30.07.2011

Духовно-нравственное воспитание в системе непрерывного образования

Значительный недостаток современного теоретического понимания образования состоит в том, что при всем критицизме в обосновании того или иного социального явления в социальных науках, в том числе и педагогике, в качестве исходного начала нередко принимается не основа того или иного явления, а те или иные его характеристики, свойства. Между тем именно исходное начало надо проверять критериями его соответствия тем или иным параметрам, тем или иным характеристикам. Например, соответствует ли предлагаемая система образования понятию всестороннего развития человека, социальному запросу общества, той или иной социальной сферы и т.д. А уже дальше – как представлены в ней свойства, например, та же свобода во всех ее проявлениях и на всех уровнях. Например, в какой мере в ней соблюдается свобода образования в целом, свобода ученика или учителя, свобода содержания образования и т.д.

Другими словами, теоретическое понимание должно быть нацелено прежде всего на понимание развития образования в целом, а уже затем тех или иных его характеристик и свойств.

В этой связи представляется крайне важным осмыслить духовно-нравственное воспитание в контексте становления системы непрерывного воспитания, которое является качественно новым образованием по сравнению со всеми видами образования, которые были в мире и которые знает человечество.

По большому счету, в истории развитии образования можно выделить четыре ее принципиально разные системы.

Первая система. Образование как область профессиональной подготовки. Ее создал древний мир как форму подготовки прежде всего чиновника или жреца. О том, что именно в профессиональной подготовке следует искать начало и основу образования, свидетельствует тот факт, что на Древнем Востоке учителя и ученика называли отец и сын, что, видимо, объясняется тем, что первоначально образование сводилось к тому, что чиновник обучал своего сына чтению, письму, счету и т.д., чтобы подготовить из него в первую очередь чиновника. А уже затем эти слова стали вообще обозначать учителя и ученика.

Вторая система. Образование как институт общего развития человека

Уже Древний мир создал, и это в разных странах от Древнего Китая до Древнего Рима, школы второй и третьей ступени, соответствующие в определенной мере современной средней и высшей школе. В разных странах эти школы назывались по-своему. Например, мусические, гимназические, риторские и философские школы Древней Греции, грамматические и риторские школы Древнего Рима и т.д. Главное – они давали образование, в значительной степени безотносительное к будущей профессиональной деятельности человека. Хотя, безусловно, эти знания и были востребованы, когда человек приступал к профессиональной деятельности, особенно общественной.

И в Средние века, по сути, во всех стабильных государствах воспроизводится та же система. В той же Западной Европе: народная школа, ученая школа и высшая школа (а затем университет). Причем две последние школы, и особенно университет, по-настоящему нацелен на общее образование, хотя и с определенной ориентацией на будущую профессию (врача, юриста, теолога).

Третья система. Единая система образования, предполагающая, что любой человек может получить образование на любой его ступени. Это принципиально новое образование по всем параметрам: и по общим подходам, и по построению содержания образования, организации, технологиям, законодательству и т.д. по сравнению с предыдущим образованием. Реально такая система образования создается во второй половине XX века, то есть фактически на протяжении жизни одного человека – сроки для истории просто невиданно быстрые.

Создание единой школы – это великое достижение современной цивилизации. Главная и безоговорочно положительная сторона здесь – это количество учащихся, равное количеству всех молодых людей в стране, это возможность каждому человеку получить образование на любой ступени. Но при этом значительно страдает качество. А поскольку в этой школе на первом месте стоит знание, то в ней в значительной мере теряется воспитание. И особенно духовно-нравственное.

Между тем по-настоящему мы еще пока не осмыслили единую систему образования, на которую перешло человечество, или точнее – развитые страны, после II Мировой войны. Что это такое? В силу каких причин и обстоятельств это произошло? Чем единая система принципиально отличается от той же системы образования, скажем XIX века, когда она была представлена разными школами, часто не связанными друг с другом.

Безусловно, истоки единой системы образования начинают складываться раньше, в XVIII веке, когда устанавливаются связи между средней школой и университетом, что выразилось, в частности, в установлении государственных аттестатов после окончания гимназии, дающих право поступать в университет, разделении содержания образования между средней и высшей школой и т.д. Но не менее важно и то, что с XVIII века, особенно целенаправленно в учении и практике И.Г. Песталоцци, начинает создаваться народная школа не как место получения навыков чтения, письма и счета, а как средство развития личности ребенка.

Но предпосылки еще не есть единая система образования. Могла бы быть единая система образования в Древнее время или Средние века? Нет. Даже в силу существования тогдашних сословий, отсутствия необходимых социальных потребностей и возможностей, что вовсе не исключало, что в университете на одной скамье мог сидеть сын короля и сын крестьянина.

А что же сделало возможным появление единой системы образования после II Мировой войны? Целый комплекс факторов: совокупное социальное развитие общества с его потребностью сформировать человека, который может адекватно жить в новом социуме; достаточно высокий уровень развития индустриального общества; конкуренция разных стран и разных социальных систем и т.д. Но все эти факторы еще ждут своей конкретизации, своего более глубокого понимания.
И вот теперь человечество выходит на четвертый, принципиально новый этап развития образования – создание системы непрерывного образования, которое не есть простое продолжение послевузовского образования, а является действительно принципиально качественно новым образованием.

Опять же создание этой системы обусловлено не чьей-то прихотью, а тем, что человечество выходит на новый уровень своего развития, в нем появляется потребность в создании новой системы образования. Непрерывное образование – это не только благо, это не только сложнейшая проблема, которую надо решать и решить, но это прежде всего большой вопрос: способно ли человечество его решить? И здесь самый яркий пример – Советский Союз. Вместо того, чтобы выйти на новый, более высокий уровень развития, он рухнул. Почему? И в этой связи вопрос: а сможет ли человечество взять новую высоту в своем развитии и в развитии образования? Это далеко непраздный вопрос. Где гарантия, что человечество пойдет на новый уровень своего развития, а не превратится в морально и духовно разложившееся скопище деградированных человекоподобных существ, которые затем будут элементарно уничтожены? или самоуничтожены?

В этой связи оптимальной видится общественная динамично развивающаяся система образования на основе сохранения и развития комплекса традиционных духовно-нравственных ценностей. Это, в свою очередь, будет определяться тем, сохранит ли общество свою традиционную духовно-цивилизационную матрицу. В противном же случае оно превратится в общество, которое перемалывает само себе, свои народы, свои культуры, своих людей.

Если в свете сказанного мы посмотрим на современное российское образование, то увидим, как далеко оно от важнейших мировых тенденций развития образования. Легко видеть, что хотя оно постоянно и реформируется, причем подчас реформы напоминают стихийные бедствия, а если что-то реально совершенствуется, то совершенствуется только его периферия: ЕГЭ, подушевое финансирование и т.д., но эти реформы никак не улучшают образование. Конечно, в ходе этих многочисленных реформ создается либеральная система образования России, которая логически следует из либеральной модели нашего общества. И это вполне закономерно: если мы приняли либеральную модель развития нашего общества, даже не подумав, правильна ли она, то теперь будем пытаться подгонять под нее, сознательно или бессознательно, все социальные сферы, в том числе и образование. Так что едва ли кто сегодня в нашей стране на уровне государственной политики будет ставить проблему создания системы непрерывного образования, поскольку реально государство занято созданием либеральной модели образования.

Таким образом, рассматривая эту проблему теоретически, можно однозначно утверждать, что если человечество будет выходить на новый уровень своего развития, а это оно может делать и без Западной Европы, и без США, и без России, подобно тому как цивилизационный процесс современной Западной Европы не есть прямое продолжение развития древнегреческой и древнеримской цивилизации, то оно будет создавать и систему непрерывного образования.

Непрерывное образование, если человечество не захочет его строить целенаправленно, будет складываться стихийно и постепенно, подобно тому как на протяжении нескольких веков складывалось единое образование. Человечество будет создавать и осваивать его шаг за шагом, причем эти шаги не всегда будут длинными и, наверное, не всегда успешными. И выстраивать это образование человечество будет из уже имеющихся элементов, звеньев, компонентов существующего образования. Но оно будет их существенно изменять и перестраивать в зависимости от нового образа и нового состояния общества и образования. Собственно, этот процесс, по крайней мере на уровне постановки задач, мы и видим в современной Западной Европе, в частности в северных странах.

Размышляя о стратегии развития непрерывного образования, прежде всего следует сказать, что в ее формировании необходимо перейти с мышления, сформированного эпохой Просвещения с ее односторонним интеллектуализмом на целостное мышление, в частности мышление, сформированное святоотеческой культурой и русской культурой, в том числе и ХIХ – начала ХХ вв.

Ее главное достоинство – это мышление нацеленно на целостное всестороннее развитие человека. Да, современная школа – это по преимуществу школа интеллектуального развития, что глубоко закономерно, так как современная школа – это детище эпохи научно-технического прогресса, где информационная революция – его высшая стадия.

Однако в современной школе в тени остаются другие стороны человека: физическое развитие, которое во многом поддерживается сегодня искусственно (в том числе и за счет медицины); и особенно духовно-нравственное развитие – нельзя не видеть, что человечество духовно слабеет на глазах. Поэтому непременным условием построения системы непрерывного образования должна стать симфония физического, научно-эстетического и духовно-нравственного воспитания.
Решению этой задачи будет способствовать следующее. Во-первых, реализация идеи непрерывного образования, видимо, приведет к функционированию, с одной стороны, системы общего образования, дающего целостное развитие человека, а с другой стороны, системы дополнительного образования, позволяющего человеку более глубоко развивать свои способности в разных видах деятельности. Сегодня успешен тот, кто, помимо общего, с ранних лет получает специальное дополнительное образование: спортивное, техническое, художественное и т.д.

Во-вторых, образование должно выводить человека на постоянное самообразование, потому что нормальная жизнь современного человека становится возможной при условии его непрерывного самообразования. Соответственно, вся система образования, начиная с дошкольного, должна быть ориентирована на формирование этой способности в человеке.

В-третьих, создание системы непрерывного профессионального образования должно предусматривать образование человека не только по вертикали, но и по горизонтали.

И в-четвертых, хотя пока это представляется фантастикой, но скорее всего оно станет реальностью завтрашнего дня: создание системы общего образования на разных возрастных этапах человека. Человеку в будущем придется получать в течение жизни не только профессиональное образование в самых разных формах, но и общее. Опять же при условии прогрессивного развития самого социума.

Поскольку система непрерывного образования – это не просто надстройка над уже существующим образованием и не просто послевузовское образование, а это качественно новая система образования, то это требует создания принципиально новых его компонентов, и прежде всего содержания.
С точки зрения непрерывного образования очевидно, насколько недостаточно современное содержание образования, в первую очередь с точки зрения целостного представления о мире. Важнейшими принципами построения содержания непрерывного образования следует назвать, во-первых, его целостность. Мы должны осознать принципиальную неполноту современного содержания образования, где основной упор сделан на науку; искусство в ней терпится, а религиозное начало, даже там, где оно еще сохраняется, например в школах западноевропейских стран, превращается в пустую формальность. Во-вторых, академизм содержания образования. Он должен быть сохранен в образовании как важнейшее достижение европейской и российской, в том числе и советской, школы. В-третьих, соответствие содержания не только психолого-педагогическим требованиям, но и изучаемым областям, то есть нельзя брать за идеал построения содержания какую-то одну область, например науку, – необходимо соответствие учебного предмета каждой конкретной изучаемой области.

Важнейшим условием успешного развития непрерывного образования является требование организации системного духовно-нравственного воспитания, в котором системно должно быть представлено преподавание религиозной культуры, потому что если наука – лучшее средство интеллектуального развития, искусство – лучшее средство эстетического развития, то религиозная культура – лучшее средство духовно-нравственного развития человека.
Поэтому религиозная культура – это базовая культура современного мира, и без нее образование недостаточно по определению. Ее адекватная представленность в образовании – абсолютное условие успешного развития образования. При этом духовно-нравственное воспитание, как и художественное, должно начинаться гораздо раньше научного образования.

Вопрос в другом – как изучать религию. И здесь, видимо, главный принцип должен состоять в том, чтобы, с одной стороны, изучать религию как цивилизационную и духовно-нравственную систему ценностей, для чего необходимо найти форму преподавания религии, аналогичную формам преподавания других общеобразовательных предметов.

С другой стороны, необходимо ввести ребенка в саму религиозную жизнь, что дает ему возможность быть в Доме Отца Своего Небесного. Последнее принципиально важно. Мы должны ввести ребенка в живой мир веры. А для этого нужно создание живой религиозной практики, вводящей ребенка в живой мир веры. Причем так, чтобы ребенок всю жизнь жил в этой живой, повседневной, практической вере, потому что вне этого реального живого духовно-нравственного развития человека не будет. Поэтому в школе должна быть религиозная практика – аналогично тому, как в ней есть практическое физическое воспитание.

Такую возможность дает подход, предполагающий, с одной стороны, общее знакомство детей с религией, с другой – живую реальную систему дополнительного религиозного образования. Скорее всего, такое системное живое освоение религии, подобно другим видам дополнительного образования, будет создаваться на основе современных воскресных школ. Таким образом, духовно-нравственное воспитание, которое должно стать важнейшим компонентом будущей системы непрерывного образования, должно быть выстроено, подобно другим видам воспитания так, чтобы человек имел реальные возможности и условия для своего непрерывного духовно-нравственного развития, в том числе и в своей профессиональной деятельности.



© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру