05.11.2013

В светлых тонах: некоторые штрихи к портрету современного родительства

Откроем прессу, сообщающую нам о том, что сегодня происходит в современной семье. Доминирующая тема - защита прав детей. Как правило, источник проблем - родители. И не важно - родные или приёмные. Нас просто приучили за последние десятилетия, что родители - источник потенциальной угрозы внутренней свободе, а то и жизни, здоровью детей. Привычный взгляд на современное родительство - как правило, через парадигму кризиса. Он концентрирует внимание аналитиков на статистически выявляемых тревожных тенденциях.

Всё так. Институт родительства в нашей стране оказался существенно деформирован. На наших глазах на смену традиционной моногамной семье приходят иные разнообразные модели, деторождение в которых может вовсе не предполагаться - например, в однополых, гостевых "браках". Всё более широкое распространение получают законодательно не закрепленные формы совместной жизни. С детоцентристской моделью семьи соседствует супружество, сознательно не предполагающее родительства. Рождаемость угрожающее снижается на фоне роста числа абортов.

Всё так. Но вот что интересно. Такой подход оставлял пока вне серьёзного анализа явления иного характера. Они достаточно хорошо просматриваются в пространстве родительских неформальных и интернет-сообществ, в специфике бурно развивающегося рынка образовательных и досуговых услуг, полиграфии и книгоиздания, адресованных родителям[1].

В самом деле, заметной чертой постсоветской российской действительности является бурный рост неформальных родительских объединений – клубов, центров, интернет-сообществ, интернет-порталов для родителей. Обращают на себя внимание и другие явления подобного характера: поток литературы по проблематике сопровождения взросления в современном мире, адресованный не специалистам, но матерям и отцам и ими востребованный, высокий спрос на консультационные и образовательные услуги по вопросам здоровой беременности, подготовки к родам, коррекции детско-родительских отношений, семейного досуга и воспитания. Этот «всплеск» родительской активности на фоне кризиса обнаруживается как достаточно устойчивый, автономный от государственных институций процесс. Такие аналитики как М.Майофис и И.Кукулин склонны даже классифицировать его как «родительский бум».

Посмотрим на современную культуру родительства не с позиции аномалий, но с позиций культивируемых норм.

Равная родительская ответственность

Такую черту как высокая ставка на активную позицию супруга (супруги) в отношении ухода за ребенком, его воспитания и образования, пожалуй, стоит отнести к векторным изменениям в современной культуре родительства. Уже на базовой ступени её становления - в дородовый период - беременность может осмысливаться как ответственность не только матери, но супружеской пары в целом. Неологизмы «беременная пара», «беременный папа» отражают эту тенденцию вкупе с практикой присутствия отца в родовом блоке.

Об этом же свидетельствует и популяризация в печатной продукции фото-образов мужчины-отца с младенцем на руках в ситуации предельно доверительного, тактильного контакта: «кожа к коже» и «глаза в глаза». Фотографии середины XX века еще обнаруживают иную типичную для того времени картину: женщина-мать, с покрытыми волосами и нередко с марлевой повязкой, закрывающей лицо, держит на руках плотно запеленатого младенца.

Таким образом, своеобразное «гендерное равноправие» в вопросах планирования, рождения, воспитания детей может рассматриваться как специфическая черта современной культуры родительства.

Вторичное проживание детства - вместе со своими детьми

Высокую значимость родительской рефлексии, как неотъемлемой нормативной черты успешного социального облика матери и отца вполне можно также считать одним из новообразований культуры родительства. Оно оформлялось в течение второй половины прошлого века по мере "открытия детства" в культуре и достижений современной психологии.

Способность к родительской рефлексии проявляет себя в потребности анализировать, осмысливать отношения с детьми, быть с ними эмоционально близкими. Не просто контролировать их поведение, но, прежде всего, устанавливать и поддерживать близость и включенность взрослого в пространство детских переживаний.

Это своеобразное «вторичное переживание детства» взрослыми людьми становится сегодня более значимо, нежели традиционная приоритетная родительская функция научения, контроля и ограничения. Когда-то этот процесс происходил на фоне сохранении автономности взрослого и детского пространств. Сегодня пространства детей и родителей не автономны. Они не просто предельно сближены, но, подчас, совпадают друг с другом.

Это хорошо наблюдается, в таких проявлениях как совместный сон с ребенком (часто в ситуации "папа - на коврике"), ношение малыша в слинге. Предметная среда дома активных и любящих родителей зачастую озадачивает отсутствием традиционных "взрослых" неприкосновенных зон - папиного кабинета, супружеской спальни и пр. Кажется, что всё пространство принадлежит детям: спортивный комплекс простирается едва ли не по всей жилой зоне, наглядные пособия для самостоятельных занятий с малышом оккупируют стены. При этом, родители ушедшие "с головой" в детство, не испытываю дискомфорта.

По Л.Демозу, современный тип отношения к детству - «свободный» или «помогающий». С середины XX в. он мало-помалу вытеснял «социализирующий» тип (XIX - cередина XX в.), который характеризовался осознанием необходимости особых родительских усилий по воспитанию и обучению ребенка для тренировки воли и подготовки его к будущей самостоятельной жизни в социуме. "Помогающий" тип закрепляет «открытие» значимости детства, отличается преобладанием сочувствия в отношениях родителей к детям, установкой на личностно-ориентированный подход в воспитании, исходящей не только из представления об уникальности каждой человеческой личности, но и недопустимости жесткого давления на ребенка.

На склонность современного родительства к рефлексии, деавтономизации пространства взрослого и ребенка, «вторичному переживанию детства» отреагировал и рынок образовательных и рекреационных услуг. Он насыщен предложениями совместных для родителей и детей форм деятельности. Совместное посещение различных детских занятий, где родители - не просто наблюдатели, но активные участники процесса. Совместные выездные и праздничные досуговые программы для всей семьи. Красочно иллюстрированные пособия и «рабочие тетрадки» для малышей, предполагающие активное включение родителей в объяснение и выполнение заданий. Всё это - внешние проявления подобного явления.

Синдром "Машиного медведя" и его преодоление

(из популярного м/ф "Маша и медведь").

По признанию автора мульт-сериала О.Кузовкова, идея сделать анимационную серию «Маша и медведь» зародилась у него в голове после отдыха в Крыму: на пляже была маленькая, но очень активная девочка «без комплексов», которая через пару дней заставила всех взрослых зарываться в гальку и заплывать за буйки[2].

Прямое следствие деавтономизации мира детства и мира взрослых - особая популярность среди современных родителей темы «границ». Не случайно читательскими бестселлерами становятся книжки с красноречивыми названиями «Когда ваш ребенок сводит вас с ума» (Э.Лешан), «Дети: границы, границы» (Г.Клауд, Дж.Таунсенд), «Хочу или надо?» (А. Рогозянский). В этом контексте, традиционное поле запретительной этики во взаимоотношениях с потомством становится для современных родителей своеобразной terra incognita, перед которой они робеют, подобно Медведю из мульт-сериала.

И эту территорию сегодня нужно заново открывать и осваивать. Чтобы вновь обретать границы автономности, не теряя при этом опыта эмоциональной включенности в мир детской души. И чтобы медленно не сойти с ума. Не оказаться на территории, безраздельно оккупированный детской вседозволенностью.

Признание возможности учиться у детей и благодаря детям

Склонность родителей признавать высокую компетентность детей в ряде вопросов, связанных с новыми социальными реалиями и технологиями выглядит как ещё одна особенность современной культуры родительства. Помимо этого, для неё всё более характерен двусторонний процесс взаимодействия и взаимовлияния родителей и детей. Семейное воспитание неизбежно предполагает и самовоспитание самих родителей - освоение и совершенствование тех качеств и умений, которые они хотели бы развить у своих детей.

В ходе этого процесса, преимущественно лишь на ранних этапах взросления ребенка родителям принадлежит ведущая роль в открытии, трансляции детям культурных кодов, ценностей, знаний, умений. Уже к младшему подростковому возрасту картина несколько меняется: дети быстрее ориентируются в информационных технологиях и некоторых социальный реалиях и могут становиться в их отношении наставниками собственным родителям.

Таким образом, существенно изменилась традиционная жесткая иерархичность и авторитарность системы «родитель - ребенок». Наряду с традиционным характером долговременной передачи культуры от взрослого – к ребенку, на наш взгляд, наблюдается существенное сокращение этого процесса, а также относительная допустимость и обратной его направленности.

Изменение границ семейной приватности

Интернет-пространство демонстрирует сегодня рост числа форумов и блогов, посвященных публичному обсуждению приватных вопросов родительства и взаимоотношений с детьми.

На наш взгляд, это явление свидетельствует не только о кардинальном изменении границ и норм приватности, трансформации интимности (этого рода феномен как характерная черта культуры постмодерна рассматривалась исследователями[3]), но и о метаморфозах функции поддержки, критики и контроля выполнения родительской роли. Когда-то эту важную функцию выполняла община или старшие члены родовой семьи. Сегодня потребность в оценке, поддержке, обмене опытом сохраняется, но смещается скорее на сообщество родителей–единомышленников.

В интернет-пространстве обсуждаются самые различные вопросы жизни семьи, вынесение которых ранее за "порог" дома считалось моветоном. Современному же родительскому сообществу делегируется не только право советования и поддержки, но и публичного, открытого обсуждения родительских проблем, удач и ошибок.

Как альтернатива родительской инфантильности, пассивной позиции, индивидуализму, отторжению от мира детства и восприятия его как помехи для личной жизни - несомненно. Но в воспитательном плане можно прогнозировать издержки, обусловленные крайними формами детоцентричности современной семьи.

При этом, не стоит отказывать родителям в способности откликаться на эти проблемы. Они учатся жить в стремительно меняющихся условиях и меняются сами. Поиск устойчивых воспитательных ориентиров, обращение к проверенным временем источникам, связанными с традициями культуры семьи и родительства, только набирает силу. Наряду с вопросами обучения, просматриваются интересы родителей в области духовного, нравственного роста детей, возращения авторитетности и приоритетности статуса родителя в отношениях с взрослеющим ребенком, стремление к духовной общности поколений.

С одной стороны, достаточно устойчивым исходным положением является характеристика современного родительства через призму его проблемного поля. А в этом случае, тенденциями скорее провозглашаются различные кризисные явления, подкрепляемыми статистическими данными (социальное сиротство, аборты, падение престижа материнства и отцовства, угасание родительской инициативы и т.п.).

С другой стороны, на этом фоне отмеченные нами конструктивные явления выглядят контрастно. Возможно, пока они представляют собой лишь отражение перспективных «микротенденций», судьба которых в культуре не всегда предсказуема.

Микротенденции - социальный феномен, парадокс, который противоречит общепринятым и очевидным статистически выявляемым макротенденциям[4]. Да, микротенденция — это некоторая закономерность, не затрагивающая преобладающего числа населения и потому не обнаруживаемая обычными социологическими методами. Но с определенной долей вероятности она способна иметь в дальнейшем прогнозируемое развитие и предугадываемые вариации. Так, микротенденция навсегда может остаться лишь культурным казусом. Но, при определенных условиях, может и инициировать большие перемены. Родители-носители микротенденций являются своего рода «пионерами», аккумулирующими инновационный опыт и способными становиться агентами его трансляции в общество.

Инновации (от позднелат. innovatio, англ. innovation - нововведение) в пространстве культуры родительства - это явления, которых не наблюдалось на предшествующих стадиях ее развития, но которые появились на современной стадии и закрепились в различных формах. То есть, с одной стороны, инновационные микротенденции в культуре родительства отражают вектор креативности - изменений, обновлений, творчества и т.д. А с другой, наряду с этим - вектор упорядочивания (структурирования, нормативности, традиционализации и т.д). Это - известный механизм закрепления новаций в культуре.

Но вот что примечательно. Особенность инновационных процессов, наблюдаемых сегодня в культуре родительства, проявляется в отсутствии факта внедрения их "извне" или "сверху". В этом смысле синонимичное «инновации» понятие «нововведение» не отражает суть дела. Инновации никто не «вводит». Они, скорее, носят автономный от каких бы то ни было внешних институций характер, и, следовательно, могут рассматриваться как специфические проявление изменения родительского самосознания современности, закрепляемого в культурных формах.

Таким образом, несмотря на то, что инновационные процессы в современной культуре родительства стоит отнести пока лишь к наблюдаемым микротенденциям, можно предполагать, что их потенциал, как отражение векторных изменений культуры родительства нового тысячелетия, будет со временем более интегрирован в социо-культурное пространство. И остаётся надеяться на поправки, преодоление в культурной динамике издержек крайнего детоцентризма и ценностных деформаций.

Во-многом, этот ценностный сдвиг обусловлен утратой традиционного для отечественной культуры понимания родительства - как проявления личностной зрелости, смысложизненного предназначения, основанного на любви и усилиях, духовной общности поколений. Отсюда - основные противоречия современной культуры родительства:

· падение социального престижа отцовства и материнства - наряду с высоким статусом детства;

· угроза депопуляции - наряду с ростом спроса на технологии репродукции, охраны материнства и детства, комплексного сопровождения родительства;

· низкая родительская компетентность в вопросах воспитания - наряду с культивируемым представлением о «профессиональном родительстве» как комплексе целого ряда компетенций и нормативной черте жизненного стиля социальной успешности;

· угасание родительской инициативы и делегирование вопросов рождения и воспитания детей профессиональным посредникам - наряду с ростом неформальных родительских движений и общественных объединений «ответственного родительства», стремящихся либо к гармонизации интересов семьи и социума либо к их автономизации и пр.

Тем более примечательно, что «микротенденции» обнаруживают вектор актуализации семейных ценностей, значимости родительской роли как смысложизненного фактора социальной успешности, полноценной личностной реализации, создания защищенного культурного поля семьи перед лицом вызовов современности. И добавляют штрихи к портрету современного родительства - в светлых тонах.

2012.

Литература

· Абраменкова В.В. Генезис отношений ребенка в социальной психологии детства: Автореф. дис. ... д-ра психол. наук. - М., 2000.

· Арсеньев Н. Духовная традиция русской семейной культуры // Моск. журн. - 1993. - N12.

· Арьес Филипп. Ребенок и семейная жизнь при Старом порядке / Пер. с франц. Я. Ю. Старцева при участии В. А. Бабинцева. - Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1999. (Сер. «Другая история»).

· Байярд Дж., Байярд Р. Ваш беспокойный подросток. Практическое руководство для отчаявшихся родителей. Изд. 5-е. - М.: Академический проект, 2008, 5-е изд.

· Гидденс Э. Трансформация интимности. Сексуальность, любовь и эротизм в современных обществах. / Пер. с англ. В. Анурин. – СПб.: Издательский дом "Питер", 2004.

· Гирц К. Влияние концепции культуры на концепцию человека //Антология исследований культуры. Т. 1: Интерпретация культуры, – СПб., 1997.

· Гурко Т.А. Родительство: социологические аспекты. – М.: Институт социологии РАН, 2003.

· Дементьева И.Ф. Российская семья: проблемы воспитания: Руководство для педагогов/ И.Ф. Дементьева. - М.: Государственный НИИ семьи и воспитания, 2000.

· Демоз Л. Психоистория — Ростов-на-Дону, 2000.

· Духовно-нравственное воспитание: преемственность и развитие (по материалам научно-практического семинара «Государственная политика Российской Федерации по формированию духовных и нравственных ценностей у молодежи»: Сб. статей / Сост. и общ. ред. – М.Н. Лазутова, Т.И. Петракова. – М.: Импэто, 2004.

· Здравомыслова О.М. Эволюция семьи и семейная политика в СССР // Коллективная монография под ред. А.Г. Вишневского. - М.: Наука, 1992.

· Кон И.С. Этнография родительства // Социологическая психология. - М., 1999.

· Личность, культура, этнос: современная психологическая антропология/ Под общей ред. А.А.Белика. - М.: Смысл, 2001.

· Майофис М., Кукулин И. Новое родительство и его политические аспекты//Pro et contra, 2010. http://www.polit.ru/research/2010/08/11/parents.html

· Мид М. Культура и мир детства / Пер. с анг. и коммент. Ю.А.Асеева. Сост. и послесловие И.С.Кона. - М.,1988.

· Михеева А.Р. Брак, семья, родительство: социологические и демографические аспекты. – Новосибирск, 2001.

· Овчарова Р.В. Родительство как психологический феномен. -М., 2006.

· Осипов А.И. О некоторых принципах образовательной концепции// Духовно-нравственное воспитание: преемственность и развитие/ Составление и общая редакция – М.Н. Лазутова, Т.И. Петракова. – М.: Импэто, 2004.

· Пенн М. Дж., Залесн К. Э. Микротенденции: Маленькие изменения, приводящие к большим переменам. Серия: Philosophy. Пер. с англ. А. В. Савинова.- М.: Издательство АСТ, 2009.

· Постман Н. Исчезновение детства. Neil Postman, The Disappearance of Childhood — New York: Vintage Books, a division of Random House, Inc., 1994.

· Стоюнин В.Я. Наша семья и ее исторические судьбы // Семейное воспитание: Хрестоматия: Учеб. Пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений /Сост. П.А.Лебедев. - М., 2001.

· Теоретико-методологические проблемы современного воспитания: Сб. науч. тр. / Под ред. Н.К. Сергеева, Н.М. Борытко. – Волгоград: Перемена, 2004

· Харчев А.Г. Брак и семья в СССР. Опыт социологического исследования. М. Политздат, 1964.

· Эриксон Э. Детство и общество. - СПб., 2002.



[1]Пожалуй, одними из первых, кто обратил серьёзное внимание на "новое родительство" в связи с его политическими аспектами были М.Майофис и И. Кукулин. (http://www.polit.ru/research/2010/08/11/parents.html)

[2] http://kstati.by/news/view/6826.htm

[3] См.,например: Э.Гидденс. Трансформация интимности. Сексуальность, любовь и эротизм в современных обществах. / Пер. с англ. В. Анурин. – СПб.: Издательский дом "Питер", 2004.

[4] Подробнее о развитии идей М. Дж.Пенн и К. Э.Залесн о микротенденциях в культуре - в работах М.Майофис и И.Кукулина (см. Литературу).


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру