27.10.2012

В поисках панацеи

Онкологические заболевания относятся к группе наиболее тяжелых и страшных недугов. Статистика свидетельствует о том, что в США и странах Западной Европы смертность от этих заболеваний гораздо ниже, что связывают с более развитой системой ранней диагностики. Параллельно с развитием технической базы диагностики проводятся серьезные изыскания в области разработки эффективно действующих лекарственных препаратов.

Медицина ведет разработки по всем направлениям, а больные с надеждой воспринимают любую информацию о появлении новых методов борьбы с раком. Несмотря на то, что некоторые формы онкологических заболеваний, особенно, выявленных на ранних стадиях развития болезни, излечимы, на сегодняшний день не создано универсальное лекарство, которое способно помочь всем больным. Спекуляции последних лет по поводу появления такой панацеи, к сожалению, не имеют оснований, и при ближайшем рассмотрении оказываются недостоверными, неточными и недобросовестными.

При этом медицина разных стран мира может предъявить огромные результаты своей работы в области диагностики и лечения раковых больных. Каждая страна ведет разработки по разным направлениям, но имеет свои приоритетные. Так, немецкие онкологи используют огромный ассортимент лекарственных препаратов – в их распоряжении более 120 тысяч лекарственных препаратов. В Японии при лечении онкологических больных широко используют методики народной медицины – акупунктуру, натуральные продукты и целебные травы и растения.

Английские онкологи стараются проводить локальные операции, французские тоже стараются избегать радикальных хирургических операций, особенно тех, которые отражаются на внешнем виде пациентов. В американской медицинской практике принято активно внедрять достижения науки и как можно чаще проводить диагностические обследования. Это очень важное направление, поскольку известно, что некоторые виды рака, например, рак молочной железы, выявленный на ранней стадии, полностью излечим.

Израильская медицина во многом опирается на американские принципы работы, и в области борьбы с онкологическими заболеваниями, также старается использовать новейшие технологии. В Израиле страшный диагноз ежегодно ставится 23 тысячам человек, а некоторые виды рака, такие как рак кожи и рак прямой кишки, ставят его на первые места в мире по заболеваемости. Здесь врачи считают, что при выявлении рака на ранней стадии вероятность излечения достигает 90%. В лабораториях проводятся сотни видов анализов крови, для постановки диагноза применяются ультразвуковые, рентгеновские, радиоизотопные и другие приборы, компьютерная томография, магнито-резонансные исследования, позитронно-эмиссионная томография.

Для лечения онкологических больных новейшие хирургические методики часто сочетают с внутриоперационным проведением лучевой и химиотерапии. Радиологическая терапия проводится на оборудовании, позволяющем добиться максимального эффекта и избежать осложнений. Кроме этого на стадии внедрения находятся интересные и перспективные разработки.

Искусственный нос

В Хайфском институте Технион разрабатывается устройство, которое может совершить революцию в диагностике онкологических заболеваний. Оно должно позволить не только выявить наличие у человека злокачественных новообразований, но также указать тип и место, где появилась опухоль. Новый диагностический прибор получил название «искусственный нос», потому что определяет болезнь на основе быстрого анализа воздуха при выдохе.

Этот детектор сможет заменить стандартные, тяжелые и болезненные обследования, а главное – обнаружить болезнь на ранней стадии, а не тогда, когда опухоль развилась. Разработки этого высокотехнологичного прибора начались более двух лет назад. Молодой тридцатидвухлетний израильский ученый доктор Хосен Хаик возглавляет группу специалистов лаборатории Института нанотехнологий Рассела Барии при факультете химической инженерии Техниона.

Актуальная тематика работы привлекла внимание Евросоюза, который выделил грант в размере 1,7 миллиона долларов. Предположительно, это будет компактное устройство, внешне напоминающее мобильный телефон. Сам «искусственный нос» монтируется на металлическом стержне-антенне, и представляет собой микродатчик, позволяющий анализировать состав выдыхаемого воздуха.

При выдохе больного в воздух выделяются микроскопические раковые частицы, которые обладают различными физическими и химическими свойствами. Специальные чипы анализируют эти характеристики на основе определения длины электроволн. При этом они должны различать разные типы раковых клеток и их местонахождение.

Разработчики утверждают, что эксперимент осуществляется успешно, и даже признан эффективным при обследовании прибором нескольких десятков онкологических больных. По словам руководителя проекта приблизительно через пять лет может начаться массовое производство прибора, который к тому времени научится точно определять место расположения опухоли и ее вид. Если это произойдет, то медицина получит возможность противостоять большинству онкологических заболеваний в результате их раннего обнаружения. Важно и то, что подобные виды анализов комфортны для пациентов, а их результаты могут быть получены через полминуты после проведения проверки. И самое главное – спасут огромное количество человеческих жизней от болезней и страданий.

Диагноз витает в воздухе

Известно, что среди диагностических анализов древние врачи придавали большое значение дыханию человека. Не располагая точными приборами, только на основании опыта, наблюдательности и аналитических способностей, они установили закономерности между определенными достаточно резкими запахами и болезнями. Еще со времен Гиппократа, а вероятно, и еще раньше, врачи связывали определенные запахи с конкретными заболеваниями Они знали, что запах больного тифом похож на аромат черного хлеба, от больного золотухой пахнет прокисшим пивом. Запах ацетона может свидетельствовать о наличии диабета, запах плесени говорит о проблемах с печенью, запах аммиака сигналит о патологии почек. Если же изо рта больного идет гнилостный запах, вполне вероятно, что имеется воспаление легких.

Опытные практикующие врачи знали и более тонкие нюансы дыхания, однако, не имели статистики, которая могла бы подтвердить точность диагноза по дыханию. Эти знания передавались из поколения в поколение, пока с 1970 года в исследовании дыхания открылась новая эра. Ее открыл американский химик, кристаллограф, лауреат двух Нобелевских премий – Линус Полинг.

Этот ученый сумел показать, что дыхание каждого человека уникально как отпечатки пальцев и несет огромный объем информации о состоянии его здоровья. Полинг заморозил выдох и подверг его воздействию определенных веществ в процессе газовой хромотографии. Благодаря этому он увидел уникальные органические соединения, которые позволили предвидеть, что с помощью анализа дыхания можно будет кардинально обогатить аналитическую базу медицины.

Предвидение великого ученого сбылось, и в настоящее время дыхательная диагностика развивается по нескольким направлениям. Современная медицина использует для диагностики количественные методы анализа выдыхаемого воздуха, такие как газовая хроматография, хромато-масс-спектрометрия.

Сегодня известно, что в выдыхаемом воздухе содержится около 3000 веществ, основная часть которых еще не изучена. Больших успехов в развитии одного из направлений диагностики по выдоху достиг профессор медицины Нью-Йоркского медицинского колледжа Майкл Филипс, который получил на свои исследования несколько грантов от Национального института здравоохранения. Он считает, что : "…поскольку болезни производят большие количества свободных радикалов, которые окисляют мембраны клеток и выпускают определённые составы, каждое заболевание имеет уникальный "отпечаток пальца". Мы стоим на пороге того, что исследование дыхания станет стандартной процедурой». Профессор Филипс уверен в том, что такие тяжелые заболевания как рак легких, рак молочной железы, туберкулез, болезни почек и диабет, оставляют явные знаки своего присутствия в дыхании больного.

Наибольших успехов ученый достиг в тестировании для выявления рака молочных желез и рака легких. Неэффективное использование кислорода клетками организма создает кислородный стресс, картину которого можно обнаружить при тестировании дыхания.

Важным направлением применения «дыхательных тестов», которые способны заменить биопсию, является выявление патологии у больных с пересаженным сердцем. Управление по контролю над пищевыми продуктами и медикаментами США после всестороннего изучения технологии Heartsbreath, специально разработанной для помощи больным с пересаженным сердцем, разрешило использовать ее наряду с биопсией.

Обследование проводится следующим образом: пациенту на нос надевают зажим, и в течение двух минут он дышит в специальную трубку. Образец воздуха из трубки, заполненной особым впитывающим материалом, сравнивается с образцом воздуха, взятого в комнате, и анализируется.

Подобным прогрессивным технологиям предсказывают большое будущее, и не за горами тот день, когда взятие проб выдыхаемого воздуха станет наряду с традиционными анализами крови и мочи, рядовой, рутинной процедурой. В настоящее время внедрением новой диагностической технологии занимается специально созданная для этой цели фирма Mensanna Research. По данным разработчиков аппаратура, которую выпускает фирма, способна зафиксировать в пробе воздуха присутствие 200 соединений, потому что она примерно в миллиард раз чувствительней всем известной полицейской трубки для измерения алкоголя в дыхании водителей.

«Дыхательный тест» выгодно отличается от биопсии не только легкостью его прохождения и отсутствием травматичности для пациента, но и стоимостью процедуры. Биопсия обходится в две с половиной тысячи долларов и, зачастую, в первый год после пересадки сердца проводится десятки раз. Очевидно, что анализ дыхания даже если не заменит ее полностью, позволит существенно сократить количество биопсий.

В последние годы анализ проб дыхания заинтересовал армию США, которая развивает направление, позволяющие определить не только конкретные заболевания, но также выявить уровень усталости и стресса солдат.

Английские ученые преуспели в развитии дыхательной диагностики в области ветеринарии. Они обнаружили массу преимуществ в этом виде диагностики. Для лошадей, собак, кошек и грызунов разработаны специальные маски, которые успешно заменяют трудоемкие и болезненные анализы. С помощью новых методов удается диагностировать широкий спектр заболеваний животных – от болезней желудка до заболеваний сердца. А это значит, что дальнейшее развитие анализа дыхания улучшит и пролит жизнь не только человеку, но и его меньшим братьям.

ВРЕМЯ РЕШАЕТ ИСХОД БОЛЕЗНИ

Одним из наиболее важных направлений борьбы с онкологическими заболеваниями является разработка диагностики, которая могла бы выявить болезнь на самом раннем этапе ее развития. Израильская компания Compugen более двух лет занимается исследованиями в области поиска «биомаркеров» рака и заболеваний сердечно-сосудистой системы. Разработки базируются на идее американского врача, «отца антиогенетики», доктора Фолкмана, который еще в 70-х годах прошлого века предположил, что главная роль в образовании и росте раковой опухоли и метастазов принадлежит образованию новых кровеносных сосудов. Ангиогенез – процесс формирования новых кровеносных сосудов, «кормит» раковую опухоль и способствует ее росту.

Свидетельствами этого процесса должны быть соответствующие признаки и особые вещества, так называемые «биомаркеры». Биомаркерами называют вырабатываемое опухолевыми клетками вещество, по которому можно судить о размерах опухоли и эффективности проводимого лечения. Поиск признаков наличия онкологического заболевания имеет давнюю историю. Вначале, иногда случайно, обнаруживалось вещество, которое ассоциировалось с определенной опухолью, или целым классом опухолей, а затем выдвигалась гипотеза об их связи, которая впоследствии проверялась.

В результате исследований, которые провела тель-авивская компания Compugen, выявлены маркеры, которые позволяют определять наличие онкологического заболевания за долгие годы до того, как оно обнаружит очевидные симптомы. Несмотря на то, что уже сегодня клиники Лос-Анджелеса, Сан-Диего и Нью-Йорка готовы использовать «биомаркеры» в своей повседневной работе, специалисты-разработчики утверждают, что до успешного завершения работ потребуются несколько лет дополнительных исследований.

Это связано с тем, что факторы влияния на онкологические заболевания, так же как и особенности поведения «биомаркеров» в различных ситуациях во многом остаются не изученными. Для того чтобы разработать полноценные, действенные «биомаркеры», ученые должны решить целый ряд проблем.

Известно, что при злокачественном росте опухолевые клетки отличает прогрессирующая гетерогенность, то есть внутри опухоли находятся клетки, которые обладают различными свойствами. Эти свойства и характеристики меняются на разных стадиях процесса развития заболевания, а также под воздействием различных видов терапии. Эти и другие факторы могут воздействовать на «биомаркеры», снижая их эффективность, а в некоторых случаях и полностью лишать их действенности.

При использовании биомаркеров обнаружено, что некоторые возрастные, физиологические и патологические изменения организма могут «смазывать» и даже полностью искажать картину диагноза. Иногда раковые биомаркеры присутствуют при доброкачественных образованиях и некоторых видах заболеваний.

Могут быть и другие причины «сдвигов» биомаркеров. По мере роста злокачественной опухоли возрастает гетерогенность биологических проявлений их жизнедеятельности. Зачастую злокачественные образования меняют некоторые характеристики, в результате чего наблюдается тенденция к их меньшей выраженности. К числу факторов, которые влияют на наличие и концентрацию биомаркеров относятся также пища, лекарственные препараты, природные лечебные средства и пищевые добавки.
Это далеко не полный перечень проблем, затрудняющих использование биомаркеров. Очевидно, что, несмотря на успехи медицины в области поисков онкомаркеров , наука далека от создания оптимальных и эффективных биомаркеров. Процесс методики их применения неразрывно связан с выявлением все новых аналитических показателей онкологических заболеваний и их влияния на эффективность маркеров.

Кроме ощутимых положительных результатов испытания лекарственных препаратов нового поколения, все более популярной становится «индивидуальная медицина», ставшая очень выгодным направлением развития биотехнологической отрасли. Возникновение индивидуальной медицины - одно из побочных следствий расшифровки генома человека и более глубокого понимания связи между генами человека и его болезнями. Ученые верят, что индивидуальный подход поможет более точно оценивать, кто из пациентов способен реагировать на те или иные лекарства, а у кого они вызовут побочное действие. А также предсказывать вероятность того, что у отдельных пациентов могут развиться те или иные заболевания. С течением времени такие исследования становятся обычным делом в американских клиниках, специализирующихся на лечении онкологических заболеваний.
Это направление развития науки уже нашло отклик у руководства американского промышленного конгломерата General Electric, который в октябре разместил заказ у британской группы Amersham на 5,7 млрд. фунтов стерлингов на красящие вещества, которые используются в производимом General Electric диагностическом оборудовании. <Индивидуальная медицина быстро развивается, и вскоре она откроет новую главу в истории медицины>, - утверждает глава General Electric Джеффри Иммельт (Jeffrey Immelt
Новость - результат двадцатипятилетних трудов.

В чём заключается новизна результатов, полученных доктором Фолкменом? Ангиостатин и эндостатин - антиангиогенные вещества, выделенные в лаборатории, возглавляемой известным учёным, о котором так много сейчас пишут во всём мире. Разумеется, во многих лабораториях по всему миру в этой области ведутся многочисленные исследования, выделены и изучаются сотни веществ, способных оказаться эффективными для лечения и профилактики рака. Но ингибиторы роста кровеносных сосудов, предложенные Фолкменом, уже прошли успешные испытания на мышах, и уже получено разрешение на апробацию в скором времени нового метода на неизлечимых раковых больных.
Эта идея родилась 25 лет назад. В 1971 году Фолкмен предположил, что фундаментальную роль в образовании и росте раковой опухоли и метастазов играет образование новых кровеносных сосудов.

Известно, что у взрослого организма в нормальных условиях число капилляров и их размер не увеличиваются, поскольку не размножаются "выстилающие" их клетки эндотелия. Деление этих клеток происходит лишь для восстановления пораненных участков тела либо после менструаций для восстановления слизистой оболочки матки и подготовки к следующей овуляции. Прекращение роста капилляров могло бы сыграть решающую роль в блокировании развития раковой опухоли, поскольку именно мелкие кровеносные сосуды (капилляры) обеспечивают питание тканей и отвод продуктов их жизнедеятельности.

Это предположение послужило точкой отсчёта для целого ряда исследований во всём мире. В настоящее время разработаны более 20 лекарственных препаратов и методов лечения рака, разработанных по результатам исследований, которые так или иначе основываются от этой версии.

Немного истории

Одно из конкретных приложений выразилось в поиске готовых природных препаратов. Было замечено, что в животном организме существует ткань, практически не содержащая кровеносных сосудов. Это, разумеется, хрящ. Предполагалось, что из хряща можно выделить (экстрагировать) большой набор физиологически активных веществ, среди которых, по всей вероятности, будут содержаться и ингибиторы сосудообразования. Объектом для исследований (имея в виду возможное промышленное производство) была выбрана акула, скелет которой (за исключением зубов) целиком состоит из хряща. Поэтому содержание (тогда ещё неизвестных) ингибиторов ангиогенеза в акульем хряще предполагалось соответственно наиболее высоким. Клинические испытания прошли относительно успешно и препарат был разрешён к применению.

Любопытно, что при перенесении этих "буржуйских" результатов на тогда ещё советскую почву случился казус: в то время как простым советским гражданам о препарате из акульего хряща вообще ещё ничего не было известно, для высшего партийного руководства был разработан препарат ("аналогичный, но лучше", как было принято в СССР) из акульей же, но печени(!) -- органа, пожалуй, наиболее насыщенного кровеносными сосудами. Авторы "секретной" разработки получили премии и звания, а мы с вами немного позже - серию пышных всесоюзных похорон.
Но вернёмся к результатам длительной и кропотливой работы сотрудников лаборатории доктора Фолкмена.

Симптомы и лечение. Требуется терпение

Открытие этих двух веществ, а также последние исследования в области ангиогенеза дают действительно обнадёживающие результаты. Однако, тем, кто болен сейчас, не следует строить иллюзий - исследования находятся на экспериментальной стадии и до последнего времени проводились только на животных. Следует заметить также, что не всегда результаты, полученные на животных, повторяются при лечении людей. Различия организмов создают для исследователей немало трудностей. Часть из них обычно предсказуема. Например, в данном случае имеется существенное различие в скорости роста опухолей. У мышей опухоль растёт (и рассасывается под действием новых препаратов) по человеческим меркам очень быстро (две - три недели). Поэтому до получения оптимального состава лекарства для эффективного лечения человека пройдёт не менее года. Как обычно, ещё несколько лет потребуется для наблюдения за экспериментальной группой больных, так как быть уверенным в успешном лечении рака можно только после пяти лет наблюдения после исчезновения опухоли.

Кто виноват?

Как уже было сказано, Фолкмен заметил, что образование новых сосудов (ангиогенез) взаимосвязано и происходит одновременно с появлением и ростом раковой опухоли. Более того, именно от наличия сети сосудов зависит само существование злокачественного новообразования. Таким образом, ангиогенез составляет один из этапов перехода от невинного маленького комочка в целый агрегат сумасшедших клеток-мутантов, способных превратиться в злокачественную массу больших размеров, захватывающую окружающие органы.

Спустя некоторое время (месяцы, а иногда и годы) после своего появления, когда опухоль достигает критического размера (около 1 см) и для периферийных раковых клеток уже недостаточно питания, поступающего "от соседа", они для своего выживания начинают секретировать белки, обычно присутствующие в организме в небольших количествах, и могут привести к резкому ускорению сосудообразования. Одновременно для сдерживания роста зародышей дочерних опухолей (метастазов) могут также вырабатываться вещества, замедляющие рост сосудов (в их числе, например, как раз ангиостатин и эндостатин). Равновесие между этими двумя группами веществ противоположного действия определяет, будет ли расти зародыш опухоли, или он будет "законсервирован". Если это равновесие однажды смещается, то опухоль начинает расти, причем темп роста непрерывно ускоряется. Причём "старшая", наиболее крупная опухоль тем не менее продолжает подавлять развитие более мелких метастазов. Было замечено, что иногда после удаления крупной (основной) опухоли рост более мелких иногда происходит так стремительно, что больного уже не удаётся спасти.

Исходя из этих фактов, Фолкмен предположил, что если бы мы смогли выяснить, каким образом раковые клетки индуцируют ангиогенез, и каким образом подавляют (до поры) развитие других раковых клеток, мы бы нашли мощное средство борьбы с раковыми опухолями.

Кто есть кто

Ангиостатин и эндостатин (выделенные из мочи мышей, заражённых раком) - были идентифицированы, как фрагменты двух различных белков - плазмогена и коллагена 18. Первый из них является является одним из наиболее (из известных на сегодняшний день) мощных ингибиторов сосудообразования. В экспериментах на животных он полностью останавливает рост новых сосудов в разросшейся метастазирующей опухоли. В отношении человека эксперименты проводились пока лишь косвенно - человеческие раковые клетки из опухолей простаты, кишечника и груди вводились мышам и выращивались до определённого размера (1% от массы тела).

Результаты

Было замечено, что при лечении ангиостатином или эндостатином по отдельности опухоль уменьшается в размерах вплоть до микроскопического состояния и снова стремительно разрастается по окончании курса лечения.

Однако при лечении обоими препаратами одновременно раковая опухоль исчезала совершенно, и её появления больше не наблюдалось.

Направления и возможности или Что делать?

Исследования злокачественного сосудообразования ведутся с помощью различных методов для полного выяснения природы этого процесса. Вот что о нём можно сказать в общих чертах:
раковая клетка производит вещества - ангиогенетики, достигающие внешних клеток стенок кровеносных сосудов (эндотелия) и заставляющие их делиться

Таким образом требуется выяснить что это за вещества и какие рецепторы эндотелия подвергаются их воздействию. Поэтому для лечения раковой опухоли требуется: блокировать секрецию ангиогенетиков, блокировать рецепторы эндотелия. На сегодняшний день по этим двум направлениям идентифицирован целый ряд соединений (b гораздо больше, разумеется, находится на стадии разработки). Преимущества подхода, описанного д-ром Фолкменом - в одновременном наступлении по двум направлениям, подавлении причины и следствия ангиогенеза, благодаря чему на уровне клеток, выстилающих сосуды, полностью ингибируется их размножение.

Альтернативные антиангиогенетики

Имея в виду известные (прекращение менструаций, деформации плаценты, нарушения развития плода при беременности и т. д.) и возможные побочные эффекты применения, в других лабораториях ведутся поиски альтернативных препаратов, которые действовали бы более селективно. Например, в настоящее время в этом аспекте исследуется, например, талидомид - анальгетик, исследование которого было прекращено в 60-х годах, т. к. он провоцировал фокомелию у детей. Талидомид действительно имеет свойство препятствовать размножению клеток оболочек кровеносных сосудов и в настоящее время находится на пути клинической оценки в качестве антиангиогенного препарата для борьбы с раком.

Из Калифорнийского университета была получена информация об открытии вещества, названного как SU5416, которое, действуя на рецепторы эндотелиальных клеток (FLK-1/HDR), блокируют возможности их роста и деления. После успешных испытаний на мышах, в сентябре 1997 года был начат эксперимент над 30 больными с твёрдой опухолью. К настоящему времени SU5416 продемонстрировало свою хорошую переносимость, однако для достоверной оценки эффективности требуется ещё, по меньшей мере, несколько месяцев.

В клинике Кареджи (Флоренция) на кроликах изучается влияние на рак такого тривиального вещества, как окись азота. Окись, как и другие многочисленные соединения азота, неизбежно присутствует в организме и играет важную роль в физиологических процессах. Оказывается, в раковых клетках оксид азота производится в количествах, существенно превышающих норму, и подозревается в стимуляции ангиогенеза. При введении предварительно заражённым кроликам предложенного в лаборатории ингибитора окиси азота с загадочным названием L-Name рост опухоли тормозился. Сообщается, что раковые клетки исчезали полностью после нескольких циклов введения L-Name. Эти исследования весьма перспективны, так как ингибиторов оксида азота известно множество. В итальянском институте Марио Негри (Бергамо) группа врачей - исследователей под руководством д-ра Р. Джавацци исследуют действие ингибиторов металлопротеаз - специфических энзимов, открывающих новый взгляд на механизмы формирования кровеносных сосудов. В миланском отделении того же института под руководством Елизаветы. Деяны исследуют VE-кадерин, белок ответственный за "сцепление" клеток сосудов между собой. Возможно, при выработке специфических антител на VE-кадерин, блокирующих этот белок в окружении раковых клеток, процесс ангиогенеза при образовании опухолей мог бы быть приостановлен. Однако, для этого требуется чрезвычайно высокая спецификация "разрушителя" стенок сосудов.

Важнейшее замечание

Несмотря на явный прогресс в изучении механизмов рака, не следует целиком полагаться на достижения онкологии (как, впрочем, и других областей, связанных с серьёзным вмешательством). Всегда следует в первую очередь уделять внимание мерам профилактики и ранней диагностики. По мнению многих врачей, рак лёгких, например, мог бы совсем исчезнуть, если бы не было курильщиков. Этот отчасти идеалистический взгляд не так уж далёк от истины. Но, к сожалению, чистота окружающей нас среды, здоровый образ жизни и (если уж без этого пока невозможно обходиться) ранняя диагностика не получают пока должного пристального внимания общества.

Персональная медицина Сегодня главные сферы, в которых долина занимает лидирующее положение в Европе, - это новые подходы в лечении рака, диабета и неврологических заболеваний. Но простого перечисления и общей географии недостаточно - существует еще и единая идеология, которой подчинены и фундаментальные исследования, и конкретные разработки. Они во многом направлены на то, чтобы воплотить в жизнь идею персональной медицины, когда для каждого пациента должно быть разработано индивидуальное лечение и индивидуальные лекарства. Старт исследований в этом направлении в мире был дан в 1998 г., когда журнал Американской медицинской ассоциации впервые опубликовал данные о том, что как минимум 30% пациентов, страдающих различными заболеваниями, не получают эффекта от прописанных им лекарств. Реакция на любой препарат зависит от индивидуальных генетических особенностей каждого человека, которые вообще не учитываются при назначении лечения. Смогут ли создатели препаратов и фармацевтическая индустрия в целом изменить свои подходы? Ответ на этот вопрос появился в 2005 г. в отчете Британского королевского общества. По мнению авторов отчета, "персональная медицина может стать реальностью лишь через 10-20 лет". Над реализацией этой идеи сегодня активно работают в Медиконовой долине. Три года назад в Копенгагене был создан Центр фармакогеномики, который объединяет 14 исследовательских групп - из Копенгагенского университета, Института фармацевтических наук, Королевского ветеринарного и сельско-хозяйственного университета, трех клиник, крупной фармацевтической компании Lund-beck. Цель - исследовать соотношение между генотипом человека и действием лекарств при таких заболеваниях, как депрессия и ожирение. Исследования финансируются пятилетним грантом на 4,5 миллиона долларов. Еще несколько подобных, недавно созданных консорциумов, также объединяющих университетских ученых, клиницистов и фармацевтов, исследуют ту же проблему при онкологических, неврологических заболеваниях, диабете. "Химиотерапия, которая сегодня применяется при лечении рака груди, действует лишь в 50% случаев, - говорит сотрудница Института биологии рака Тоув Киркегард. - Чтобы прицельно воздействовать на различные типы раковых клеток, нужно идентифицировать десятки маркеров в крови пациента, и уже на основе этих анализов назначать лечение, создавать различные виды препаратов. Например, популярный сегодня Herceptin - очень дорогое лекарство, а помогает только 10% пациенток. Специальный тест позволяет определить, кому он показан и даже в каких дозах". В повседневной диагностике рака в Дании и Швеции довольно широко используют биомаркеры, это уже сейчас дает возможность подходить к лечению индивидуально. Но, по мнению исследователя из того же института, доктора Хосе Морейры, уже довольно скоро лечение некоторых видов рака при таком прицельном воздействии практически не будет отличаться от лечения распространенных хронических заболеваний и может продолжаться в течение всей жизни. Чтобы это стало возможным, необходима ранняя диагностика и хорошо налаженная система информации о состоянии здоровья населения. Регистр онкологических больных в Дании, пожалуй, самый "древний" и наиболее полный в Европе - он ведется с 1942 г. Такая качественная база данных позволяет отслеживать каждого больного.




© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру