26.12.2013

Не чужая земля...

Землею быть — великая работа.

Вбирать в себя снега, дожди и свет,

Ведь жизнь корням давать обязан кто-то.

Надежда Чернова

Возвращение домой после долгой разлуки. Пьянящее чувство радости от близкой встречи с детьми и женой, с друзьями всегда заставляет нетерпеливо биться сердце. И как в детстве, прижавшись лицом к стеклу, под стук вагонных колес начинаешь считать про себя телеграфные столбы, железнодорожные переезды. Ну, еще сто километров… пятьдесят… сорок. А вот и долгожданный город Нестеров. Граница. Позади осталась суверенная Литва. Впереди — Россия. До Калининграда уже рукой подать. И каждый раз я наблюдаю одну и ту же картину. Словно по чьей-то команде всех пассажиров охватывает какое-то странное, необъяснимое волнение. Виной этому не пограничники и таможенники с их напряженно-серьезным и крайне ответственным выражением лица. На них никто уже давно внимания не обращает. Привыкли. Работа у людей такая. Суетятся пассажиры, волнуются, настроение у всех приподнятое. Не догадываетесь, в чем причина? Да все просто. На Родину возвращаются. На свою родную землю. Эх, что и говорить, нет на земле, пожалуй, места ближе и родней для человека, чем край, где он живет, где его отчий дом. А поезд, стуча колесами, мчится и мчится вперед. За окном мелькнули и исчезли устремленные ввысь, словно гигантские свечки, вековые тополя. Это станция Новое–Луговое. Локомотив начинает сбавлять ход. Неужели приехали? От радости бешено бьется сердце. «Опять на край земли российской собрался, — шутили друзья перед моим отъездом. Да, что ни говори, а этот край земли и есть моя малая Родина — Калининградская область.

Себя я могу причислить уже к старожилам нашего края. Дед мой и бабушка по матери переселенцы второй волны. В 1948 году они всей своей большой семьей приехали в Калининградскую область из Украины. Потому край этот мне дорог и свят. Он и радость, и печаль, и гордость моя. Здесь мои корни. Не раз приходилось мне уезжать из этих мест. Сначала всей семьей путешествовали по России. Отец был офицером. Потом и я по его стопам пошел. Но где бы я ни был, а каждое доброе людское слово, сказанное о родном крае, вдали от него, мне приятно было слышать. Не скрою, гордился и горжусь тем, что могу считать себя калининградцем. А как же может быть иначе? Ведь вырос я не на какой-то другой, а на этой самой земле. И благодарен своей судьбе за то, что в конце концов вернулся я после всех моих путешествий по ближнему и дальнему зарубежью на свою малую Родину. Я уже не тот беззаботный юнец, которому было все просто и понятно в жизни. Испытав все горести и печали вместе со своей страной, я не затаил на нее обиду. Мои родители учили меня быть сдержанным и суровым к себе, но беспощадным и непримиримым к проявлениям человеческой подлости, лицемерию и предательству. А еще они научили меня любить свою Родину и защищать ее не только от врагов, но и от недобрых слов и помыслов. Я из поколения пятидесятых. И знаю историю своей страны не только по учебникам, а и по рассказам отца-фронтовика.

Несколько месяцев назад я так же возвращался из Москвы. Стоял у окна вагона в коридоре и с замиранием сердца смотрел на осенний лик родной мне земли, столь знакомый каждой своей рощицей, полем, речушкой. Вдруг появилось огромное желание поделиться своей радостью, своей гордостью с кем-нибудь, и тут услышал за спиной капризно-изумленный девичий голос:

— Господи, да как тут люди живут?! Тьмутаракань какая-то. А мне говорили — Янтарный край…

— Милая… Ну что ты хочешь! Чужая это земля. Завоевали на свою голову. Будто своей было мало… Успокойся, завтра будем в Берлине, — снисходительно пробурчал в ответ ее спутник, и они скрылись за дверью соседнего с моим купе.

Словно меня кто-то обухом с размаху по голове хватил. В одно мгновение вспыхнули в душе и гнев, и протест. Да как у них только язык поворачивается говорить такое, не побывав здесь и дня, не встретившись ни с одним жителем этих мест? Да что они, собственно, знают об этом крае? Что могут они увидеть из окна несущегося мимо всех и всего поезда? Появилось огромное желание поговорить с этими людьми. Объяснить, что они заблуждаются. Рассказать им правду о нашей земле. Но разговор наш, увы, не состоялся. И по весьма курьезной причине. Дверь купе неожиданно широко распахнулись, и в коридор выскочил тот самый пассажир, с которым я хотел побеседовать. Пот струйками бежал по его совершенно бледному лицу, а губы шептали какое-то слово, которое я никак не смог разобрать.

— Вам плохо? — сочувственно спросил я.

В ответ, громко икнув, он резво сорвался с места и, несмотря на свои стокилограммовые габариты, рысью понесся по коридору в сторону туалета.

— Вова! Будь аккуратным. Не забудь снять пиджак, — раздался ему вдогонку из купе заботливый голос. — И когда ты уже нажрешься наконец, боров! — А это было сказано уже на полтона тише и, как видно, не предназначалось для Вовиных ушей.

В очередной раз я столкнулся с этой парочкой уже на перроне Калининградского вокзала. Девушка — мотылек. Явно «мисс» какого-нибудь регионального конкурса красоты. И папик — ГМО, генетически модифицированная особь. Решив сэкономить на носильщике, он, пыхтя, катил по перрону два увесистых кофра, останавливаясь через каждые десять метров, чтобы отдышаться и вытереть пот со лба. «А ведь не добежит, если что... — без какого-либо злорадства подумал я. — Тут уж не только пиджак снимать придется».

«Перекати-поле» — называл мой отец таких людей. Без корней живут. Ветер у них в голове гуляет. Не держатся за родную землю. Да и какая она им может быть родная, если чураются они ее! Им ближе другие страны. Семья, бизнес, недвижимость, счет в банке… Всё уже давно там. А в Россию — так, по мере надобности. Кто «народным избранником» устроился, кто топ-менеджером, а кто и фондом каким-нибудь руководит. В общем, разные у всех увлечения. Главное, что доход, и неплохой доход, эти увлечения приносят. Там, по месту их второго гражданства — жительства, критерии по трудоустройству совершенно другие. А у нас в России законы хорошие. Демократические. Свобода слова — пожалуйста. Права человека — пожалуйста. Презумпция невиновности — да без вопросов. А если вдруг что случится… Ну, всякое бывает. Коррупция, например, или какие другие противоправные действия… Тут с ними всё как в той народной поговорке происходит: не понос, так золотуха. Адвокаты, депутатская неприкосновенность, любимая 51 статья… Так и хочется сказать словами Аркадия Райкина: «Хорошо устроились, ребята».

К чему я вам эту историю дорожную рассказал? Да вот задели меня за живое слова о «чужой земле». Что-то довольно часто их приходится в последнее время слышать. И не только от каких-то там «вовиков», следующих через нашу Калининградскую область транзитом. В результате Беловежских соглашений нас от России отделяют сотни километров. Как только ни называют нашу Калининградскую область: и островом, и анклавом. Некоторые деятели в лихие девяностые предлагали переименовать область даже в Ганзейский район Прибалтики. С севера нас омывает Балтийское море, на западе и юге мы граничим с Польшей, на востоке — с Литвой. Чтобы проехать в «материковую» Россию и дальше, надо как минимум три границы пересечь. Нашу область можно сравнить с Сахалином и островами Курильской гряды. Общее то, что обе территории — одна полностью, другая частично — служат предметом притязаний иностранных государств. С той лишь разницей, что на востоке России эти притязания носят характер официальной политики, а у нас на западе России их выражают, так сказать, на «общественном» уровне. Но вот что удивительно — эти заявления чаще всего звучат не от простых граждан, а от людей, считающих себя властью в нашей области. Дело в том, что мало кто сегодня в России ясно себе представляет, какая сложная ситуация зреет внутри и вокруг Калининградской области. Для кого-то может показаться диким утверждение, что с 1991 года здесь проводится «германизации» сознания ее жителей. Не верите? Постараюсь вас ознакомить с некоторыми публичными высказываниями отдельных господ по поводу дальнейшего развития Калининградской области.

В 2005 году, в своей книге «Тучи над Калининградом» калининградский писатель, член Союза писателей России Андрей Максимович Старцев в хронологической последовательности описал зарождение сепаратизма в Калининградской области. Читаешь книгу и удивляешься, как планомерно и последовательно эти люди, сменяя друг друга на ответственных государственных и общественных постах, манипулируют сознанием калининградцев.. Вот лишь некоторые выдержки из этой книги. Привожу их дословно:

— «Русь Балтийская» опубликовала клише «Информация для прессы» о международном конгрессе в Вайкерсхайме 09 и 10 мая 1992 года, в котором приводились выдержки из реферата, представленного Ю. Маточкиным (губернатор Калининградской области) на этот конгресс: «Северная часть территории Восточной Пруссии со столицей Кенигсберг в виде автономной «Республики Пруссия» может стать немецко-русским будущим… Вновь восстановленное городу имя Кенигсберг и Пруссия будут символизировать новое совместное будущее для русских и немцев…» — Страница 188, глава 4. Раздел «О Калининградском сепаратизме». Книга «Тучи над Калининградом». 2005 год. Издательский дом «Российский писатель».

— В газете русских немцев «Нойес Лебен» (№ 22 от 1992 год ) напечатано большое интервью председателя общества «Фрайхайт» («Свобода») Э. Гофмана, в котором он рассказывает о целях и задачах этого общества, созданного, кстати, на конференции, состоявшейся в Москве 22 июня (!) 1992 года. «Деятельность общества «Фрайхайт» будет направлена на сохранение и развитие этноса и культуры российских немцев, защиту их гражданских прав, социальных и других свобод. Этому, мы считаем, будет способствовать создание Балтийской немецкой республики в Калининградской области ». — Страница 205, глава 6. Раздел «О Калининградском сепаратизме». Книга «Тучи над Калининградом». 2005 год. Издательский дом «Российский писатель».

Конечно, эти два заявления были сделаны до принятия 12 декабря 1993 года Конституции РФ. Но ведь они были сделаны! И оставили свой негативный след в сознании калининградцев. Теперь-то мы с вами знаем, что говорится в статье 4 главы 1-й Конституции РФ. Для тех, кто запамятовал, напомню: «Суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию». Ну и для тех, кто страдает излишними амбициями, приведу статью 29 главы 2-й Конституции РФ: «Не допускается пропаганда или агитация, возбуждающая социальную, расовую или национальную ненависть».

А теперь к дням сегодняшним. Двадцать первый век. Прошла перестройка. Сменились лидеры государства. К руководству области пришли новые люди, а речь все о том же:

— Новости ИА ReGNUM от 09 мая 2009 года.

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» глава администрации города Калининграда Феликс Лапин высказал мнение, что он не против переименования города Калининграда в Кенигсберг.

— Новости ИА ReGNUM 2010 год.

Губернатор Калининградской области Георгий Босс, предложил объединить районы северо-восточного пограничья Калининградской области и дать новому образованию звучное имя «Тильзитский район».

— Новости ИА ReGNUM 2011 год.

В Варшаве, на заседании комитета парламентского сотрудничества «Россия — ЕС», губернатор Калининградской области Николай Цуканов на вопрос депутата Европарламента В. Шульца о переименовании Калининграда в Кенигсберг заявил, что это может быть решено только путем проведения регионального референдума.

— «News Balt» 06.10.2011 года.

Публичные дебаты в блогерском клубе «Амберкант».

Из выступления председателя Калининградского областного Союза предпринимателей Сергея Пасько, он же председатель запрещенной Балтийской республиканской партии (создана 01.12.1993 года, запрещена на основании закона «О политических партиях РФ» решением Калининградского областного суда от 26. 06.2003 года. В настоящее время партия выступает под названием «Калининградское региональное общественное движение Республика»:

«Евросоюзу будет приятно, и может быть укрепятся наши экономические связи, если мы в обозримые годы, желательно при нашей жизни, вернем городу его историческое имя — Кенигсберг».

Также С. Пасько объявил присутствующим, что переименование будет стоить 240 млн рублей. По его словам, немецкое землячество, поддерживающее возрождение земель Восточной Пруссии, в 1998 году предлагало ему 300 млн долларов, чтобы вернуть Кенигсбергу прошлое имя, но он отказался…

Поразительно, не правда ли?! Консервативные и крайне щепетильные в вопросах подобных «инвестиций» немцы готовы были довериться этому человеку. Почему? Да потому, смею предположить, что в 1998 году Сергей Пасько возглавлял Балтийскую республиканскую партию. А как можно не доверять такому человеку, когда главная цель руководимой им партии — достижение автономии в рамках РФ, или превращение Калининградской области в независимое государство? Идеология партии — сепаратизм, социальный либерализм. Символика партии — красно-бело-красный флаг Кенигсберга с изображением черного орла (данные взяты из Википедии). И на сегодняшний день эта так называемая «Республика» продолжает свою сепаратистскую деятельность в Калининградской области и за ее рубежами, прикрываясь законами РФ о правах и свободах человека. Весьма демократично. Особенно если почитать их высказывания в Интернете. Думаю, пришла пора ознакомить и эти буйные головы с соответствующими статьями: Российская конституция устанавливает, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать прав и свобод других лиц (ч. 1.3. статья 17) и может быть ограничено Федеральными Законами в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3. статья 55). Об этом также говорится и в «Международном пакте о гражданских и политических правах» (статья 19).

— Комментарий депутата Калининградской Думы от партии «Гражданская платформа», заместителя председателя думского комитета по международным и межрегиональным отношениям Саломона Израйлевича Гинзбурга корреспонденту ИА REGNUM,01.02. 2013 год: «…Переименование Калининграда — это не политическое, а культурно-историческое событие. Жить в российском Кенигсберге славно, патриотично. Это, в конце концов, круто. Этой идее надо отлежаться. Скажем, с 2015 года, когда все мы будем отмечать 70-летие Великой Победы и 70-летие штурма Кенигсберга, надо серьезно изучить общественное мнение по этому вопросу. В 2020 году провести референдум среди жителей не только Калининграда, но и райцентров — Озерска, Славска, Пионерского, Краснознаменска, Советска, т. е. тех городов, чьи названия не связаны с героями войны, как например — Гурьевск, Черняховск, Гусев. И в 2024 году, когда вся мировая общественность будет отмечать 300-летие И. Канта, восстановить название нашего города».

Конечно же, круто, Саломон Израйлевич! На сегодняшний день в живых осталось 365 ветеранов Великой Отечественной войны, которые штурмовали фашистский город-крепость Кенигсберг. По вашему плану переименования — извините, предложению по переименованию Калининграда в Кенигсберг — многие из ветеранов не доживут до той знаменательной даты и не смогут отблагодарить вас за ваш «патриотизм».

Пропаганда (латинское слово — propaganda) — распространение идеологических и политических воззрений на аудиторию с целью формирования взглядов, ценностей, представлений, эмоций, идеологий, оказание влияния на человеческое общество. Политическая пропаганда занимается работой с массовым сознанием людей или сознанием определенной аудитории, с целью популяризации идеалов, целей, желаний. Пропаганду не надо путать с рекламой, агитацией и пиаром. Пропаганда занимается, в отличие от агитации, не побуждением, а убеждением, и, в отличие от пиара, не разравниванием поля, а засеванием его семенами.

К чему я привел эти строки? Думать надо и господам, зовущим нас в только им известном направлении, и нам с вами не надо спешить делать необдуманные поступки. Живой пример, как Болотная чуть не превратилась в Майдан. Нам на площадях нашего Калининграда баррикады не нужны.

18 ноября 2013 года приехал с визитом в Калининградскую область министр культуры РФ Владимир Мединский. Открываю «Новости Калининград» на mail.ru — и, что бы вы думали? Главная новость дня. Господину Мединскому был задан вопрос, как он относится к переименованию Калининграда в Кенигсберг? Кто задал сей важнейший вопрос, пресса умалчивает. Но можно догадаться. Наверно, «наши кенигсбергские патриоты» ожидали услышать радостный для себя ответ и записать министра культуры в свои ряды. Ан нет! Я думаю, Владимир Мединский был знаком с высказыванием полномочного представителя Президента России в СЗФО господина Н. Винниченко: «Разговоры о переименовании Калининграда в Кенигсберг — болтовня». Потому он как весьма культурный человек и ответил нашим обеспокоенным господам весьма обтекаемо: «Я считаю, что к возвращению исторических названий надо подходить исключительно осторожно и осмотрительно…»

Странное, что-то все-таки происходит у нас с нашими политическими и общественными деятелями. Не берут они пример, в хорошем смысле слова, со своих европейских друзей. Вот вы мне кто-нибудь скажите, слышали ли вы о том, что поляки хотят переименовать свой Гданьск в Данциг? Или литовцы Клайпеду в Мемель? Кстати, знаете ли вы, что, проезжая из материковой России в Калининградскую область, на территории Литвы из окон поезда можно увидеть бывший город царской России Вержболово? Это — сегодняшний Кибартай. Сувалкская губерния до 1917 года была частью России, потом оказалась в составе Польши. После захвата Польши Германией советское правительство, заботясь об укреплении государственной границы, выкупило у немцев эту территорию за сумму, равную той, которую Россия получила от США за Аляску с ее несметными сокровищами. Вы можете себе представить, чтобы политики или правозащитники в Литве вдруг стали требовать возвращения исторического названия Вержболово? Смешно? А вот Калининград в Кенигсберг — не смешно?

Совсем недавно, 03.12. 2013 года, на встрече Президента России В. В. Путина со студентами МГУ, ему был задан вопрос о людях из власти, которые ведут разговоры об отделении от России отдельных районов, областей и даже республик в пользу иностранных государств. Не гарантирую точность сказанного, но смысл ответа президента был таков. Он назвал этих людей пустобрехами. И добавил: «Возможно, эти люди обслуживают интересы других государств». А слова, что пора ввести ответственность за сепаратизм, были поддержаны всем залом. Напомню: в зале была молодежь!

Но вернемся в наш Калининград. Сейчас городские власти «болеют» очередным глобальным архитектурным проектом — «Сердце города». Для этого они даже пригласили из Германии на роль консультанта проекта бывшего главного архитектора Берлина Ханса Штимана. Думаю, что этот немец расстроил наших градостроителей. Предложил не сносить символ советского прошлого — Дом Советов. А вот с восстановлением Королевского замка повременить. Оставить решение этого вопроса следующим поколениям. Согласитесь, есть в его словах, что-то созвучное словам Соломона Гинзбурга. А в конце разговора с мэром А. Ярошуком и вовсе посоветовал лучше заняться балконами, разбитыми тротуарами и брусчаткой города. На предложение мэра стать одним из членов жюри международного конкурса по подготовке проекта «Сердце города» Ханс Штиман ушел от прямого ответа. Так и хочется сказать: «Ах, Штиман! Ну и… молодец!». А если серьезно — а он нам нужен этот Королевский замок? Может, предложить нашим «кенигсбергским патриотам», да в складчину с господами из заграницы, взять в каком-нибудь банке ипотеку и построить этот замок? Как вам такая идея?

14 декабря 2013 года в Калининграде проходил региональный гражданский форум «Сильное гражданское общество — основа развития региона». Форум проходил в Балтийском федеральном университете имени И. Канта. Работа участников форума проводилась по секциям. К нам в секцию № 6 «Патриотическое воспитание в процессе трудовой деятельности: связь поколений, сохранение традиций, новые подходы» зашли губернатор Калининградской области Н. Н. Цуканов и советник Президента РФ М. А. Федотов. Дискуссии у нас шли интересные. Значение слова патриотизм, после его поддержки Президентом России В. В. Путиным, стало нашим русским знаменем. Я не удержался и задал вопрос губернатору: «Как вы относитесь к тем, кто говорит о необходимости переименования Калининграда в Кенигсберг? Ответ губернатора: «Я родился в Калининградской области, буду жить и работать в Калининградской области. Я против переименования Калининграда. Ко мне часто обращаются по этому поводу приезжающие к нам в Калининград немцы. Я всегда отвечаю им, что мы пришли на эту землю не как завоеватели. Эта земля полита кровью наших дедов и отцов. И теперь — это Россия. Советую всем, кто сегодня ведет разговоры о сепаратизме, хорошенько подумать о последствиях». Жаль, что на нашей секции не присутствовали те, кому бы эти слова не мешало послушать и сделать соответствующие выводы.

Уже не первый год собираю материалы для своей новой книги о первых переселенцах, которые приехали жить и работать в нашу область сразу после Великой Отечественной войны. Приезжали люди со всех уголков Советского Союза. Незнакомые друг с другом, разных национальностей, вероисповедания. Трудно, сложно было им на первых порах. Но было слово, которое в то время объединило всех этих людей в одну большую и дружную семью. «Мы советские люди, — говорили они, обращаясь друг к другу. Не сомневаюсь, что найдутся и те, кто мне не поверит. И не поймет значения этого слова. Убеждать не собираюсь. Оглянитесь вокруг. Благодаря усилиям советских людей — ваших дедов, бабушек, отцов и матерей — эта земля стала для всех нас родным домом. Встали из руин новые города, заработали заводы, школы, институты, больницы… И все это мы с вами получили в наследство. Еще бы немножко — и разбазарили. Стыдно вспоминать. С легкой руки Бориса Ельцина вдруг все в одночасье стали россияне. Да какие мы россияне! Нет в наших паспортах графы — национальность. Татары с башкирами, те сохранили свою самобытность в паспортах. А мы за перестройками да политическими «перетряхиваниями» профукали, как всегда, этот важный для каждого из нас вопрос. А теперь мучаемся. Всё никак для себя «национальную идею» не подберем. Воспоминания наших дедов, бабушек, отцов, матерей о том великом советском времени, в которое родилась наша малая Родина, есть, пожалуй, самая дорогая и важная для всех нас история. Ее мы должны знать, как наши предки знали «Отче наш», назубок. Передавать из поколения в поколение как частицу своей души. Прав был Федор Абрамов: «Народ умирает, когда становится населением. А населением он становится тогда, когда забывает свою историю».

Величайшую подлость творят западные «демократические» средства массовой информации в преддверии Великого юбилея — 70-летия Победы над фашистской Германией. Каждый раз они готовы представить дело так, будто, придя на эту землю, наши предки изгадили ее, порушили немецкую культуру, все то, что создавали предыдущие хозяева на протяжении многих сотен лет. Ложь! Мы пришли на опустошенную войной территорию. В бывшем Кенигсберге осталось лишь восемь процентов пригодного для эксплуатации жилья. То же можно сказать о городах Инстербург, Пиллау, Тильзит. Особый вклад в дело уничтожения города и населения Кенигсберга внесли союзники. Мы уже давно не союзники. Хотя помним все хорошее, а плохое стараемся не вспоминать. «Не к чему ворошить прошлое», — говорят у нас в России. Но если надо, то можем напомнить тем, кто забыл, что именно англо-американская авиация своими налетами превратила промышленные и жилые кварталы Кенигсберга в руины. А люди? Те самые немецкие граждане? Сколько их погибло в те дни? Об этом почему-то молчат те самые демократические средства массовой информации. На селе была разрушена мелиоративная система, взорваны дамбы, шлюзы. Тысячи гектаров пахотных земель стояли затопленными. Так что разрушать нам было уже нечего, оставалось лишь строить. Почитай, четвертое поколение растет на этой земле без войны. Но она — война — нет-нет да и напоминает нам о себе.

В ноябре этого года по заданию редактора газеты «Калининградский аграрий» я выехал в поселок Логиново. Тема войны для нашей Калининградской области остается той незалеченной раной, которая чуть ли не каждый день напоминает нам о себе. Северо-западнее поселка Логвино (Меденау). В июне 2013 года активисты региональной общественной организации поисковиков Калининградской области «Совесть» при обследовании мест боев времен Великой Отечественной войны в одном из взорванных блиндажей обнаружили останки тридцати пяти безымянных советских воинов. Фамилии установить не удалось. У троих погибших были найдены медали «За Отвагу». По невыясненным причинам останки советских воинов до сих пор не захоронены.

Война. Она в нашей области чуть ли не на каждом километре имеет свои памятные отметины. Мемориальные комплексы, братские могилы, обелиски… По штабным данным, потери в Восточно-Прусской военной операции составили: погибшими и пропавшими без вести — 126,5 тысячи советских воинов и 458 тысяч ранеными. Страшные цифры.

Перед тем, как побывать в Логиново, я заехал в поселок Переславское. Муниципальное образование «Переяславское сельское поселение» располагается на площади 25 000 гектаров. В мае 1985 года здесь был открыт военный мемориал советским воинам, погибшим в этих местах. Повзводно, поротно лежат три полка. Пять тысяч двести сорок два советских солдата и офицера. Круто земля здесь замешана на кровушке советских солдат. Почитай, из расчета по пять человек на гектар полегли. Тяжелые бои здесь шли. Вот пригласить бы сюда этих «патриотов» земли кенигсбергской, чтобы они в День 70-летия Победы объявили свою стратегию развития этой земли родным и близким павших солдат. Объяснили, как будут они сдавать города, поселки, высотки, переправы без боя, прикрываясь толерантностью и экономическими выгодами для «счастья» будущих поколений. 183 военных мемориала советским воинам, погибшим во время Восточно-Прусской операции, открыто в Калининградской области. А сколько еще безымянных могил? Под мраморными плитами лежат лучшие сыновья со всей России: Ивановы, Крыловы, Логиновы, Гасановы, Тугушевы, Тимошенко, Самедовы, Масловы, Наримановы, Исаковы…

НЕТ! Свобода от памяти — не свобода от совести. Это я говорю всем тем, кто сегодня молится на камень прусский, что в землю врос, считая его своей святыней. Жаль, что понять они не могут самого главного: не чужая это для нас земля, а они чужие на ней.


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру