24.09.2013

Истории, рассказанные перед сном. Сеня на море

– Мама, мы скоро поедем на море? – спросил Сеня еще зимой, перед Новым годом.

Мама удивленно подняла брови, ведь Сеня спросил ее с таким видом, будто они давно об этом договорились, хотя на самом деле ни о какой поездке речи не было. Но, живя с Сеней под одной крышей, она привыкла к неожиданностям, а потому спокойно поинтересовалась:

– А что? Ты хочешь на море?

– Конечно, хочу! – воскликнул Сеня и начал собираться.

Взял надувной резиновый самолет, положил в маленький игрушечный чемоданчик носки – один свой, один Ипа, другие ему просто не попались под руку, – прихватил зонтик, а на голову нахлобучил красный пластмассовый тазик, в котором Дидя стирала куклам белье. Потом немного подумал – и надел папины ботинки.

– Бог ты мой! – ахнула мама. – Ну ты и вырядился! Тазик-то зачем нацепил?

– Это мой шлем, – важно объяснил Сеня. – Я в нем буду всех пугать, потому что я в шлеме похож на людоеда.

И действительно, у Сени была книжка, в которой людоед нахлобучил вместо шлема железный котелок, немного похожий на тазик.

– Но кого ты там будешь пугать? – продолжала изумляться мама.

– Как – кого? Акул! – объяснил Сеня. И добавил: – А еще я в нем плавать буду. Как в лодке.

– Ну хорошо, – не унималась мама. – Но ботинки... ботинки папины с какой стати тебе понадобились?

– В них шаги больше, – сказал Сеня и для убедительности прошелся по комнате.

Увидев, как основательно Сеня подготовился к путешествию, мама поняла, что теперь хочешь не хочешь, а на море поехать придется. Хотя, вообще-то, всем очень хотелось: и Диде, и Ипу, и папе, и, конечно же, самой маме. На море ведь солнце, жара и фрукты! Много-много фруктов.

– Ого! – сказал Сеня, когда они приехали на море. – А тут просторнее, чем в ванне.

Он целую зиму тренировался в ванне, готовясь к предстоящему путешествию.

Все были уверены, что Сеня, едва завидев море, бросится в воду и начнет плескаться в волнах. Дома его чуть ли не каждый день предупреждали, что одному купаться нельзя. Это опасно и можно утонуть.

Но Сеня наотрез отказался купаться! Дидя с Ипом плавали, резвились, прыгали с мола – Ип делал в воздухе сальто, а Дидя прыгала просто так, кочережкой. Сеня же сидел на берегу, строил из камней зáмок, собирал отшлифованные прибоем стеклышки и не изъявлял ни малейшего желания лезть в воду.

Наконец папа не выдержал:

– Мне это надоело! Надоело и опротивело! Сколько можно трусить? Ты же мужчина! – закричал он и потащил Сеню в воду.

Сеня сначала отбивался, визжал, лягался, а потом привык и даже полюбил купаться. Правда, заходя в воду, он все равно повизгивал, но уже не от страха, а просто так, для порядка.

И вот однажды, придя на пляж, Сеня обнаружил там незнакомых людей с незнакомой собакой. На людей Сеня не обратил внимания – вокруг и без них народу хватало. А собака его заинтересовала. Сеня всегда был неравнодушен к собакам, а с тех пор, как в доме поселился Лютик, и вовсе осмелел. Поэтому он подошел к незнакомой собаке и сказал:

– У меня в Москве есть собака. Ее зовут Лютик. А тебя как зовут?

Собака, естественно, не ответила. Хозяева увлеченно жевали груши и тоже промолчали. Но Сеня не растерялся и спокойно продолжил разговор:

– А ты плавать умеешь?

Этот вопрос он задал для проформы, чтобы хоть о чем-то спросить. Ведь Сеня прекрасно видел, что собака умеет плавать. Она далеко отплывала от берега, догоняя теннисный мячик, который хозяин бросал в воду с криком «апорт!».

Собака опять отреагировала на Сеню до обидного равнодушно. А на предложение «давай побоксеримся» (имелось в виду, что Сеня будет наскакивать на нее, как боксер, с кулаками, а она, как Лютик, будет отпрыгивать и иногда, совсем не больно, хватать его зубами за руку), так вот, в ответ на это заманчивое предложение невоспитанная собака даже ухом не повела. Более того, она положила морду на лапы и презрительно – так, во всяком случае, показалось Сене – прищурилась.

Этого Сеня уже вынести не мог.

– Ну вот что, – угрожающе произнес он, – отвечай сейчас же, что ты выбираешь: или посмотреть друг другу в глаза, или получить по морде?

На сей раз собака, вероятно, поняла, что шутки плохи. И выбрала первое: посмотрела на Сеню, а потом, от греха подальше, переползла поближе к хозяевам.

– То-то же! – удовлетворенно сказал Сеня и решил, что давно пора искупаться.

Пока он возвращался туда, где загорали его родные, пока выбирал, с чем лучше отправиться в воду – с надувным телефоном, матрасом или самолетом, – он и думать позабыл про собаку. Мало ли с кем доводится в жизни сталкиваться? Всех и не упомнишь.

В конце концов Сеня выбрал не самолет, не телефон и не матрас, а игрушечного резинового утенка в штанишках и кепочке. И правильно сделал! Утенок пропутешествовал от дома до пляжа в папиной сумке, и на него налипли всякие крошки.

Но стоило Сене зайти в воду по колено, как собака подскочила к нему и схватила зубами за ухо.

– Эй, ты что?! Ты с ума сошла, да? – взвизгнул Сеня, отскакивая. – Ты же меня за нежную кожу...

Но собака продолжала на него наскакивать. Сеня подумал, что она разозлилась на его предложение «получить по морде», и сказал:

– Ладно, мир! Я к тебе больше приставать не буду.

Но собака на мировую пойти не пожелала и упорно норовила цапнуть его за ухо.

– Ах, ты так?! – рассердился Сеня. – Получай!

Он ударил по воде ладошкой и обрызгал собаку. Сеня ожидал, что она отпрянет: никто из его знакомых не любил, когда их обрызгивали водой. Но собака лишь на секунду зажмурилась и снова атаковала Сеню.

Сеня понял, что дело худо. Придется звать на помощь.

– Караул! – закричал он. – Спасите-помогите! Собака-людоед! Она меня за самое мясечко кусает! Сейчас слопает!

Вот когда он пожалел, что не взял на море красный пластмассовый тазик! Может, собака хотя бы его испугалась?

Хозяева собаки уже доели груши и только-только собирались приняться за персики, как вдруг до них донеслись Сенины душераздирающие вопли.

– Да не ори так, мальчик, – поморщился хозяин. – Никакой она не людоед. Она у нас, наоборот, спасатель. Собака-спасатель.

– Но меня не надо спасать! – кричал Сеня, отбиваясь от собаки, которая снова вцепилась ему в ухо. – Я же не тону!

– А она не дожидается, пока кто-нибудь утонет, – сказала хозяйка. – Она заранее спасает. На всякий случай. Наша Джулечка (собаку звали Джульеттой) особенно детишек жалеет. Она так нервничает, когда детишки купаются! Джуля всегда их на берег вытаскивает.

И хозяйка одобрительно улыбнулась своей любимице.

«Да, тут на защиту надеяться нечего», – понял Сеня.

Собака дотянула его до берега и, тут же потеряв к нему интерес, помчалась к другому ребенку, которому вздумалось залезть в воду. И как только она везде поспевала?! Детей на пляже полно, и каждому охота поплескаться в волнах. Но Джуля была необычайно проворной и никому, ни одному ребенку, не позволяла купаться! Она сновала по берегу, подскакивала к малышам и, несмотря на их протестующие возгласы, вытаскивала бедняг из воды.

– Тут напролом не пойдешь, – пробормотал Сеня. – Тут надо действовать хитростью.

И начал действовать. Прежде всего он влез в папины сандалии. Потом, воспользовавшись тем, что Ип уплыл далеко за буйки, надел его шорты. Они оказались не такими уж и огромными, только иногда спадали, да и по длине скорее напоминали брюки.

– Ничего, брюки – это даже лучше! – рассудил Сеня. – Взрослые всегда ходят в брюках.

Дело в том, что Сеня задумал обмануть Джулю и выдать себя за взрослого. Он огляделся. Как бы еще получше замаскироваться?.. Жалко, что он не взял с собой в путешествие смешную маску: сизый нос с очками и усами. В этой маске Джуля его ни за что бы не узнала.

Хотя... Очки, пожалуй, можно раздобыть. Сеня оглянулся, и на глаза ему попался дяденька в темных солнечных очках и пестрой панаме.

«Вот что мне нужно!» – мысленно воскликнул Сеня и, подобравшись к дяденьке поближе, притворился, будто ищет ракушки. Дяденька еще немного позагорал, а потом собрался купаться: снял очки, положил их в панаму, а панаму водрузил на маленькую стопку аккуратно сложенной одежды.

Сеня подождал, пока дяденька отплывет подальше, и завершил переодевание. Потом напоследок пошарил взглядом по пляжу и прихватил мамину сумку. Взрослые ведь почти всегда ходят с сумками.

Он зашел в воду по колено и боязливо покосился на Джулю, которая стояла на берегу и напряженно смотрела в его сторону. Джуля тихонько зарычала, но с места не сдвинулась. Сеня сделал еще один шаг, потом еще, еще – и зашел в воду по пояс. Штаны вдруг начали спадать. Он поправил их рукой и чуть не выронил сумку. Покачнулся, стараясь удержать равновесие, и почувствовал, что стоит почему-то в одной сандалии.

Джуля залаяла. Она бегала по пляжу, в воду не заходила, но лаяла так громко, что все, естественно, привстали и поглядели в ту сторону, куда была устремлена ее морда. А она была устремлена, конечно же, на Сеню. На Сеню, который выделывал в воде какие-то немыслимые сальто и кульбиты, пытаясь сохранить – хотя бы частично – свое взрослое облачение. Но это ему не удавалось. Едва он нащупывал ногой на дне одну сандалию, как другая тут же слетала, и его относило в сторону. Если же Сеня подхватывал упавшую в воду панаму, то ронял сумку, а выудив ее из водорослей, терял там дяденькины очки.

Ничего не подозревавшие мама с папой плавали возле мола. Услышав лай, мама поморщилась:

– Ну что за пустолайка!

Но все же любопытство взяло верх. Мама обернулась и... чуть не пошла ко дну!

Чтобы вытащить Сеню из воды со всем, что он надел на себя и что держал в руках, пришлось привлечь мальчишек, которые плавали с маской возле больших камней и собирали мидий. Документы из маминой сумки («Я тебе говорил, не таскай на пляж паспортá!» – шумел потом папа), кошелек и ключи нашлись легко. Панама наделась на большую лиловую медузу и тоже была найдена без труда. А вот с папиной сандалией пришлось повозиться. Мальчишки искали ее два часа и, наконец отчаявшись, снова переключились на мидий. И вдруг под камнем, метрах в пятидесяти от того места, где стоял Сеня, обнаружили злополучную сандалию, в которой уже начал обустраивать себе домишко небольшой крабик.

Сеню, конечно, поругали и даже немножко побили.

– Как тебе не стыдно?! – восклицала мама. – А что скажет чужой дядя, когда узнает, что ты без спросу взял его вещи? Он подумает, что ты вор!

Сене не хотелось, чтобы его сочли вором, поэтому, как только дядя вылез на берег, Сеня подошел к нему и сказал:

– Я не вор! Я украл вашу панаму, просто чтобы искупаться, а злая пся (Сеня хотел сказать «псина», но от волнения перепутал) меня не пускала.

Дяденька, естественно, ничего не понял, и Сене пришлось ему долго все объяснять. Он ждал, что дяденька разозлится, но тот неожиданно расхохотался. И действительно, чего уж ему было особенно сердиться? Его документы ведь не размокли. И очки под камень не забились.

– Да, брат, – смеясь, пробасил дяденька, – что и говорить, не повезло тебе!

– Не повезло, – вздохнул Сеня.

– Но ты не отчаивайся, – продолжал дяденька. – Я знаю, как исправить положение.

– Ура! – воскликнул Сеня. И добавил: – А как?

– А вот как.

Дяденька подошел к воде и достал из-под камня большую связку рыбы, нанизанной на толстую проволоку. Дяденька оказался любителем подводной охоты. Он плавал в море, надев черный резиновый костюм с маской и трубкой и вооружившись специальным подводным ружьем.

– Ты вот это видишь?– спросил дяденька, указывая на рыбу.

– Вижу. И что? – не понял Сеня.

– Смотри.

Дяденька отцепил от связки самую маленькую рыбешку и, пройдя мимо Джули, как бы случайно обронил ее на камни. Джуля была очень занята – выуживала из воды очередного ребенка. Но, почуяв запах рыбы, моментально обо всем позабыла и ринулась на берег.

– Теперь понимаешь? – спросил дяденька.

Сеня еще не до конца понимал хитрую задумку своего нового знакомого, но на всякий случай, чтобы не прослыть тупицей, сказал:

– Да.

– Тогда готовсь! – велел дяденька.

– Что, опять очки и сандалии надевать? – насупился Сеня. – Нет уж, спасибочки! Сандалии мокрые. А сумку мне мама больше не даст. Ни за что на свете!

– Да нет же! – усмехнулся дяденька. – Одеваться не нужно. Нужно, наоборот, раздеться и лезть в воду.

– А она? – Сеня покосился на собаку. – Человеку, может, не нравится, когда его за нежное мясечко хватают.

– Не бойся, больше она тебя хватать не будет, – заверил его дяденька.

Сеня вздохнул и пошел. Джуля заворчала и приготовилась к прыжку, но... дяденька повел у нее перед носом толстенькой, аппетитной рыбешкой и кинулся бежать. Джуля стремглав помчалась за ним. Но дяденька оказался тренированным. Недаром он каждый день в своем костюме плавал в море.

Он гонял Джулю по пляжу, пока Сеня вдоволь не набултыхался в воде. А в конце все-таки наградил собаку за труды и дал ей рыбешку. Джуля слопала ее прямо с костями, облизнулась и попросила еще, но дяденька покачал головой.

– Зря я, что ли, в море столько времени плавал? – сказал он. – Мне, может, тоже хочется отведать рыбки. – Затем повернулся к Сене и пробасил: – Твое счастье, браток, что она так рыбу уважает. Ну, теперь ты меня действительно понял, да?

– Да, – кивнул Сеня и больше без рыбы на пляж не являлся.

Правда, его брат и сестра, на которых он, естественно, возложил обязанность отвлекать Джулю, так быстро, как дяденька, бегать не умели. Джуля их частенько догоняла, и поэтому рыбы приходилось брать с собой на пляж в два, а то и в три раза больше.


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру