18.07.2011

Содержание духовно-нравственного воспитания

Самые жесткие споры начинаются тогда, когда переходят к вопросу о содержании духовно-нравственного воспитания. Это вопрос центральный, и вопрос принципиальный.
 
Нетрудно увидеть, что сегодня в качестве содержания духовно-нравственного воспитания предлагается самый широкий спектр ценностей – от религиозных до эстетических.

Однако самый простой и самый элементарный анализ показывает, что если в основе духовного отношения к миру лежит отношение человека к Богу, то и в основе духовно-нравственного воспитания должна лежать религия, подобно тому как в основе содержания интеллектуального воспитания лежит наука, эстетического – искусство, трудового – труд и т.д. И это вовсе не исключает, что в содержание духовно-нравственного воспитания входят и другие ценности, подобно тому как интеллектуальное воспитание не строится только на науке, но включает в свое содержание и ценности других сфер.

Для того чтобы достичь полноценных результатов, воспитание детей и молодежи должно стать целостной системой, способной сформировать человека, умеющего успешно жить в современной драматической и противоречивой социальной среде. Поэтому оно должно быть выстроено как система формирования человека, способного жить в соответствии с идеалами добра, созидания и противодействовать современным социальным опасностями, разрушительным тенденциям. Чтобы это стало возможно, в человеке надо сформировать систему идеалов и ценностей жизни по законам добра, истины и красоты и вместе с тем сформировать своего рода духовно-нравственный иммунитет, делающий человека невосприимчивым к злу в окружающем мире и в самом себе и способных противостоять ему.

А это возможно сделать только при соответствующем содержании духовно-нравственного воспитания, каковым может быть только отечественная духовно-нравственная культура во всей ее полноте и представленности. То есть сегодня мы можем сознательно предложить целостное, системное и развивающееся в его высших духовных, нравственных и культурных ценностях содержание воспитания, каковым является православная культура, позволяющее организовать целостное живое воспитание на всех его уровнях.
Это объясняется следующими причинами.

1. В силу того что православие стало основой, матрицей нашей российской цивилизации, оно определяет все сферы развития нашего общества – от воинского служения до семьи. Поэтому знания о православной религии необходимы каждому российскому человеку, независимо от личных верований и воззрений каждого человека. Заметим, что эту цивилизацию строил не только русский народ. Ее строили все народы России. И не приведи Господи нам сегодня разрушить это единство, как разрушили мы в безумии своем Советский Союз.

2. Православие определяет духовно-нравственное состояние российского общества и человека. Без православия угасает наша духовность, а вместе с нею и нравственность, потому что она может существовать только в определенных условиях.

Посмотрим на Запад, который сегодня стремительно уходит от христианства, но еще быстрее – от нравственности. А уход от нравственности – это путь в бездну. Можно ли предложить «живую этику», «работающую этику», построенную не на религиозных основаниях? Вопрос чисто теоретический. По крайней мере, в истории человечества никому такой эксперимент не удавался. Напротив, хорошо известно, что всякая серьезная попытка сделать это обрекала на моральную деградацию любой народ, который рисковал такой эксперимент провести.

Может быть, самое важное в православии состоит в том, что это религия любви. А создать что-то можно не на расчете и уж тем более не на ненависти, а на любви. Человек, любящий страну, всегда найдет, как сделать для нее что-то полезное.

3. Без веры теряет свое созидательно-человеческое значение труд. Согласно К.Д. Ушинскому, вне труда нет человека. В то же время, как писал он, труд – это деятельность, согласованная с христианской нравственностью. Это очень важно понять: человеческий труд должен быть сопряжен с верой и нравственностью. Иначе труд убивает. Убивает не труд сам по себе – монотонный, неинтересный, нетворческий, если он, конечно, не за пределами человеческих сил, – убивает труд без веры, без смысла, труд бесцельный, то есть труд, превращающий человека в машину, в орудие. Раб – говорящее орудие. В этом определении очень точно схвачено главное: раб – это человек, который не имеет цели своей деятельности, – это уже поняли в Древнем мире. Ежедневный труд при постройке монастыря монахами, труд осмысленный, труд во славу Божию возводит их на вершину святости; бессмысленный механический труд, все равно чей, раба или рабочего, ведет к их деградации. И любой труд без молитвы, без цели, без смысла превращается в средство деградации человека. Повторимся, не труд сам по себе, а труд, лишенный смысла, цели, духовной основы, превращает человека в машину, в существо, которому только нужны хлеб и зрелища. И не менее страшен труд, не сопряженный с нравственностью, труд, сведенный исключительно к получению и достижению прибыли.

4. Православие определяет и создает особую российскую ментальность. Это, в частности, выражается в том, что православие развивает особый тип русского мышления – целостное, или интуитивное. Этот тип мышления на своих вершинах делает ученого или художника гением.

5. Вне православия непонятна и непостижима вся наша колоссальная культура – от художественной до бытовой. Разве только какие-то ее крохотные сегменты, именуемые постмодернистской и существующие последние два-три десятилетия. Но говорить о ней как о культуре как-то не представляется возможным.

6. Без православия абсолютно непонятна и необъяснима наша история – по крайней мере начиная с X века. Почему Владимир Великий принял православие? За что боролись и что утверждали наши великие предки? Почему Борис, который был наследником своего отца, не повел свою дружину на Киев? Процитируем А. Тойнби: «Однако мои наиболее почитаемые русские герои – это два средневековых персонажа, Борис и Глеб, которые добровольно обрекли себя на смерть вместо того, чтобы сражаться за свои права и свои жизни. Это была высшая степень кеносиса, а кеносис (если я правильно интерпретирую традиционное теологическое значение этого слова) есть добродетель, наиболее редкая на Западе. Мы дали поработить себя жажде богатства и силы, и, к несчастью, наша наука и технологии (в которых мы, как и вы, русские, добились блестящих успехов) предоставили нам средства для достижения этих ложных целей». А разве не стали великими святыми многие воины, начиная с Владимира Великого? Почему всегда и во всех испытаниях с нами была наша церковь? И т.д., и т.д., и т.д.

7. Величайшее значение имеет православие для развития всей системы российского образования. Российская система образования – лучшая система образования в мире в силу духовного и академического характера его содержания. И православие – величайшая культура в истории человечества – по определению задает самые высокие критерии содержания образования российской школы.

8. Православие является основой нашей педагогики. Поэтому без православия невозможно и плодотворное развитие современной педагогики. Процитируем К.Д. Ушинского: «Современная педагогика исключительно выросла на христианской почве, и для нас нехристианская педагогика есть вещь немыслимая – безголовый урод и деятельность без цели, предприятие без побуждения позади и результатов впереди».

Содержание духовно-нравственного воспитания может быть построено на следующих принципах.

1. Принцип единства воспитания и обучения, что предполагает их реальную представленность в общем пространстве содержания образования. Только наличие реального содержания обучения и воспитания и создает возможность для полноценного создания целостной системы содержания образования. Поэтому воспитание должно быть также представлено системно и целостно в своих содержательных линиях, как и в системе обучения: например математического, филологического, естественно-научного и т.д.

Принцип воспитательной направленности образовательного процесса. Воспитание, чтобы быть успешным, должно осуществляться всем процессом образования. А для этого необходимо, чтобы не только была создана целостная система воспитания, но и весь образовательный процесс, содержание всех учебных предметов несли в себе воспитательный потенциал. Поэтому важно выстроить содержание образования так, чтобы человек учился видеть в мире добро и зло, выбирать добро, уклоняясь от зла или преодолевая его. В этой связи, бесспорно, возрастает значение сказки, фольклора с их строгим различением добра и зла, и особенно христианской культуры, с его культом абсолютного добра и резкого неприятия зла. В то же время в содержании образования ни в коей мере, как предупреждал К.Д. Ушинский, не должно быть того, что может психически травмировать ребенка.

3. Принцип полноценной представленности в содержании образования научного знания, художественной и религиозной культуры. Важнейшим компонентом современного содержания школьного образования и воспитания являются наука и искусство. Вместе с тем необходимо, чтобы точно таким полноценным компонентом образования стала и религия. Хотя между наукой, искусством и верой возможны противоречия, но это нечто органично целостное, единое. В то же время православие несет в себе колоссальный культурный и духовно-нравственный потенциал. В свое время К.Д. Ушинский писал: «Уж и на западе начинают рассеиваться узкие, фанатические предубеждения против православного христианства; уже и там беспристрастные ученые, посвятившие свою добросовестную деятельность изучению истории величайшего элемента жизни человечества – изучению христианства, начинают заменять прежние, изобретенные фанатизмом, названия нашей восточной церкви названием исторической; начинаю, хотя еще смутно, сознавать, что величественный, исторический храм христианства сохранен именно православием. Путь, которым доходит до таких результатов добросовестная наука, весьма понятен; это тот же самый путь, следуя которому, Шлецер открыл нам, русским, величие и добросовестность нашей скромной монастырской летописи и доказал нам, что мы напрасно роемся в полуученых, хитросплетенных чужеземных летописях, обладая таким сокровищем, каким не обладает ни один народ, обладая Нестором. Неужели же для многих из нас нужен непременно новый Шлецер, который бы указал нам, каким неоценимым сокровищем обладаем мы и в нашей православной христианской летописи… Истинная, добросовестная наука, каковы бы даже ни были личные верования самого ученого, не только найдет возможность построить народное образование на прочной основе нашей народной религии, но, как величайшим сокровищем, как неисчерпаемым и уже существующим источником нравственного и умственного развития, будет дорожить этой исторической основой, столько же христианской, человечественной и художественной, сколько и народной»?
Может быть, пришла пора и нам понять, что русское православие – это такое же достояние России, как российская наука и русское искусство. Пора понять, что русские храмы и монастыри – это такое же достояние, как и ее технические и художественные шедевры. Пора понять, что Митрополит Иларион, Феодосий Печерский, Сергий Радонежский, Тихон Задонский, Серафим Саровский, Феофан Затворник, Игнатий Брянчанинов, Иоанн Кронштадтский – это такое же великое достояние России, как безвестный автор «Слова о полку Игореве», Андрей Рублев, Епифаний Премудрый, А.С. Пушкин, П.И. Чайковский, М.И. Глинка и такой же как М.В. Ломоносов, Д.И. Менделеев, К.Э. Циолковский, В.И. Вернадский, Н.И. Вавилов, И. Курчатов. С.П. Королев. Пора понять, что без православия просто-напросто нет российской цивилизации. И значит, пора сделать все, чтобы каждый российский ребенок хотя бы в самой малой мере был знаком с этим величайшим достижением человечества и их же, отечественной культуры. И это признание – не унижение, и не уничижение, и тем более не уничтожение других религий, культур, а условие полноценного развития своей культуры.

4. Принцип единства знания, деятельности и отношения. Во-первых, это предполагает разработку соответствующего знания.

Во-вторых, важно сформировать отношение, которое немыслимо без развития высших ценностей, развития высших чувств, для чего необходимо сформировать своего рода эталоны чувств, необходимо сформировать умные чувства. Сердце должно быть разумным. А этому учит религия, этому учит классическое искусство. Благодаря этому и становится возможным сформировать адекватное отношение к добру и злу.

В-третьих, формирование и освоение деятельностей, целостного опыта деятельностей. К.Д. Ушинский писал, что «цель воспитания – это подготовка человека ко все расширяющейся деятельности». Поэтому воспитание еще в большей мере, чем обучение, должно быть ориентировано на деятельностное начало. В воспитании важно не только знание, но важен и поступок, важно дело.

И только оптимальная представленность в содержании воспитания этих главных компонентов содержания дает шанс на успешное воспитание.

5. Принцип целесообразности творчества. Важнейшим требованием, предъявляемым к современному содержанию образования, является требование творчества. Однако не менее важно научить человека понимать, где необходим поиск и утверждение нового, а где это утверждение, особенно любой ценой, может привести только к деградации человека и общества.

6. Принцип оптимального распределения содержания на федеральном, региональном, муниципальном и школьном уровне.

Содержание должно предусматривать распределение уровней «ответственности» между всеми частями общего содержания: федеральный центр разрабатывает большую часть содержания обучения, регион берет на себя разработку своей части содержания, равно как и муниципалитет, и образовательное учреждение.

7. Принцип дифференциации содержания воспитания для всех видов образовательных и воспитательных институтов и учреждений: семьи, учреждений дошкольного образования, общеобразовательных учреждений, учреждений начального, среднего и высшего профессионального образования, учреждений дополнительного и специального образования.

© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру