10.10.2013

Дело сердечной чуткости

Деятельность Русской Православной Церкви в годы Первой мировой войны 1914-1917 гг. на территории Николаевского уезда Самарской губернии

Введение. Одним из направлений краеведческой работы нашего школьного музея в этом учебном году стало изучение истории города Пугачева в период Первой мировой войны. Знакомясь с опубликованными материалами по истории родного края, с удивлением обнаружила, что этот период практически не отражен в краеведческой литературе, несмотря на то, что военные события имели непосредственное отношение к жизни моих земляков. На момент начала мировой войны Николаевск (ныне Пугачев) был одним из семи уездных городов Самарской губернии.

В представлении россиян-современников начавшаяся война стала «отечественной», все население России, в том числе Самарской губернии, испытало её влияние. Однако события Первой мировой войны в советских учебниках почти не были отражены. Не исследована и роль Православной церкви в военное время.

Целью данного исследования: изучить роль Православной церкви в годы Первой мировой войны на основе краеведческого материала.

Задачи:

- выявить и изучить документы архивного фонда № 1 Филиала Государственного архива Саратовской области в г. Пугачеве (ПФ ГАСО); материалы краеведческого музея им. К.И. Журавлева и мемориального музея В.И. Чапаева, относящиеся к периоду 1914 – 1917 гг.

- ознакомиться с научной, научно-популярной, краеведческой литературой, содержащей сведения о деятельность Церкви в годы войны;

- проанализировать и обобщить полученные сведения о деятельности Церкви в жизни Самарской губернии и Николаевского уезда в годы войны 1914 -1917 гг.

Для того чтобы лучше понять, каково было значение той духовной и материальной помощи, которую оказали служители церкви в годы военного лихолетья, важно было окунуться в события тех лет. В этом помогло знакомство с материалами, сохранившимися в Филиале Саратовского областного архива в г. Пугачеве. В работе с ними мне оказала помощь мой научный руководитель, в сопровождении которого мы получили доступ к архивным материалам. К сожалению, в городском архиве не сохранились подшивки «Самарских епархиальных ведомостей», являющиеся ценным источником по теме моего исследования. Несколько выпусков «Ведомостей» удалось найти в фондах краеведческого музея. Этот материал и лег в основу данной работы.

Современная историография по изучаемому вопросу представлена в основном небольшими статьями по отдельным вопросам деятельности Руссой Православной Церкви в годы Первой мировой войны (благотворительность, работа среди военнопленных, и т.д.), также трудами, где данный вопрос рассматривается в рамках иных проблем.

Среди опубликованных материалов надо выделить статью: М.Ю. Горожанина М.Ю. «Деятельность Православной церкви в годы Первой мировой войны», которая позволила нам составить представление о деятельности Русской Православной Церкви в годы войны в масштабах страны. Некоторые данные, касающиеся Николаевского уезда, были найдены в книге священника Михаила Воробьева «Вольские храмы и их строители», а также в статистическом сборнике «Монастыри Самарского края (XVI-XX вв.)».

Источниковая база исследования: важные сведения по теме были получены на основе изучения архивных документов фонда Николаевской городской управы за 1914 - 1917 гг. (Ф. 1, ОП.1, Д.Д. 25 – 37), сохранившегося в Филиале Саратовского областного архива в г. Пугачеве. Эти документы дают представление об участии органов местного управления в проведении мобилизации, организации помощи воинам и их семьям, устройстве лазаретов и другой практической помощи в годы войны. Эти сведения, дополненные материалами из «Самарских епархиальных ведомостей» за 1914, 1916 гг., легли в основу нашей работы.

Методы исследования: выявление, отбор и анализ документов, сравнительный метод, источниковедческий анализ, описание..

Актуальность темы: не изученность истории Первой мировой войны, в том числе в краеведческом и историко-церковном аспекте. Народ долже помнить о трагических событиях мировых войн.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использовать материалы при изучении истории Первой мировой войны в курсе отечественной истории, восполняя малоизученные события в истории родного края.

Основная часть

1. Николаевский уезд в годы Первой мировой войны. 19 июля (по строму стилю) 1914 г. Германия объявила войну России. Патриотические манифестации по этому поводу всколыхнули всю страну. Документы свидетельствуют, что в ряде городов и сел Самарской губернии состоялись демонстрации и земские собрания, на которых принимались всеподданнейшие адреса на имя императора с заявлениями о готовности всеми средствами поддержать войну и царя. Развернулось формирование воинских частей, в том числе и 138 Николаевского запасного полка. Городская и земская власти Николаевска в начальный период войны с большим трудом справлялась с этой задачей. Настроение было «патриотически приподнятое». Население, «радуясь образцовому поведению запасных», старалось их «воодушевить», ежедневно «толпа народа с национальными флагами и портретами государя» ходила «по улицам города с пением народного гимна и молитвы за царя». Такие манифестации ежедневно устраивались «на вокзале при отходе воинских поездов – куда стекается несколько тысяч народа»,[i] где ежедневно служились «напутственные молебны», играла духовая музыка, при отправлении поездов произносились «патриотические речи», и «голоса уезжающих и всей провожающей толпы» сливались «в несмолкаемое русское ура».[ii]

Для размещения мобилизованных в городе были заняты все учебные заведения, казарма, ополченские бараки, дом народной трезвости, постоялые дворы, некоторые частные дома. Пребывание в городе большого количества ополченцев, не приученных к дисциплине, порождало немало проблем. Война остановила развитие экономики на территории обширного уезда, принесла жителям много горя и невзгод.

Вскоре стали пребывать партии раненых, многочисленные беженцы. В городской больнице, богадельне и монастырях были устроены госпитали. Пытаясь заменить ушедших на фронт мужчин, власти прибегали к использованию труда военнопленных, что порождало новые проблемы с питанием, размещением.

2. Помощь воинам и их семьям. С первых дней войны Церковь начинает оказывать армии активную поддержку. Всероссийский съезд военного и морского духовенства в августе 1914 г. призвал к сбору пожертвований на военные нужды.[iii] В Самаре в сентябре 1914 г. был образован Епархиальный Комитет помощи воинам и их семьям во главе с Архипастырем Самарских церквей Преосвященнейшим Михаил[iv]. Скоро в его кассу потекли обильные жертвы деньгами и вещами.

В сборе вещей активное участие принимали монастыри, жены священников, учащиеся церковно-приходских школ, епархиальных училищ и другие лица. «Сотни теплых фуфаек, бумазейных рубах, валеных сапог и полушубок, тысячи сорочек, кальсон, чулок, варег и полотенец отправлено в действующую армию»[v] уже к ноябрю 1914 года. Шили и передавали нижнее и постельное белье, наволочки для подушек и матрасов для военно-санитарных поездов, перевозящих больных и раненых воинов.

По документам видно, что крестьянки ряда сел обращалась с просьбой выплате им пособие из сумм Комитета, «так как мужья их убиты и у них нет средств к существованию». В каждом приходе были учреждены Приходские попечительские советы для сбора пожертвований семьям воинов, оказания им помощи в уборке и засеве полей. Приходские Советы собирали и раздавали деньги, продукты, вещи, зерно, доставляли дрова, уголь, чинили разрушенные постройки. Для детей Совет устраивал временные детские приюты и ясли. В 1915 г. Попечительство Иоанно-Предтеченского собора г. Николаевка оказало помощь 567 семействам на сумму 635 руб. 38 коп.[vi]

30 декабря 1915 г. по инициативе княгини Елизаветы Федоровны, возглавлявшей Комитет по оказанию помощи семьям лиц, призванных на войну, проводился тарелочный сбор[vii]. Епископ Михаил обратился к духовенству о «приложении всего своего усердия к наиболее успешному производству сбора»[viii]. Всего в кассу Епархиальной Комиссии со дня открытия и до 1 января 1916 года поступило 86715 рублей 40 копеек. И из личных средств духовенства 80000 рублей, не считая вещей.[ix]

Тех, кто отличился особо в деле сбора средств, отмечали на страницах Епархиальных ведомостей. «По приходу села Казаков Хутор Николаевского уезда собрано на нужды войны деньгами девятьсот три рубля, хлебом на 200 рублей и отправлено на передовые позиции теплых вещей на четыреста рублей».[x] Псаломщик Иоанно-Предтеченского собора г. Николаевска Дмитрий Варлаамович Шашлов был награжден грамотой «за выдающуюся деятельность, проявленную им в деле по сбору пожертвований в пользу семей воинов действующей против неприятеля армии и изыскании значительной суммы на разговление бедных прихода на Святую Пасху сего 1914».[xi]

Существенную лепту помощи женские монастыри. Перечисляли денежные средства, сестры ухаживали за ранеными, шили вещи: сорочки, халаты, жилеты и др., принимали на воспитание девочек-сирот.[xii]

Епархивальные ведомости регулярно публиковали отчеты о приходе, адресном расходе сумм

3. Организация лазаретов. В Николаевской городской больнице, богадельне, в монастырях были устроены госпитали. Для оказания помощи раненым непосредственно на самом театре военных действий, были открыты 10 коек имени Самарского Епархиального комитета при лазаретах Государственной Думы: 4 койки в лазарете на Кавказском театре военных действий, по 3 койки на австрийском и германском фронтах[xiii].

18 сентября 1914 г. Николаевская городская Дума приняла решение об отводе помещений под лазареты для раненых и больных воинов в монастырях: Преображенском мужском и Вознесенском женском[xiv]. Николаевский Вознесенский женский монастырь принял на полное содержание 20 раненых воинов, отвел монастырский корпус под лазарет для 100 раненых.[xv] Иоанно-Предтеченский собор содержал две койки в лазарете[xvi].

В фондах Пугачевского дома - музея В.И. Чапаева хранятся документы о жизни, рассказывающие историю жизни сестры милосердия Самарской Ольгинской Общины Российского Общества Красного Креста Анны Михайловны Золотаревой[xvii]. Община готовило сестер милосердия. Вместе с ранеными Анна Михайловна попала в германский плен под Перемышлем. По возвращению из плена ей был дан трехнедельный отпуск на родину – в Самару. После чего она была командирована в Варшаву в резерв Главноуполномоченного Красного Креста. Была награждена золотой нагрудной медалью на Аннинской ленте с надписью «За Усердие»[xviii].

4. Забота о беженцах. В 1915 г. приступил к работе епархиальный Комитет по устройству быта беженцев, который занимался их размещением и сбором пожертвований в пользу приехавших, а также содержанием детей беженцев в учебных заведениях[xix]. Духовенство и учителя церковных школ привлекались по указанию Святейшего Синода к собиранию сведений о беженцах. Людям, оказывали не только материальную, но и духовную поддержку.

13 ноября 1915 г. на заседании Самарской Духовной Консистории был заслушан вопрос о совершении крещения, погребения и брака для беженцев[xx]. Так, по вопросу о составлении метрических записей о крещении младенцев были дано разъяснение, чтобы священники не отказывали в таинстве крещения или миропомазания младенцев неизвестного происхождения», устанавливались особые правила при записи их в метрическую книгу.

Самарский епархиальный Комитет по устройству быта беженцев на страницах Ведомостей вынес особые благодарности священнику села Ивановка Николаевского уезда Петру Александрийскому, настоятельнице Николаевского Вознесенского женского монастыря игуменье Зое, священнику села Новая Порубежка Николаевского уезда Петру Березовскому[xxi].

5. Духовная поддержка. Много внимания православная церковь уделяла разъяснительной работе среди населения, поддержанию морального духа общества. В армию и госпитали отправлялись Евангелия, молитвословы, миллионы листков и брошюр религиозно-нравственного содержания. Так в Самарской Епархии организовали раздачу эвакуированным в Самару воинам нательных крестиков и евангелий. А при приходских лазаретах создавались специальные библиотеки. Стало обычаем совершать молебны по случаю победы. Проводились всенощные бдения, беседы с ранеными в лазаретах. Тексты некоторых выступлений печатались на страницах Ведомостей.

Читая ведомости за 1914 г., чувствуешь патриотический подъем среди населения: желание помогать в оборудовании лазаретов, ухаживать за раненым, участвовать в сборе средств и вещей. «У всех в настоящий момент на уме и на сердце война, это объединило всех верных сынов России в общем чувстве любви к нашей великой Родине» - отмечает протоиерей А.А. Рождественский[xxii].

За годы войны посевные площади в губернии сократились, сократилось поголовье крупного рогатого скота. Бедственное состояние сельского хозяйства стало одной из причин обострения продовольственного вопроса. Предприимчивые купцы-хлеботорговцы и мукомолы скупали хлебные запасы у крестьян и мелких хлеботорговцев. Городские депутаты пытались установить твердые цены на продовольственные товары[xxiii], но торговцы их не соблюдали[xxiv]. В связи с этим 5 мая 1916 г. вышел указ Святейшего Синода о желательности широкого обнародования 3, 4 и 5-го канонических правил св. Григория Неокесарийского, принятых 6 Вселенским собором, осуждающих «лихоимство и грабительство народа во время нашествия неприятеля». На заседании Самарской Духовной Консистории постановили произносить поучения об отношении церкви к лицам, пользующимся тяжелыми событиями Родины в своих корыстных целях и распространение в народе соответствующих листовок в народе[xxv].

1 января 1916 г. в 12 часов ночи епископ Михаил произнёс речь в Самарском кафедральном соборе о сущности происходящей войны[xxvi]. Его слова, на мой взгляд, отражают суть тех явлений, которые происходят часто в обществе, которому выпадают тяжелые испытания. «Вторая отечественная война» открыла разъединение в обществе, обнаружила истинное настроение отдельных людей. Множество людей, воодушевленные любовью к Отечеству, проливали кровь и жертвовали своей жизнью для защиты Отечества. Другие самоотверженно отдавали свой труд и материальные средства на помощь защитникам Отечества, пострадавших от войны. Но были и те, которых тяжелые события войны ни сколько не тронули, они продолжали жизнь, как - будто ничего особенного не происходит. Война обнаружила и тех людей, которые пользовались тяжелыми обстоятельствами государственного и народного бедствия для своих целей. Во время тяжелого положения государства и бедствия народного эти люди устроили вакханалию наживы, чрезвычайно поднимая цены на все необходимые жизненные предметы продовольствия, усугубляя тем бедствия войны».

В докладе Бюджетной комиссии Николаевской городской Управы по смете расходов на 1915 г. поднимался вопрос об увековечивании памяти умерших воинов. Постановили: «принимая во внимание, что в настоящее время нельзя предвидеть количества умерших в связи с вопросом о распределении их на кладбищах по религиям и сектам, и что вопрос этот может быть выяснен только по окончании войны, когда представится полная возможность судить о размерах и видах памятника на каждом кладбище, комиссия находит, что ассигнование в данное время средств на устройство памятника является преждевременным»[xxvii].

К сожалению памятника воинам, павшим на фронтах Первой мировой войны и погибших от ран, в городе так и не появилось…

За время войны в действующей армии, исполняя свой долг, побывало более 5 тыс. священников. К сожалению, пока не удалось найти материала о полковых священниках.

В фондах Пугачевского краеведческого музея сохранилась фотография, запечатлевшая момент отправки воинов на фронт. На базарной площади священник Хованский отслужил перед воинами ополчения молебен [xxviii]

6. Корнеевская икона Испанской Божьей Матери. На территории России в ходе войны оказалось большое количество пленных солдат и офицеров вражеских армий, в основном это были католики[xxix]. Интересен рассказ моего папы о случае в с. Корнеевка Николаевского уезда. О нем я узнала еще до того, как приступила к данной работе. В селе жил пленный австриец, которому снились вещие сны, были видения, что он должен найти икону Божией Матери. В видениях было указано место, где он должен был искать икону. Австриец нарисовал план указанной ему местности обретения иконы и показал этот план сельчанам и приходскому священнику, приглашая их начать поиски иконы. Ему не верили, смеялись над ним. Наблюдали, как Петр Чердаш, так звали австрийца, стоя на коленях, сам рыл землю. Но вскоре к нему присоединились и сельчане. Стали рыть и нашли икону Божьей Матери, а вместе с ней еще и икону святого Пантелеймона. Их передали в Корнеевский храм и начались исцеления. Запомнились случаи прозрения слепых, исцеления глухонемых, калек, ходивших на костылях. В советское время храм был взорван. Сейчас на этом месте стоит деревянный крест-памятник, окруженный оградой.

На том месте, где были найдены чудотворные иконы, в октябре 2004 г. был установлен колодец с иконой Покрова Божией Матери. Петр Чердаш принял православие и после революции уехал на родину.

Заключение

В ходе выполненной исследовательской работы удалось восстановить практически неизвестные страницы о многогранной патриотической деятельности духовенства Русской Православной Церкви на территории Николаевского уезда и Самарской губернии в целом в годы Первой мировой войны и сформулировать е выводы о том, что Русская Православная Церковь в годы Первой мировой войны как и во все тяжелые моменты жизни народа всегда стояла на высоте своего патриотического служения Отечеству, осуществляя самые разные формы помощи тылу и фронту. Результаты исследования используются для экскурсионно-краеведческой работы среди учащихся школы, родителей, жителей города.

Автор намеревается продолжить работу по изучению судьбы сестры милосердия Ольгинской общины А.М. Золотарёвой.



[i] Приложение № 1

[ii] Цит. по Семеновой Е.Ю. «Влияние мобилизации периода первой мировой войны на настроения городского населения Поволжья». // Вестник МГОУ. История и политические науки. 30-06-2011http://is.park.ru/doc.jsp?urn=49023205

[iii] Горожанина М.Ю. Деятельность православной церкви в годы Первой мировой войны // Доклады Академии военных наук. — 2006. — №5 (23).osu.ru›doc/1026/article/6425/lang/0

[iv] Монастыри Самарского края (XVI-XX в.) Самара. Справочник. 2002. С. 177

[v] Самарские Епархиальные ведомости. Ч.оф. 1916 г., № 4, с. 115. Из фондов Муниципального учреждения культуры «Пугачевский краеведческий музей им. К.И. Журавлева» ( МУК ПКМ)

[vi] Воробьев М. Вольские храмы и их строители. «Эль-Принт». Саратов. 2008. С. 17

[vii] Самарские Епархиальные ведомости. Там же.с 46.

[viii] Самарские Епархиальные ведомости. Ч. оф. 1914 г., № 2, с.554. Из фондов МУК ПКМ

[ix] Самарские Епархиальные ведомости. Ч. оф. 1916 г., № 4, с. 118. Из фондов МУК ПКМ

[x] Самарские Епархиальные ведомости. Ч. оф. 1914 г., № 2, с 780. Из фондов МУК ПКМ

[xi] Самарские Епархиальные ведомости. Там же. С.546.

[xii] Воробьев М. Там же. С. 248-249

[xiii] Самарские Епархиальные ведомости. Ч. оф. 1914г., № 2, с 552. Из фондов МУК ПКМ

[xiv] Пугачевский филиал Государственного архива Саратовской области (ПФ ГАСО). Ф. 1. Оп. 1. Д. 25. Л. 78

[xv] Монастыри Самарского края (XVI-XX в.), с. 61.

[xvi] ВФ ГАСО. Ф. 48. Ед. хр. 14. Л. 85. // Воробьев М. Там же. С. 174

[xvii] Приложение № 3

[xviii] Приложение № 5

[xix] Монастыри Самарского края (XVI-XX в.), с. 177

[xx] Самарские Епархиальные ведомости. Ч. оф. 1916 г., № 4, с 115. Из фондов МУК ПКМ, с. 43

[xxi] Там же. С. 71.

[xxii] Самарские Епархиальные ведомости. Ч. оф. 1914г., № 2, с 776. Из фондов МУК ПКМ

[xxiii] ПФ ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 25. Л. 25

[xxiv] Приложение № 6

[xxv] Самарские Епархиальные ведомости. Ч. оф. 1916 г., № 4, с 115. Из фондов МУК ПКМ, с. 227

[xxvi] Самарские Епархиальные ведомости. Ч. неоф. 1916 г., № 2, с.45. Из фондов МУК ПКМ

[xxvii] ПФ ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 28. Л. 84

[xxviii] Приложение № 7

[xxix] Приложение № 8

Рецензия

Исследовательская работа Татьяны Дундиной актуальна и своевременна: она посвящена неизученной истории Первой мировой войны, 100-летие начала которой будет отмечаться в будущем году. Работа по содержанию и по структуре в полной мере отвечает условиям Конкурса. Корректно сформулированы цель, задачи, методы исследования. В заключительной части - выводы, свидетельствующие о выполнении намеченной исследовательской программы, связанной с определением «роли Православной церкви в годы Первой мировой войны на основе краеведческого материала» и разрешением задач по изучению архивных фондов и документов в Государственном архиве Саратовской области, и его Пугачевском филиале, материалов краеведческого, мемориального музеев, научной и научно-популярной литературы по теме. Собранные материалы были подвергнуты анализу и обобщению применительно к освещению жизни Самарской губернии и Николаевского уезда в 1914 - 1917 гг. Автору удалось воссоздать практически неизвестную страницу в истории края, внести свой вклад в изучение истории Первой мировой войны. Несомненным достоинством работы является поэтапное раскрытие автором процесса исследовательского поиска, характеристика источников информации, грамотное и компактное изложение материала. Автор проявил свои творческие способности, самостоятельность мышления, критический подход к анализу источников информации.

Поздравляю Вас, Татьяна, с выполненным исследованием. Надеюсь видеть в Вас будущего историка России, стоящего на позициях национальных приоритетов. Учитесь.

Рекомендую:

· подумать о возможности уточнения наименования темы с тем, чтобы более информативно ввести ее в информационное поле исторического знания. Может быть так: «Деятельность Русской Православной Церкви в годы Первой мировой войны 1914-1917 гг. на территории Николаевского уезда Самарской губернии». На Ваше усмотрение.

· возможно дополнить Ваш тезис о причинах того, что история Первой мировой войны осталась не исследованной, упоминанием о том, что советское правительство оставило воинов, калек этой войны без каких-либо пенсий. Каждый из них писал в анкетах, что служил в Царской армии и т.д., георгиевские кресты и другие награды георгиевские кавалеры вынуждены были спрятать и даже уничтожить.

· сократить основную часть работы до 10-12 лл., имея в виду условия Конкурса в части объема представляемых работ.

РЕЦЕНЗЕНТ: Иноземцева Зинаида Петровна, к.и.н., засл. работник культуры РФ


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру