17.09.2013

Работы лауреатов VI Всероссийского Конкурса по историко- церковному краеведению. История несломленной веры

судьба иерея Николая Бакурского в годы «воинствующего атеизма

Введение

Истории жизни людей, пострадавших за свои религиозные убеждения, являются доказательством того, насколько крепкой была вера. Восстановление их имён является нашим долгом перед памятью. Тема, связанная с судьбой верующих и священнослужителей в годы так называемого «воинствующего атеизма», является чрезвычайно актуальной в последние десятилетия и не теряет своей значимости в настоящее время. Это стало следствием изменений в отечественной исторической науке с конца 80 – ых гг. ХХ века, когда началось возрождение православия в России, начали публиковаться документы[1], и церковная тематика получила распространение в научной и учебной литературе. Рассмотрение судьбы человека в контексте исторической эпохи позволяет реализовать сочетание макро – и микроисторических подходов при изучении прошлого, делая представление о нём более полным и объективным.

Данному историческому периоду посвящён ряд работ, среди которых можно особо отметить труды, вышедшие в 1990-е гг.: В. Цыпина[2], Д.В. Поспеловского, [3] Л. Регельсона[4]. Их авторы на основании архивных документов, воспоминаний очевидцев анализируют трагический период в истории церкви, когда власть одной из главных своих задач считала уничтожение православия, так как оно мешало построению коммунистической идеологии советского государства. Исследователи особое внимание обращают на судьбы верующих, которые, испытывая колоссальное давление со стороны власти, не отреклись от веры, не сломились как личности. Массовость арестов по спускавшимся «сверху» разнарядкам, беспощадность атеистической власти к православному русскому населению – всё это, по мнению авторов, характеризует эпоху 20 – 30 ых гг.

Также я изучила труды по истории судеб священнослужителей Саратовской области в 20- 30-ые гг. ХХ века. Особый интерес вызвала работа протоиерея К.Краснощекова [5] и сборник «Саратовская епархия. История и современность»[6].

Моя работа связана с и изучением истории жизни и судьбы священника Николая Александровича Бакурского, нашего земляка, служившего в храме села Макарово[7].

Основные источники работы были разысканы мной и моим учителем истории в Саратовском архиве. Там я обнаружила:

1) документальные свидетельства – распоряжения епископа, ставленая грамота, свидетельство о смерти (по данной группе источников можно установить основные этапы дореволюционного служения Н.Бакурского);

2) юридические –протоколы допросов, постановления суда, приговор суда и т.д. (данная группа источников они позволяет установить, в чём обвиняли Н. Бакурского, какие методы допроса использовали следственные органы, как Н. Бакурский отстаивал своё честное имя).

3) Кроме этого, многое добавили воспоминания Лебедева Е.Л., потомка Н. Бакурского, и личная переписка с ним- 15 писем (эти источники помогли прояснить, как Е.Л.Лебедев вёл поиск информации о Н. Бакурском).

В работе определяются основные этапы жизни и служения Н. Бакурского и через его судьбу выявляется, какими были действия саратовской власти по отношению к церкви в 20- 30 -е гг. ХХ в., как был организован процесс и суд в отношении священника и чем он завершился.

Кратко назову методы сбора материала и подходы к его изучению: поиск и отбор архивных и опубликованных материалов, беседа, интервью, их анализ[8]. Я старались следовать культурно-антропологическому подходу к истории личности (как истории в контексте эпохи), а также использовать методы и подходы новой биографической истории.

Глава I. Н. Бакурский: жизнь православного священникадо начала гонения на церковь

1. Путь к принятию сана, создание семьи

Николай Александрович Бакурский[9] родился 16 мая 1874 года в семье священника Александра Ивановича Бакурского[10],[11]. А.А. Бакурский служил в Покровской церкви[12] села Ключи Балашовского уезда Саратовской губернии[13].

До революции в России сын священника, как правило, шел по стопам отца и впоследствии принимал его приход. Николай Бакурский не стал исключением, с 1884 по 1891 год он учится в Саратовском духовном училище[14],[15] (оно как низшее духовно-учебное заведение было открыто 25 января 1820 г. для детей православного духовенства и подготовки их к обучению в семинарии; в 1830 г. училище было передано в подчинение семинарии; в 1884 г. находилось в ведении Епархиального училищного совета). Из «Свидетельства» Бакурского Н.А. об окончании Духовного училища видно, что будущему священнику тяжелее всего приходилось учить языки, только за эти предметы он имеет оценку три. После училища Николай Бакурский продолжил своё духовное образование в Оренбургской семинарии, где в 1898 г. окончил курс наук с аттестатом второго разряда.

Н. Бакурский выбрал для себя путь семейного священника. В 1899 году он женился на Антонине Андреевне Лебедевой[16] (1881 – 1930 гг.)[17], происходившей из семьи потомственного духовенства Лебедевых и Игоревых[18]. А.А. Лебедева выпускница Саратовского епархиального женского училища (1898 г.), Семья Бакурского была многодетной. 14 апреля 1902 года у отца Николая рождается первый сын Александр[19], а в следующем 1903 году – дочь Мария. 30 ноября 1904 году родился третий ребенок в семье — Валентин. В 1905 году молодую семью постигает трагедия: умирает маленькая дочка Мария. В 1907 году у них рождается девочка, которую крестят именем Мария[20].

Если сравнить эти данные с данными ученых[21], то можно прийти к выводу, что семья отца Николая оказывается по численности среднестатистической. Обычным можно назвать и образование Н. Бакурского как выходца из семьи скромного церковного служащего.

2. Этапы церковной службы Н. Бакурского (1899-1919)

Служение любого духовного лица в церкви начиналось с сана дьякона, на основании архивных документов я выделила основные этапы жизни Н.Бакурского[22]. Их оказалось четыре: получение духовного образования, на епархиальной службе, служение за штатом, арест и лагерь.

Преосвященнейшим Иоанном, епископом Саратовским и Царицынским, Н. Бакурский был 10 мая 1899 года назначен[23], а 31 октября 1899 года рукоположен в сан диакона к Казанской церкви[24] села Макарово Балашовского уезда[25]. Служа в Казанской церкви, отец Николай проживал с супругой в церковном доме (в настоящее время церковный дом не сохранился, на месте где он был сейчас пустырь)

К селу Макарово были приписаны деревни Красавка, Отрадино, Креславка и сельцо Григорьевское. В приходе были две церковные школы: в самом селе и в деревне Отрадино[26] (владение помещицы Орловой). Молодой диакон ревностно взялся за народное просвещение и стал законоучителем церковно-приходской школы села Макарова[27]. За службу он имел жалование из казны 141 рубль, от земли – 129 рублей, за работу законоучителем – 360 рублей[28].

В 1900 г. дьякон Н. Бакурский был переведен в слободу Водопьяново Аткарского уезда. В семье Лебедевых до сих пор бережно хранится ставленая грамота отца Николая Бакурского, которую он получил после рукоположения его во иерея (решение об этом было принято 21 августа[29])[30]. В небольшом приходе деревянной Крестовоздвиженской церкви находилась церковно-приходская школа[31], где отец Николай преподавал Закон Божий.

Николай Бакурский в это время уже являлся[32], активным членом Православного Миссионерского общества. В 1903 году отец Николай сделал членский взнос суммой в три рубля в Саратовский епархиальный комитет этого общества[33].

18 марта 1904 г. Н. Бакурский пишет прошение на имя Епископа Саратовского и Царицынского Гермогена (Долганёва)[34] с просьбой перевести его в Никольскую церковь города Петровска[35]. В этот же день последовала резолюция Епископа Гермогена (Долганёва) об удовлетворении прошения Бакурского Н.А. В резолюции отмечалось, что священник Николай Бакурский должен был вести активную проповедническую деятельность[36].

За службу Николай Бакурский в 1909 году епископом Гермогеном он был награжден набедренником (свидетельство № 10591)[37]. Но столь радостные события вскоре омрачились взысканиями. Дело в том, что в 1910 году настоятелем в ту же Никольскую церковь[38] города Петровска, был назначен священник Иоанн Порфирьевич Казанцев[39], где и стал служить вместе с отцом Николаем[40]. Однако личные взаимоотношения с новым настоятелем у Николая Бакурского не сложились. Словесное обличение, которое позволил себе в его адрес отец Николай, было расценено как непослушание распоряжениям священноначалия, после этого последовали административные наказания[41]. Определением Епархиального начальства от 24 мая 1912 года священник Николай Бакурский был послан на пять дней на клиросное послушание в Саратовский Спасо-Преображенский монастырь. Позднее определением Епархиального начальства 16–17 марта 1913 года ему был объявлен выговор с внесением в формуляр (Указ Консистории от 22 марта 1913 года)[42].

Не удалось выяснить, почему церковные начальники приняли сторону второго священника. Но документы позволили установить, что отец Николай Бакурский пользовался большим уважением у прихожан Николаевской церкви города Петровска, и они ходатайствовали о восстановлении своего батюшки на прежнем месте службы. В своем прошении горожане характеризовали Николая Бакурского как прямого, нелицемерного и доброго пастыря. Под этим прошением было поставлено около ста подписей, в числе которых и подпись церковного старосты Сергея Самсонова[43],[44]. Но просьба не имела последствий. Николай Бакурский был переведён в храм небольшого села Ивановка Сердобского уезда[45]. Через 4 года он вернулся в прежние края: 3 августа 1915 года стал настоятелем Михаило-Архангельской церкви села Ново-Дёмкина Петровского уезда и утвержден законоучителем местного земского училища[46].

Но уже шла первая мировая война, а в начале 1917 г. к ней присоединилась и революция в России. С 1919 года Бакурский Н.А. три года служит в той же Казанской церкви села Макарово Балашовского уезда, где на рубеже веков начинал своё служение диаконом[47]. Большая история страны не могла не коснуться и семьи священника. Из протоколов допроса мы узнали, что во время гражданской войны, когда части Антонова[48] были в селе, священник давал свой дом для ночлега командирам. На допросах он этого не отрицал, но отмечал, что никакой иной помощи не оказывал[49].

Жизнь Н. Бакурского мало отличалась от жизни других священников: по долгу службы ему приходилось, проводя обряды, сопереживать и горькие, и радостные моменты в жизни прихожан. Священник бок о бок жил с простыми людьми, помогал им в решении важных жизненных проблем, разрешал спорные ситуации. Отец Николай много времени посвящал воспитанию и образованию детей в церковно-приходских школах. Прихожане относились к нему с уважением.

Совсем иначе повели себя во второй половине 1920-х годов новые власти. Жизнь Николая Бакурского, как и сотен других священников, начала круто меняться.

Глава 2. От свидетеля до осужденного: судьба Н. А. Бакурского в сталинскую эпоху

1. Заштатное служение Н. Бакурского в Саратове (1922-1936 гг.).19 января 1918 г. Святейший Патриарх Тихон публикует свое знаменитое Послание архипастырям, пастырям и всем верным чадам Православной Церкви Российской, содержащее анафему врагов Церкви и государства. Известие о патриаршей анафеме было разослано верующим через посланников Собора, и они зачитывали его в храмах, призывали к сплочению ради защиты Церкви. Очевидно, делал это и Николай Бакурский в Михайло-Архангельской церкви.

С начала 1930-ых годов наступило время самых тяжелых испытаний для верующих и священников. 15 мая 1932 года Декретом правительства за подписью И. Сталина была объявлена «безбожная пятилетка», имевшая такую цель: к 1 мая 1937 «имя Бога должно быть забыто на территории страны». Власти перешли в открытое наступление против церкви и решили её уничтожить физически. Данные говорят, что это год массового уничтожения священнослужителей и верующих[50].

На сегодняшний день, по данным, полученным в Саратовской митрополии, в список имен людей, пострадавших за веру на саратовской земле, внесено 1029 человек. В их числе 34 архиерея, 33 инока, 32 протоиерея, 223 священника, 3 игумении, 176 инокинь, 27 диаконов, 42 псаломщика, 322 мирянина, 137 мирянок. Не избежал подобной участи и Николай Бакурский.

В послереволюционной жизни Н. Бакурского можно выделить два главных этапа: служение за штатом, арест и лагерное заключение. В связи с тяжелой болезнью и появлением попов-обновленцев в 1922 году отец Николай был вынужден оставить службу в Макаровской церкви (вероятно, захваченной обновленцами)[51])[52], переехать с женой в Саратов. Они стали жить в доме сына Александра по адресу: ул. Кирпичная, 149[53]. В это время в Саратове уже начались аресты священнослужителей. Так в апреле 1922 года правящий Архиерей Саратовской епархии владыка Досифей (Протопопов) был арестован по групповому «делу саратовских церковников», по сути дела – за неповиновение обновленческому Высшему Церковному Управлению[54]. Это не могло не осложнить всей церковной жизни в Саратове.

Отец Николай с 1922 года числился заштатным священником и прихожанином Духосошественской церкви Саратова. В 1925 г. он оказался под следствием в качестве свидетеля, осужден не был. С этого времени до 1936 г. отец Николай продолжал оставаться за штатом и служил панихиды на городском Воскресенском кладбище по просьбам прихожан[55]. По словам казначея Духосошественской церкви, «верующий народ часто ждал на могилах Бакурского, когда он придет служить панихиды, так как Бакурский пользовался доверием больше, чем другие священники»[56], ведь он не ушел в обновленчество, не поддался давлению со стороны власти, а продолжал следовать своему пасторскому долгу в то время, когда особенно был нужен народу.

Арест и обвинение Н. Бакурского. Довольно большое число обнаруженных в архиве документов помогло мне подробно рассмотреть период жизни Н. Бакурского от ареста до смерти в лагере. 8 октября 1936 г. Управлением Государственной Безопасности НКВД по Саратовскому краю было вынесено постановление об аресте гражданина Бакурского Н.А. по ст. 58 п. 10 УК по обвинению в ведении злостной контрреволюционной агитации и распространении клеветнических о скорой гибели Советской власти и т.п.»[57]

11 октября 1936 года 62-летний иерей Николай Александрович Бакурский был арестован и препровожден в Саратовский следственный корпус[58], обвинение ему было предъявлено только через два дня[59]. 13 октября состоялся допрос обвиняемого отца Николая. Этот допрос состоял из одного вопроса: «Вы арестованы за распространение злостной контрреволюционной агитации. Признаете ли Вы себя в этом виновным? Ответ: Виновным себя в распространении контрреволюционной агитации не признаю»[60].

Более обстоятельный допрос состоялся через 20 дней, 3 ноября 1936 г.[61]. Из протокола допроса видно, что Николай Бакурский обвинялся в контрреволюционной агитации, это было самым распространённым обвинением для того времени. Священник очень мужественно вёл себя на допросе, отвергая все обвинения, и доказывая их нелепость. Однако это не стало препятствием для составления обвинительного заключения, которое датировано 25 ноября 1936 г. Отец Николай обвинялся в том, что он проводил контрреволюционную пораженческую агитацию, то есть в преступлении, предусмотренном ст. 58 п. 10 УК РСФСР[62]. Через две недели, 10 декабря 1936 года, состоялся новый допрос Н. Бакурского, на котором ему было объявлено, что следствие окончено. После ознакомления со всеми материалами дела, священник заявил следствию, что с предъявленным обвинением не согласен, а показания свидетелей Иванова и Петровой (авторское примечание: фамилии измены) ложные[63].

Определением подготовительного заседания Спецколлегии Саратовского Облсуда от 9 января 1937 года дело № 47/9313 было назначено к слушанию в закрытом судебном заседании без участия сторон, с вызовом имеющихся двух свидетелей — Иванова и Петровой[64]. Через 5 дней ,14 января 1937 года состоялось закрытое судебное заседание Спецколлегии Саратовского Облсуда в городе Саратове по делу № 47. На заседание явился свидетель священник Иванов, проживавший в другом городе как административно высланный, свидетельница Петрова не явилась[65]. Несмотря на это, суд определил дело заслушать в отсутствии Петровой. Слово было предоставлено Николаю Бакурскому, который сказал следующее: «Виновным себя не признаю... слышал, что Иванов посадил много из духовенства по его доносу сидит владыка Серафим [архиепископ Саратовский Серафим (Силичев), расстрелян 15 сентября в Саратове] и Афанасий [архиепископ Саратовский Афанасий (Малинин), скончался в ссылке]»[66].

Эти слова священника Николая Бакурского подтверждают, что в 30-е годы были люди, которые принуждались к даче ложных показаний против духовенства. Наверное, этих людей никогда не посещали мысли о человеческой совести, озвученные Д.С.Лихачевым: «Молчала наша совесть. Что же мы - боялись? В правде нет страха. Правда и страх - несовместимы. Мы должны бояться только своих порочных мыслей, мыслей неуважительных по отношению к нашим друзьям, неуважительных по отношению к любому человеку, к нашей Родине. У нас должен присутствовать единственных страх: страх лжи»[67].

Анализируя документы, я выяснила, что Иванов во время судебного процесса по делу священника Бакурского находился в административной ссылке, а Петрова под следствием и позже была осуждена[68]. Получается, они оба пребывали под серьезным давлением НКВД и готовы были пойти на всё, чтобы не попасть в лагеря. После совещания был вынесен приговор о признании Бакурского виновным по ст. 5810 ч. I УК и лишении его свободы сроком на 5 лет[69].

Но Н. Бакурский не сдался. Воспользовавшись правом в течение 72-х часов подать апелляцию, Николай Бакурский подал жалобу в Спецколлегию Верховного суда РСФСР. Специальная Коллегия рассмотрела в заседании от 2 марта 1937 г. «по жалобе гражданина Бакурского Н.А» приговор СК Саратовского Областного суда от 14 января 1937 г. Было установлено, что суд не проверил материалы предварительного следствия, не принял всех мер к доставлению свидетельницы Петровой в суд. По итогам заседания Спецколлегии Верховного суда 8 марта 1937г. было вынесено определение об отмене приговора и направлении дела для нового рассмотрения в суде со стадии судебного следствия [70].

11 апреля 1937 г. состоялось второе закрытое судебное заседание Спецколлегии Саратовского Областного суда в городе Саратове. Были доставлены обвиняемый Бакурский Н. А., свидетельница Петрова. На заседание суда явился священник Иванов.

Священник Николай Бакурский сразу заявил, что с предъявленными обвинениями не согласен, а показания Петровой основаны на предположениях, а не на фактах»[71],[72]. Тогда свидетель Иванов стал приводить новые факты, которые яко бы подтверждали вину Николая Бакурского: «От дяди моей жены я слышал, что Бакурский показал на одного еврея зубного врача и его расстреляли. Это было в 1920–1921 году (от автора: в это время село захватили антоновцы[73]. На это Николай Бакурский тут же возразил, что в Макарово в то время не было не только врача, но и медпункта»[74]. Затем выступила свидетельница Петрова, которая служила казначеем в церкви. С её слов, Н. Бакурский распространял слухи о том, что произойдёт восстание против советской власти[75]. [Вместе с научным руководителем я решила проверить, точно ли в селе не было врача. Я съездила в село Макарово, где в местной администрации были предоставлены документы, подтверждающие, что в селе Макарово медпункт был открыт лишь в 1946 году].

После окончания судебного следствия Н. Бакурскому было предоставлено последнее слово, в котором он сказал, что Иванов и Петров дают ложные показания[76],[77]. Эти слова позволяют понять, что он не сдался и готов был стоять за правду до последнего. В это время газеты пестрили яркими заголовками «Попы – враги народа», «Религиозный опиум» и пр. Можно представить состояние священника, который знал, что многих его знакомых священников арестовали, расстреляли.

После совещания был объявлен приговор, Специальная Коллегия Саратовского Областного Суда 11 апреля 1937 года приговорила Бакурского Н.А. по ст. 5810 ч. I УК к пяти годам лишения свободы, с поражением в правах на три года[78]. Приговор был тот же, что и четыре месяца назад. Священник Николай Бакурский подал апелляцию, но Специальная Коллегия Верховного Суда РСФСР 16 мая 1937 г. определила приговор суда оставить в силе[79]. Бакурского отправили в Магадан.

Протоколы допросов, обвинительное заключение позволяют понять, в чем могли обвинять простого священника в годы, когда террор становился повседневностью. Статья 58-ая была самой распространённой в то время. Именно по ней были осуждены и расстреляны десятки тысяч верующих и священнослужителей. При этом нужно учитывать, что «антисоветская агитация» – это зачастую лишь высказанный протест против закрытия храма, а «контрреволюционная деятельность» наскоро создавалась протоколами лжесвидетелей[80].

Согласно архивной справке Информационного центра Управления внутренних дел Магаданской области, отец Николай Бакурский скончался 28 февраля 1938 года, диагноз – «декомпенсированный порок сердца», причина смерти – «упадок сердечной деятельности». Захоронен на кладбище лагерного пункта в г. Магадане[81]. Об этом свидетельствует и приложенный к справке акт о смерти № 76 от 2 марта 1938 года, составленный в городе Магадане и подписанный врачом магаданской больницы. Этот документ был заверен начальником отделения отдела спецфондов и реабилитации Е. Г. Марковой 26 августа 2005 года. Возможно, диагноз и причина смерти были установлены верно, но скорее всего батюшка скончался от всего пережитого и от физического истощения.

Прокуратурой Саратовской области, в связи с тем, что на Бакурского Николая Александровича распространяется действие ст. 3, ст. 5 Закона РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года, он был реабилитирован 26 февраля 1994 года[82].

Заключение

Документы во многих деталях позволили восстановить историю жизни священника Бакурского, обрисовать черты его личности, этапы служения, историю его сопротивления судебной машине. Я поняли, как тесно переплелась его жизнь с жизнью огромного государства, которое добивалось своих целей, убирая с пути неугодных людей. Твердость, с которой отец Николай отвечал на допросах, пытаясь защититься от обвинений, свидетельствует о большой силе его веры, необычайной стойкости, мужестве.

Общение с родственниками людей, пострадавших за веру, изменило моё восприятие истории. К сожалению, до сих пор есть люди, которые называют Сталина великим лидером, сделавшим СССР сильной державой, но забывают, что в это время пролились реки крови, были искалечены судьбы тысяч людей, что народ разделился на палачей и их жертв. Поэтому важно изучать жизнь людей пострадавших за веру во времена сталинского режима. Соприкасаясь с судьбами этих людей, мы более осознано подходим историческим событиям прошлого.

Практическим результатом моей работы будет передача материалов в местные СМИ, краеведческий музей г. Ртищево и общество «Мемориал». Выявлено 12 имён священнослужителей и мирян, чья жизнь соприкасалась с судьбой Н. Бакурского. Их имена внесены в поминальный синодик.

Кроме этого осенью 2012 года[83] я была приглашена Евгением Леонидовичем Лебедевым[84] (потомком священника Н. Бакурского) в историческое православное общество «Возрождение», что означало признание моих скромных усилий и подтолкнуло к новым шагам в изучении истории.

Список изученных источников и литературы

Источники

А) Архивные

1. ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л.Л. 1, 4, 4об.,6, 7, 7об., 8, 8об., 24об.–25, 25об., 36., 37об., 27, 27об.(Приговор суда от 14 января 1937 г.) 30, Л.Л. 35об., 35об., 36, 36об, 37, 37об., 38, 39, 42.

2. ГАСО. Ф.135. Оп. 1. Д. 5627. Л.5 об., Д. 6702. Л. 1–11., Д. 7783. Л. 5.

3. Клировая ведомость Михайло-Архангельской церкви села Ново-Демкино за 1916 год. ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 7783. Л. 5.

4. Прокуратура Саратовской области. Письмо № 13-323-04 от 08.12.04 г.; ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 43, 43об. Архивная справка о реабилитации Бакурского Н.А.

5. Саратовские епархиальные ведомости. 1904. № 8 от 15 апреля 1904 г. Оф. отд. С. 199. ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 7783.

Б) Опубликованные

6. Журнал Православие и современность. http://www.eparhia-saratov.ru

7. Русская Православная Церковь в советское время (1917 – 1991). Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью /Составитель Герд Штриккер. Кн. 1. – 2. –М.: Пропилеи, 1995.

8. Щапов Я.Н. Русская Православная церковь и коммунистическое государство. 1917-1941. Документы и фотоматериалы. - М.: Издательство Библейско-Богословского института св. апостола Андрея, 1996. - 356 с.

Документы из личного архива автора

1. Личная переписка с Лебедевым Е.Л. (15 писем).

2. Фотографии: Казанская церковь села Макарово Балашовского уезда (Ртищевского района), г.Саратов, улица Кирпичная (ныне ул. им. И. Н. Посадского), дом № 149, Встреча с родственниками репрессированных священнослужителей (православное общество «Возрождение» 15 сентября 2012 год).

3. Записи Интервью с Лебедевым Е.Л (сделаны в сентябре – октябре 2012 года)

Литература

1) Воробьев Михаил, свящ. Епископ Досифей (Протопопов). Вольскому Троицкому собору — 200 лет. -Саратов, 2009.

2) Лихачёв Д.С. Тревоги совести. Избранное: Мысли о жизни, истории, культуре. – М.: Рос. фонд культуры, 2006.

3) Регельсон Л. Трагедия Русской Церкви. 1917 – 1945. –М.: Крутицкое патриаршие подворье, 1996.

4) Поспеловский Д.В. Русская православная церковь в ХХ веке. –М.: Республика, 1995.

5) Саратовская епархия. – Саратов: Издательство Саратовской епархии, 2006.

6) Саратовская епархия. История и современность. Саратов: Издательство Саратовской епархии, 2010.

7) Справочная книга Саратовской епархии. - Саратов, 1912. – 680 с.

8) Труды Саратовской православной семинарии. - Саратов, 2011.

9) Цыпин В. История Русской Церкви. 1917 – 1997. – М.: Издательство Спасо–Преображенского Валаамского монастыря, 1997.



[1] См.: Русская Православная Церковь в советское время (1917 – 1991). Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью /Составитель Герд Штриккер. Кн. 1. – 2. –М.: Пропилеи, 1995. URL:http://www.orthodox-institute.ru/biblioteka/istoriya-tserkvi/istoriya-russkoy-pravoslavnoy-tserkvi/russkaya-pravoslavnaya-tserkov-v-sovetskoe-vremya-1917-1991/

[2] Цыпин В. История Русской Церкви. 1917 – 1997. – М.: Изд-во Спасо–Преображенского Валаамского монастыря, 1997. URL:http://krotov.info/history/20/tsypin/tsyp00.html

[3] Поспеловский Д.В. Русская православная церковь в ХХ веке. –М.: Республика, 1995. URL:http://krotov.info/history/20/pospelovs/pospel_03.htm

[4] Регельсон Л. Трагедия Русской Церкви. 1917 – 1945. –М.: Крутицкое патриаршие подворье, 1996. URL:http://www.regels.org/

[5]Краснощеков К.Следственное дело епископа Вольского Германа (Косолапова) и иерея Михаила Платонова как источник изучения духовно-нравственного состояния российского общества // Труды Саратовской православной семинарии.- Саратов, 2011. С 207-217. В работе рассматривается следственный процесс в отношении епископа Вольского Германа (Косолапова) и иерея Михаила Платонова. Власти на суде использовали любые средства, для того, чтобы приговорить к смерти священнослужителей.

[6] Саратовская епархия. История и современность. - Саратов: Издательство Саратовской епархии, 2010.

[7] От автора: данная работа является продолжением моего исследования истории православия в Ртищевском районе

[8] Перечислю этапы исследования: установление контакта с Лебедевым Е.Л., сбор архивного материала, изучение литературы по теме исследования, систематизация полученных материалов, их анализ при использовании названных выше подходов и методов

[9] Фотография Бакурского Н.А. (из семейного архива Е.Л. Лебедева) См. Приложение 1.

[10] Архивные документы позволили выяснить, что его отец, Александр Бакурский (1848 г. р.), по окончании Саратовской духовной семинарии (в 1866 году) стал псаломщиком в Покровском храме г. Саратова, а затем в храмах нескольких приходов Саратовской епархии: Ключи Балашовского уезда (с 15 октября 1867 года), в Михайло-Архангельском соборе г. Аткарска (Ф. 135. Оп. 1. Д. 9574. Л. 5об.–7. Клировая ведомость Михайло-Архангельского собора г. Аткарска за 1875 год.), Лопуховка Аткарского уезда (по данным 1886 года), Георгиевка Аткарского уезда (по данным 1891 года).

Фамилия Бакурский происходит от именований сел Большие Бакуры и Малый Бакур Сердобского уезда Саратовской губернии, где, вероятно, жили предки о. Александра.

[11] Приложение 30. Династия священников Бакурских (составлена Лебедевым Е.Л.)

[12] Каменная церковь построена в 1829 году тщанием надворного советника Сергея Александровича Норова; двухпрестольная: главный — во имя Покрова Пресвятой Богородицы, придельный — во имя св. Архистратига Михаила. Справочная книга Саратовской епархии. Саратов, 1912. С. 180. В 1934 году храм был разрушен. В настоящее время ближайшая церковь находится в 5 км. от с. Ключи в Красной Звезда

[13] Необходимо отметить, что в двух клировых ведомостях (за 1905 и 1916 годы), содержащих сведения о послужном списке о. Николая, по небрежности ведения отчетности указан неточный год рождения — 1876, вместо правильного 1874, который присутствует в подлинных документах: свидетельстве об окончании училища, паспорте и позднейших материалах следствия.

[14] Свидетельство об окончании обучения в Саратовском духовном училище. ГАСО. Ф. 12. Оп. 1. Д. 6082. Л. 15. См. приложение14.

[15] Фотография Духовного училища. 2012 г. См. приложение 2.

[16] Фотография Лебедевой А.А. (из семейного архива Е.Л. Лебедева) См. приложение 3.

[17] ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 7783. Л. 6об. См. приложение 13.

[18] Фотография четы Бакурских после бракосочетания (из семейного архива Е.Л. Лебедева) См. Приложение 3.

[19] Свидетельство о рождении, выдано Губернским Подотделом ЗАГС 12 декабря 1924 г. № 28984. г. Саратов.

[20] Пока удалось узнать некоторые факты из жизни младших членов семьи. Валентин Бакурский закончил Вольское Духовное училище, погиб в 1930 году, сражаясь в частях Красной Армии.

[21] Руссая семья в начале ХХ века URL: http://media-mera.ru/forum/viewtopic.php?f=96&t=717

[22] Основные этапы жизни Н.Бакурского. См. Приложение 4.

[23] Саратовские епархиальные ведомости. 1899. № 10 от 15 мая 1899 г. Оф. отд. С. 202. (Саратовская областная библиотека)

[24] ПМА. Фотография церкви села Макарово. 2012 г. См. приложение 5.

[25] ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 5627. Л. 5об. Каменная церковь с колокольней была построена в 1803 году тщанием прихожан. Она была двухпрестольной: главный престол в честь Казанской иконы Божией Матери, в трапезной — во имя святителя и чудотворца Николая. Церковь отапливалась.

[26] Справочная книга Саратовской епархии. Саратов, 1912. С. 177–178. URL:http://www.book-old.ru/BookLibrary/39000-Saratovskaya-gub/1912.-Spravochnaya-kniga-Saratovskoy-eparhii.html

[27] ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 7783. Л. 5.

[28] ГАСО. О притче церковном от 1918 года. Приложение 13.

[29] Саратовские епархиальные ведомости. 1900. № 17 от 1 сентября 1900 г. Оф. отд. С. 305.

[30] Ставленая грамота о назначении Бакурского Н.А. (личный архив Лебедева Е.Л.). См. приложение 7.

[31] Справочная книга Саратовской епархии.- Саратов, 1912. С. 116. URL:http://www.book-old.ru/BookLibrary/39000-Saratovskaya-gub/1912.-Spravochnaya-kniga-Saratovskoy-eparhii.html

[32] ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 7783. Л. 5об.

[33] Саратовские епархиальные ведомости. 1904. № 8 от 15 апреля 1904 г. Оф. отд. С. 199.

[34] Святой священномученик Гермоген (Долганёв) был прославлен для общецерковного почитания в лике святых на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 13–16 августа 2000 г.

[35] Дело о переводе священника слободы Водопьяновой Аткарского уезда Н. Бакурского в Свято-Никольскую церковь г. Петровска. ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 5380. Л. 1. См. приложение 15.

[36] Перевод отца Николая Саратовским Епископом Гермогеном в Свято-Никольскую церквь уездного города Петровска. См. приложение 9.

[37] Клировая ведомость Михайло-Архангельской церкви села Ново-Демкино за 1916 год. ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 7783. Л. 5.

[38] Фотография Никольской церкви города Петровска. См. приложение 10.

[39] Скончался от тифа 19 марта 1920 г. См.: Мраморнов А. Одну руку с Восторговым. -Сайт «Татьянин День» URL: http://www.taday.ru/text/118438.html

[40] Справочная книга Саратовской епархии.- Саратов, 1912. С. 612. URL:http://www.book-old.ru/BookLibrary/39000-Saratovskaya-gub/1912.-Spravochnaya-kniga-Saratovskoy-eparhii.html

[41] ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 6702. Л. 1–11.

[42] Клировая ведомость Михайло-Архангельской церкви села Ново-Демкино за 1916 год. ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 7783. Л. 6об.

[43] ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 6702. Л. 7–7об.

[44] ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 6702. Л. 10–11.См. приложение 15.

[45] Клировая ведомость Михайло-Архангельской церкви села Ново-Демкино за 1916 год. ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 7783. Л. 5.

[46] Клировая ведомость Михайло-Архангельской церкви села Ново-Демкино за 1916 год. ГАСО. Ф. 135. Оп. 1. Д. 7783. Л. 5.

[47]Центр документации новейшей истории Саратовской области (ЦДНИСО, ныне — Государственный архив Новейшей истории Саратовской области - ГАНИСО). Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 7.

[48] Из Ртищевской летописи о движении Антонова. URL: www.rtishevo.ru/letopis См. приложение 33.

[49] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 25об. Протокол судебного заседания от 14 января 1937 года. См. приложение 22

[50] Статистические данные о репрессиях в отношение верующих. См. приложение 46.

[51] Движение обновленцев поддерживалось властью с целью раскола церкви. Данное движение получило широкое распространение в нашем районе. Казанская Алексиево – Сергиевская пустынь. Пенза: 2009. С 34

[52] 21 сентября 1934 года постановлением Президиума Саратовского крайисполкома договор с коллективом верующих села Макарово был расторгнут. Видимо, вскоре храм был закрыт. В 1920-е годы жители села Макарово и окрестных деревень вошли в колхоз «Гигант». Здание храма дошло до нашего времени в практически руинированном (снесены колокольня и купола) виде, однако, по заключению исследователей, восстановление его возможно. Богослужения в храме не возобновлены. Село Макарово сейчас является центром Макаровского муниципального образования, его численность по переписи 2001 года составила 920 человек (в 1912 году в селе проживало 4046 человек, в 1969 — 1576, 1977 — 1328). Источники: Материалы из личного архива А. Сдобникова. Протокол № 31 заседания Президиума Саратовского Краевого Исполкома Советов РК и К депутатов от 21–27 сентября 1934. // Архив Екатериновского райисполкома. Информация предоставлена диаконом Максимом Плякиным.

[53] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 4. Анкета арестованного См. приложение 17.

[54] Воробьев Михаил, свящ. Епископ Досифей (Протопопов) // Вольскому Троицкому собору — 200 лет. -Саратов, 2009. С. 19.

[55] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 36.

[56] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 37об.

[57] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 1. Постановление об аресте Бакурского Н.А. См.приложение 16

[58] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 4об.

[59] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 1. Постановление об аресте Бакурского Н.А. См.приложение 16

[60] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 6. Протокол допроса Бакурского Н.А. от 13 октября 1936 года. См. приложение 18

[61] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 7, 7об., 8, 8об. Протокол допроса от 3 ноября 1936 года. См. приложение 19.

[62] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 18. Обвинительное заключение в отношении Бакурского Н.А. от 25 ноября 1936 г См. приложение 20

[63] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 9. Протокол допроса Бакурского Н.А. от 10 декабря 1936 года.

[64] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 20. Определение суда в отношении Бакурского Н.А. от 9 января 1937 года. См. приложение 21.

[65] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 24. Протокол судебного заседания от 14 января 1937 года. См. приложение 22

[66] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 24об.–25. Протокол судебного заседания от 14 января 1937 года. См. приложение 22

[67] Лихачёв Д.С. Тревоги совести. Избранное: Мысли о жизни, истории, культуре. – М., 2006.

[68] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 11.

[69] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 27, 27об. Приговор суда от 14 января 1937 года. См. приложение 23.

[70] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 30. Определение суда в отношении Бакурского Н.А. от 9 января 1937 года. См. приложение 21.

[71] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 35об. Протокол судебного заседания от 11 апреля 1937 г. См. приложение 25

[72] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 35об., 36. Протокол судебного заседания от 11 апреля 1937 г. См. приложение 25.

[73] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 36, 36об. Протокол судебного заседания от 11 апреля 1937 г. См. приложение 25.

[74] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 36об. Протокол судебного заседания от 11 апреля 1937 г. См. приложение 25

[75] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 37, 37об. Протокол судебного заседания от 11 апреля 1937 г. См. приложение 25.

[76] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 38. Протокол судебного заседания от 11 апреля 1937 г. См. приложение 25.

[77] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 37об. Протокол судебного заседания от 11 апреля 1937 г. См. приложение 25

[78] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 39, 39об. Приговор суда в отношении Бакурского Н.А. от 11 апреля 1937 года. См. приложение 26.

[79] ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 42. Определение специальной коллегии Верховного суда в отношении приговора Бакурского Н.А. См. приложение 27.

[80] Теплов. В.А. Под покровом преподобного // Православие и современность. 2008. №8. URL:http://www.eparhia-saratov.ru

[81] Свидетельство о смерти Бакурского Н.А. от 13 января 2005 г. № 3/2-Б-96. См. приложение 28.

[82] Прокуратура Саратовской области. Письмо № 13-323-04 от 08.12.04 г.; ГАНИСО. Ф. Р-6210. Оп. 2. ОФ-5045. Л. 43, 43об. Архивная справка о реабилитации Бакурского Н.А. См. приложение 29.

[83] От автора. После моего выступления в Москве на V Всероссийском конкурсе юношеских исследовательских и проектных работ по церковному краеведению с работой «На камне веры: история храма села Урусово и судьбы его прихожан в ХХ веке»

[84] ПМА. Фотография. Встреча с Лебедевым Е.Л. 2012 г. См. Приложение 32.

Рецензия

Представленная исследовательская работа Стрелюхиной Марии соответствует требованиям Конкурса и имеет четкую, логическую структуру. Во введении автором определены объект и методы исследования, обоснована выбранная тема. Особую ценность работе придают выявленные архивные источники и их анализ как с целью установления жизненного пути священника до и после революции, так и для характеристики исторической действительности охваченного периода. Представленное исследование позволяет увидеть через жизнь сельского священника историю государства и то, как решения, принятые на самом высоком уровне, отражались на жизни простых людей. Выбранная тема весьма актуальна и востребована, что подтверждается интересом к результатам проведенного исследования и значимостью их для общественности.

Серьезный подход к выполнению указанной работы свидетельствует о высокой заинтересованности автора в сохранении памяти о трагических страницах истории родного края и государства, в основе которого — стремление к научному и объективному исследованию.

Уважаемая Мария!

Поздравляя Вас с выполненной исследовательской работой и желая дальнейших успехов на выбранном пути, рекомендуем провести некоторую доработку данного исследования, а именно:

1) Подредактировать текст, чтобы избежать некоторых текстовых несоответствий

2) Обратить внимание на материалы Рождественских чтений в рамках секции «Прославление и почитание святых», а также труды игумена Дамаскина (Орловского), секретаря Синодальной Комиссии по канонизации святых. Эти материалы помогут Вам в проведении дальнейших исследований, а именно в области анализа содержания архивно-следственных дел, очень сложного, специфичного, но в тоже время уникального исторического источника, с которым Вы уже познакомились.

Рецензент: Нуйкина Елена Юрьевна



© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру