóмен горьковской лич(?)ности в соч__тани__ иногда вызывающ__ ди__гармоничном самого трезвого р__ализма р__зультат лич(?)но позна(н,нн)ых уж__сов и св__нцовых мерз__стей жизн__ с самой возвыше(н,нн)ой (пророч__ски) р__мантической верой в т__лантливость Ро(с,сс)ии в то что ч__ловек её мож__т стать пр__красен добр мудр если пр__од__леет губящий мысль и чу(?)ства м__щанский инд__видуализм если поймёт бытие как деяние жизнь как творч__ство и полюбив труд научившись работать почу(?)ству__т вы__шее насл__ждение жизн(?)ю.

81. Изда(н,нн)ая поспешно автор вид__мо даже (не) вид__л ко(р,рр)ектуру на каждой стр__нице оп__чатки пропуски слов сов__рше(н,нн)о иск__жающие смысл книга М. Горького "Несвоевреме(н,нн)ые мысли" ф__ктически явилась прод__лжением п__лемики которое (в) прочем осталось без ответа по крайней мере в библ__ографических справ__чниках (н__) каких р__цензий на отдельный выпуск "Несвоевреме(н,нн)ых мыслей" (не) заф__ксирова(н,нн)о и думает(?)ся это то (же) (не) случайно.

82. Горький при всей самост__ятельност__ безусловном д__мократизм__ и сил__ своей мысл__ (не) мог стать об(?)ективным полит__ком и был как человек и как художник крайне впеч__тлителен и соверше(н,нн)о (не) пр__мирим бе__пощаден по отношению к таким фактам как (не) обоснова(н,нн)ый на его взгляд арест или ж__стокость варварское разрушение арх__тектурных пам__тников художестве(н,нн)ых це(н,нн)остей.

83. "Несвоевреме(н,нн)ые мысли" М. Горького направл__(н,нн)ы не против власт__ а против злоупотр__бления власт(?)ю не против а в защиту народа культуры и тех общ__человеческих це(н,нн)остей м__ролюбия и сохр__нения мира на Земле д__мократизма глас(?)ности пр__восудия совести и порядоч(?)ности которые в наше время имеют пр__ор__тетное зн__чение.

84. (Не) мен__е чем Толстой улавл__вая народное прот__вопост__вление добра насилию и пон__мая тр__гедийный паф__с Достоевского сч__тавшего отн__шения зла и добра вечной ант__номией Горький в этом его особе(н,нн)ость как выд__ющегося нравстве(н,нн)ого мыслит__ля ищ__т разр__шения прот__воречия не в отр__цании его а в нравстве(н,нн)ом обострени__ вопроса о (не) совм__стимости революцио(н,нн)ого действия с опр__вданием насилия.

85. Если Толстой вид__л "единстве(н,нн)ый выход" "единстве(н,нн)ое средство" осв__бождения народа в том что (бы) (не) прин__мать участия во всех делах которые зат__вает пр__вительство и которыми руководят царь и его ч__новники а так (же) в том что (бы) сопр__тивлят(?)ся г__сподскому дв__рянскому и буржуазному злу, сопр__тивлят(?)ся без пр__менения насилия а просто отк__завшись от работы на фабр__ках и заводах если он стро__т гр__ндиозную и наивную утопию всенародного возвр__щения в "рай" сельской жизн__ д__монстрируя открове(н,нн)ое пр__зрение к законам ист__рического развития то Горький обв__няет народ не в том что тот уча(?)ствует в промышле(н,нн)ом и государстве(н,нн)ом развити__ стр__ны а в том что уча(?)ствует плохо мало па(с,сс)ивно.

86. Х__рактеризуя с крайне м__ксим__листских позиц__й нац__ональную среду Горький подход__т однако к своему самому главному (нравстве(н,нн)о) пс__хологическому открытию когда нет м__рали добра и кр__соты как естестве(н,нн)ого р__флекторно м(?)гнове(н,нн)о действу__щего чу(?)ства выз__вающего энергию соответствующ____ пов__дения тогда место "орг__нической бр__згливости ко всему грязному и дурному" зан__мают бе__конечные словопрения "м__раль идущая от ума" а это об__зательно уже ант__мораль ибо она иско(н,нн)о лжива.

87. Раздум__вая в 1917-м и 1918 годах над тем к чему пр__вели "мысл__щего" человека не одной только Ро(с,сс)ии уродл__вые соц__альные и нравстве(н,нн)ые условия с__мейной и обществе(н,нн)ой жизн__ М. Горький консп__ктивно х__рактеризу__т (нравственно) пс__хологические черты опустош_(н,нн)ой лич(?)ности зл__ключения которой он затем опиш__т в "Жизн__ Клима Самгина" итоговом и к сож__лению (не) законче(н,нн)ом произв__дении.

88. Всегда сч__тавший что соц__альная р__волюц__я лиш(?) тогда мож__т сч__тат(?)ся п__бедоносной когда сохр__няет лу(?)шее в культур__ прошлого и напр__вляет огромные ма(с,сс)ы к этой культур__ что (бы) разв__вать её дальше и осв__бождат(?)ся от ан__рхизма и бе__человеч(?)ности Максим Горький (н__) мог (н__) относит(?)ся кр__тически к кр__стьянству потому (что) сост__вляя под__вляющую тогда часть нас__ления оно н__сло в себе вместе с навыками труже(н,нн)иков ан__рхический инд__видуализм и сво__корыстие черты прот__воположные тем какие хотел вид__ть писатель в людях.

89. Противник (рел__гиозно) сл__вянофильского отношения к народу Горький был и остался убеждё(н,нн)ым сторо(н,нн)иком тех кто сч__тал что при всём сво__образи__ истори__ Ро(с,сс)и __ и (не) обходимост__ сохр__нить её пам__тники м__рового зн__чения её культуру для неё жизне(н,нн)о важным являя__т(?)ся осво__ть промышле(н,нн)ый технич__ский (научно) инт__(л,лл)__ктуальный опыт Зап__да и прежде всего научит(?)ся хорошо работать.

90. Культура в книге М. Горького «Несвоевреме(н,нн)ые мысли» толку__т(?)ся многосторо(н,нн)е как культура труда развития всех производит__льных сил до евр__пейского и мирового ур__вня ра__цвет науки и техники а так (же) как особо (не) обходимое развитие культуры чу(?)ств эст__тических потребностей и(с,сс)ку(с,сс)тва высоких эст__тических и нравстве(н,нн)ых убеждений культура ув__жения человека человеком.

91. В пов__дени__ х__рактер__ лич(?)ност__ и де__тельност__ Твардовского Фёдор Абрамов искал разгадку эпох__ человека и народа а главное пытался п__нять силы досто__нства и просч__ты того пок__ления которое стро__ло соц__ализм поб__дило ф__шизм но (не) сумело предотвр__тить многие опас(?)ности врем__ни сво__волие бюр__кр__тизм пр__вышение ч__новнич(?)ей власт__ застой в экономик__.

92. В разных главах в разных эп__зодах о ч__м (бы) к__нкретно (н__) шла реч(?) Фёдор Абрамов (не) изме(н,нн)о стр__мился передать об(?)ёмное ощущение лич(?)ности Твардовского человека поэта р__дактора вл__стителя дум его отн__шение к людям и л__тературе его пр__страстия его пр__выч(?)ки его пов__дение но при первых встречах о которых идёт реч(?) естестве(н,нн)о на первый план вых__дила ф__гура Твардовского редактора.

93. Будучи в ссылк__ оторв__(н,нн)ый от л__тературной жизн__ от споров писат__льских р__дений Шаламов тем не мен__е дог__дался о тех сдвигах которые в это время прои__ходили в духовной жизн__ Пастернака и о (не) мину__мом противост__яни__ буду(?)щего романа реч(?) идет о «Доктор__ Живаго» основной литературной продукц__и сороковых первой половины пят__десятых годов.

94. Стра(н,нн)ое дело Лев Гинзбург всю жизнь соб__равш__й ре(?)чайшую б__блиотеку будучи сам дотошным и в(?)едл__вым книгочее__м (н__) когда особе(н,нн)о (не) жал__вал бе(л,лл)етристику в самом вы(?)шем ее зн__чени__ а жадно т__нулся к литератур__ документальной к подбору (не) взрач(?)ных фактов к хроникам энц__клопедиям м__муарам.

95. Всю свою жизнь Лев Гинзбург пр__крас(?)но знавший все без(?)ны мрач(?)ные зак__улки и тупики немецкой истори__ посв__тил Германи__ её м__тежному духу её р__мантической плот__ бл__стательно переведя на ру(с,сс)кий язык и делая дост__янием ру(с,сс)кой культуры высóты дес__ти веков немецкой поэзи__ от оч__рования её народных ба(л,лл)ад и мрач(?)ной мист__ки (средне) векового рыц__рского эп__са «Парцифаля» залихватской бе__шабашност__ странству__щих (школяров) в__гантов прелест__ немецкого баро(к,кк)о ген__я Гёте Ши(л,лл)ера Гейне вплоть до кла(с,сс)иков совреме(н,нн)ости ХХ века.

96. Те самые поэты которые столь бе__шабашно пр__зывали отбросить «хлам пыльных книжек» вырв__т(?)ся из пыл__ библиотек и отк__зат(?)ся от учения во имя Венеры и Бахуса были обр__зова(н,нн)ейшими людьми своего врем__ни сохр__нившими живую связь с антич(?)ностью и возросшими на н__вейших дост__жениях филосо__ской мысли.

97. Так как человек живёт лиш(?) один раз и так как писат__ля которому "есть что ск__зать" (н__) какие м__ровые дра(м,мм)ы (не) могут полностью откл__нить от лич(?)ного да(н,нн)ого ему Богом или судьбой назн__чения так как человек в особе(н,нн)ости человек творч__ский это (не) только "продукт" врем__ни то и нельзя было треб__вать что (бы) Бунин или Мережковский или Алданов или Зайцев или Гиппиус наз__ваю им__на прежде других вспомн__вшиеся вне всякой связ__ с их инд__видуальными свойствами нельзя было треб__вать что (бы) зан__мались они исключит__льно темами совреме(н,нн)ыми а тем более злоб__дневными.

98. Отд__вали (ли) себе обл__чители ру(с,сс)ких писателей в изгнани__ отч__т в том что эм__грац__я зат__нулась на срок (не) пр__двиде(н,нн)о долгий равный чуть (ли) не целой человеческой жизн__ и что помимо "заказа" ист__рического существу__т для каждого подли(н,нн)ого писателя "заказ" лич(?)ный (неповт__римо) инд__видуальный который он (н__) чему другому пр__нести в жертву (н__) хоч__т и (не) долж__н?

99. Писат__ли (эмигранты) чу(?)ств__вали л__денящ__ р__внодушие не только со стороны ин__странцев особе(н,нн)о во Франци__ самой безразличной ко всему чуж__земному стране в мир__ но и со стороны соотечестве(н,нн)иков и более всего другого уд__вительно и оск__рбительно было для них то что отсутствие м__териальной комп__нсаци__ духовных усилий и__чезновение понятия литературы как поч__тной и в случ__е успеха весьма доходной кар(?)еры резкая убыль обществе(н,нн)ого вл__яния всё это пр__вело и к резкой убыл__ обществе(н,нн)ого или лу(?)ше сказать обывательского ув__жения.

100. Мы ру(с,сс)кие писатели (эм__гранты) сами себя поносили сами себя восхв__ляли с ампл__тудой в кол__баниях идущей от уч__ничества Бунина у Фадеева до ро(с,сс)ийской столиц__ Парижа как и пол__гает(?)ся в наших отечестве(н,нн)ых спорах но пора бы сп__койно огл__нут(?)ся на прошлое и (н__) чего (н__) пр__увелич__вая пр__знать что понятие творч__ства в эм__грац__и иск__же(н,нн)о (не) было духовная эн__ргия на чуж__й земле (не) и(с,сс)якла и когда (нибудь) сама собой включит(?)ся в наше веч(?)ное общее ру(с,сс)кое дело.



[i] - В некоторые предложения в учебных целях внесены незначительные изменения.


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру