01.09.2013

О чем рассказала мутная река

Этот рассказ написан для ребят любознательных. Для тех, кто не приклеился к своему компьютеру и мобильнику, а сохранил любовь к природе, для тех, кто любит путешествовать по родному краю, узнавать его историю и разглядывать всякие достопримечательности. С вашими сверстниками, школьниками от первого и до последнего класса, а также со студентами мы не раз ходили вместе по берегам нашей интереснейшей реки Мсты, на берегах которой живем или отдыхаем летом. Мы собирали окаменевшие остатки древних растений и животных, беседовали об их происхождении. Ребята постарше, мои знакомые студенты даже сняли небольшой фильм об этой удивительной реке и ее не менее удивительных берегах. Оказывается, они многое могут рассказать тому, кто хочет изучать природу и умеет задавать ей умные вопросы.

Глава 1. Река землю моет

Что за мутная река?

Для начала я все-таки попросил бы тебя самого открыть атлас или карту европейской части России, а лучше – карту Новгородской области и найти на ней реку Мсту. Ты увидишь, что эта река впадает в большое озеро Ильмень, недалеко от которого, на реке Волхов, вытекающей из этого озера, стоит город Великий Новгород.

По реке Мсте проходил древний торговый путь из варяг в арабы. По Неве и Ладожскому озеру, а затем по Волхову суда поднимались до озера Ильмень, затем проходили всю реку Мсту от устья до истока. У истока Мсты стоит древний город с характерным названием Вышний Волочек. Здесь был самый высокий водораздел. Суда переволакивались в реку Тверцу и дальше двигались вниз по течению до впадения Тверцы в Волгу. Так можно по рекам и озерам (а также в нескольких местах переволакивая корабли по суше) попасть из Балтийского моря в Каспийское.

Водный путь по реке Мсте потерял свою значимость лишь в середине XIX века в связи с построением Николаевской железной дороги, связавшей Москву и Петербург. А до этого промышленным судоходством на Мсте занимались очень активно.

Тысячелетняя труженица

Итак, если реку на карте мы нашли, то теперь вопрос: почему она так называется?

Название Мста очень древнее. Ему не менее полутора тысяч лет. Более тысячи лет назад это название уже упоминалось в письменных источниках. Происходит оно из древнего финского языка и означает: мутная река. Финские племена жили на берегах Мсты еще полторы тысячи лет назад, до прихода племен славянских, поэтому многие названия рек и озер в нашей местности финского происхождения. Вообще, эти названия очень часто бывают наиболее древними. Города разрушаются или переименовываются, а реки и озера – гораздо реже.

Итак, Мста – мутная река. Похоже, что от этого же корня происходит и славянское слово "мстить", то есть послать в обидчика черную реку. Но важно то, что наша всегда мутная река была такою же еще полторы тысячи лет назад. Не промышленное загрязнение тому виной. Мста становится все более мутной по мере нашего продвижения вниз по ее течению совсем по другой причине. Берега реки в большинстве мест глинистые или песчаные, а вода постоянно подхватывает эту глину и несет ее с собой.

Особенно грязна вода в реке при весеннем разливе или в случае обильных дождей летом и осенью. Как только уровень воды повышается, тотчас увеличивается и содержание мути в воде.

Любая река постоянно облизывает свои берега, не зная ни минуты передышки. Облизывает их, как ты облизываешь шарик мороженого. И как тает мороженое во рту, так постоянно "слизываются" и речные берега, изменяя свой внешний вид.

Крутые берега Мсты во многих местах совершенно голые, не покрыты никакой растительностью. Обычно это глиняные берега. Каждое новое половодье подмывает их, они осыпаются в реку и уносятся вниз по течению. Когда осыпающийся берег подбирается к каким-нибудь деревьям, деревья также падают вниз и тоже уносятся ближайшим половодьем.

Куда же уходят все эти глины, пески, деревья? В озеро Ильмень. Конечно, на время смытые могут отложиться где-то на пологом берегу ниже по течению, но следующее половодье снова подымет их и снова понесет вниз. Так что конечной станцией этого путешествия все равно будет озеро.

А половодья у нас бывают обильные, и разливы широкие. В нашем поселке Любытино, в среднем течении реки, построен мост на бетонных быках. Мутные вешние воды оставляют несмываемые следы на этих бетонных опорах и летом хорошо видно, насколько высоко поднималась вода. На два и на три метра по сравнению с обычным летним уровнем! И скорость течения весной, соответственно, увеличивается почти вдвое.

В нижнем течении Мсты веками намыта обширная дельта. Ее площадь в настоящее время, судя по справочнику, составляет 170 кв. км [1]. Вся она составлена обильными наносами реки. Что это значит? Это значит, что в древности здесь плескались воды озера. Теперь же – обширная заболоченная равнина. Огромное пространство завалено мутью и грязью, которую принесла сюда неутомимая тысячелетняя труженица по имени Мста.

Куда же денется озеро?

Ты, возможно, проходил в курсе географии, что все озера со временем заболачиваются. Это происходит потому, что в них впадают реки, несущие в озеро ил, песок, глину. Конечно, и из озер вытекает, как правило, по одной реке. В противном случае, если ни одна река не вытекает, озеро обязательно станет соленым. Сам подумай, почему это произойдет. Но вытекающая из озера река захватывает лишь верхние воды озера, в то время как принесенная впадающими реками муть оседает на дне. А вытекающая река, соответственно, чище, чем все впадающие.

Поэтому все озера в мире быстро или медленно затягиваются и заболачиваются.

Простой пример этому ты видишь всякий год, играя на пляже, возле воды. Возможно, ты и сам строил из мокрого песка вблизи воды маленькие дворцы, города, крепостные стены, окруженные рвами с водой. Я всегда удивляюсь детской фантазии в этих постройках. Но когда ты приходишь на пляж на следующий день, картина вчерашнего песчаного города выглядит уже довольно уныло. Башни осыпались, рвы затянулись и почти пересохли. Если песочный город не восстановить, то три-четыре дня разрушат его почти до основания. А если ночью выпадет дождь и уровень реки чуть-чуть поднимется, то от прекрасного песчаного городка не останется и следов.

Та же история и со всеми берегами рек и озер. Только промежутки времени там будут немного длиннее. Но можем ли мы рассчитать, через какое примерно время все озеро Ильмень будет завалено речными наносами, если человек не станет его чистить? (А озеро Ильмень чистят, хотя бы ради поддержания необходимой глубины на маршрутах судоходства). Оказывается, прикидочный расчет не сложен, и, наверное, будет понятен тебе.

Когда исчезнет Ильмень?

Повторю, расчет наш будет очень приблизительным. Мы всемерно упростим задачу, чтобы определить наибольшее возможное время жизни озера, начиная от сего дня.

Для простоты мы станем считать, что грязевые наносы в озеро приносит только река Мста. На самом деле, в Ильмень впадают еще две крупные реки: Ловать и Шелонь, а также с полсотни мелких речушек. И все они вносят много наносов; дельта Ловати еще больше, чем у Мсты. Просто у меня имеются необходимые цифры только по Мсте. Кроме этого, мы будем предполагать, что расход воды в реке и степень ее загрязненности будут постоянны за все время наблюдений и равны современным значениям. И, наконец, допустим, что вытекающая река Волхов не выносит принесенной грязи совсем, что она вытекает совершенно чистая. Или, если хочешь, предположим, что всю грязь, которую приносят другие реки, уносит и Волхов, а озеро тогда заполняется только мстинской грязью.

Расход воды во Мсте по данным многолетних наблюдений составляет в среднем 200 куб. м в секунду [3]. Или, что то же самое, 200 000 л/с. Можно определить с помощью простого опыта, сколько грязи содержится в каждом литре мстинской воды. Зачерпнуть литр воды, тщательно его профильтровать и измерить, сколько грязи останется на фильтре. Я делал этот опыт. Результат примерно таков: 1/10 куб.см на литр воды. То есть, одна десятитысячная часть, сотая доля процента. Мне кажется, в действительности вода еще мутнее, потому что часть мути все-таки просачивается через фильтр. Но пусть будет так. Одна десятитысячная доля протекающей речной воды – это грязь в чистом виде. (Да-да, хорошее получилось для нее название!) Тогда каждую секунду Мста приносит в озеро 200 000 х 1/10 000 = 20 л осадка.

Представь себе двадцатилитровую канистру, плотно набитую сухой глиной. Вся она попадает в озеро каждую секунду! Довольно немало.

А сколько тогда наберется за год? В году примерно 32 миллиона секунд (сам рассчитай, как получается такая цифра). Помножаем на двадцать литров в секунду и получаем 640 миллионов литров в год. Теперь лучше перевести их в кубометры, чтобы не путаться с такими большими цифрами. В кубометре тысяча литров, так что наши 640 миллионов литров превращаются в 640 тысяч кубометров.

Итак, в озеро поступает 640 тысяч кубометров наносов каждый год.

Средний объем озера на сегодняшний день составляет около трех кубических километров. Кубический километр равен миллиарду кубических метров. Значит, нам остается только поделить три миллиарда кубических метров на 640 тысяч кубометров в год. Ведь каждый год 640 тысяч кубометров от объема озера пропадает. Здесь, так же, как в задачах на движение, чтобы найти время надо путь (то есть, в данном случае объем) поделить на скорость процесса, не перепутав единицы измерения. Получаем чуть больше четырех с половиной тысяч лет!

Значит, озеро Ильмень и все впадающие в него реки существуют на свете не более чем несколько тысяч лет. И в прошлом озеро было гораздо больше и глубже.

Так оно и есть, и с этим согласны все геологи. В древние времена рыбаки не стали бы слагать былину о гусляре Садко, нырнувшем в глубины озера и встретившегося там с морским царем, если бы глубина озера была равна средней современной – два с половиной метра. Какой там морской царь в обычной глубине плавательного бассейна! И где ему там плясать свою пляску?

Постоянна ли скорость заполнения?

Действительно, в озере скопилось много речных наносов. А первоначальную его глубину (очевидно, это глубина залегания прочного водоупорного слоя горных пород) геологи оценивают в целых семьдесят метров. И эта глубина почти вся уже заполнилась песком и глиной, принесенными реками.

Ясно, что в прошлом озеро заполнялось грязью гораздо быстрее. Выше были и берега рек, размытые к сегодняшнему дню.

Если мы вывалим во дворе кучу песка из самосвала, то она со временем будет понижаться, если только люди не станут ее нарочно повышать. Пойдут дожди, подуют ветры, песок сверху обязательно осядет вниз. И в первый год, пока куча не заросла травой и мохом, это понижение уровня ее станет наибольшим. В каждом следующем году куча тоже будет понижаться и растаскиваться во все стороны, но год за годом это понижение будет все меньше и меньше.

То же самое происходит и с засыпанием озера. Вначале оно засыпалось песком и глиной быстрее всего, потом помедленнее. Но это тем более означает, что озеру Ильмень никак не может быть больше нескольких тысяч лет. Иначе оно должно было быть изначально таким огромным, что не вмещалось бы и на карте.

Геологи считают все реки и озера Новгородской области ровесниками, появившимися вследствие таяния ледника-гиганта. И тогда получается, что и все реки, впадающие в озеро Ильмень, оказываются такого же возраста, как и оно. И все соседние озера, а их в Новгородской области многие сотни – того же возраста. Ведь все они связаны реками. Река в нашей местности не может быть старше озера, в которое она впадает. Ведь, как мы видим, она уничтожает свое озеро, а не раскапывает его. Озера у нас только заболачиваются и затягиваются илом и растительностью – такой механизм известен и описан в учебниках по географии.

Повторим, что подобные расчеты геологи сделали давно. И с таким возрастом всей водной системы нашей области никто не спорит.

А в чем проблема?

Но тут у геологов возник в свое время один большой вопрос. И поставила его теория эволюции.

Ты, конечно, слышал, что согласно этой теории, жизнь зародилась в океане сама собой, возникли разные формы живых организмов, которые постепенно превращались в новые, более развитые формы морской жизни. Потом и растения, и животные вылезли из моря на сушу и заселили ее, потому что одни виды постоянно превращались в другие, более приспособленные и высокоразвитые. Рыбы, первыми вылезавшие на берег, породили из себя земноводных, а те потом пресмыкающихся. Пресмыкающиеся, в свою очередь, породили птиц и зверей, из зверей сразу выделились приматы, то есть обезьяны, из которых наиболее умные, в конце концов, стали людьми.

Интересный сюжет, как океанский микроб постепенно стал человеком. Но поскольку в нашей практике выведения пород скота или сортов растений превращения подобного размаха никем и нигде не наблюдаются, то сторонники эволюции затребовали на этот чудесный процесс (а что, разве это не чудо?!) очень длительных сроков времени – в сотни миллионов лет.

Они сказали, что такие превращения идут очень-очень медленно, поэтому за время нашей жизни их и невозможно увидеть. Поэтому историю жизни на земле они исчислили в целых пятьсот миллионов лет. В детстве у меня просто кружилась голова, когда я пытался представить себе, какой это ужасно громадный срок. А я ведь, как и ты, любил тогда читать книжки про древних вымерших животных, и как их откапывали палеонтологи. И в каждой такой книжке мне говорили про эти жуткие сотни миллионов лет.

Уже тогда я задумывался: ну, как же их сумели измерить? И до сих пор нигде не нашел внятного ответа на этот вопрос. Я читал книжки, задавал этот вопрос геологам, русским и зарубежным, но ответа так и не получил. Понял только, что сначала эти сотни миллионов лет были в воображении геологов позапрошлого века втрое, впятеро, вдесятеро короче, но с годами, по мере развития эволюционной теории, постепенно увеличивались, пока не стало ясно, что первый взрыв древней шей донной жизни начался 550 миллионов лет назад.

Вот время жизни нашего озера мы с тобой подсчитали. По-моему, все просто и понятно. Ребята из четвертого класса, которым я привел как-то этот расчет, меня успешно поняли. Ну а где такой же наглядный расчет, который дал бы нам сотни миллионов лет истории земли? Простого расчета, который давал бы точный возраст нет, а существующие вместо него подсчеты по радиоактивным элементам или, тем более, по постепенному накоплению осадка неубедительны и вызывают возражения, которые мы дальше кратко обозначим.

Но что совершенно точно, такие цифры возраста трудно согласовать с простыми и наглядными расчетами речных наносов, в которых все исходные величины можно измерить хотя бы сегодня.

Но зато, беседуя с геологами и читая их книжки, я отыскал один очень важный для наших краев факт, про который не рассказывают обычно ни детям, ни взрослым. Это то, что называется, "скелет в шкафу" геологической науки. Только объяснить его нужно чуть подробнее.

Магматические и осадочные породы

Ты знаешь, что горными породами называются и пески, и глины, и камни самых разных видов, слагающие земную кору. Их принято подразделять в основном на две большие группы: магматические и осадочные. Магматические – это застывшие лавы вулканов, граниты и базальты, то, что непосредственно изверглось из недр земли вулканами, а потом застыло. А осадочные породы так названы, потому что, судя по их залеганию, они когда-то выпали в осадок из водных потоков: морских (большей частью) или речных (ты уже видел, как это происходит).

К осадочным породам относится большая часть горных пород: и известняки, и глины, и сланцы, и пески, и песчаники, и залежи каменного угля, и многое-многое другое, что есть в недрах земли. В этих-то осадочных породах геологи то и дело находят окаменевшие остатки и отпечатки различных животных и растений, как давно исчезнувших с земли, так и ныне на ней живущих, как морских, речных, так и сухопутных.

Так вот, секрет геологов заключается в том, что у них нет ни одного прямого метода измерения возраста рыхлых осадочных пород. Есть методы измерения возраста вулканических (но не осадочных) пород - застывшей магмы. Это так называемые радиометрические методы. Если ты еще не проходил в школе явление радиоактивности, тебе рано о них рассказывать. Суть метода в том, чтобы определить срок, когда порода перестала быть жидкой. Но давно известно одно: это очень ненадежные методы, дающие огромный разброс результатов, иногда дающие грубые ошибки, если измеряется возраст пород, дата образования которых наблюдалась людьми и точно известна. Во всяком случае, это хотя бы какие-то методы прямого измерения возраста вулканических пород. Но к осадочным породам эти методы принципиально неприменимы, потому что осадочные породы образовались (по самой идее) вследствие того, что некие магматические породы разрушались и переотлагались снова и снова, может быть, пять- десять раз. Возраст некоторых элементов осадка оценить еще как-то пытаются радиометрическим методом (причем это еще менее надежно, чем для застывших лав), но возраст самой породы, если она переотложилась несколько раз, таким способом узнать нельзя никак. И только если осадочные породы лежат рядом с вулканическими, под ними или над ними, то можно лишь очень приблизительно оценить возраст и этих осадочных пород, сравнительно с расположенными рядом вулканическими. А если вулканических пород нигде рядом нет, как в нашей, например, местности? Тогда как быть?

Никак. Тогда нужно было бы честно сказать: мы не можем определить возраст этих осадочных пород даже приблизительно, даже с очень большой ошибкой. Но в этом случае теорию эволюции придется просто отложить. Да как же это? – возмутятся и ученые, и педагоги. Это значит, снова признать, что мир сотворен Богом в законченном виде и сравнительно недавно?

Да разве же нам это разрешат?

Шкала геологического времени

И возраст горных пород, вполне удовлетворяющий теории эволюции, появился, причем в детальной разработке. Более того. Еще один секрет состоит в том, что ученые "узнали", что жизнь на земле существует более полумиллиарда лет, раньше того, как открыли методы радиометрии. Откуда они узнали такие цифры тогда, сто лет назад? Они были рассчитаны на основе недоказанного предположения, будто осадочные породы всегда накапливаются медленно и постепенно (теория униформизма). Современная академическая геология этот принцип уже не разделяет. Геологи теперь точно знают, что многие формации пород могут откладываться не постепенным накоплением, а гораздо быстрее, причем часто – из каких-то водных потоков. Тем не менее, сами цифры в сотни миллионов лет, даже при молчаливом отказе от универсальности униформизма, на основе которого они получены, - так и остались в науке.

Однако познания палеонтологов (специалистов по древней жизни) простерлись еще дальше. Эти ученые составили шкалу времени, в соответствии с которой происходило все развитие жизни от микроба до человека. И все породы в мире, где бы их ни находили, начали датировать по этой самой шкале.

Эта таблица-шкала нарисована во всех учебниках для старшеклассников. В ней много довольно мудреных названий, поэтому мы опишем ее кратко. Согласно ей 560 миллионов лет назад началась эра древней жизни. Двести миллионов лет назад – эра средней жизни. В ту эпоху, говорят, жили динозавры. А около 70-ти миллионов лет назад, когда динозавры почему-то вдруг повсюду вымерли, началась эпоха птиц и млекопитающих, или эра новой жизни. Пять миллионов лет назад началась, согласно шкале, эволюция человека. Тогда уже практически вся планета имела почти современный вид.

Каждая эра разделена на несколько периодов. Названия у них мудреные (кембрий, ордовик, девон и т.д.), в основном связанные с тем географическим местом на карте мира, где породы этого возраста были впервые найдены, и им, по каким-то мне непонятным соображениям, был приписан совершенно определенный возраст, в десятки или сотни миллионов лет. А каждый из этих периодов поделен еще на 5-10 более мелких подпериодов с еще более сложными названиями, которые знают только специалисты-геологи.

Мы на этой шкале

Старшеклассникам и просто всем гражданам в телепередачах и в книгах рассказывают, что земля последовательно проходила все эти долгие периоды развития, от древней эры к средней и к новой. И все слушатели и читатели должны, по идее, убедиться, что, если они попробуют в любом месте земли бурить скважину, то встретят последовательно отложения всех этих периодов, начиная от недавних и далее вглубь ко все более старым. И так прочтут каменную летопись земли.

Ах, если бы они знали, что действительная картина совершенно не похожа на что-либо подобное! Последовательно лежащих слоев-периодов, да еще и в правильном порядке и в полном составе на планете нигде нет. Для примера рассмотрим именно отложения нашей Новгородской области. Но не по школьному учебнику, где таких сведений, конечно, нет, а по краеведческому справочнику [2]. Мы увидим совсем другую, но тоже очень интересную картину. В самом низу лежат слои, не содержащие никаких признаков древней жизни. Им отмерено целый миллиард лет. Сразу поверх них идут слои одного или двух подпериодов каменноугольного периода из эры древней жизни. То есть этим слоям приписывается возраст 300-320 миллионов лет. Всего интереснее то, что все эти слои (а это и пески, и глины, и известняки, и даже бурый уголь) занимают десятки метров по толщине и сотни квадратных километров по площади и, однако, считаются отложенными где-то за 20 миллионов лет. Почти везде прямо на этих древнейших породах растут наши деревья, по ним текут наши реки, на них располагаются наши озера, которые все не могут иметь возраста старше нескольких тысяч лет, как мы уже подсчитали.

Вот что надо бы назвать: удивительное рядом!

Вот такая интересная летопись, эта каменная книга. Представь себе книгу, состоящую из одной толстой страницы во весь том и двух тоненьких обложек. Толстая страница – это каменноугольный период (и тот не весь), один-единственный во всей летописи. А две обложки – это подстилающие безжизненные породы и наши современные почвы.

Не правда ли, это мало похоже на книгу! Читая ее, никакой летописи долгих эпох не прочтешь.

В одном месте в крутом берегу реки Мсты можно наблюдать десятки четко выраженных слоев известняка с яркими границами. Про это место мы расскажем еще ниже. Подбирая там окаменелые остатки растений и животных, упавшие на дно ущелья, я очень огорчился, что не смогу указать, из какого именно слоя выпал тот или иной обломок камня. Каково же было мое удивление, когда геологи сказали мне: это неважно; все эти два-три десятка слоев относятся к одному и тому же каменноугольному периоду и образовались по геологическим меркам за короткое время.

Ничего себе, - подумал я. – А что же тут делала эта самая эволюция, эта каменная летопись все остальное время? Двести миллионов лет до каменноугольного периода она еще и не проснулась, потом "быстренько" за двадцать миллионов лет отложила все эти мощные слои в десятки метров толщиной, и потом опять заснула на целых триста миллионов лет? Разве это правдоподобно?

Расчет эрозии речного бассейна

Неправдоподобно – это слишком мягко сказано.

Немного продолжим наши расчеты времени жизни озера. Река Мста слизывает свои берега с той скоростью, которую мы уже рассчитали. За тысячи лет она завалит озеро Ильмень. Озеро исчезнет, а что будет дальше? Все реки, впадающие в него, сольются в один могучий Волхов, который постепенно точно так же завалит своими наносами Ладожское озеро. Но ведь, уничтожая озера, реки одновременно уносят свои собственные берега, то есть свои бассейны.

Что такое речной бассейн? Это вся территория, дожди и снега с которой через разные притоки, впадают в конечном счете в эту реку. То есть вся та площадь, с которой река собирает все питающие ее воды. Эти воды приходят из туч чистенькими, а уходят водами Мсты – грязной реки. И они работают без выходных и каникул.

Река со всеми своими притоками постепенно слизывает весь свой речной бассейн, понижая его и устремляя к уровню своего устья. И среднюю скорость этого процесса мы уже сосчитали. Это примерно 20 литров в секунду или, что то же самое, 640 000 кубометров в год.

Площадь бассейна Мсты известна – 23 тысячи квадратных километров [1]. Среднюю высоту его над уровнем озера Ильмень можно принять за 100 м. Перемножив эти две цифры, мы получим тот объем бассейна реки, который она постепенно, но постоянно уносит вниз по течению. И получим мы 2 300 кубических километров. Это почти в 800 раз больше, чем объем озера Ильмень. Соответственно, при той же скорости выноса пород, мы получим, что все берега Мсты снизятся до уровня озера за время в 800 раз большее, чем исчезнет (по нашему расчету) само озеро. Время существования озера - 4 500 лет умножаем на 800 и получаем примерно четыре миллиона лет.

Конечно, это очень приблизительная оценка. На самом деле, разные породы размываются с разной скоростью. Пески легче выбиваются со своего места, но медленнее переносятся в воде. Глины размываются быстро лишь в хорошо размоченном виде, но зато их частицы долго держатся в мутной воде. Река, подмывая крутые глинистые берега, одновременно намывает и пляжи из крупного песка. Пески река движет, не поднимая их в себя, а перекатывая песчаные барханы по своему дну. Естественно, это происходит медленнее, чем вынос глины. И тогда, если принять, что бассейн Мсты состоит из глин примерно наполовину, то получится, что глины река вымоет раньше – допустим, за два-три миллиона лет, а затем воды реки, перегоняющей песочек по своему дну, станут намного чище и общий срок смывания бассейна несколько затянется. Пусть вдвое, втрое, это не слишком изменит общую картину.

Повсюду по берегам Мсты мы видим открыто лежащие глины лишь потому, что реке несколько тысяч лет. Еще одно подтверждение ее возраста.

За 2-3 миллиона лет никаких рассматриваемых нами глин каменноугольного периода на берегах Мсты остаться не должно. Пески исчезнут, положим, за 10-15 миллионов лет, а известняки выдержат еще больше. А за 300 млн. лет все каким-то образом отложившиеся тогда породы должны быть смыты в море уже много раз подряд! Будет ли это сто раз подряд, или 10-15 раз, - в сущности, разница невелика. Если только темпы эрозии (то есть размывания и выноса берегов) будут все время сохраняться на их нынешнем уровне. Но в прошлом, если в наших местах был более теплый и влажный климат, если осадков было больше, соответственно и темпы размывания были еще больше. Как же тут могли сохраниться породы столь древнего возраста, и притом только они? Опять же, это неправдоподобно.

Что лежало сверху?

Но может быть, поверх тех каменноугольных пород легли когда-то более поздние, а потом смылись без остатка? Откуда нам знать?

Да, вполне возможно, что легли и более поздние слои. И так они ложились и снова смывались сто раз подряд, а лежащие под ними глины и пески так и остались мягкими, не отвердевшими, не превратившимися в глиняные сланцы, как им положено с точки зрения традиций эволюционной геологии за сотни миллионов лет, и даже не содержащими следы эрозии. Но упорно, сто раз подряд, взяли и не исчезли. Подкрадывалась к ним эрозия сто раз, как черная кошка, а слизнуть их так и не сумела. Вот такие чудеса! И здесь даже ребенку понятно, что это снова неправдоподобный сюжет.

Кроме того, известно, что на суше такого вообще не бывает, чтобы осадочные породы накапливались бы сами собою. Не накапливаются на суше никакие новые геологические слои! Такое бывает лишь при извержении вулканов, когда лава и пепел покрывают землю. Накапливаются и речные отложения в устьях и дельтах рек. Но эти отложения – лишь результат разрушения, выноса, эрозии тех пород, что лежали выше.

Иногда говорят, что на суше образуется почвенный слой и почвы накапливаются. Но это не означает, будто таким образом накапливаются породы. Почва растет не вверх, а вниз. Воды постепенно снимают и верхний слой почвы, однако корни растений, почвенные микробы и грибки осваивают более нижние слои грунта. То, что вчера было голой красной глиной, лежавшей под почвой, через десятки лет может стать нижним слоем почвы – лишь бы корни растений и микроорганизмы почвы "освоили" эту новую территорию. Они изменят и ее цвет, и состав, и структуру. Так что, если вы видите, что темный слой на земле стал толще, это совершенно не означает, будто абсолютная высота этой местности над уровнем моря стала выше.

Если лес или луг растет на одном месте, корни растений препятствуют эрозии. Но мы рассматриваем эрозию речную. Она идет не столько постепенным понижением местности сверху вниз, сколько расширением русла реки. Река "переставляет" свои берега, "съедает" крутые склоны, а против них намывает песчаные пляжи, которые тоже постепенно, с каждым половодьем перегоняет все ближе к дельте реки.

Кстати, в нашей местности это очень заметно. Один погребальный курган древних славян, созданный в Х веке, оказался над самой кручей берега Мсты. Археологи утверждают, что наши предки никогда не расположили бы могильник столь близко к речному обрыву, и соглашаются, что за прошедшую тысячу лет берег "подполз" метров на 40-50 и приблизился к кургану. В этом месте хорошо видны остатки древнего русла на противоположном берегу. Старое русло заболочено, а его уровень на несколько метров выше современного уровня реки. Река "прогрызла" глубокий карьер только в этом месте и только за последние несколько веков.

А в целом материки при помощи неустанно работающих рек выносятся в море, постоянно разрушаются. Особенно это касается тех участков суши по всей планете, где выпадает избыток осадков. Что значит избыток? Это значит, что пролившиеся дожди и снега не все впитываются в почву и испаряются, а значительная их часть уходит в реки и моря. Как мы видели, эта вода течет по реке не с пустыми руками. Придя с неба совершенно чистою, она возвращается в океан, прихватив с собою порядочное количества песка и глины, а заодно и растворенных солей.

Наша Новгородская область – это район вот такого избыточного увлажнения. У нас выпадает 600-700 мм осадков в год [1]. Что значит эта цифра? Если всю воду, выпавшую в виде дождя и снега, собирать на месте и не давать воде усыхать и вытекать, то вся наша годовая влага покрыла бы поверхность нашей земли вот таким слоем в 60-70 см (обычно принято этот уровень осадков выражать в миллиметрах). Так вот, половина этой воды впитывается в почву и поглощается растениями, испаряясь при их помощи, а другая половина уходит с реками [1,3]. В таком районе никак не могут накапливаться какие-то горные породы, если не считать речных наносов в дельтах рек.

И наша Новгородская область - это не единственное место на карте, где увлажненность повышена, а реки текут мутными. Помнишь сказку Киплинга о событиях на берегах мутной реки Амазонки? Африканские реки Нил, Конго, Лимпопо – это мутные реки. Китайская Хуанхэ переводится тоже, как желтая река. То же самое название, что у Мсты, только на другом языке. В водах священной индийской реки Ганг живет дельфин, у которого вообще нет глаз – в столь непрозрачной воде они просто не нужны. О любой такой реке можно провести свой расчет времени смывания всего ее бассейна. С учетом большего расхода воды, чем у Мсты, и гораздо большей загрязненности вод уже заранее можно предположить, что десятков миллионов лет этим рекам никак не дашь.

Наконец, если верхние молодые слои были, и их смыло, то где их останки, образовавшееся в результате этой эрозии? Их нет. Таинственное исчезновение всего того, что выше (т.е. моложе) каменноугольных отложений, геологи эволюционисты пытаются объяснить (столь же малоуспешно) еще и при помощи бульдозерного механизма ледника – см. далее.

Накопление слоев?

Но кто же все-таки придумал, что осадочные породы на суше каким-то образом нарастают?

По-видимому, эта идея пришла из археологии. Археологи, в отличие от палеонтологов, раскапывают не дикие природные места, а культурные слои на месте древних человеческих поселений. Вот на месте старых городов, действительно, с годами накапливаются новые и новые слои. Но их делают люди, если веками живут на одном и том же месте.

Допустим, они построили город. Случилась война или пожар, город разрушен, принесенные для его строительства камни, песок, глина и прочие материалы рассеяны. Люди восстанавливают его на старом месте. И привозят снова огромное количество новых строительных материалов и новой земли, закладывают новые фундаменты поверх старых.

Ясно, что с веками этот культурный слой так и будет увеличиваться. Причиной тому – целенаправленная деятельность людей. И здесь тоже идут процессы вымывания и выветривания, но людской труд многократно все их перекрывает.

Поэтому у археологов и создается впечатление, будто наша планета равномерно все более и более покрывается как бы падающей с неба пылью веков. Но в природе, не тронутой человеком, как мы видели, все идет как раз наоборот. Не накапливаются слои земли, а выносятся и вымываются. И осаждение этой самой "пыли веков", кстати, тоже подсчитано. Оно не менее чем в тысячу раз меньше, чем темпы речной эрозии в нашей местности.

Но откуда же взялись эти триста миллионов лет?

Непростой вопрос: кто впервые провозгласил такой возраст, который не показывает ни один прибор, не дает ни один расчет, основанный на действительно наблюдаемых измерениях.

Эта цифра не более чем заказ биологов-эволюционистов на то время, которое им необходимо в их умопостроениях, чтобы воображаемая эволюция от микроба к человеку имела время на свое осуществление. И все? – Да, все. Не более того.

В геологии принято назначать возраст обнаруженных пород по содержащимся в них останкам животных и растений. Сами геологи не верят даже радиометрическим методам, даже там, где они как-то применимы, и не скрывают этого друг от друга. Все возрасты пород назначены только по руководящим останкам. Это такие организмы, про которые считается (неизвестно почему), что они жили вот именно в такое-то время геологической летописи. И вот все окаменелости наших мест отнесены к этому каменноугольному периоду, возраст которого не измерял ни один прибор на свете. Если у вас есть бурый уголь, а к нему вдобавок ракушки- брахиоподы и другие определенные моллюски – значит, все, будьте любезны, распишитесь за ваши триста миллионов лет и отложите в сторону все ваши вопросы. Так приказала королева-эволюция, спорить с которой неприлично и не рекомендуется.

Это принято без всякого доказательства. Все так привыкли, что никто и не спорит.

Но наши простые расчеты речной эрозии, то есть выноса реками мягких пород, геологи прекрасно знают. А почему молчат? Ради пояснения расскажу тебе анекдот для отдыха.

Болгарский город Габрово славится скупостью своих жителей, каждый из которых опасается попасть впросак и потратиться на лишних пару левов. Вот встречаются два габровца. Один другому говорит:

- Вчера я оставил Пенчо записку, что приду к нему сегодня обедать. Прихожу, а его нет дома.

- Это значит, что он действительно нашел твою записку!

Геологи не обсуждают расчеты эрозии не потому, что они их не делали, (а я вот, такой умный нашелся тут, первооткрыватель). Они молчат, потому что они сделали эти расчеты гораздо лучше и раньше меня. И не для одной реки, а для многих. И для сотен миллионов лет не нашли в них ничего утешительного. Тогда для наших северных широт был сто с лишним лет назад составлен еще один сценарий, который при ближайшем рассмотрении оказывается более забавным, чем даже габровский анекдот.

Глава 2. Ледниковый период

Эту историю ты, вероятно, знаешь даже из мультфильма. И книжек о нем написано тоже немало. Говорят о нем всерьез, как о событии, бывшем несколько тысяч лет назад. Утверждается, что было даже несколько разных периодов оледенения. На европейскую территорию России ледники заходили примерно до уровня черноземных областей: Брянск – Орел - Воронеж.

Откуда взялась сама идея?

На этой территории обнаружены останки животных: мамонтов, шерстистых носорогов, пещерных медведей и львов, одетых в густую шерсть. Ничего не имею против такого рассуждения: если были теплые шубы, значит, на дворе стояли морозы. Это логично. Причем эти одетые мохнатые животные сосуществовали с людьми и часто оказывались добычей древних охотников. А если так, то тут уж сотню миллионов лет этим животным точно не назначат. Речь пойдет о тысячах лет. Вот и вся примерная датировка ледникового периода.

Да, очень вероятно, что период похолодания в наших районах был, и зимы были суровыми, и снега выпадали густые. Однако мамонты, носороги и крупные хищники должны были иметь достаточно корма. Значит в это же время хотя бы где-нибудь, хотя бы на короткое лето должна была расти обильная растительность, чтобы прокормить этих животных и обеспечить им запас подкожного жира на зиму. А ведь их было много. Поэтому история о леднике, который покрывал бы землю сплошным щитом и не таял бы летом, вызывает большие сомнения сама по себе. Надо выбирать: или нетающий ледник – и тогда мертвая ледяная пустыня, как в Антарктиде, или же шерстистые носороги с мамонтами. Но то и другое в одно время и в одном месте явно не состыкуется. Возможно, что некоторое время некоторую часть суши занимал и нетающий ледник, а мохнатые звери жили неподалеку от него, в более теплой местности, которая обязательно оттаивала летом и покрывалась густой растительностью. Возможно также, что нетающего ледника в наших краях не было вовсе, а только зимы были длиннее и холоднее. Окончательных доказательств той или другой версии нет. Но с этой историей о нетающем леднике бывают связаны еще и откровенные "научные" мифы, которые почему-то рассказывают всерьез. Да-да, я не оговорился, в эволюционной науке есть свои мифы, также как в мифологии, например, у древних греков –подвиги Геракла. И там, и там мифы – это фантастические рассказы, для которых не существует подтверждающих фактов.

Наползающий ледник?

Утверждается, что будто бы по мере похолодания ледник "наползал" на северную часть европейской территории с Карельских гор. Ты сам можешь легко рассмотреть модель ледника на любой наклонной крыше зимой. И легко убедишься, что осенью и зимой, пока стоят морозы, падающий снег укутывает крышу все более плотным слоем, но никуда при этом не "ползет": ни сверху вниз, ни тем более, снизу вверх. Движение ледника может начаться (или не начаться) только весной, когда нижние слои снега начинают подтаивать. Они подтаивают днем; талая вода смачивает снег, а ночью замерзает. И у поверхности крыши образуется ледяной слой под снегом, причем все более толстый. И этот лед может начать скользить по крыше. Но только не вверх, конечно же! А начнет ли он скользить вниз, или нет, - зависит от нескольких условий. Во-первых, от угла наклона крыши (с крутой крыши соскользнет быстрее), во-вторых, от ориентации крыши (даже крутой склон на юг не позволит леднику образоваться, снег стает при первом же потеплении; ледники же образуются, обычно на северных склонах крыш). В- третьих, многое зависит от трения на крыше: скользкая крыша или нет. Со скользкой крыши, покрытой, допустим, новым шифером, ледник может сползти быстрее и дальше, угрожая обломить своим весом край шифера. Иногда с таких крыш ледяное поле сползает на метр и на два по северной стороне, образуя толстые снегово-ледовые "завитушки". Иногда такие ледники прихватывают с собой оставленные на крышах лестницы, кирпичи и прочие предметы и сбрасывают их на землю. Иногда, если снега выпадет много, ледник, сползающий с широкой новой крыши, может даже завалить печную трубу (сам это видел). Но если крыша старая и лед с нее соскальзывает плохо, то ледник даже с крутой крыши никуда не двинется, а так и пролежит всю весну, пока не растает.

По таким же примерно законам движутся ледники на берегах Антарктиды и Гренландии, а также ледники в горах. Именно весной, а не в начале зимы. По мере подтаивания снизу, сугробы преобразуются в ледники, а ледники соскальзывают вниз с крутых склонов. Так образуются и айсберги, и горные лавины. Конечно, при этом масса льда уносит всякий раз и свою "подстилку": те грунты, на которые зимой выпал этот снег: песок, камни, все, что там лежало.

Но наша местность никак не похожа на крышу, тем более, на крутую, тем более, на скользкую. Равнина, пересеченная небольшими холмами и оврагами, речными руслами – это такая "крыша", по которой лед никуда и никогда скользить не сможет. Тем более, не будет "наползать" на нашу местность с севера на юг. Ведь предполагаемое место, с которого якобы "сползал" этот ледник – Карельские горы. Но, чтобы доползти оттуда до нас, леднику придется взбираться вверх на Валдайскую возвышенность, имея при этом возможность соскользнуть вниз, в котловину Балтийского моря. И при этом все углы повышения и понижения местности совершенно ничтожны по сравнению с углами неровностей на самой пересеченной местности. Так что все рассказы о наползающем ледовом щите противоречат прямым и ясным наблюдениям.

Если снег на нашу местность будет ложиться и не будет таять, он просто скует эту землю, пролежит на ней сколько-то времени и потом просто растает. Его талые воды уйдут по оврагам и речным руслам, но сам он никогда не станет играть в горную снежную лавину на такой равнине, как наша.

Ледник продавил все озерные впадины?

И это тоже утверждается о нашем леднике. Якобы его толщина была столь велика и ужасна, что он продавил огромные ямы на местности, которые впоследствии стали озерами. Вот, почему, дескать, все наши озера, которыми так богаты наши края, - сплошь ледникового происхождения. А почему ледникового? Да потому, что их возраст не может превышать несколько тысяч лет, как мы с тобой уже рассчитали. А породы, на которых лежат эти озера, согласно домыслам теории эволюции, требуется датировать гораздо более древними сроками. Вот и все объяснение. Поэтому и придумано: дескать, ледник продавил. Но куда же он дел выдавленный из этих впадин грунт? Почему озера не напоминают воронки или кратеры, у которых углубление в земле окружено бруствером из вынутой земли?

И какова же должна быть сила давления, чтобы вот так взять и продавить промороженный грунт на таких огромных территориях? Огромная масса льда! Но эта же масса и не даст породам возможности переместиться куда-то в сторону, ведь она давит сверху на всю землю.

Твердость материалов определяют по специальной шкале. В отобранный образец вдавливают алмазный шарик или конус под определенной нагрузкой. По глубине или площади отпечатка находят сравнительную твердость образца.

И что же теперь, нам предлагается сравнить ледник с таким вот шариком, продавливающим образец? Ведь если в опыте вы возьмете не алмазный шарик, а ровную алмазную пластинку и прижмете ее с той же силой, вы не получите никакого отпечатка, никакой "озерной впадины". Или, быть может, нас пытаются уверить, что за сотни миллионов лет породы в некоторых местах лежали рыхло, а ледник "уплотнил" эти места, сделав их впадинами? Почему же за эти сотни миллионов лет породы не осели и не уплотнились своим собственным весом?

И если ледник продавливал озерные впадины, то отчего тогда у нас по берегам этих самых озер повсюду лежат совершенно мягкие породы: пески и глины, нисколько не уплотненные этим ледником?

Ответ прост: ледник вообще ничего не продавливал.

Ледник работал бульдозером?

Но и на этом ледниковая фантазия не останавливается.

Леднику приписывают еще одну грандиозную работу. Он, оказывается, ободрал поверхность нашей местности до этих самых каменноугольных отложений, и куда-то стащил все верхние породы. Этакий исполинский бульдозер прокатился по всей европейской территории. И здесь возникают неразрешимые вопросы.

Во-первых, совершенно непонятно, под действием каких физических сил ледник полз в горку, да еще и сдирая породы. Это никак не увязать с законом сохранения энергии.

Во-вторых, где же он их все-таки отложил? На южной границе наползания ледника должны были бы остаться огромные гряды снесенного материала. И тогда, очевидно, эти самые гряды и служили бы водоразделом: все реки, берущие начало севернее этих гряд, текли бы в Балтику, а реки, берущие начало южнее гряд, текли бы в Черное и Каспийское море. Притом, южнее гряд должны были бы наблюдаться более молодые породы повсюду, поверх тех древних, что лежат в ледниковой местности.

В действительности все выглядит совершенно не так. Водораздел проходит примерно по Валдайской возвышенности, породы которой древние, каменноугольного периода. А границу ледника определяют на сотни километров южнее. Южнее границы ледника столь же древние породы во многих местах выходят на поверхность, хотя и более "молодые" встречаются несколько чаще, чем на севере. Напомню, что все эти возрасты определены исключительно по ископаемым. Никаких особых гряд, никаких куч, наваленных ледниковым бульдозером, нигде нет. И наконец, молодые "ледниковые" реки, вроде Волги, Камы и Днепра, начинаются в ледниковой зоне, а впадают в те южные моря, куда ледники никогда не доползали. Значит, и в своем нижнем течении эти реки должны иметь тот же "ледниковый" возраст в несколько тысяч лет.

Значит, и бульдозером ледник тоже не работал.

Ледник замел все следы преступлений природы против теории эволюции

Я удивляюсь, почему столько времени и столько неглупых людей никогда не задавались этими вопросами о леднике. В его ползучие бульдозерные свойства верят без всякой проверки, без всякого обдумывания, как в совершившийся факт. Я и сам так верил достаточно долго. Обескураживает и выключает нам рассудок одна и та же магическая, завораживающая фраза: ученые считают. Или еще более страшный ее вариант: ученые доказали.

И из всех реальных, прямых и однозначных доказательств ледника у нас имеются только одни мохнатые, пушистые звери. Больше ничего.

Все геологические последствия, которые приписываются леднику, вполне могли оставить достаточно мощные и быстрые водяные потоки. Параметры этих потоков в последние годы просчитываются и моделируются геологами. А ледник, как видишь, вовсе не смог бы совершить всю ту огромную геологическую работу, которую прежнее поколение геологов пыталось взвалить на его снежно-белые плечи. Для чего же его, бедолагу, хотели так нагрузить? Все очень просто: чтобы как-то залатать огромную геологическую дыру между поверхностными породами, которым приписывают сотни миллионов лет, и текущими по этим породам реками, которым (вместе с озерами) никак не больше нескольких тысяч лет. Вот и придумали такой сценарий, который как бы смахивает все фигуры с доски и начинает партию заново. Подробную критику ледниковой теории см. в [4].

Но и помимо рассуждений о леднике наша река Мста подарила нам достаточно сильные доказательства того, что подстилающие ее породы отложены почти одновременно с ее образованием – несколько тысяч (а не миллионов) лет назад. Но за этими доказательствами нам нужно будет отправиться в интереснейшее место на этой реке – в ее ущелье.

Глава 3. Ущелье Мсты и его окаменелости

Вообще говоря, Мста – река равнинная и спокойная. Быстрины кое-где на ней бывают, но разделяются друг от друга многокилометровыми широкими плесами. Идти по реке на байдарке бывает даже скучновато, особенно для любителей экстремального сплава.

Но есть одно важное исключение.

Посередине своего течения в районе города Боровичи Мста проходит участок большого перепада высоты. Около двадцати километров реки почти сплошь состоят из перекатов и порогов. Весь перепад реки по высоте от истока до устья составляет около 135 метров. Уровень истока выше уровня устья на эту самую величину. При этом 60 метров из них приходится на этот центральный участок длиной всего в 20 км от Опеченского Посада до Боровичей [1]. Почти половина водяного перепада приходится всего на одну двадцатую часть длины реки. Неудивительно, что это место почти сплошных порогов.

На майские праздники билеты от Москвы до Боровичей и Окуловки нужно брать за сорок дней. Все поезда забиты многочисленными компаниями водных туристов и тюками с их лодками и катамаранами. Короткий маршрут с наибольшим количеством острых ощущений на каждый километр пути, - и что самое главное, совсем недалеко от Москвы, так что можно обернуться за пару-тройку праздничных дней. Но если сейчас ребята и девушки только развлекаются на этих водах, то еще сравнительно недавно весенний сплав по Мсте именно в этом месте имел огромное промышленное значение буквально государственной важности.

В нашей болотистой местности всегда было особенно трудно с дорогами. Поэтому речной транспорт был основным, пока его всюду не потеснил железнодорожный. Но от основания Петербурга до постройки Николаевской железной дороги прошло полтора столетия. Новый город строился, стал столицей, а снабжение его все это время осуществлялось по воде.

Со времен водного пути из варяг в арабы пороги Мсты были самым узким местом всего маршрута. Вверх по Мсте лодки можно было только тащить волоком по суше, ведь против такого течения подняться совершенно невозможно. А вниз по реке путь был очень опасен. Ведь плавали-то не на катамаранах, а на широких плоскодонных судах с достаточно глубокой осадкой. Любой подводный камень при таком быстром течении грозил судну полной катастрофой. Целые бригады лоцманов и бурлаков обслуживали этот участок водного пути.

Для повышения уровня воды у истоков Мсты и ее притока Березайки были построены плотины и водохранилища. В определенный день навигации эти плотины одновременно открывались, и уровень воды кратковременно повышался. Этого момента ждали десятки барок на специальных пристанях в селе Опеченский Посад. (Этот посад опекал водную дорогу, потому так и назывался). Когда вода повышалась, начинался сплав всех этих судов. У деревни с характерным названием Пристань (сейчас это окраина Боровичей) барки делали остановку. Лоцманы здесь высаживались на берег и шли домой пешком, а прочие корабельщики, доплывшие без аварий и жертв, служили благодарственные молебны...

Но мы от этих еще сравнительно недавних времен отправимся мысленно ко временам более давним.

Ущелье Мсты

Пороги начинаются на входе в широкое ущелье. Дно и стены ущелья сложены слоистыми известняками. Наиболее прочно каменное дно. Будь оно более податливо для воды, река давно уже за века своей жизни выровняла бы свое русло. Выше по течению она стала бы быстрее, а на самих порогах помедленнее. Точнее, она сравняла бы сами пороги. Но этого не происходит. Дно реки представляет собой в этом месте отшлифованную каменную плиту с упавшими на нее крупными обломками – окатанными валунами. Более мелкие обломки вода со временем уносит вниз.

Стены ущелья тоже каменные. Это практически тот же известняк, но с другими примесями. Геологи объясняют, что прочность и растворимость известняков очень сильно зависят от разных химических добавок. Слой от слоя отличаются именно по этим добавкам. Есть прочные водоупорные слои (они лежат на дне реки), а есть более чистые известняки, с меньшим количеством примесей. Эти известняки и растворяются быстрее и крошатся проще. Из таких сложены стены ущелья.

Если ты видел ущелья кавказских рек, то, наверное, замечал, что речушка занимает очень малую часть не только ущелья, но и самого своего голого русла, выложенного окатанными камешками. Полностью свое русло река занимает лишь весной, при разливе, когда она увеличивается в размерах в десятки раз.

А вот ущелье Мсты не такое. Мста заполняет русло ущелья от стенки до стенки. Весной по низу, вдоль стены пройти вообще невозможно. В сухое лето это можно сделать лишь с трудом, да и то не везде. Часто придется брести по воде, пробираться по острым камням. Длина всего ущелья составляет около пяти километров. Далее река несется вниз чуть-чуть помедленнее, чем в самом ущелье, а берега вокруг становятся глинистыми. Между этих огромных глинистых холмов и петляет бурный поток.

Ущелье Мсты представляет собою так называемый естественный геологический разрез. Это значит, что река разрезает здесь древние геологические напластования. Чтобы увидеть их, не требуется копать карьер или шахту. Студенты геологи Московского университета проходят в этом ущелье свою первую учебную практику.

Что же сообщается нам о породах, слагающих Мстинское ущелье?

Каменноугольная древность

Именно окаменелости ущелья и дают возможность геологам присвоить возраст не только этим известнякам, но и всем прочим породам нашей местности, залегающим с этими известняками рядом, или встык. (Геологи называют такое залегание фациальным, но запоминать это слово не обязательно). В глинах, а тем более в песках, найти какие-то окаменелые остатки растений и животных, вообще, едва ли возможно. А в известняке – пожалуйста. Пройдите ущелье по кромке воды в сухое лето. Смотрите по сторонам и под ноги – и кучу камней, бывших когда-то живыми организмами, вы насобираете.

Что же вы найдете, если повезет?

Чаще всего встречаются окаменелые корни или стволики каких-то деревьев или кустарников. Некоторые корни бывают даже полыми внутри: высыпалась гнилая сердцевина. Более интересны находки плеченогих и двустворчатых моллюсков, иногда встречаются кораллы, причем с потрясающей сохранностью всех тонюсеньких скелетов: трубочек и перемычек между ними. Однажды мне попался отпечаток губки, на самом дне. Взять такой камень в коллекцию невозможно, пришлось его только сфотографировать, приложив ладонь для масштаба.

Считается, что перед нами останки древнего морского мелководья. И в наше время встречаются леса – мангровые леса, растущие на морском берегу прямо в соленой воде. Примерно в тех же местах или чуть поглубже обитали и моллюски, и кораллы – все это животные теплого морского мелководья.

По каким-то критериям вся эта древняя жизнь в своей совокупности отнесена к каменноугольному периоду, и ей назначен возраст в триста с лишним миллионов лет. Причем, как я уже говорил, все слои известняка в ущелье считаются примерно одного возраста. А под ними идут породы, которые никаких остатков живых организмов не содержат. Значит, известняки по всем геологическим меркам образовались достаточно быстро.

Но что это значит: достаточно быстро? Это пять миллионов лет посреди отрезка времени в полмиллиарда лет? Или как-то иначе?

Шансы стать окаменелостью

Чтобы найти ответ на такой вопрос, нужно понаблюдать и подумать.

Собирая ракушки на реке или на море (а я тоже с детства люблю этим заниматься), ты, наверное, не раз встречал поврежденные раковины или, как правильнее их называть, известковые скелеты. Если ракушка целая, значит, моллюск скончался совсем недавно – несколько дней или часов тому назад. Волны речные, а тем более морские, истирают бедную раковинку очень быстро, сначала в мелкие обломки, а потом и в порошок.

Морские осадки, собирающиеся на дне современных морей и океанов, очень неглубоки. И при этом они не содержат вообще никаких различимых останков. Море до самого дна заселено падальщиками. Ведь какая еще жизнь возможна на дне морском, куда почти не проникает солнце? Там нет растений, которые могли бы заниматься фотосинтезом, превращая углекислый газ в крахмал, и служа основой пищевой цепи. Только падальщики подбирают все умершее, что опускается сверху.

Утонувшие в древности корабли могут содержать достаточно сохранившихся вещей, но никогда не содержат остатков тел людей и животных. Все скелеты, все кости уничтожаются в морской воде, как животными, так и химическим путем. Туши китов или других крупных животных, опускаясь на дно, также полностью поедаются, и от них также не остается костей. На дне морском медленно накапливается известковая пыль (да и то не на всякой глубине) – и никаких окаменелостей.

А тут, в ущелье Мсты, на берегу (как будто) древнего моря мы встречаем массу прекрасно сохранившихся очень тонких известковых скелетов, отпечатки губок и кораллов, которые в обычном море должны потерять всякий вид буквально за несколько часов, самое большее, за несколько дней.

Такая картина совершенно невозможна в условиях мирной жизни мирного моря.

Если считать, что все слои известняков, слагающие ущелье Мсты, произошли от медленного и постепенного раскрашивания известковых скелетов донных животных, то такой процесс действительно должен был бы занять миллионы лет. Но кто сказал, что все эти известняки – сплошь истертые ракушки? Ведь при таком накоплении невозможно было бы найти ни одного целого скелета. А на самом деле здесь их целое кладбище: туристы приходят, студенты приезжают, окаменелости собирают все, - и год за годом всем хватает. Недавно мы провели там экскурсию с целым классом ребят, и буквально каждый из них набрал полные карманы окаменелостей.

Единственное объяснение этому большому количеству окаменелостей состоит в том, что живые моллюски, кораллы и корни были подхвачены потоком известковой эмульсии, которая очень быстро, за какие-то минуты успела осесть на дно. Останки животных и растений оказались как бы в известковом тесте, подобном строительному раствору. Раствор застыл и сохранил отпечатки самых нежных и хрупких ракушек и скелетов.

Значит, эта известь вовсе не органического происхождения. А потому, чтобы ее накопить, вовсе не требовалось медленного выпадения в осадок остатков раковин в течение миллионов лет.

Кстати, а кто сказал, что все наши каменные угли на планете – это остатки окаменевшей древесины? Хотя отпечатки растений и животных там встречаются, и конечно, в этих углях присутствуют остатки деревьев. Но значит ли это, что и весь этот уголь когда-то был живым?

А нефть? Только недавно стало известно, что нефтяные месторождения откуда-то возобновляются, не исчерпываются полностью. Почему мы так уверены, что вся нефть на планете только органического происхождения? И тем более, природный газ, постоянно поднимающийся из неизведанных недр планеты в любой шахте, в болотах, а также в очень многих местах на морском дне.

Думаю, что вряд ли легко дать окончательный ответ об угле и нефти, но что касается мстинских известняков, то окаменелости однозначно требуют, чтобы все слои известняка накапливались очень быстро: за дни или даже часы. Иначе окаменелостей просто не будет. А корни, окаменевшие на границе слоев, показывают, что и между отложением слоев должно было пройти достаточно короткое время. Во всяком случае, это явно не миллионы лет, а скорее речь должна идти о нескольких месяцах очень странных штормов. В этих штормах волны были не просто морской водой, а тяжелыми мутными взвесями, перемещающимися с большой скоростью, способными, как быстро похоронить тонкие скелеты кораллов, так и перемещать гранитные валуны. А потом, отложившись слоями, достаточно быстро затвердеть, чтобы известковые скелеты моллюсков и кораллов тщательно сохранить.

Так что смысл выражения: "за малое геологическое время" в данном случае означает не десять-двадцать миллионов лет, а дни или месяцы.

Миллионы лет и круговорот углерода

Здесь мы присядем на известковый камушек, свесив ноги в ущелье, и немножко подумаем о другом. Если ты еще не проходил в школе основы химии, то, возможно, не поймешь ход рассуждений. Тогда этот параграф можно просто пропустить.

Ты знаешь, что в природе на земле существует круговорот воды. Вода испаряется из морей, выпадает дождями на сушу, реками сносится обратно в океаны. Существует и круговорот кислорода. Животные моря и суши поглощают кислород, связывая его с углеродом в углекислый газ, а зеленые растения, поглощая углекислый газ и перерабатывая его, возвращают кислород в атмосферу.

А вот углерод, составляющий самую основу жизни, имеет ли свой кругооборот?

Углерод входит в состав углекислого газа и служит основой всей жизни. Каждая сложная молекула в любой клетке составлена на его основе.

На первый взгляд, кажется, что и углерод находится в кругообороте. По крайней мере, если рассматривать древнюю землю, экологию которой человек еще не портил. Растения забирают углекислый газ из атмосферы, строят из него свои растительные тела. Животные, а также почвенные бактерии вновь разлагают тела умерших животных и растений, возвращая углекислый газ в атмосферу.

Но в том-то и дело, что на наше современное счастье, этот круговорот разомкнут!

Сжигая массу топлива, современный человек выбрасывает в атмосферу гигантское количество углекислого газа, помимо всех прочих ядовитых веществ. Если лишний углекислый газ не выводился бы из атмосферы, нам пришлось бы уже очень худо. И леса здесь не помощники. Сколько нарастает в них зеленой массы – с поглощением углекислого газа, - столько же ее сгорает и сгнивает в том же лесу – с возвращением углекислого газа обратно в атмосферу. А выводит углекислый газ из атмосферы не лес, а море. Точнее, его обитатели, которые поглощают растворенный в воде углекислый газ и строят из него свои известковые скелеты. Это наши новые знакомые – моллюски и кораллы. Вот кто выводит углекислый газ из воды (и соответственно, из атмосферы) необратимо. Когда эти животные погибают, их известковые скелеты истираются в донную пыль, но сама эта известковая пыль накапливается на дне. Известняки достаточно плохо растворяются в воде, тем более, в морской, достаточно богатой солями, в том числе карбонатами (грубо сказать, "растворенной известью").

Итак, современное донное содержание известковых осадков в морях достаточно невелико. Оно явно не соответствует миллионам лет активной морской жизни. Кстати, подсчитано, что при нынешних темпах накопления солей, океан стал бы насыщенным раствором не более чем за несколько десятков миллионов лет. Значит, еще и по этой причине он не может иметь возраст в сотни миллионов лет. Но дело не только в накоплении известковых осадков и солей в океане. Дело в том, что если бы человек не вбрасывал в атмосферу огромного количества углекислого газа, а планета миллионы лет плодила бы роскошную сухопутную и морскую растительность, то, что произошло бы с углеродом в атмосфере, не догадываешься? Ведь его круговорот разомкнут! Моллюски и кораллы постоянно переводили бы углерод в морской осадок. Атмосфера осталась бы совсем без углекислого газа. Роскошная доисторическая растительность не смогла бы расти. Гигантские динозавры, питающиеся ею, никогда не появились бы на свет. Жизнь остановилась бы сначала на суше, а потом и в морях.

А тут еще нас учат в школе, будто весь каменный уголь планеты – это остатки древних роскошных лесов. Значит, углерод необратимо выводился из атмосферы еще и путем наращивания и обугливания стволов древних деревьев. А чем он тогда в атмосферу вводился? – Ничем, кроме разве что эпизодических извержений вулканов. Как же могла существовать жизнь на земле в течение сотен миллионов лет в таких ужасных условиях?

При этом учти, что углекислого газа в атмосфере сравнительно мало, меньше одного процента. И его поглощение в теплых морях таким огромным количеством морских моллюсков и кораллов, какое мы сейчас находим, должно было сказываться на общем его содержании очень быстро и существенно. Вулканы должны были бы коптить небо каждый день, не только обогащая атмосферу углекислым газом, но и отравляя ее попутно не меньше, чем современный человек, постоянно засыпая планету своим убийственным пеплом. Которого в реальности совсем не так уж много, а в наших местах нет совсем.

Видишь, по скольким независимым параметрам получается, что наша планета не рассчитана на сотни миллионов лет. Океаны за это время давно уже станут насыщенным раствором, материки несколько раз будут смыты в океан. И вдобавок еще и углекислый газ полностью поглотится морским дном. И это еще далеко не все признаки, по которым можно с уверенностью судить, что возраст обитаемой земли не может достигать сотен миллионов лет. Я не стану тебе здесь рассказывать про магнитное поле земли и про атмосферный гелий, а также про светимость солнца и про население земли. Каждая из этих историй интересна сама по себе, и все они дают один и тот же вывод. Но про них написано в других умных книжках, а я рассказываю пока лишь о том, что в буквальном смысле лежит у нас под ногами.

Когда промылось ущелье Мсты?

Но нам пора вернуться к нашему ущелью.

Итак, мы поняли, что стены его сложились достаточно быстро, иначе окаменелости просто не смогли бы образоваться. Несомненно также, что оба берега ущелья были единой известковой грядой, толщиной в целых пять километров, и эта стена была пробита водою реки. Это настолько очевидно, что вряд ли какие-нибудь геологи станут с этим спорить.

Если внимательно посмотреть на топографическую карту, то легко заметить, что выше Опеченского Посада (начало ущелья) достаточно большая территория заболочена. Река там течет довольно медленно. В общем, складывается впечатление, что вся эта довольно обширная местность когда-то была древним озером, уровень которого был метров на десять повыше современного уровня реки. Скопилась большая, высокая вода и в какой-то момент потекла поверх известковой плотины, тогда еще целой, не разрушенной, и пробила в ней ущелье.

Только так, и никак не иначе. Вода начинала течь именно там, где сейчас верхние берега ущелья, на этом уровне, не ниже. Если бы она нашла себе обход пониже, где-то в другом месте, то там и промыла бы свое русло. Протекая рядом с известковой плотиной, ниже ее верхнего уровня, вода никогда не пробила бы толщу известкового камня в целых пять километров. Значит, она, действительно, начинала течь через самый верх известковой гряды, поперек ее залегания.

Несложно сосчитать, каков общий объем известняка, вынутого при этом рекою. Длина ущелья километров пять, ширина около ста метров, высота примерно десять метров. Помножив эти три цифры друг на друга, мы получим объем ущелья примерно пять миллионов кубических метров породы. Чтобы вывезти весь этот известняк понадобится 500 железнодорожных составов по сто вагонов в каждом, причем каждый вагон содержал бы сто кубических метров мелко дробленой и плотно набитой породы. Порядочное количество, правда? Такое количество камня сложно не заметить. Но еще сложнее его заметить вдоль мстинских берегов ниже по течению. Гранитные валуны – пожалуйста, а известняков нет нигде. Куда испарились 500 эшелонов камня? Куда этот камень дела вода, промывшая ущелье?

Не буду загружать тебя следующим расчетом, объясню короче. Если бы река растворяла этот известняк, а он растворялся бы с максимальной скоростью, как обычный мел (все равно это очень небольшая скорость), то на промыв такого ущелья ушло бы целых 15 миллионов лет54 Три тысячи возрастов реки Мсты. За это время, как ты помнишь, река три раза смыла бы свой бассейн. К тому же известняки растворяются гораздо хуже, чем чистый мел, а некоторые примеси, как мы видели, делают известняк очень водоупорным. И потому в действительности на эту работу у реки ушло бы еще больше времени.

Но не могла ли река разбить ущелье бурным потоком? Такое в принципе могло бы быть, но как раз в этом случае на выходе из ущелья было бы заметно много известковых обломков. И к тому же перепад уровня воды в ущелье должен был быть побольше, чем десять метров на пять километров длины. Это сейчас там примерно такой перепад, но он не дает той скорости придонного течения, при которой дробятся и выбрасываются камни. Значит, не проходит и этот вариант.

Зато вполне проходит третий вариант. Промываемые известняки еще не успели отвердеть! Кроме тех слоев с примесями, которые сейчас служат дном ущелья. Ты помнишь, что окаменелости в мстинских известняках были отложены некими странными волнами, состоящими из известковой взвеси, которая облепила и сохранила отпечатки раковин и кораллов. Пока известковая муть была еще под водой, отвердевали лишь некие донные ее слои. А верхние слои сохраняли мягкость и податливость.

Теперь представь, что вода постепенно начинает убывать. Этот процесс занимает несколько месяцев, чтобы успели образоваться окаменелости. И мягкая, не отвердевшая известковая гряда оказывается запрудой, ограничивающей образующееся озеро. По мере поднятия, озеро прорывает эту плотину и уносит весь объем будущего ущелья не в виде раствора и не в виде обломков, а в виде мутной известковой взвеси. Вот тогда уж точно никаких остатков от вынутой породы ниже по течению не найдешь. Вся эта известь рассеется по берегам реки, а значительная ее часть дойдет до озера Ильмень или даже до моря.

Каков же должен быть объем озера, прорвавшего эту известковую плотину, чтобы образовалось такое ущелье? Если ты не устал, давай сделаем еще один прикидочный расчет. Чтобы вода уносила мутную известковую взвесь, вполне достаточно, чтобы каждый литр воды прихватил по ложке этой извести. А может быть, хватило бы и меньшего количества воды. Но допустим, что на литровую банку мы кладем столовую ложку известки – 5 миллилитров. Получится еще сравнительно прозрачная вода. В таком случае объем протекающей воды должен быть в 200 раз больше объема вынутого камня, то есть 5 000 000х200= 1 000 000 000 кубометров воды. Это треть современного объема озера Ильмень. Сколько места займет такое озеро?

Чтобы поточнее определить площадь его водяного зеркала, нужно глубину озера принять равной глубине ущелья – 10 метров. Ведь мы помним, что воды озера начали литься через верх известковой гряды. Значит, площадь зеркала составит 100 000 000 квадратных метров или 100 квадратных километров. То есть квадратик 10х10 километров. Или, если хочешь представить его кругом, надо эту площадь разделить на число "пи", 3,14 и извлечь квадратный корень. Получим диаметр круглого озера примерно в 11 километров. На самом деле диаметр озера должен быть побольше, потому что 10 метров – это скорее максимальная, чем средняя глубина.

Какова бы ни была форма озера, можно прикинуть еще и время, за которое такая вода могла промыть такое ущелье. Расход воды при постоянно понижающемся дне, вообще говоря, может быть достаточно большим. Представляю себе поток, в десять раз более мощный чем теперь. Если сегодняшний расход воды в ущелье примерно 100 кубометров в секунду, то для нашей задачи мы примем 1000 куб. м в секунду. Миллиард кубометров воды делим на тысячу кубометров в секунду и получим миллион секунд. Это примерно 12 суток.

Конечно, это только ориентировочная цифра. Могло быть и в десять раз больше, и в десять раз меньше. При современном расходе воды на образование ущелья ушло бы три месяца. Дело не в этом. Все равно это никак не миллионы лет. Это, во-первых. А во-вторых, что гораздо важнее, если река промывала еще мягкие, не отвердевшие известняки, то это значит, что они имеют почти тот же возраст, что и сама река. Им не более нескольких тысяч лет, а вовсе не сотни миллионов!

И как раз такой сценарий геологически оправдан. Он дает те самые результаты, которые мы наблюдаем.

Карстовая речка Понеретка

Подтверждением ему служит еще один интересный геологический объект посреди ущелья. На левом берегу прямо из каменной стены вытекает речка, впадающая во Мсту через несколько ступенек водопада. Весной это бурный поток, сухим летом – едва заметная струйка между камнями.

Эта речка называется Понеретка. Само название происходит от того, что за два километра от своего устья речка уходит под землю, подныривает под слои известняка. И дальше течет два километра в известковом гроте с окатанными, гладкими стенками. Жарким летом в этот грот можно залезть, но двигаться по нему придется почти ползком в ледяной воде и в полной темноте. Без специального снаряжения это очень опасно.

Сложный вопрос: как она образовалась?

Геологи обращают внимание на то, что по стенам ущелья в ряде мест просачиваются родники. И эти подземные воды могут со временем растворять и сами породы, по которым текут. Но другого грота в ущелье больше нет. Размывание известковых пород продолжается долго, а сами роднички несут мало воды. А тут целая речка, причем не из сложившихся где-то подземных вод, а из вод наземной речки.

Мне представляется более вероятным, что и грот Понеретки вынесен не современными мелкими подземными водами, а большой водой, отступавшей со всей этой местности после отложения известняков. И вынесена порода из грота тоже в виде мутной взвеси, пока известняк здесь еще не успел как следует отвердеть. Если так, то это еще одно свидетельство одновременного возникновения и известковой гряды с ее окаменелостями, и реки Мсты со всем ее бассейном. Впрочем, точно тут вряд ли кто-то знает. Может быть, и подземные воды промыли постепенно этот грот, состоявший из чего-то более податливого, чем окружающий его известковый камень.

Впрочем, что уж совершенно точно, то это сравнительно небольшая степень разрушения устья Понеретки. Все водопады разрушаются и движутся вверх по течению реки. Так и Понеретка в устье своем должна была бы "съесть" берег ущелья, "прогрызть" в нем дырку. И она это делает, разумеется. Выше грота камни сыплются вниз, ниже грота они выбиваются потоком. Но в то же время, вглубь ущелья устье Понеретки далеко не уходит. Это еще раз подтверждает, что образовалась эта река вместе со Мстой, несколько тысяч лет назад, как и считают геологи, называя ее "ледниковой" речкой. О том же самом говорят и обрывистые стены ущелья. За миллионы лет они бы стали более пологими, ведь "бровки" обрыва разрушаются быстрее.

Впрочем, и без ясного свидетельства со стороны Понеретки общая картина примерно выстраивается. Ущелье Мсты не промывалось в продолжение миллионов лет, не пробивалось быстрым горным потоком. Оно возникло гораздо быстрее. И при помощи другого процесса.

Речные русла

Большинство рек мира текут по глубоким и широким долинам. Эти долины обычно настолько велики, что могли бы вместить тысячи таких рек, что сегодня струятся на их дне. Конечно, каждая река промывает свое русло, неустанно вынося его в море. И все-таки часто складывается впечатление, что не эта речка, которая течет сейчас на дне долины, сама же ее и проложила. Нет. Как и в случае со Мстой, гораздо более вероятным представляется такой вариант, что некие большие отступающие воды проложили эту речную дорогу. А нынешняя река лишь доделывает их работу.

Во всяком случае, все узкие ущелья и каньоны рек с крутыми обрывистыми каменистыми берегами заставляют задуматься именно о таком течении событий. Огромное озеро, прорывающее мягкие, не отвердевшие породы. Уходит быстро, оставляя отвесные стены. Иногда подобные явления удается прямо наблюдать в наши дни.

Кстати, тебе эта история не начинает ли что-то знакомое напоминать? Мутные воды, затоплявшие нашу местность на протяжении нескольких месяцев, вдруг начинают отступать, и отступают они тоже несколько месяцев. И все это происходит несколько тысяч лет назад. Где-то мы слышали подобную историю, ты не помнишь?

Глава 4. А может быть, это был потоп?

Эта история содержится в Библии.

В шестисотый год жизни Ноевой, во второй месяц, в семнадцатый день месяца, в сей день разверзлись все источники великой бездны, и окна небесные отворились; и лился на землю дождь сорок дней и сорок ночей. В сей самый день вошел в ковчег Ной, и Сим, Хам и Иафет, сыновья Ноевы, и жена Ноева, и три жены сынов его с ними. Они, и все звери по роду их, и всякий скот по роду его, и все гады, пресмыкающиеся по земле, по роду их, и все летающие по роду их, все птицы, все крылатые, и вошли к Ною в ковчег по паре от всякой плоти, в которой есть дух жизни; и вошедшие мужеский и женский пол всякой плоти вошли, как повелел ему Бог. И затворил Господь за ним. И продолжалось на земле наводнение сорок дней, и умножилась вода, и подняла ковчег, и он возвысился над землею; вода же усиливалась и весьма умножалась на земле, и ковчег плавал по поверхности вод. И усилилась вода на земле чрезвычайно, так что покрылись все высокие горы, какие есть под всем небом; на пятнадцать локтей поднялась над ними вода, и покрылись горы. И лишилась жизни всякая плоть, движущаяся по земле, и птицы, и скоты, и звери, и все гады, ползающие по земле, и все люди; все, что имело дыхание духа жизни в ноздрях своих на суше, умерло. Истребилось всякое существо, которое было на поверхности земли; от человека до скота, и гадов, и птиц небесных, - все истребилось с земли, остался только Ной и что [было] с ним в ковчеге. Вода же усиливалась на земле сто пятьдесят дней (Бытие, 7, 11-24).

Другими словами, в других вариантах рассказывается эта же история в преданиях множества народов земли, живущих очень далеко друг от друга, на разных континентах. Значит, рассказ о всемирном потопе не может быть выдумкой. Это совокупная память всего человечества. За нею стоит реальное событие, катастрофа, поразившая всю землю.

В наших краях мы и видим именно результаты подобной водной катастрофы. Рассматривая эти следы, мы, однако, не станем спешить с выводами. Если отвлечься от Библии и посмотреть только на те геологические свидетельства, о которых мы говорили. Что мы можем из них извлечь?

Во-первых, в наших краях, на северо-западе Русской платформы, не было никакого постепенного накопления геологических осадков, какими-то слоями, которое можно было бы согласовать с принятой геохронологической шкалой.

Во-вторых, все наши слои древних пород с признаками древней жизни отложены водными потоками, несшими мутные взвеси известняка, глины, песков, а также, возможно, двигавшими валуны. И все, находимые у нас окаменелости образовались практически одновременно.

В-третьих, вся речная и озерная система сложилась в результате отлива воды этого наводнения, из которой (воды) большинство твердых частиц уже осело на дно. (Напомним, что геологи -эволюционисты отстаивают синхронность возникновения Мсты и Ильменя и всех прочих рек и озер, однако в результате отлива вод, образованных в результате таяния ледника).

В-четвертых, в частности русло Мсты сформировалось тогда, когда известковые отложения, принесенные наводнением, (которым геологи- эволюционисты приписывают возраста в сотни миллионов лет), были еще мягкими, отложенными совсем недавно.

В-пятых, все перечисленное могло произойти только несколько тысяч лет назад. Примерно двадцать тысяч лет – это геологический предел. Иначе мы бы не видели озер. Но, возможно, это произошло и гораздо позже, не двадцать, а пять-десять тысяч лет назад.

Но из всего этого мы еще не можем делать выводов о возрасте земли и жизни на ней. Горные породы нашей местности – это результат большого наводнения, с волнами, несущими много твердых частиц. Но этот же потоп должен был снести, смешать и заново отложить те породы, что лежали здесь раньше. Вот о них мы никак не можем судить с точки зрения нашего научного знания. Мы знаем только то, что остатки некоего теплого морского побережья принесены к нам водами великого потопа и захоронены здесь. Мы даже не знаем, здесь ли было это побережье, или где-то в другом месте, насколько далеко и в какую сторону. Предположительно, гигантские волны шли с северо-запада, поскольку известковая гряда, пробитая ущельем Мсты, лежит как раз поперек: с юго-запада на северо-восток. Эти или подобные им волны, возможно, принесли сюда гранитные валуны.

Потоп и ледниковый период

Но как же все это согласуется с предположением о ледниковом периоде? Как же наши мохнатые и пушистые ископаемые звери?

Ледниковый период и должен был наступить после потопа. Потоп должен был сопровождаться активной деятельностью вулканов. Вулканическая пыль высоко в атмосфере должна была увеличить отражение солнечных лучей. Соответственно, солнечного тепла земля стала получать меньше. Но вследствие той же вулканической активности океан должен был нагреться.

Теплый океан и холодная суша. К чему могло привести такое сочетание?

Наблюдал ли ты зимой открытый плавательный бассейн с подогретой водой. Даже в ясную погоду над ним поднимается пар, а рядом с ним идет снег. Обильное испарение и быстрое оседание снега над холодной сушей. Вот тебе и ледниковый период.

Археологические данные показывают, что в начале зарождения древних цивилизаций (а это и должно было быть после потопа) в тех местах, где сейчас пустыни, было тепло и достаточно влажно. А в наших северных широтах, по-видимому, зимой было устойчивое изобилие снега. А в некоторых местах этот снег, возможно, и не успевал растаять полностью за короткое лето.

И так продолжалось, видимо, несколько столетий, пока океан не остыл, а суша не стала лучше прогреваться. Пустыни начали наступать, а в полярных широтах образовались снеговые шапки. И вода из таявших ледников шла по тем же руслам, что и обозначили отступавшие воды потопа.

Так что и ледниковый период с потопом вполне согласуется. Потоп, по крайней мере, может объяснить эти обильные снега и ледники. А если потоп во внимание не принимается, то ледник объяснить трудно. Во всяком случае, простое похолодание на земле не объяснит многометровых ледяных шапок на суше. В случае простого похолодания холодным станет и океан, и тогда осадков в холодных местах суши практически не будет. Для ледника на суше необходимо оба условия сразу: на суше холодно, а океан теплый.

Наше знание ограниченно

Но куда никак не проникает наше знание о геологической истории нашей местности – это времена прежде того потопа, который и создал весь ее рельеф и систему рек и озер. Геологическая картина вполне согласуется с библейским рассказом. Значит, мы можем просто поверить Библии, и считать, что и о ранней истории земли она говорит правду. Но мы можем и не поверить Библии, опираясь на тот факт, что наша геологическая наука ничего определенного не может сказать о временах прежде потопа. Это – выбор каждого человека. Наше научное знание ограниченно, и мы должны честно признавать его границы. А сверх этих границ мы верим каким-то другим источникам. Этими источниками могут быть или слова древних священных книг, или какие-то откровения, или же просто человеческие фантазии.

Одна из самых невероятных таких фантазий – это теория эволюции. Она очень плохо согласуется с данными биологии, но об этом нужно почитать в других книгах. Здесь же скажем еще раз кратко о геологических следах эволюции. По крайней мере, в нашей местности таких следов и близко нет. Есть следы погибшей древней жизни. Но о том, будто эта древняя жизнь развивалась от каких-то примитивных форм к высшим, или вообще хотя бы от каких-то одних к каким-то другим, - об этом никаких свидетельств нет. Зато есть очень серьезные свидетельства, что времени на такое эволюционное развитие у земной истории не было и быть не могло.

Эволюция – плохой творец

Теория эволюции была выдвинута ради того, чтобы происхождение человека объяснить только в рамках нынешних законов природы, чтобы в этом объяснении полностью избавиться от всяких чудес, от всего сверхъестественного. И выдвинута эта теория была людьми очень далекими от современного уровня научных знаний. По научным меркам это давно устаревшая теория. А современные данные как раз показывают, что осуществить такой сценарий развития всей жизни на земле за сотни миллионов лет – это чудо гораздо большее, чем создание всего живого из земли за краткий срок. Ведь чтобы прогнать эволюцию от амебы до человека за сотни миллионов лет, нужно все эти сотни миллионов лет поддерживать на земле примерно постоянные условия, благоприятные для жизни.

Можешь, как хочешь, назвать того, кто послужил причиной земной жизни. Можешь сказать: Бог создал, можешь сказать: природа создала. Можешь Природу с большой буквы написать. Можешь считать создателя библейским Богом, разумным и добрым, или считать Его только собирательным понятием, или удачным случаем. Это в данном случае все равно. И так, и эдак получается одно. Чтобы этот создатель (Он, она, оно) мог в результате своей деятельности получить современную жизнь на земле, тогда самый трудный, запутанный и непутевый путь для его деятельности – это эволюция живого в течении сотен миллионов лет. Для него требуется больше всего напряжения и фантазии. Нужно постоянно разрешать неразрешимые противоречия. Хотя бы следующие:

- поддерживать разомкнутый круговорот углерода в природе, так чтобы при этом уровень углекислого газа на планете не очень сильно менялся;

- для этого содержать действующие вулканы, но бороться с загрязнением воздуха и с засолением морей и океанов;

- поддерживать уровень магнитного поля земли; - поддерживать постоянной солнечную активность; - избегать катастроф в масштабах планеты, но в то же время постоянно

создавать эти катастрофы, чтобы в осадочных породах линия эволюции осталась бы записанной в виде окаменелостей;

- нужно постоянно поливать воду на землю, чтобы на ней была жизнь, но свести при этом всю водную эрозию почти к нулю.

И это еще далеко не все. Мы еще ничего не сказали о постоянстве биологических видов.

Вера в сотворение опирается на чудо. Но вера в эволюцию, как она прописана в учебниках, требует от природы (Природы, Создателя и т.д.) гораздо больших чудес. И не только чудес, но и больших противоречий с логикой, большего умения разрешать неразрешимые противоречия. Короче сказать: тысячи лет земной истории – тысячи проблем для ее понимания, а миллионы лет – миллионы таких же проблем.

Выберем путь, где поменьше чудес

Ученые давно уже выдвинули такое правило. Если вы хотите что-то научно объяснить, любое явление природы или жизни человека, то нужно из возможных вариантов выбрать тот, где поменьше придется прибегать к понятиям чуда или случайного совпадения. Проще сказать так. Законы природы в мире действуют. И если что-то непонятное происходит, то сначала нужно предположить, что, скорее всего, эти законы не нарушались, а мы просто плохо понимаем, как они работали. Прежде чем говорить слово "чудо", нужно перепробовать все естественные объяснения. Чудо можно констатировать только в случае явного противоречия с твердо установленными законами природы. И в таком случае, если без чудес все- таки не обойтись, выбрать тот сценарий, где их будет поменьше. Тогда наше понимание ситуации окажется максимально научным.

Вот и нам нужно двинуться таким путем. И посмотрим, у кого в итоге получится меньше чудес. Наша планета настолько тонко приспособлена "под жизнь", настолько точно на нее настроена, что ее появление следует признать только чудом. Невозможно даже представить себе, чтобы на мертвой планете, образовавшейся из каких-то космических обломков, мог бы появиться чистый газообразный кислород в свободном виде. А ведь от него зависит вся жизнь. И то же самое можно сказать практически о любом важном для жизни химическом веществе. Ведь нужно, чтобы они имелись все в нужном месте, в нужном составе и соотношении.

Точно так же и появление самой жизни, как это на сегодняшний день строго доказано, в рамках существующих ныне законов природы невозможно. Не обойдемся без того, чтобы допустить это второе чудо.

А третье чудо – сам человек.

Все это требовало специального сотворения с применением великого разума.

Решив обойтись без чудес, сторонники теории эволюции вместо названных чудес творения впускают цепочку невероятных случайностей. Невероятные совпадения, приведшие к возникновению условий для жизни на планете. Невероятный случай возникновения жизни. Чудо или невероятное событие? Велика ли разница между ними? Разница лишь в том, что чудо осмысленно, а невероятица слепа, но сама "степень чудесности" у них одинакова.

Но дальше в теории эволюции предполагается еще огромная, почти бесконечная серия невероятностей. Это рассказ о том, как первый комочек живой слизи случайно и только случайно превращался во все многообразие, во все те миллионы видов животных, растений, грибов и бактерий, которые сегодня живут на планете, и которые на ней жили, но вымерли. Для повышения вероятности таких случайностей эволюционисты затребовали побольше времени, но вот незадача! Тут-то и выходят наружу все те геологические соображения, которые ясно говорят: извините, но такого времени у вас для эволюции просто нет.

Поэтому разумно верить в сюжет возникновения мира, где чудес меньше всего. Это и есть вера во Всемогущего Творца, Который обладает великим разумом и знает, что делает. Разумный и Всемогущий Творец создал сложный и прекрасный мир, и этот мир живет явно не по тем же самым законам, по которым он возник: просто правила творения у Него одни, а правила жизни сотворенного мира – другие.

Допустим, ребенок пользуется простой механической игрушкой: катает машинку. Но делается эта игрушка по технологиям, значительно более высоким, чем то, на что способна она сама. Катая машинку, ребенок не сможет ее изготовить. Любая творческая деятельность человека в этом отношении такова же. Для пользования любым изделием: молотком, печкой, компьютером, чем угодно, - требуется гораздо меньше ума и технологического навыка, чем на изготовление этого самого изделия. Так и мир наш живет по одним законам, а возник совсем по другим. Если еще продолжать верить, будто мир создался сам собой и в рамках существующих в нем законов, надо просто выбросить все достижения современной науки, говорящие об обратном. А если верить в эволюцию, то придется впустить в картину мироздания невероятное количество чудесных превращений – столько же, сколько есть видов живых существ. Верить в эволюцию – значит, верить в то, что мир усложняется по существующим в нем законам. Стучал- стучал молоток по гвоздям – и вдруг превращается в мобильный телефон. Но так не делаются мобильники. К старым инструментам и технологиям прикладываются все новые и новые усилия разума и технологической мысли, - тогда возникают более сложные изделия.

Итак, вера в Творца – это разумный выбор с точки зрения науки. Почему же не все спешат им воспользоваться?

Любящий и Взыскательный

Если разумный Творец есть, то любое Его создание получило от Него же свое назначение. Обезьяна создана обезьяной для своих обезьяньих задач, а человек создан человеком для своих человеческих задач. Человеческая задача – познать и полюбить своего Творца. Обезьянья задача – показывать человеку, каким он может стать, если упорно будет отказываться выполнять свою человеческую задачу.

Человек и создан так, что свою задачу он должен сам осознать и принять ее. Как видишь, не все этого хотят. Понимая, что Создатель прекрасного мира должен быть добр, что Он подает всем все нужное, не все хотят подчинить свою жизнь той цели, которую Он поставил. Некоторые хотят только сами себе выбирать цели и пути. Разумный Творец, поставив человеку цель, потом с него спросит, а эволюция ни с кого спрашивать не станет.

Вот и все объяснение, почему люди до сего дня так упорно цепляются за веру в эволюцию с ее бесконечными и слепыми чудесами без Чудотворца. А ты остаешься свободным человеком. Можешь сам выбрать философию жизни и смысл этой жизни.

Но при любом своем выборе не говори только, будто у верующих в Создателя больше веры и меньше научного разума. Вот и все, что я хотел тебе рассказать в этой небольшой истории про нашу мутную реку.

Примечание редакции.

Рассказ Тимофея Алферова не претендует на то, чтобы осветить все аспекты дискуссии между геологами-креационистами и геологами-эволюционистами, тем более не претендует на то, чтобы расставить в этой дискуссии все точки над i. Этот рассказ, по нашему мнению, относится к тому множеству описаний ситуаций, которых при всех стараниях при помощи общепринятых эволюционных моделей объяснить нельзя. (Мы уже публиковали описание подобных ситуаций в предыдущих номерах альманаха (No2 и No3) – например язык дятла, язык пчел.). Такие ситуации легко объяснимы в рамках креационной модели и никак не объяснимы в рамках традиционных эволюционных моделей.

При том что автор - не профессиональный геолог и в его работе, профессионалы м.б. найдут некоторые неточности, его основные расчеты, и делаемые на их основе выводы, приводимые им, вряд ли у кого-то вызовут возражения.

Помимо того, что автор снова приводит известные аргументы против классической эволюционной теории ледника (см. подробнее[4] ), из его данных и из классической ледниковой модели, согласно которой система рек и озер Новгородской земли есть результат таяния ледника, вытекает, что отложения каменноугольного периода (возраст которых, согласно теории эволюции – сотни миллионов лет), по которым текут тамошние реки, столь же молоды, как и сама речная- озерная система. И этот возраст составляет, согласно традиционному взгляду эволюционистов, всего-то не более 20 тыс. лет. Такой вывод неизбежно вытекает из расчетов, приводимых автором. И, следовательно, эволюционное объяснение географии Новгородской области, предполагающее существование в прошлом наползавшего ледника, в этой ситуации терпит крах. Креационная гипотеза автора всю ситуацию объясняет достаточно изящно. Не знаем, существуют ли другие эволюционные объяснения географии Новгородской области, помимо общепринятого среди эволюционистов, которое предполагает существование в прошлом гигантского ледника- бульдозера, ответственного за формирование озерно-речной системы. Возможны ли они? Это вопрос к эволюционистам – пусть думают... Но тогда пусть никто не говорит, что креационизм тянет науку назад.

Литература

1. Жекулин В.С., Нехайчик В.П. Озеро Ильмень. Лениздат, 1979 г.

2. Серова В.Н., Барышева А.А., Жекулин В.С. География Новгородской области. Лениздат, 1974 г.

3. Ильина Л., Грахов А. Волхов. Лениздат, 1980 г.

4. Голубчиков Ю. Н. Критика ледниковой теории // Православное осмысление мира, вып. 2 , М. 2006



 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру