19.03.2010

Российское воспитание и педагогическое сознание

Проблема понимания российского воспитания

Сложность понимания русского воспитания, образования и педагогического сознания обусловлена целым рядом причин. Во-первых, объективной трудностью исторических исследований, особенно его целостного изучения и понимания. Во-вторых, тем, что на изучение истории накладывают свой отпечаток господствующие в науке (и шире – в общественном сознании) концепции, парадигмы, идеи, взгляды, установки, зачастую мешающие адекватному пониманию явлений. Достаточно сказать, что едва ли не до Великой Отечественной войны господствовали представления о низком культурном состоянии Руси, которое своими реформами стал преодолевать только Петр I. Те же представления были и об образовании. В подтверждение этих слов достаточно сослаться на одного из самых известных историков педагогики России конца XIX – начала XX вв. П.Ф. Каптерева, весь труд которого служит, кажется, только одной идее, доказать, что никакого настоящего образования и педагогики в России вплоть до конца XIX в. не было, более того, никакого воспитания и образования русский народ самостоятельно создать не мог, а потому «будучи не в состоянии создать самостоятельную систему воспитания, русский народ, естественно, заимствовал то, что ему было более по сердцу, отвечало складу его жизни, его привычкам и взглядам». Поэтому русский народ и заимствовал ветхозаветную систему воспитания. И даже там, где факты говорят о высоком образовании в Древней Руси, П.Ф. Каптерев доказывает, что это были случайные явления: «Откуда взялись у нас такие просвещенные и талантливые писатели и деятели, как преподобный Нестор, Митрополит Иларион, Кирилл Туровский, Владимир Мономах и др.? Мы не знаем, чтобы они прошли какую-либо хорошую и серьезную школу; может быть, им пришлось столкнуться с какими-либо образованными людьми, например, греками. Но несомненно одно: они были начетчиками, самообразовавшимися личностями, много читавшими и думавшими».

Объяснить такое предвзятое отношение к древнерусскому образованию можно, только преодолев общую широкую установку исторической науки, даже, скорее, широкого общественного мнения, и прежде всего западноевропейского, на средние века как на «сплошную черную ночь».

Только с конца XIX в. начинается реабилитация средних веков, приходит понимание, что это была значительная, хотя и иная культура, нежели культура Возрождения и Просвещения.
Со второй половины XIX века стали появляться труды, в которых доказывался высокий уровень древнерусской культуры, началась работа по изданию древних русских рукописей. Благодаря этим изданиям предстал богатейший мир культуры Древней Руси. В этой связи надо указать и на исследования дореволюционных ученых И.А. Лавровского и С.И. Миропольского, впервые указавших на существование достаточно развитого образования в Киевской Руси.

Однако понимание и сознание того, что Древняя Русь, особенно первых веков христианства, была великим культурным государством, приходит только после Великой Отечественной войны благодаря трудам Б.Д. Грекова, М.Н. Громова, Д.С. Лихачева, Б.А. Рыбакова, В.Л. Янина и др.

После Великой Отечественной войны, и прежде всего благодаря трудам С.Д. Бабишина, Б.Г. Сапунова, Р.А. Симонова и др., происходит восстановление подлинной картины древнерусского образования и педагогики.

В-третьих (и это, может быть, самая главная причина) – гигантский разрыв, раскол, который произошел внутри русской интеллигенции, внутри образованного русского общества после реформ Петра I на западно ориентированное и национально ориентированное направления.

Сторонников первого направления от второго отличало не только и не столько знание западноевропейской культуры, в этом сторонники национально ориентированного направления едва ли им уступали, сколько непонимание и неприятие, а нередко и незнание русской жизни, русской культуры, абсолютная уверенность в том, что, отказавшись от всего русского и перестроив свою жизнь по западноевропейским образцам, Россия станет цивилизованной страной, а русские – культурным народом.
 
Суть идеологии этого направления лучше всего определил П.Я. Чаадаев, писавший: «Начиная с самых первых мгновений нашего социального существования, от нас не вышло ничего пригодного для общего блага людей, ни одна полезная мысль не дала ростка на бесплодной почве нашей родины, ни одна великая истина не была выдвинута из нашей среды; мы не дали себе труда ничего создать в области воображения, и из того, что создано воображением других, мы заимствовали одну лишь обманчивую внешность и бесполезную роскошь».

Отсюда уже логически следовало пренебрежение своей культурой и историей и преклонение перед культурой других, прежде всего западноевропейских, народов и как следствие – требование все делать, или, во всяком случае, понимать, оценивать по иностранным меркам, не задумываясь об их применимости к нашим условиям.

Напротив, деятели второго направления указывали на самобытный характер русской цивилизации, в силу чего отказ от отечественных основ, особенно в духовной, в культурной сферах приведет Россию к гибели.
 
Суть идеологии этого направления можно представить словами А.С. Пушкина, который представляет Россию великой страной и в прошлом, и в настоящем, имеющей, как и все государства, свои недостатки, может быть, и очень большие. И несмотря на них он принимает существующую Россию, любит ее, и служит ей. Он пишет: «Я далеко не восторгаюсь всем, что вижу вокруг себя; как литератора – меня раздражают, как человек с предрассудками – я оскорблен, – но клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог ее дал».

Поэтому главное требование этих деятелей состояло не в уничтожении современного состояния общества и образования России в угоду иностранным учениям и веяниям, а во всемерном развитии реально существующего общества, реально существующего образования в соответствии с исторически сложившимися и действующими закономерностями, укладом, нормами и законами.
Между тем до сих пор в нашем общественном и педагогическом сознании по-настоящему не представлена концепция А.С. Пушкина, концепции целой плеяды великих деятелей России: А.С. Хомякова, И.В. Киреевского, Н.Я. Данилевского, Ф.М. Достоевского, а из педагогов – К.Д. Ушинского, К.П. Победоносцева, С.А. Рачинского и др.
 
В-четвертых, вновь появившийся раскол в нашем образовании и педагогике между либеральным и традиционными направлениями педагогической мысли. Поэтому прежде чем приступить к осмыслению основных тенденций развития российского воспитания, представим далее кратко его историю.



© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру