22.03.2013

Темные стороны светлой науки

“Cамый героический поступок человечества это то, что оно выжило и намерено выжить дальше"

Стругацкие

Живая природа и наша жизнь устроены настолько сложно, что ученым иногда требуются долгие годы на то, чтобы разобраться в сложнейших природных явлениях и быть уверенным в своих научных доводах.

Людям, далеким от естественных наук, обычно очень сложно понять, как работают системы живой природы. Это вызывает повод для спекуляции информацией, а нередко приводит и к заблуждениям, иногда с очень серьезными последствиями.

История нашей страны доказывает, что в заблуждение возможно ввести не одного только человека, но и целое государство. Одной из опаснейших в этом смысле, и одновременно, самых интересных биологических наук является генетика. Она изучает механизмы наследственности и изменчивости живых организмов. Для людей звучит многообещающе, а для власти – интригующе. В двадцатом веке вокруг этой науки кипели настоящие страсти.

Первооткрыватели тайн наследственности

Обратимся к не очень далекому прошлому: СССР, двадцатые годы XX века. В стране зарождается и быстрыми темпами начинает развиваться генетика. Основоположником науки о наследственности — генетики по праву считается ученый Грегор Мендель, знаменитый австро-венгерский монах, который проводил опыты по скрещиванию растений прямо в монастырском саду. Менделю удалось установить законы наследования признаков у живых организмов. Однако наука того времени не обладала достаточной информацией, чтобы понять эти открытия и научиться их использовать: ведь тогда еще ничего не знали ни про ДНК, ни про хромосомы, не было известно, что такое наследственная информация и как именно она передается.

В начале XX века все немного прояснилось. Законы Менделя были переоткрыты независимо сразу тремя учеными - Густавом де Фризом в Голландии, Карлом Корренсом в Германии и Эрихом Чермаком-Зейзенеггом в Австрии. К 1915 году американский генетик Томас Морган создал хромосомную теорию наследственности. Стало ясно, что за наследственность отвечают гены – участки молекулы ДНК с закодированной информацией, которые входят в состав хромосом, находясь в определенном порядке. Также стало ясно, что генетика – очень интересное и перспективное направление в науке, ею стали заниматься в ведущих научных центрах мира, в том числе и у нас, в Советском Союзе.

Расцвет отечественной генетики связан с известными всему миру именами Кольцова, Вавилова, Четверикова, Тимофеева-Ресовского и многими другими. Эти выдающиеся ученые добились серьезных результатов как в генетике растений, столь необходимой для развития сельского хозяйства, так и в генетике человека, очень важной для физиологии и медицины. Однако в середине 30-х годов в стране происходят страшные события: талантливых генетиков репрессируют, научные институты закрывают, а развитие генетики останавливают на четверть века. Как такое могло случиться?

Народный академик

На арену советской биологической науки вышел Трофим Денисович Лысенко, который пообещал вождю народов накормить голодную страну хлебом. Лысенко родился в 1898 году в простой крестьянской семье, и прекрасно соответствовал образу ученого из народа, позже его так и назовут: «народный академик». В годы страшного голода на Украине Трофим Денисович как раз занимался в Одессе агробиологией - выведением новых сортов растений.

Лысенко генерировал много совершенно нереалистичных идей. Он, например, утверждал, что ветвистая пшеница, имеющая вместо одного колоска несколько, даст возможность увеличить сбор зерна с единицы площади. Он пообещал вывести за два с половиной года два новых сорта пшеницы, которые будут настолько урожайными, что позволят очень быстро решить проблему голода.

Сталину эта идея приглянулась, однако не учли одного: ветвистая пшеница растет плохо и урожая дает мало. Естественно, проделать такую работу в разумные сроки было делом совершено невозможным. Однако, сила убеждения народного академика, работавшего в прикладной ботанике и селекции, заключалась в том, что он обещал практически спасти весь мир, в то время как классические генетики, последователи Менделя и Моргана, основательно и неспешно развивали ее теоретические основы. Развитие генетики как фундаментальной науки власть не устраивало, Сталину хотелось значимых позитивных результатов в экономическом развитии страны, громких успехов – и как можно скорее, потому Лысенко стал проводником линии сталинского руководства СССР по вопросу ускорения приложений сельскохозяйственных наук к практике, главным генетиком СССР.

А вот многие талантливые ученые оказались в тюрьмах и ссылках.

Лысенко не терпел никакой критики, обладая огромным административным ресурсом, умело использовал его в травле несогласных с его теориями и идеями. Сам тем временем активно развивал лженаучную так называемую «мичуринскую биологию», согласно которой отрицались такие неоспоримые факты, как, например, то, что хромосомы являются носителями наследственной

информации. Провозглашалось, что приобретенные признаки организмов наследуются, а условия среды влияют на наследственность.

Лженаука на службе у идеологии

Что значит наследование приобретенных признаков? Один из последователей Лысенко считал, что если коровам на протяжении долгого времени отпиливать один рог, то с какого-то момента начнут рождаться однорогие коровы. Если к 30-м годам не было четких доказательств того, что это невозможно, то к 50-м стало очевидно, что такое поверхностное воздействие не может изменить генетической информации. Между тем Лысенко оставался в центре внимания до 1965 года. Почему? Дело в том, что его идеи отлично вписывались в советскую идеологию, которая наглядно демонстрировала возможность перевоспитания людей коллективом. В стране, в которой провозглашалась возможность стать тем, кем хочешь, и напрочь отрицалось происхождение, не нашлось места для «буржуазного» учения, утверждающего, что многие морфологические, физиологические и патологические особенности человека определяются его генетическими особенностями. Итоги Лысенковщины: пустая трата государственных денег и разгром российской школы генетики.

Человек вместо пшеницы

Но перейдем к не менее драматичной истории этой науки, касающейся развития человека. Крупные мировые открытия в области генетики, конечно же, культивировали идеи о возможности улучшения наследственности человека. В конце XIX века английский психолог Френсис Гальтон ввел в употребление термин «евгеника» ( от греч. ευγενες — «хорошего рода», «породистый») — учение о селекции применительно к человеку, а также о путях улучшения его наследственных свойств. Учение было призвано бороться с явлениями вырождения в человеческом генофонде. Идеи эти восходят к далекой древности, достаточно вспомнить Спарту, где слабых детей живьем сбрасывали в пропасть. Платон писал, что не следует растить детей с дефектами, или рождённых от неполноценных родителей. Неполноценным, а также жертвам собственных пороков должно быть отказано в медицинской помощи, а «моральных выродков» следует казнить. В то же время, идеальное общество, по Платону, обязано поощрять временные союзы избранных мужчин и женщин с тем, чтобы они оставляли высококачественное потомство. В те далекие времена никто даже и думать не мог о таких вещах, как гены.

Развитие генетики сулило возможность улучшения рода человеческого, серьезно и по-научному. Евгеника прекрасно укладывалась в концепцию Менделя и Моргана: раз существует наследственность, но приобретенные признаки не наследуются, то можно улучшить общий генофонд (совокупность всех генов) человечества. Для этого требовалось следить за тем, чтобы по наследству передавались только хорошие гены. В этом заключалась основная идея евгеники. На самом деле споры о том, что оказывает большее влияние на человека – гены или среда, остается открытым с тех самых пор, как узнали, что существуют гены. Ответа на этот вопрос до сих пор не существует. Гены задают определенные пределы, в рамках которых человек может развиваться. После рождения на него влияет очень много различных факторов, которые определяют, каким именно он станет. Говоря образно, гены дают нам поле, а внешние условия вытаптывают в этом поле тропинку.

От благих идей к страшным злодеяниям

Не правда ли, звучит заманчиво: «Улучшение человека», но беда в том, что разные люди понимают одни и те же идеи по-разному. Сейчас условно евгенику делят на «позитивную» и «негативную». «Позитивная» содействует воспроизводству сильных и умных, а «негативная» прекращению воспроизводства тех, кого общество считает не полноценными. Но имеет ли право кто-либо распоряжаться человеческой жизнью? Можно ли вмешиваться в природу человека и решать, кому можно оставлять потомство, а кому нет? Для большинства людей ответ очевиден: никому и никогда. Все находится в руках Бога (природы, или высшей силы, случая... – это вопрос веры каждого). Но XX век – стало временем своенравных вождей, считающих себя вправе решать судьбы не только отдельных людей, но и народов. Так евгеника легла в основу нацистской идеологии в Германии. Под эгидой улучшения чистоты расы массово уничтожались славяне, евреи, цыгане, душевнобольные, гомосексуалисты и многие другие – словом всякий, кто не подходил под определение арийца. В Германии существовали специальные детские дома для воспитания чистых арийцев, которых немецкие женщины должны были рожать от солдат СС. Концепции подобных учреждений были основаны на идеях, выдвинутых когда-то самим Платоном.

Надо отметить, что опыты по евгенике проводились не только в фашистской Германии. В США, Канаде, Швеции вплоть до конца 70-х годов XX века существовали специальные комиссии, которые могли давать разрешение на применение евгенических мер в том или ином случае. В результате были стерилизованы тысячи человек. Однако это не привело ни к снижению числа генетических заболеваний, ни к снижению преступности!

Причины большого заблуждения

За XX век генетика сделала большой скачок в своем развитии: теперь можно смело утверждать, что упомянутые попытки влияния на эволюцию человека не привели бы к «улучшению» человеческого генофонда. Наука доказала, что сила в разнообразии: сколько не отбирай умнейших и сильнейших, в целом род человеческий меньше болеть не станет. Причин тому несколько.

В геноме человека более 20 тысяч генов. Мало того, что гены наследуются по-разному, так они еще умеют очень хитро влиять друг на друга. У человека 23 пары хромосом. Одну хромосому из каждой пары мы получаем от отца, а другую от матери. Гены в хромосомах одной пары одинаковые, только находиться они могут в разных состояниях. Состояния у каждого гена может быть два. Такие варианты называют аллелями, которые именуются доминантными и рецессивными. Рецессивный аллель проявляется только при отсутствии доминантного аллеля, доминантный же проявляется, даже если пребывает в гордом одиночестве, смело подавляя рецессивный вариант признака. Наличие рецессивных аллелей одна из причин слабой эффективности евгеники. Дело в том, что рецессивный аллель может нести какую-нибудь страшную болезнь, но никто об этом и знать не будет, так как рядом с ним в паре будет работать доминантный аллель, не дающий ему активироваться. Однако, перейдя к какому-нибудь потомку, этот аллель может встретить себе подобного и болезнь проявится, и это при том, что родители будут абсолютно здоровы. Так что уничтожение больных людей никак не избавляет генофонд человечества от рецессивных аллелей. Но и это еще не все.

Создание арийской расы – занятие довольно бессмысленное, потому что основано на сокращении разнообразия, то есть обеднении генофонда. Это напрямую противоречит природе, которая на протяжении всей истории существования жизни на Земле, занята увеличением генетического разнообразия. Снижения этого разнообразия делает организм менее устойчивым к болезням и изменению условий внешней среды. Это можно понять на очень простом примере: представьте себе, что жители Москвы организовали себе очень мощный иммунитет от вирусных заболеваний, но одинаковый за счет того, что провели бы отбор людей с похожими генами. Что произошло бы? С огромной вероятностью можно предсказать, что через несколько лет возник бы вирус, научившийся бороться с этим иммунитетом, и в живых остались бы только те, кто под отбор не попал. Вирусы очень быстро вырабатывают приспособления для борьбы с иммунитетом – пытаться угнаться за их эволюцией абсолютно бесполезно. Природа борется за разнообразие как в рамках одного организма, так и во всей экосистеме. Именно поэтому и практика возделывания монокультур в сельском хозяйстве требует больших усилий человека. Само по себе одно растение без других не сможет существовать. Так и нашим генам нужно постоянно образовывать новые комбинации. На случай, если сильно изменятся условия среды: ведь чем больше вариантов, тем больше вероятность, что кто-то выживет. Идеологи евгеники по всей видимости не имели достаточно информации для того, чтобы понять, как на самом деле работают наши гены. А, может быть, просто не хотели этого признавать, так как в первой половине XX века было уже хорошо известно, что за некоторые признаки отвечает больше одного гена и что, некоторые гены наследуются сцеплено, то есть, избавляясь от «плохого» гена, мы с большой вероятностью еще избавимся от нескольких «хороших». Есть и более хитрые взаимодействия. Существует такая болезнь — талассемия, при ней изменяется форма клеток крови - эритроцитов, они теряют способность эффективно связывать кислород, но повышает общее число эритроцитов, что делает человека более устойчивым к малярии, при которой малярийный паразит разрушает клетки крови. Похожих примеров тысячи.

Евгеника будущего

Нельзя сказать, что евгеника исчезла, она просто видоизменилась и вполне возможно, что вновь станет популярной, но уже на добровольной основе – снова в «благих» целях. Уже сейчас с помощью пренатальной диагностики можно выявлять различные отклонения у плода на ранних стадиях беременности. В случае осуществления искусственного оплодотворения можно протестировать ребенка на ряд страшных генетических заболеваний сразу после зачатия, еще до имплантации оплодотворенной яйцеклетки в матку, и принять решение, имплантировать её или нет. Теоретически уже возможно извлекать при этом информацию не только о заболеваниях, но и о внешности, склонностях и способностях. Прибегать ли к таким методам или нет - вопрос этики, нравственного выбора.

Если посмотреть на это с точки зрения евгеники, то мы столкнемся с удивительным парадоксом. Пренатальная диагностика и искусственное оплодотворение с одной стороны может помешать родиться ребенку с дефектом, а с другой, сделает возможным рождение ребенка, который не родился бы без вмешательства. Этим мы мешаем естественному отбору и «ухудшаем» общий генофонд. Есть мнение, что евгеника сейчас более актуальна, чем раньше, так как медицина, позволяет выжить тем, кто лет сто назад не выжил бы. А это увеличивает «генетический груз» - число «плохих» генов в генофонде.

В то же время мы находимся на той самой грани развития науки и технологий, за которой станет реальностью создания детей «на заказ»: такими, какими их захотят видеть. Люди, рожденные естественным путем, наверняка будут уступать им по ряду возможностей и способностей. Фантастические фильмы станут реальностью, а структура общества и мир претерпят сильные изменения. Это неизбежное следствие прогресса. Но очень хочется надеяться, что страшных экспериментов над человечеством больше не повторится.

Не все, что написано - правда

Все получаемые наукой знания об окружающем мире обречены на неоднозначное восприятие и оценку, потому ни в коем случае не должны служить ни власти, ни идеологии! Хотелось бы верить, что в наши дни, когда доступ к достоверным научным данным открыт, с мракобесием навсегда покончено, но, к сожалению, это не так. Например, сейчас существует немало последователей лженаучного учения под названием «телегония», согласно которому ребенок может родиться похожим не на биологического отца, а на первого полового партнера женщины. Сторонники телегонии утверждают, что наследственная информация всех половых партнеров «впечатывается» в генетическую информацию женщины.

Но это биологически не возможно. Набор генов ребенка формируется в момент оплодотворения, а все гены ему достаются по наследству от родителей. При формировании половых клеток число хромосом в них уменьшается вдвое. При оплодотворении две половые клетки встречаются, вновь образуется двойной набор хромосом, и из оплодотворенной яйцеклетки развивается новый организм. Ну, а если, он вдруг окажется не очень похож на родителей, то дело лишь в том, что у ребенка проявились признаки дальних предков, а несуществующая телегония тут совсем не причем. Важно помнить, что не все, написанное красиво и убедительно, является научной правдой.


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру