28.02.2014

Работы лауреатов VI Всероссийского Конкурса по историко- церковному краеведению. Противосектантская деятельность Андреевско-Владимирского братства Ставропольской губернии в конце XIX-начале XX вв.

Введение

Актуальность. Социально-экономические и политические преобразования конца 1980-х - 1990-х годов существенно изменили отношение к правам и свободам человека и личности. В 1993 году была принята новая Конституция, согласно которой каждому человеку гарантируется свобода совести и вероисповедания, человек имеет право придерживаться своих религиозных убеждений и действовать в соответствии с ними.

Ставропольский край не только многонациональный регион, но и многоконфессиональный. Наличие многих религий в современных условиях предполагает их взаимосуществование и взаимодействие, а также соблюдение принципов религиозной толерантности. Понимание и знание основ других религий предполагает их изучение, особенно в условиях многоконфессионального региона. Одной самых распространенных религий на Северном Кавказе, объединяющей самое большое число верующих, является православие, в рамках которого сформировалась и дошла до нашего времени религиозная культура староверов.

По некоторым данным, именно в постперестроечный период, на Ставрополье возобновили свою деятельность 148 приходов 17-ти религиозных направлений, которые начали оказывать влияние на общественно - политическую жизнь края.[1] Большинство из них - это протестантские секты, которые, в отличие от старообрядческих, активно вмешиваются как в религиозную, так и в светскую жизнь общества, несмотря на то, что они имеют не православные корни. В этих условиях изучение старообрядческих сект как носителей дониконовской православной культуры и, соответственно, части русской культуры и религии, является особенно актуальным.

Цель данной работы - изучить деятельность Андреевско-Владимирского братства Ставропольской губернии. Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. изучить источники и литературу по данной теме;

2. проанализировать законодательство, касающееся старообрядческих сект начала XX века;

3. рассмотреть особенности деятельности братства на рубеже XIX – XX вв.;

4. определить значение исторического опыта деятельности братства для современности.

Хронологические рамки работы ограничены концом XIX - началом XX века. Конец XIX века - время активной деятельности братства, начало XX века (1917 год) – Октябрьская революция, повлекшая коренные изменения в жизни страны.

Территориальные рамки работы ограничены территорией Ставропольской губернии в конце XIX – начале XX века.

Источниковая база. Автор использовал следующие виды источников:

1. Архивные, представленные фондами ГАУ ГАСК (Государственное архивное учреждение «Государственный архив Ставропольского края»). В первую очередь это отчеты Ставропольского епархиального миссионерского совета: ф.439, д.270,1890-1918гг.; ф.101, 1891 – 1916 гг. В них содержатся статистические данные о количественном составе сект на территории Ставропольской губернии, отчеты миссионеров о проводимой работе по возвращению сектантов в православную веру, письма верующих, просящих принять меры по борьбе с сектантами.

2. Периодическая печать, которая представлена изданиями как дореволюционными, так и современными. Из дореволюционных периодических изданий были использованы «Ставропольские епархиальные ведомости», «Терский календарь». Из современной периодической печати была использована газета «Ставропольские губернские ведомости». Специфика данного вида источников заключается в том, что их трудно классифицировать как источник, или литературу.

3. Отчеты Православного противосектанского братства имени Святого Андрея Первозванного, которые содержат статистические данные, касающиеся количества состава староверов и освещающие некоторые аспекты их жизни.

Методологическая база исследования. Автор работы опирался на общенаучные и специальные методы исторического исследования. Принцип историзма предполагает изучение возникновения исторического события, этапы его развития и влияние на ход исторического процесса. Принцип объективности учитывает факторы, влияющие на ход исторического события, анализирует различные точки зрения исследователей. Кроме того в работе использовались хронологический, сравнительно-исторический, ретроспективный методы, позволившие получить наиболее объективные данные по данной теме.

Историографический обзор. Проблема возникновения и развития старообрядчества на Ставрополье, в научной литературе, не получила достаточного освещения, несмотря на наличие широкого круга источников.

Использованную литературу автор разделил на следующие группы:

1. Дореволюционная литература, которую очень трудно классифицировать, как исторический источник или литературу.[2]

Огромная заслуга в изучение русского сектантства, в том числе и староверов, принадлежит Ф.В. Ливанову, который дал достаточно подробное описание переселения староверов на южные территории государства.[3]

Часть дореволюционной литературы носит религиозно-полимеческий характер. Сюда необходимо отнести сочинения представителей Русской Православной церкви, в частности миссионеров Никольского Семиона, Кальнева Михаила, так же различные миссионерские отчеты и сведения, публиковавшиеся на страницах журнала «Ставропольские епархиальные ведомости».[4] Как правило, представители Русской Православной церкви подробно описывают лишь особенности догматики староверов. Бунятов Г. дает описание особенностей культуры, быта, хозяйственной жизни молокан, проживающих на территории Тифлисской губернии.[5]

2. Научная литература советского периода, в которой проблема рассматривалась односторонне, в рамках преобладающей идеологии. В целом в работах получили освещение общие вопросы истории религии и сект, а вопросы регионального масштаба не рассматривались практически.[6]

3. Научная литература современного периода, в которой исследуются лишь некоторые аспекты жизни староверов. Так, Колосовская Т.А. рассматривает староверов, через призму конфессиональных отношений на Северном Кавказе. Карибов Г., в своей работе, рассматривает только казаков-некрасовцев. [7] Комплексные исследования истории старообрядческих сект на Северном Кавказе, и в частности на Ставрополье, отсутствуют.

Деятельность Андреевско-Владимирского барства Ставропольской губернии в конце XIX-начале XX вв.

Сто лет назад Ставропольская епархия, включавшая в свой состав территории Ставропольской губернии и Кубанской области, представляла собой широкое поле для деятельности противораскольничьей миссии Русской православной церкви. Ставропольский епархиальный миссионерский совет был образован в 1888 году и функционировал, вплоть до 1918 года[8]. В его состав входило Андреевско-Владимирское братство в городе Ставрополе на Кавказе, имевшего своей целью «предохранять православных от совращения в раскол и секты, противодействуя их распространению, должно идти навстречу их пропаганде и, вступая с ними в открытую борьбу, защищать истинное учение веры православной, и таким образом отнимать силу у пропагандистов лжеучения. Но так как раскольники и сектанты рассеяны по селам и станицам епархии, и следовательно Совет Братский, члены которого привязаны к своим прямым должностям, не могут оказывать влияния на лжеверующих, то необходимость требует действовать против них посредством миссионеров, распространения в епархии книг и брошюр противораскольничьего содержания, а также православных вероучительных книг»[9]. Основная часть отчетов по данной теме составлена четырьмя миссионерами, входившим в братство в это время:

1. епархиальным миссионером, священником Константином Поповым;

2. священником единоверческой церкви в станице Вознесенской Алексеем Ивлевым;

3. священником единоверческой церкви в станице Ханской Дометианом Ивлевым;

4. священником единоверческой церкви в селе Кугульта Илларионом Башкатовым.

Традиционно миссионеры выделяли приходы «имеющие раскольников вообще», и приходы, «особенно зараженные расколом». В Ставропольской губернии было 8 участков особенно «зараженных расколом», где раскольники насчитывались в сотнях и тысячах. Среди них приход Евдокиевской церкви в городе Ставрополе, в уездах села Медвежье, Жуковское, Белая Глина, Развильное, Кугульта, Пелагиада и Новозаведенное.

Особое внимание миссии было обращено на поповцев «австрийского толка»[10], которые, по ее мнению, представляли главную опасность для русской православной церкви. Общество поповцев - австрийцев, при сохранении трехчинной иерархии всех таинств, имело все признаки церкви, поэтому для простого народа представляло значительный соблазн.

В начале XX века на Кавказе епископом старообрядцев – поповцев состоял казак хутора Ермолаевского Терской области, именующий себя Феодосием, епископом Кавказским. Он довольно часто приезжал в Ставропольскую губернию для совершения богослужения, для освещения храмов и назидания своей паствы.

Чтобы показать равноправность раскола с православием, старообрядческие епископы устраивали в станицах и селах торжественные крестные ходы и погребальные процессии, «смущая тем самым православных»[11]. Об этом пишет в своем дневнике и епархиальный миссионер, священник К.А. Попов, посетивший села Ставропольской губернии.

«Белая Глина, по количеству своего населения является настоящим уездным городом. Вообще село бойкое и торговое. Всех жителей в селе, включая торговцев и иногородцев, будет около 1500 душ. В числе их состоят и раскольники австрийской секты, и поморцы, те и другие в незначительной мере. Раскольники недавно образовали свой центр раскола: построили молельню, а раскольничий владыка Сулуань прислал Константина Осипова, который состоит у белоглинцев попом. К пастве его принадлежат и раскольники окрестных селений, которых он время от времени посещает, перевозя с собой походную церковь и все принадлежности для требоисправлений. Долго боролся Петр Георгиевич Александровский против самовольно построенной раскольниками молельни и вторжения в ведомство своего благочестия развратителя лжепопа Константина Осипова, но раскольники сумели обделать свое дело. Молельня их стоит в ряду других построек, полиция считает ее складом земледельческих орудий, но стоит взглянуть только на внешность этого склада, и вы увидите, что это именно молельня, а не склад, что там не торговля идет земледельческими орудиями, а лжепророк Константин Осипов совершает свои обедни, и прочия службы для раскольников села Белой Глины. Да, наконец, чтобы убедиться в этом, нужно только сходить в праздник в этот раскольничий склад и вы увидите там: и Константина Осипова в священнических ризах, и купца Волкова, на средства которого построена молельня, с листовкою в руках и стоящего за продажею восковых свеч. Раскольничья уловка сразу обнаруживается»[12].

Целью противораскольничьей миссии было не только наблюдение за раскольниками, но и вступление с ними в полемику, касающуюся православной веры. Так, К.А.Попов пишет: «Утром, напившись чаю, я открыл беседу в церкви. Народу собралось очень много; пришли и раскольники под предводительством высокого седого старика, который и вел со мной беседу в течение 3 часов. Возражения раскольников были очень слабы и ничтожно. Раскольники живут в Развильном на отшибе своего села и составляют особое поселение. Население их так и называется «раскольничьей слободкою». Там они двор ко двору прижались, один к одному, и составляют как - бы отдельную семью. Своя у них жизнь, свои интересы, нередко между ними происходят разного рода пререкания по религиозным вопросам, бывают съезды других раскольников, составляются соборы, на которых раскольники ораторствуют, отстаивая свои взгляды и мнения. Действительно по количеству раскола, Развильное составляет гнездо раскола и местному священнику предстоит великий труд борьбы с ними»[13].

К.А. Попов, в своем дневнике говорит о том, что многие раскольники, особенно мужчины, остаются в расколе по традиции, незнанию священных книг. Они с интересом слушали православных миссионеров и вступали с ними в диалог. Женщины, наоборот, не желали ничего слушать и уводили своих мужей с собраний.

Помимо встреч с раскольниками, борьбы с ними, противосектантское братство вело учет и статистику староверов в пределах Ставропольской губернии.

По статистическим данным в 1895 году в Ставропольской епархии, на 732 775 душ населения приходилось 18437 раскольников:

1.молокан 793 чел.;

2.хлыстов 4911 чел.;

3.духоборцев 160 чел.;

4.скопцов 160 чел.

5. поповцев 11068 человек

6.беспоповцев 1345 человек.

С целями вразумления и возвращения в лоно церкви заблуждающихся, в городе Ставрополе велись беседы паломнического характера: в семинарии, в Георгиевской церкви города Ставрополя. Главные вопросы поднимавшиеся на беседах – это вопросы о «Составе созданной Господом Церкви», «О таинстве покояния».

Со старообрядцами поповцами было проведено 8 бесед. На них говорилось о вечности церкви, о таинстве рукоположения, о незаконности австрийского священства.

С беспоповцами говорилось о ключах царства Небесного, о спасительности Христовой церкви.[14]

По статистическим данным в 1897 году в Ставропольской епархии насчитывалось 25 007 раскольников.

Из них:

1.молокан 900 чел.;

2.хлыстов 4600 чел.;

3.поповцев 11343 чел.;

4.беспоповцев 8164 чел.[15]

Уже в 1901 году в Ставропольской епархии насчитывалось раскольников 24 652 человек. Из них:

1хлыстов 756 чел.;

2.поповцев 13496 чел.;

3.безпоповцев 10400 чел.[16]

По статистическим данным можно проследить увеличение числа раскольников в пределах Ставропольской епархии к началу XX века.

В ноябре 1910 года прошло объединенное собрание Ставропольской консистории и Ставропольского епархиального совета, на котором обсуждались причины роста старообрядцев и те меры, которые необходимо было принять православному духовенству для прекращения перехода православных жителей епархии в «иноверие».

Одной из главных причин, по мнению собравшихся, был указ от 17 апреля 1905 года «Об укреплении начал веротерпимости». Согласно ему, старообрядцы стали официально называться этим именем, а не раскольниками. Они получали право строить молельни, церкви и открывать новые соборы. Старообрядческое духовенство признавалось государством в качестве духовных лиц10. Другой не менее важной причиной было изменение религиозного настроения населения.

В результате население стало активно обращаться к старообрядчеству, привлеченное выборностью духовенства и прямым участием мирян и жизни церкви, тогда как в официальной церкви священники назначались, а мирянам отводилась пассивная роль.

Заключение

Таким образом, деятельность противораскольничьей миссии в Ставропольской епархии не давала существенных результатов, несмотря на колоссальный труд братства, так как государственная политика в начале XX века была направлена на укрепление веротерпимости. Данное положение зачастую приводило к необратимым, часто трагическим последствиям, так как «вчерашние» раскольники и сектанты приравнивались в правах к православному духовенству. Разница заключалась в том, что православное духовенство, исторически, выполняло важнейшую роль в становлении личности высоко духовной и нравственной, чего нельзя сказать о представителях различных сект. Данный исторический опыт должен быть использован в современности, поскольку сегодня наблюдается неуклонный рост организаций деструктивного характера, грозящих духовной целостности страны.

Список использованной литературы

1. Богословский А.Сборник законов о расколе. – М.,1881.

2. Бонч-Бруевич В. Материалы к истории и изучению русского сектантства и раскола. – Спб., 1908.

3. Василихин Т. Очерк старообрядчества в станице Калиновской Терской области 1840 до 1880 года. – Ставрополь, 1881.

4. ГАСК. Ф.439. Оп.1.Д.3; д. 12; д. 26; д. 41; д.43; д 46; д.79; д.83; д. 113; д.121; д.126; д.187.

5. ГАСК. Ф.101. Оп.4., Д., 2334.

6. Деятельность братства для ослабления раскола и сектантства. II отчет братства во имя святого Андрея Первозванного в городе Ставрополе на Кавказе, за 1890-1891. – Ставрополь, 1981.

7. Дневник епархиального миссионера священника К.А.Попова//Ставропольские епархиальные ведомости. – 1892. – №4.

8. Записка о скопческом расколе//Терский календарь на 1905 год. – Владикавказ, 1905.

9. Ивановский Н. По поводу новых законов относительно раскольников. – Спб.,1883.

10. Ливанов Ф.В.Раскольники и острожники. – Спб.,1872– 1873.Т.4.

11. Мельгунов С.Церковь и государство в России. – М.,1907.

12. Мельников К. Письма о расколе. – Спб.,1862.

13. Отчет Андреевско-Владимирского братства за 1895 год. – Ставрополь,1896.

14. Отчет Андреевско-Владимирского братства за 1896 год. – Ставрополь, 1897.

15. Отчет Андреевско-Владимирского братства за 1897 год. – Ставрополь, 1898.

16. Отчет Андреевско-Владимирского братства за 1900 год. – Ставрополь, 1901.

17. Отчет Андреевско-Владимирского братства за 1902 год. – Ставрополь,1903.

18. Отчет епархиального противосектанского миссионера Михаила Кальнева о миссионерской деятельности//Ставропольские епархиальные ведомости. – 1982. – №15.

19. Отчет общества восстановления православного христианства на Кавказе за 1894-1895гг. – Тифлис,1897.



[1] Колосовская Т.А.Положение старообрядцев на Ставрополье в конце XIX – начале XX вв.//IV Минаевские чтения по археологии, этнографии и музееведению Северного Кавказа. Материалы региональной научной конференции. – Ставрополь, 2000. – .С.48.

[2] Арсеньев К.К.Свобода совести и веротерпимость: Сб.статей. – Спб.,1905; Ивановский Н. По поводу новых законов относительно раскольников. – Спб., 1883; Мельников К. Письма о расколе. – Спб., 1862; Николаев К.Н. Очерк истории поповщины. – М., 1865; Мельников К. Письма о расколе. – Спб., 1862; Никольский С. Акт коллегиального собеседования с раскольниками. – Ставрополь, 1904; Оболенский П. Русские секты. – М., 1894.

[3] Ливанов Ф.В.Раскольники и острожники. – Спб., 1872 – 1873. – Т.4

[4] Никольский Семион. Акт коллегиального собеседования с раскольниками. – Ставрополь,1908; Отчет епархиального противосектанского миссионера Михаила Кальнева о миссионерской деятельности//Ставропольские епархиальные ведомости. – 1982. – №15

[5] Бунятов Г. Быт русских крестьян Лорийского участника Барчалинского уезда.//Кавказское сельское хозяйство, 1898. Вып.1

[6] Клибанов А.И.Религиозное сектантство и современность. – М.,1969; Клибанов А.И. Из мира религиозного сектанства. Встреча. Беседы. Наблюдение. – М., 1974; Корчева З.Советское законодательство о религиозных культах. – Харьков,1985; Православие: словарь атеиста. – М., 1978

[7] Колосовская Т.А.Положение старообрядцев на Ставрополье в конце XIX – начале XX вв.//IV Минаевские чтения по археологии, этнографии и музееведению Северного Кавказа. Материалы региональной научной конференции. – Ставрополь, 2000; Карибов Г. Казаки – некрасовцы на Ставрополье. – М., 2006

[8]ГАУ ГАСК. Ф.439, опись 1. д. 1, л.1.

[9] II отчет братства во имя Святого Андрея Первозванного в городе Ставрополе на Кавказе, за 1890 – 1891гг.// Ставропольские епархиальные ведомости. – 1892. – №2. – С.3

[10] II отчет братства во имя Святого Андрея Первозванного в городе Ставрополе на Кавказе, за 1890 – 1891гг.// Ставропольские епархиальные ведомости. – 1892. – №2. – С.37.

[11] Колосовская Т.А. Положение старообрядцев на Ставрополье в конце XIX начале XX вв.// IV Минаевские чтения по археологии, этнографии и музееведению Северного Кавказа // Материалы региональной научной конференции. – Ставрополь, 2000 – .С.50.

[12] Дневник епархиального миссионера Попова К.А. // Ставропольские губернские ведомости. – 1892. – №2.– С.29 – 30.

[13] Там же. – С.68.

[14] Отчет Андреевско – Владимирского братства 1896 год. – Ставрополь,1897. – С.31.

[15] Отчет Андреевско – Владимирского братства за 1897 год. – Ставрополь,1898. – С.33.

[16] Отчет Андреевско – Владимирского братства за 1897 год. – Ставрополь, 1901. – С.19 – 20.


Рецензия

Ревенчук Дмитрий представил на Конкурс исследование на актуальную тему: «О противосектантской деятельности Андреевско – Владимирского братства Ставропольской губернии в конце ХIХ – начале ХХ вв.». Работа основана на серьезном изучении опубликованной литературы, архивных документов, периодической печати, в том числе дореволюционной. Достоинством работы является наличие грамотно составленного историографического обзора использованной литературы и источников, неплохое библиографическое оформление работы.

Автор сформулировал цель, задачи, методы исследования, подвел итоги, показавшие серьезность достигнутых в ходе исследования результатов. Ему удалось аргументировать выводы о том, что деятельность противораскольничьей миссии в Ставропольской епархии в изучаемый период не давала существенных результатов, что православное духовенство исторически выполняло важнейшую роль в становлении личности, чего, по рассуждению автора, нельзя сказать о представителях различных сект, а также рассмотреть проблему в контексте современных процессов усиления сектантской деятельности в крае.

Поздравляя Вас, Дмитрий, с серьёзной исследовательской работой, рекомендуем:

1) структурировать работу, чётко обозначив введение, основную часть, заключение (выводы).

2) дополнить введение, показав, почему Вы обратились к данной теме.

3) обратиться к житиям новомучеников ХХ столетия, многие из которых имели огромный опыт противосектантской деятельности. В частности, познакомиться с житием Константина Голубева, составленным игуменом Дамаскиным (Орловским). Жития Вы найдете через Интернет-ресурс (www.fond.ru). Думается, что эти жития, основанные на документально удостоверенных фактах, очень пригодятся Вам, Дмитрий, в Ваших будущих исследованиях истории Церкви.

Рецензент: Канурская Ирина Николаевна


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру