28.05.2014

Пять записок о политике в области образования

Записка 1. О системе образования и о ее критике в целом

Говоря о политике в области образования, подразумеваются, тривиально, действия государства в образовательной сфере. Однако важно сказать, что для большинства рассуждений на эту тему характерно расширенное толкование компетенций государства в данной области, что на деле искажает реальность. Ввиду наличия такой распространенной ошибки, нередко порождающей перманентное погружение в частности, нередки попытки решить проблемы, испытанные в рамках процесса образования на собственном опыте посредством государственного вмешательства. Нам следует поэтому абстрагироваться от опыта, дабы избежать субъективности, и попытаться решить самые общие проблемы, стоящие перед нашей образовательной системой.

Мы ничего не имеем против существующей системы образования в России. Сама по себе она способна эффективно функционировать; другое дело — необходимость ее взаимодействия с госуправленческими структурами, которые могут ограничивать ее эффективность; и виновата в таком ограничении далеко не сама система. Суть метода частных улучшений (1), который является, с нашей точки зрения, наиболее оптимальным и возможным в данной ситуации, состоит в совершенствовании отдельных отношений в системе образования, устранении имеющихся недостатков. Именно с точки зрения данного метода и формулируются наши предложения. Содержание этого метода основано на выделении наиболее значимых с точки зрения руководства органа управления образованием недостатков, препятствующих улучшению положения в образовании. Также следует подчеркнуть что сама система не является синонимом ее наполнения. Она лишь метод подачи материала, а не сам материал, который может быть идеологизированным, клерикализованным или же светским, нейтральным, — опять же в зависимости от линии государства. Система образования в нашей стране представляет собой укоренившуюся модель, и, на наш взгляд, не нужно заниматься ее снятием, а следует улучшать ее по возможности.

Записка 2. Цели системы образования и рекомендации, из них вытекающие

Нельзя забывать, что система образования всегда имеет цель: подготовку кадров, нужных обществу и государству. Своего рода лакмусовой бумажкой, свидетельствующей о том, что система не достигает своей цели, служит количество людей, работающих не по специальности. Конечно, мы не говорим о том, что таковых вообще не должно существовать - каждый имеет право на ошибку. Но поразительное их количество, а именно 60% россиян (данные 2012 г., Росстат (2)), работающих не по специальности, говорит о многом. Такая рассогласованность между подготавливаемыми кадрами и реальными потребностями общества, на наш взгляд, является ключевой проблемой современной системы образования.

Конечно, это не означает, что мы выступаем за полностью плановое распределение людей по специальностям в соответствии с дипломом без права какой бы то ни было смены профессии. И это не означает также сокращения автономии университетам, существующей в современной России, так как контрольные цифры и квоты устанавливаются правительством, а не университетами.

Ввиду наличия вышеупомянутой рассогласованности государство не может не регулировать основные пропорции количества мест, предоставляемых для обучения на ту или иную специальность. Прецедент, подобный случаю 2010 года на Украине, законодательно позволившему вузам самостоятельно устанавливать 3/4 контрольных цифр и квот, принятый у нас, только ухудшил бы ситуацию. И здесь мы выступаем как сторонники сохранения государственного регулирования мест, выделяемых под ту или иную специальность при общей автономии вузов. Речь идет, прежде всего, о бюджетных местах, оплачиваемых, тривиально, государством. И, если уж оно финансирует обучение и подготовку специалистов в той или иной области, оно должно предполагать дальнейшую их необходимость на рынке труда, которая и обусловит их полезность, сообщающую государству своего рода recompense за вложенные некогда деньги. В рамках такого рода целеполагания следует опираться не на реалии настоящего, но на прогноз будущего положения дел. Для этого нужен комплексный анализ развития наиболее приоритетных для государства и общества областей, а также выявление основных сфер, которые, недополучая квалифицированных кадров, не могут стабильно развиваться. Изменение здесь состоит во внедрении более рационального регулирования количества мест.

Также нельзя забывать и о том факте, что государственная политика в сфере образования — лишь часть целого комплекса управленческих мер, направленных на общество. Государство, добиваясь своих стратегических целей, стремится подстроить под них всю отраслевую политику. Это следует пояснить на примере из нашей истории.

В послевоенный период истории СССР, отмеченный существованием двух противоборствующих блоков, а именно социалистического и капиталистического, государственная политика была направлена на поддержание паритета, причем не только военного. Ввоз в страну иностранной продукции из «злобных капиталистических стран» почти не осуществлялся, ввиду чего страна нуждалась в производстве многих вещей самостоятельно, так как не все можно было закупить у «дружественных стран соцлагеря». Из этого вытекала необходимость подготовки кадров для производства, чтобы поддерживать благосостояние общества. Более того, необходим был и научный паритет, что выливалось в стимулирование наукоемких разработок. Фактически, образование было частью комплексной программы государства, направленной на паритет, и не стоит очаровываться крахом СССР как автоматическим снятием такого положения, а именно: государство не может строить свою образовательную политику в отрыве от всего комплекса целеполагания.

Из этого вытекает логичный ответ на вопрос о том, кто нужен России. В зависимости от той или иной приоритетной отрасли должны готовиться и кадры, которые должны ее обслуживать. Мы приведем пару наиболее важных, с нашей точки зрения, абстрактных примеров связи общих приоритетов российской государственной политики с образовательным их обеспечением, которые являются наиболее обсуждаемыми и противоречивыми в российском обществе.

Согласно данным Федеральной Таможенной Службы (3), основные статьи в товарной структуре экспорта за 2013 год составили минеральные продукты и топливно-энергетические товары, — в общем и целом, эти данные регистрируют объективное положение России в рамках международного разделения труда как поставщика ресурсов для дальнейшей их обработки. Конечно, такое положение дел не может не задевать сторонников наращивания индустриальной мощи à la Russie Soviétique, однако следует признать за очевидный факт, что обслуживание ресурсодобывающего сектора является важным приоритетом национальной экономики России. Это не отменяет, конечно, подготовки специалистов в других областях, однако стимулирование подготовки кадров для дальнейшей добычи и экспорта ресурсов, который является жизненно важным для российской экономики, не должно быть недооценено при расстановке приоритетов российского образования. Геологи, химики-технологи, специалисты в области экономики нефтяной и газовой промышленности, технологи переработки нефти должны получать больше приоритета при распределении квот и контрольных цифр, а также при финансировании. Нет, развитие своей собственной промышленности, вложения в машиностроение и текстильную промышленность тоже должно осуществляться, так как в противном случае слезть с «нефтяной иглы» будет крайне сложно, так как чрезмерная зависимость от международного разделения труда делает экономику крайне уязвимой, однако, ввиду того, что наша страна может выиграть и выигрывает от поставки ресурсов, нельзя закрывать глаза на то, что является основным источником благосостояния России, при этом не абсолютизируя данный факт, желая превратить Россию в «сырьевой придаток».

Вторым примером приоритета России мы выбрали демографическую политику, а именно цель повышения рождаемости, которая обсуждается как высшими государственными управленцами, так и уличными политиками. Постоянно вносятся законопроекты, назначаются обсуждения, и стоят перед ними всеми два извечных вопроса: «что делать?» и «кто виноват?».

К сожалению, большинство политиков, да и немалая часть управленцев, отвечают на эти вопросы не совсем корректно. Вернее, корректно с точки зрения минимизации государственных затрат, но некорректно с точки зрения эффективного достижения поставленной цели. Демографическая политика по большей части в нашей стране пытается обойтись идеологическими средствами, избегая вложений материальных, о чем свидетельствуют многочисленные проблемы при получении даже таких простых вещей, как алименты на ребенка и материнский капитал. Однако, мы не задаемся целью развернуто критиковать государственную демографическую политику, так как цель наша — не противостояние, но попытка помощи со стороны подготовки кадров системой образования. Не говоря уже о популяризации химии и биологии в школах, необходимой для заинтересованности детей в здравоохранении, следует стимулировать подготовку в области медицины, которая не должна ограничиваться одним лишь вузовским образованием; курсы повышения квалификации для существующих работников больниц и поликлиник также должны быть обязательными для продолжения работы в соответствующих подразделениях. Также это может отразиться в увеличении квот на специалистов в области семейного права. Наконец, система образования может помочь улучшению демографической ситуации посредством увеличения количества возможностей послевузовского обучения для женщин, желающих выйти на работу после долгого декрета. И так далее - мы не ставим себе целью вдаваться в частности.

Примеры приводятся для того, чтобы показать, как исходя из приоритетных направлений государственной политики государство должно рассчитывать квоты и контрольные цифры. Естественно, приведенные выше профессии выбраны абстрактно на наш субъективный вкус, и государство само должно решить для себя, какие кадры ему нужны для проведения эффективной политики в приоритетных для него векторах, но в целом принцип понятен.

Записка 3. Формы образования, остающиеся «за бортом»

Что случилось с колледжами и профессиональными техническими училищами? Они теряют престиж; ПТУ-шник сейчас — синоним крайне глупого человека. Конечно, престиж этих учебных заведений поднимется пропорционально подъему заработной платы на специальности, которые получают их выпускники, что находится далеко не в компетенции структур, занимающихся образованием, сколько в компетенции работодателей, впадая в серьезную зависимость от ситуации на рынке труда. Однако обеспечение 100% трудоустройства для успешных выпускников является, на наш взгляд, эффективной мерой по обеспечению полного набора и в эти учебные заведения, обеспечивая общее разнообразие кадров, поступающих на рынок труда. Тем не менее, существует практика партнерства выпускников среднеспециальных учебных заведений с успешными производственными компаниями; сначала учащиеся проходят там практику, и, в случае успеха, им предоставляется рабочее место. Распространенная спорадически, эта практика в случае повсеместности может привести к повышению престижа и эффективности колледжей и профессиональных технических училищ.

Выше уже упоминалось значение послевузовского дополнительного образования. На деле вузы сейчас сконцентрированы больше на подготовке новых «свежих» кадров, чем на повышении эффективности уже подготовленных, хотя последнее может дать куда более эффективные результаты при сохранении за работниками имеющегося у них рабочего места, а полученные знания будут немедленно внедрены в практику. Здесь вопросами о достижении такого состояния должны стать, во-первых, обязательность такого рода образования, а, во-вторых, удобное расписание для тех, кто ходит на курсы повышения квалификации, чтобы на эти занятия отправляли не только тех, чье отсутствие в той или иной структуре никак не скажется на работе в целом. В частности, это касается медицинских работников и работников сферы образования, а также тех, которые рискуют быть уволенными в связи с неосвоением новых производственных технологий.

Записка 4. Пределы образовательной политики

Мы пойдем от частного к общему и приведем конкретный пример нарушения закона об образовании. Давайте посмотрим в его текст. Текстом будет третья статья первой главы Федерального Закона об образовании. И речь пойдет о соблюдении хотя бы общих принципов, в нем провозглашенных.

«...Обеспечение права каждого человека на образование, недопустимость дискриминации в сфере образования».

Казанский IT-лицей. По данным журналистов, расследовавших удивительный факт зачисления в данное учебное заведение одних лишь мальчиков, было неожиданно выявлено, что «максимальный результат, показанный школьницами, составил 137 баллов, а лучший показатель ребят — 129... В итоге в IT-лицей взяли мальчишек, не набравших и 90 баллов, а вот 50 барышень, уровень знаний которых перевалил отметку в 96 баллов, остались «за бортом» (4).

Конечно, это можно списать на «единичность случая», однако мы приводим этот пример лишь для того, чтобы показать, что государственные и муниципальные органы откликаются далеко не на все запросы гражданского общества, нашедшие нарушение действующего законодательства. Та же ситуация может наблюдаться и со взяточничеством в высших учебных заведениях при поступления или при сдаче экзаменов, прямо противоречащему не только правовым нормам, но и элементарному здравому смыслу с точки зрения подготовки квалифицированных кадров.

Из этих двух вопиющих отрицаний закона об образовании вытекает тот факт, что улучшать систему образования, в частности, проводить в действие элементарное следование закону об образовании и его ненарушение, невозможно без комплексного реформирования способов взаимодействия между государством и гражданским обществом, что наталкивается в свою очередь на непроходимый субъективный фактор. Сама система образования ничего не может поделать с дискриминацией и коррупцией, и ответственность здесь должна лежать как на администрации самих учебных заведений, так и на бездействующей местной администрации и судебной системе, неспособной реагировать на запросы общества. Таким образом, мы столкнулись с классическим элементом произвола в сфере образования, который никак не решится за счет изменения ее структуры. От самой системы ничего не зависит, равно как и от реформы ее. Поэтому нужно всегда помнить, что без устранения произвола в административной системе в целом, мы не устраним произвол в образовательной системе в частности; но дело здесь, опять же, не в самой системе.

Записка 5. Отказ от предыдущих соображений

Мы вынуждены сказать «нет» всем предыдущим нашим рассуждениям ввиду того, что образовательная система по своей сущности направлена на культивирование индивида, полезного обществу и государству, а не на развитие личности, свободной и способной делать выбор самостоятельно, в отрыве от общества. Любая образовательная политика направлена на принесение индивида в жертву государственному интересу, этому «монстру», которого столь критиковал Бакунин. Разве не очевидно, что цель этих улучшений — далеко не свободное развитие личности, а лишь производство винтиков для машины?

С помощью образования усваивается, прежде всего, лояльность системе, а уже потом способность мыслить самостоятельно. Однако в рамках государства по-другому нельзя. Свободное развитие личности в государстве всегда ограничивается интересами последнего; равно как и в обществе, поглощающем его. Образовательная система навязывает свои стандарты, свои модели поведения и свой дискурс. Она порождает людей, думающих, что они мыслят самостоятельно, — но на деле их мысль была подготовлена целой образовательной системой. У нее свои цели — служение и субординация, а не спонтанность. И людям первое дается легче — ведь намного проще отдать свою свободу в обмен на указания, что делать и мнимую уверенность в правильности своих действий, санкционированных обществом или государством, чем совладать со своей свободой и решить для себя вопрос о смысле жизни самостоятельно.

И государство, и общество не могут существовать без навязывания своих потребностей индивиду; им нет дела до направленности отдельно взятого лица, и все, в первую очередь образование, подчинено стратегическим целям государственной политики. К сожалению, мы вынуждены признать, что государство не может существовать, не подавляя личность в том или ином объеме; оно так или иначе ограничивает ее свободу. Но что если свобода неделима и препарирование ее может привести к ее утрате?

Государство и «Я» несовместимы в полной мере. И, если взглянуть на историю, то конфликт этот всегда разрешался в пользу государства. Было сказано, что система образования — это одна из частей целого комплекса государственных мер, направленных к единой цели. Но не является ли она лишь одной из цепей, удерживающих личность в плену обязанностей перед государством, которые оно ей вменяет? Вышеописанные ответы на вопрос «что делать?», равно как и почти все ответы на этот вопрос применительно к сфере образования игнорируют, совершенно игнорируют свободное развитие личности. Увы, если говорить о государственной политике, то, для ее поддержания необходимо это обезличивание и унификация.

На наш взгляд, основной и, надо признать, неизбежный порок всех систем образования вообще, составляющий преимущество для государства, был вполне выражен в небольшой работе Макса Штирнера «Ложный принцип нашего воспитания», а именно:

«Если тенденция нашего времени, уже добившегося свободы мышления, состоит в том, чтобы довести ее до последнего предела, благодаря чему она превратится в свободу воли, и в том, чтобы реализовать эту последнюю в качестве принципа новой эпохи, то и конечной целью воспитания будет уже ни в ком случае не знание, а порожденная знанием воля, а лозунгом для того, что выступает ее целью, будет: личностный, или свободный человек. Сама истина состоит не в чем ином, как в откровении себя самого, а для этого требуется сначала найти себя самого, освободиться от всего чуждого, крайнее абстрагирование или избавление от всякого авторитета, вновь обретенная наивность. Школа не готовит таких целиком и полностью подлинных людей; и если они все-таки существуют, то существуют вопреки школе. Она, конечно, делает нас хозяевами вещей, а в лучшем случае и хозяевами своей собственной природы; но она не делает нас свободными натурами».

«Наоборот, считается, что достаточно воспитать людей понятливых; о людях разумных тут даже и не помышляют; понимать окружающие вещи и данности — на этом все должно остановиться, а понимание самого себя представляется делом, предназначенным далеко не для каждого. Вот и требуют развивать в себе вкус ко всему позитивному, будь то к его формальной или материальной стороне, и учат: довольствуйся одним позитивным. Как и в известных других областях, в педагогике тоже не допускают проявления свободы, силе оппозиции не дают слова: нужна только покорность. Преследуются лишь формальные и материальные цели, и из гуманистических питомников выходят лишь ученые, а из питомников реалистических — лишь «полезные граждане», причем те и другие — не более чем покорные люди. Наша добрая основа непослушания мощно подавляется, а вместе с нею — и рост знания до свободной воли» (5).

Однако в заключении следует сказать, что эта критика не может привести к решению проблемы; ведь пока существует государство, пока существует общество, нужны лояльные им члены, а воспитание отдельной личности есть побочная цель. Конечно, с точки зрения ценности человеческой свободы все должно быть наоборот, однако система образования действует в интересах общества и государства, а, следовательно, не может быть иной. Другой вопрос — как сделать так, чтобы отчуждалось как можно меньше свободы личности на саморазвитие; и здесь уже речь должна идти о доступности средств информации, фильмов, книг, журналов, газет, свободного пространства сети Интернет; так как здесь, прежде всего, важна инициатива самой личности. Она сама должна стать свободной, а не получить эту свободу в руки, что, к тому же, невозможно сделать посредством системы образования.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Беляков С.А. Модернизация образования в России: совершенствование управления. М.: МАКС Пресс, 2009. С. 60-61.

2. РИА Новости Почти 60% россиян работают не по специальности — Росстат [Электронный ресурс]. URL: http://ria.ru/society/20120813/722231749.html (дата обращения: 20.05.14).

3. Данные с сайта http://www.customs.ru (дата обращения: 20.05.14).

4. Комсомольская правда: http://kazan.kp.ru/daily/26125/3017639/ (дата обращения: 20.05.14).

5. Штирнер М. Ложный принцип нашего воспитания, или Гуманизм и Реализм (1842) // Журнальный клуб Интелрос [Электронный ресурс]. URL: http://www.intelros.ru/readroom/rus_mir_lat/russkiy-mir-i-latviya-28/12942-lozhnyy-princip-nashego-vospitaniya-ili-gumanizm-i-realizm.html (дата обращения: 20.05.14).


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру