16.06.2014

Слово в диалоге

Действия, поступки и жизнь человека во многом определяются его внутренним миром: его убеждениями, установками, чувствами, мировоззрением. Кроме этого, внутренний мир человека, имеет ещё и особую глубину: это «сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа», (ап. 1 Петр 3; 4), потребности которого — мир, радость, любовь, сострадание, свет, чистота. Зло состоит в порабощении внутреннего человека внешним, в забвении его интересов и потребностей.

Часто этот внутренний человек не осознаётся. Он может быть вытеснен, не развит. «В патологических условиях... место внутреннего человека занимает чужая и чуждая личность, факт, известный под названием одержимости». (Позов, с. 236) Когда же внутренний человек настолько развит, что руководит человеческими действиями, мыслями, чувствами, тогда личность становится цельной, зрелой. Духовное и психическое здоровье во в многом зависит от степени развитости внутреннего человека и способности следовать ему.

Внутренний человек описывается как образ Божий, духовное Я, дух, ум, энергетика которого обличена в слово или внутренний Логос, как семя, заложенное в человека. «Логос —(греч. logos) - термин древнегреческой философии, означающий одновременно "слово"... когда говорят о Логосе, имеют в виду наиболее глубинную, устойчивую и существенную структуру бытия, наиболее существенные закономерности развития мира». (Словарь по логике. — М.: Туманит, изд. центр ВЛАДОС. А.А. Ивин, А.Л.Никифоров. 1997) Христианин сочетает в себе действие «трансцендентного Логоса и имманентного, врождённого Логоса» (Позов, с. 251)

Пробраться к своему Логосу трудно из-за препятствий, стоящих на пути к нему. Внутренний Логос соответствует Логосу абсолютной истины, препятствием является всё то, что этой истине не соответствует или противоречит. Например, искажённое мировоззрение, эгоистичные желания, установки, действия, чувства, использование дара слова напрасно (всуе), в отрыве от его предназначения (суесловие), слова, мёртвые, гнилые, раздражающие, отравляющие своим ядом жизнь человека, толкающие на преступление. Без признания факта существования этих препятствий и покаяния как отказа от «своего», пробиться к своему внутреннему Логосу, этой «частицы Божества», невозможно. Но «кто сумел … дойти до Логоса в сердце, тот открывает в себе неисчерпаемый источник силы и жизни...» (Позов с. 253)

М. М. Бахтин, на примере творчества Достоевского, выделяет разные типы слов, в зависимости от личности говорящего, по разному влияющие на слушателей. Например, это слова с лазейкой, имеющие скрытую установку на признание другими (исповедь Ипполита в романе «Идиот», который хотел застрелиться, чтобы Аглая прочла его исповедь – его слово не завершённое, не знающее точки опоры). Это слово, в котором нет живого, личного тона, акцента, нарочитое и сдержанно-презрительное (Ставрогин, Версилов): «говорить, отвернувшись от слушателя» (Бахтин, Пробл. тв. Дост., 1929 с. 205)

Однако, есть слова, способные благотворно действовать на человека, исцелять и укреплять его. М. М. Бахтин, изучая творчество Достоевского, для которого серьёзное отношение к другому самосознанию как к свободному и самостоятельному, позволяющего героям жить и действовать по логике своего развития, делает открытие. Он выявляет и называет такое слово, которое способно возродить человека. Это так называемое проникновенное слово. «Мышкин — уже носитель проникновенного слова …, способного активно и уверенно вмешиваться во внутренний диалог другого человека, помогая ему создавать свой собственный голос. Но это проникновенное слово, призыв к одному из голосов другого, как истинному ... у Мышкина никогда не бывает решающим. Оно лишено какой-то последней уверенности и властности» (Бахтин, с. 199). У Мышкина есть «боязнь своего собственного слова (в отношении к другому), чем боязнь чужого слова. Он боится своих подозрений и предположений...» (Бахтин, с. 198)

Каким же должно быть проникновенное слово по замыслу Достоевского? «По замыслу оно должно быть твёрдо монологическим, не расколотым словом, словом без оглядки, без лазейки, без внутренней полемики» (с. 210). Дар слова призван к возрождению жизни внутреннего человека — всех его добрых намерений, чувств, установок, действий.

Разные слова по-разному воздействуют на человека, его волю, поступки, его внутренний мир. Живое человеческое слово это слово, которое соответствует внутреннему Логосу или приближается к полноте соответствия. Если слово не содержит в себе интенции Логоса, оно мёртвое, отравленное. Или пустое, в нём либо отсутствует энергия любви, либо присутствует негативная, разрушительная сила. Только живое человеческое слово способно восстановить и возродить в человеке созидательную силу любви, поддержать его дух. Слова иного рода разрушительным образом действуют на человека. Таких слов много в современном мире и информационном пространстве. В информационной войне слово, образ — это оружие, фактор негативного разрушительного воздействия на душу человека.

В качестве примера действия такого рода слова на человека, возьмём героев Ф. М. Достоевского Ивана Карамазова и Смердякова («Братья Карамазовы»). Разговор, произошедший между ними поражает способом сообщения, за которым кроется преступление. Основой этого разговора послужило духовное сродство лакея Смердякова (что стало причиной некой фамильярности в обращении) с Иваном. Смердяков подлое (и вместе с этим страдающее) существо, Иван — бунтует против Бога. Их объединяет ненависть к отцу Карамазову. Смердяков учуял это в Иване, нуждаясь в идейном покровителе своего намерения, сочувствующем и соучаствовавшем, т.к. полностью принять на себя ответственность за убийство Фёдора Карамазова он не мог. Разговор, который состоялся незадолго до убийства полон намёков, недоговорённостей. В нём нет никаких слов, которые прямо бы указывали на их замыслы. Однако последствия разговора свидетельствуют о контексте, который содержал в себе разрушительную интенцию их взаимодействия. Иван уезжает (хотя не собирался), дабы отвести от себя подозрения, о чём намекнул ему Смердяков. Они поддерживают намерения друг друга. Иван своим согласием подталкивает Смердякова на преступление. «...- Я уеду, а у вас вот что произойдёт- ...» (т. 1, с. 351) Разрушительное действия слов проявляется в последующем состоянии людей, их воспринявших и ими произнесённых. Иван уехал, но «...на душу его сошёл вдруг такой мрак, а в сердце заныла такая скорбь, какой никогда он не ощущал прежде во всю жизнь...

- Я подлец! - прошептал он про себя». Чем заканчивается этот разговор – все знают. Преступлением: смертью двух человек и мучительной внутренней борьбой Ивана.

Другое воздействие на душу имеют слова целительные. Такое слово произносит Алёша Карамазов, чтобы спасти брата Ивана. Иван находиться в мучительной борьбе с собой, со своей совестью. Он разговаривает с тем, кого он по собственной воле взрастил в себе: с тёмными сторонами своей души, которые персонализировались в образ чёрта. Алёша духовно провидел это, и он, «посланный Богом» приходит к Ивану, чтобы поддержать вытесненный голос совести Ивана с, которым тот борется, а значит борется с собой. Как делает это Алёша? Деликатно, с любовью, верой и надеждой в его возрождение. На вопрос Ивана: «Кто же убийца?» Алёша сначала тихо и проникновенно отвечает: «Ты сам знаешь кто». Иван как бы не понимает, Алёша снова, но уже бессильно повторяет: «Ты сам знаешь кто». Иван враждует с совестью, потому не понимает и всякий раз вопрошает Алёшу: «Да кто?» На что Алёша отвечает почти шёпотом: «Убил отца не ты».

Алёша озвучивает голос «глубокой совести» Ивана в надежде на то, что впоследствии это поможет ему стать на ее сторону, хотя он пока враждует с ней, потому и Алёшу отвергает. Это впоследствии помогает Ивану: он пытается поступить по совести, идёт в суд и свидетельствует о своём преступлении, но делает это как бы вынуждено, ему это мучительно трудно, он не до конца готов утвердиться в вере, потому нет полного покаяния, он бунтует. Но голос совести, некогда поддержанный Алёшей, заставляет его признаться публично, что спасает его от полного сумасшествия и вероятно становится началом исцеления.

Итак, дар слова может использоваться по-разному. Слово — носитель смысла, через слова передаются смыслы. Воздействие разных слов (смыслов), на двух полюсах разное: на одном полюсе - слово жизнеутверждающее светлое, сильное, чистое, на другом — разрушительное, смертоносное.

Слова, лишенные смысла — пустые слова, дар слова, используемый всуе, напрасно, лишено всякого смысла и потому не благотворно.

"Говорить есть не иное что, как возбуждать в слушателе его собственное внутреннее слово" (В. Ф. Одоевский). Логосфера русской культуры, основанная на принципах "диалогического единства мира", "соборности сознания", целостности, имеет славную историю и богатые гармонизирующие возможности для создания коммуникации будущего. (В. Кемеров, 1998 г.)

Задача диалога — через обращение к внутреннему Логосу другого помочь возродить внутреннего человека, укрепить в нём доброе начало. Если же отражение это негативное, то со стороны другого может быть протест. Потому в диалоге нужно не соприкасаться ни с чем, кроме человеческого в человеке.

Период атеизма не прошёл бесследно: колокола разбили, гордыню самости утвердили. Потому пробиваться и к своему слову — Логосу не просто. Нужно преодолевать внутренние препятствия. Но колокол взывает, посылает частоты духа истины, находит отклик в душе...Утвердить его, не дать ему заглохнуть в ложном шуме бессмысленной суеты, злобы, раздражения, «праведного» гнева, слов самости, заслоняющих слова жизни, не дающих им пробиться в сердце и волю человека. Колокола взывают к жизни, утверждают свет и радость в, заглушенном «собой», голосе небесном.

Диалог — это воззвание слов жизни в душе человека, способных возродить его к добру и свету, и восстановить связь двух или множества логосов в одном абсолютном Логосе. Это возможность усилить заглушенные, подавленные глаголы жизни вечной и соединится в общем хоре светлых и радостных голосов, возгласив: «Слава в Вышних Богу...»

Литература:

1. Бахтин М.М. Проблемы творчества Достоевского, Л., Прибой, 1929 с.

2. Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы, М, «Правда», т.1, т.2.

3. Кемеров В. Философская энциклопедия. - "Панпринт", 1998 г.

4. Позов А. Основы древне-церковной антропологии, Мадрид, 1965

5. Словарь по логике. — М.: Туманит, изд. центр ВЛАДОС. А.А.Ивин, А.Л.Никифоров. 1997


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру