20.11.2013

Итоги

Военно-исторический очерк из книги "Первая мировая"

Куличкин С.П. ПЕРВАЯ МИРОВАЯ. Очерки военной истории. / Союз писателей России. — М.: ИИПК «ИХТИОС», 2013. — 512 с. — (серия «Национальная безопасность»: Приложение к журналу «Новая книга России»).

Прежде чем подвести и проанализировать итоги первой мировой войны позволю себе остановиться на двух моментах. Прежде всего, хотелось бы ввести в анализ сравнительные характеристики второй мировой войны не в конце, как делалось прежде, а по ходу повествования. Что, на мой взгляд, позволит более четко и наглядно показать, насколько это были разные войны практически по всем критериям оценки. Перед подведением итогов просто необходимо дать хотя бы краткий обзор событий происходивших со дня начала перемирия 11 ноября 1918 года до подписания последнего мирного договора между воюющими сторонами, которые юридически оформляли окончание войны. Ибо условия этих мирных договоров во многом и определили сами итоги войны.

Итак, огонь прекратился по всей линии Западного фронта 11 ноября 1918 года. На других театрах военных действий еще раньше. Фактически это означало поражение стран Четверного союза в первой мировой войне. Заключалось перемирие на всех фронтах на определенных условиях. На основании этих условий и вырабатывались статьи будущих мирных договоров. А вырабатывались они, мягко говоря, довольно долго — от полугода, до года и более. И тому были причины.

К ним можно отнести новизну проблемы, появление новых и исчезновение старых субъектов договорного поля, распадение Австро-Венгрии, России и Турции на целый ряд государств, выведение России вообще из субъектов правового поля. Но главной причиной все-таки стали острейшие противоречия, возникшие задолго до подписания договоров в стане союзников, в Антанте. Еще грохотали пушки, а Париж, Лондон, Рим, Брюссель, Вашингтон, Токио и далее по списку начали нелицеприятный дележ победных трофеев, и борьбу за собственное понимание послевоенного устройства мира. Я уже говорил, с каким скепсисом отнеслись в свое время к «14 пунктам Вильсона» в Лондоне и Париже. Говорил и о маневрах американского правительства, задерживавших не только начало перемирия, но и нежелание американцев до времени извещать союзников о своих контактах с германским руководством.

Все это вылилось в то, что в лагере Антанты обнаружились серьезные разногласия по условиям перемирия с Германией. Французы предпочитали и стали добиваться полного уничтожения политической, экономической и военной мощи Германии. Американцы и особенно англичане не желали чрезмерного усиления Франции в Европе после краха Германии, и пытались сохранить и даже укрепить поверженную Германию в противовес Франции, прикрываясь «угрозой большевизма». Хотя в 1918 году они сами такую опасность всерьез не принимали и вели с большевиками приватные, секретные переговоры вполне мирным тоном. Любой заинтересованный читатель может познакомиться с этими документами хотя бы в изданной еще в середине прошлого века многотомной серии «Документы советской дипломатии». Однако на публику давалась другая информация. Американский военный представитель в Верховном военном совете Антанты писал 28 октября 1918 года, что английский военный министр Лорд Мильнер возражает против возможной демобилизации германской армии, «полагая, что Германии, возможно, придется быть оплотом против русского большевизма». В Вашингтоне Мильнера сразу же поддержали.

С другой стороны, Лондон и Париж начали открыто, нелицеприятно выступать против некоторых статей, содержавшихся в «14 пунктах Вильсона», особенно с требованием открытых морей, по сути, означавшим утверждение будущего господства США на море. Американцы предлагали взыскать с Германии убытки только за разоренные районы Франции и Бельгии. Лондон и Париж требовали компенсации всех расходов и потерь. Дело дошло до того, что американцы начали угрожать заключением сепаратного мира с Германией. После Брестского договора Росси и Германии это было бы уже слишком. А тут еще начали заявлять свои права, едва успев объявить о свое государственности Польша, Чехословакия, Финляндия, страны Прибалтики и Балкан. Все они тут же начали делить между собой обретенные территории и границы. Польша вступила в спор с Чехословакией, Венгрией, Румынией и Литвой. Достаточно отметить только один пример — отчуждение военной силой от Литвы значительной территории вместе с древней литовской столицей Вильнюсом. Большой кусок оттяпали поляки и у Чехословакии на Западной Украине вместе с городом Львовом. Что-то об этом сейчас помалкивают и в Варшаве, и в Вильнюсе, и в Праге. Видимо потому, что советские «оккупанты и людоеды» восстановили-таки историческую справедливость.

Только к началу 1919 года главным державам Антанты удалось более-менее согласовать свои позиции для начала работы над мирным договором, но предстояла еще долгая борьба. 18 января 1919 года в Версальском дворце торжественно открылась конференция союзных государств по выработке условий послевоенного мирного урегулирования. В конференции участвовали 27 стран, воевавших против Четверного союза или разорвавших с ним дипломатические отношения, но фактически руководили всем процессом делегации Франции, Англии и США. Конференция решала все те же противоречия и пришла-таки к компромиссу по поводу «свободы морей» и «контрибуции». Италия требовала присоединения к себе ряда территорий на Балканах, Япония настаивала на передачу ей полуострова Шаньдунь в Китае и некоторых германских колоний в Тихом океане. Одним словом, грызня шла нешуточная. С трудом даже договорились о создании Лиги наций для защиты мира и безопасности народов

Через полгода 28 июня 1919 года в Зеркальном зале Версальского дворца был, наконец, подписан мирный договор с Германией. Клемансо настоял на том, чтобы договор подписывался именно в том зале, где 18 января 1871 года было провозглашено Бисмарком образование Германской империи после победы над Францией. Ох уж эти символы! Договор вступил в силу еще через полгода 10 января 1920 года после ратификации его Англией, Францией, Италией, Японией и Германией. Конгресс США отказался ратифицировать договор из-за нежелания вступать в Лигу наций, где преобладало влияние Англии и Франции, так как устав Лиги наций был составной частью Версальского договора. Только в августе 1921 года американцы подпишут с немцами отдельный договор, копию Версальского, но без упоминания Лиги наций

Договор большой, несколько сотен статей, и я позволю себе отметить только несколько основных, важных моментов. Германия возвращала Франции Эльзас и Лотарингию, угольные шахты Саарского бассейна. Бельгия получала округа Эйпен, Мальмеди и Морене. Польша — некоторые районы Силезии, Померании, Восточной и Западной Пруссии. Данциг и его округ объявлялись «вольным городом» с выходом поляков к балтийскому морю. Именно этот данцигский коридор через двадцать лет и станет одной из причин начала второй мировой войны. Получит свой кусок германских земель в Шлезвиге Дания и в Судетах Чехословакия, что тоже станет предметом последующих споров. Одним словом, территорий Германии сократилась более чем на 70 тыс. кв. км, на которых проживало 6,5 млн. человек (10% населения), добывалось 75% железной руды и цинка, 20 % угля и 26% выплавки чугуна. Оба берега Рейна на 50 км переходили под контроль союзников. Если к этому прибавить все германские колонии в Африке, Азии и на Тихом океане, которые поделили между собой Англия, Франция и Япония, то общие потери Германии составят 2,65 млн. кв. км территории с населением 12 млн. человек.

Размер репараций и сроки их выплаты окончательно добивали экономику Германии. Только до 1 мая 1921 года Германии предстояло выплатить репараций на сумму 20 млрд. марок золотом, ценными бумагами, товарами, судами и паровозами. Общая сумма репараций составляла 152 млрд. марок, и выплата растягивалась на 30 лет. В июле 1920 года на бельгийском курорте Спа, где некогда работала Ставка германского верховного командования, был поделен это богатейший пирог. Франция получала 52%. Англия — 22%, Италия — 10%, Бельгия — 8%, Япония и Португалия — по 0,75%, остальные 6,5% делились между Югославией, Грецией, Румынией и другими, так называемыми союзниками.

И уж совсем опустили Германию военные статьи договора. В стране отменялась всеобщая воинская повинность, ликвидировался генеральный штаб, военные академии и училища. Разрешалось сформировать на добровольной основе вооруженную силу в 115 тыс. человек, из них 100 тыс. в сухопутных войсках (рейхсвере) и 15 тыс. в ВМС со сроком службы 12 лет рядовым и 25 лет офицерам. Запрещалось иметь танки, авиацию, тяжелую, противотанковую, зенитную артиллерию, химическое оружие, крупные корабли и подводные лодки. Запрещалось проводить какие-либо мобилизационные мероприятия.

10 сентября 1919 года в предместье Парижа Сен-Жермен подписывается мирный договор с Австрией, юридически закреплявший распад Австро-Венгерской империи. Южный Тироль, Истрия, часть Каринтии и Долмации отходят к Италии, Буковина к Румынии. Австрийское правительство признает независимость Чехословакии, Польши, Венгрии и Югославии. Запрещается объединение с Германий. В армии остается всего 30 тыс. человек, флот переходит в распоряжение победителей в счет репараций. Могущественная тысячелетняя Священная Римская Империя канула в лету.

27 ноября 1919 года в предместье Парижа Нейи-Сюр-Сен подписывается мирный договор с Болгарией. И без того невеликая Болгария отдает часть земель Югославии, Румынии, Греции, лишаясь выхода к эгейскому морю. Да еще должна была в течение 37 лет платить репарации в размере 2,25 млрд. золотых франков, передать Греции, Югославии, Румынии сотни тысяч голов скота, паровозы, вагоны по требованию и в течение 5 лет поставлять в ненавистную Сербию 250 тыс. тонн угля. Для потрепанной болгарской монархии это была не подъемная задача. Спасать монархию оставляли 20 тыс. пехотинцев. Флот ликвидировался. С кем поведешься 4 июня 1920 года опять же в Париже в Большом Трианонском дворце Версаля подписывается мирный договор с Венгрией. Удивительно, но Венгрия, бывшая составной частью империи пострадала меньше Болгарии, которая вообще по недоразумению вступила в Четверной союз на правах младшего союзника. Считается, что Венгрия как бы отдала Румынии Трансильванию, Чехословакии Словакию и Закарпатскую Украину, Югославии Хорватию и даже Австрии провинцию Бургенланд. Но все эти земли никогда не были венгерскими. Венграм для защиты их совсем небольшого жизненного пространства оставили целых 35 тысяч человек — больше, чем Болгарии и Австрии. Репарации составили 200 млн. золотых крон и на 20 лет. Впрочем, венгры ни на что не претендовали, кроме Будапешта и окружавших его чисто мадьярских земель, которые, в сущности, никому и не были нужны.

А вот Турцию тряхнули основательно, как и Германию с Австрией. Оно и понятно — одна из трех ненавистных империй. Договор с ней подписали в предместье Парижа Севре только 10 августа 1920 года. Там много чего было записано, но уже на условиях перемирия она превращалась в полуколонию стран Антанты. От Турции к ним переходили не только арабские земли, но и собственно турецкие территории — Измир, часть Анатолии. Проливы переходили под международный контроль, а фактически под контроль Англии. Анатолия делилась между Англией и Францией, по сути, на оккупационные зоны с распространением, как в средние века привилегий на все хозяйственные дела. Все турецкое автоматически становилось оккупационным. Какие уж тут репарации. Как в насмешку туркам оставили из вооруженной силы 35 тысяч жандармов, 7 сторожевых кораблей и 5 миноносцев. Но к этому времени уже знакомые нам младотурки начали долгожданную ликвидацию султанского режима, которая и свершилась осенью 1922 года. Образовалась турецкая республика. Какая-никакая демократия, и Запад должен был вынужден ее поддержать. Главный борец великий Ататюрк под шумок революции изгнал из Турции и всех непрошенных гостей. 24 июля 1923 года на конференции в Лозанне Антанта признала Севрский договор недействительным. Новый Лозаннский договор возвращал Турции, практически все, что она потеряла кроме колоний, отменил режим капитуляции. Чего не сделаешь ради демократии. Что угодно, кроме потери денег, а они оставались в руках нужных людей и правительств.

Сразу же отметим, что процесс юридически правового завершения второй мировой войны длился еще дольше. Но совершенно по другим причинам. Главная и основополагающая причина — отсутствие субъекта договора с проигравшей стороны. После безоговорочной капитуляции Германии в мае 1945 года страна фактически перестала существовать, была оккупирована союзниками и разделена на зоны оккупации. Кстати, И.В. Сталин изначально был противником деления Германии, но пошел навстречу союзникам, надеясь на их добрую волю. Доброй воли не последовало. Уже летом 1945 года союзники, и прежде всего англичане, подготовили план возможного столкновения с Советским Союзом, с использованием пленных частей и соединений вермахта, расположенных в западных зонах оккупации. Дивизии эти даже не расформировывались, оставались в полной готовности получить вооружение и воевать теперь уже вместе с нашими западными союзниками против Красной Армии. Ну, это тема для отдельного разговора, а пока отметим, что мирный договор СССР с Германией был оформлен только 25 января 1955 года. Именно в этот день вышел Указ Верховного Совета СССР «О прекращении состояния войны между СССР и Германией». А что оставалось делать, если единая Германия так и не возродилась. Первыми создали в 1949 году свою Германию (ФРГ) союзники. С Японией, как известно, мирного договора до сих пор нет, и опять не по нашей вине. Еще в 1956 году мы — победители пообещали Японии Шикотан и несколько мелких островов Курильской гряды. Но они, оперившись под американским крылом, потребовали все Курилы. Это, уж ни в какие ворота не вписывается. Договор повис в воздухе и, по-моему, видимо навсегда. Хотя, глядя на торжество демократии в нашей стране, утверждать сие не рискну.

Итак, после небольшого отступления, приступим к анализу итогов первой мировой войны. Сразу оговорюсь, и прошу прощения за обилие цифр, но без их, не выбиваемой иллюстративности, обойтись невозможно. Постараюсь не злоупотреблять ими, опираясь только, на мой взгляд, на самые важные и характерные данные. Обойдемся без пространных таблиц, графиков, схем, с которыми заинтересованный читатель может без труда ознакомиться в многочисленных источниках.

По-моему главным итогом любой войны был и всегда будет итог печальный — жертвы и лишения, которые претерпели участники. Это в полной мере можно отнести и к первой мировой, доселе невиданной войне. Она длилась ровно 4 года 3 месяца и 10 дней. Случались войны и длиннее, к примеру, столетняя, тридцатилетняя, но такой масштабной, всеохватывающей не было никогда. Начавшись как столкновение между 8-ю европейскими странами, она втянула в свою орбиту 38 государств, включая митрополии, колонии и доминионы. А это 1,5 млрд. человек, по тем временам три четверти населения Земли. В странах Антанты было мобилизовано свыше 45 млн. человек, в коалиции Центральных держав — 25 млн. Война потребовала колоссальных финансовых затрат — 359,9 млрд. долларов, что во много раз превышало издержки всех предыдущих войн человечества. Только военные расходы противоборствующих сторон составили 208 млрд. долларов, что в 10 раз больше стоимости всех войн с 1793 по 1907 год. Общая стоимость разрушений оценивается почти в 28 млрд. долларов. Но самый трагический итог войны — людские потери. Человечество потеряло только убитыми и умершими от ран среди военных без малого 10 млн. человек. Столько же погибло во всех европейских войнах за тысячу лет. Ранено было 20 млн. человек, из которых 3,5 млн. остались калеками на всю жизнь. Наибольшие потери понесли Россия, Германия, Франция и Австро-Венгрия — 66,6% от всего числа. Россия потеряла 9 млн.347 тыс. человек, из них — 2 млн.254 тыс. безвозвратно. Германия — 7 млн.860 тыс., из них — 2 млн. безвозвратно. Франция — 4 млн.701 тыс., из них — 1 млн. 400 тыс. безвозвратно. Австро-Венгрия — 4 млн.880 тыс., из них — 1 млн.400 тыс. безвозвратно. Англия — 3 млн. 303тыс., из них 700 тыс. безвозвратно. Даже американцы, воевавшие всего несколько месяцев, потеряли только убитыми 80 тысяч человек и 145 тысяч ранеными.

Потери ужасают, ведь за каждой цифрой стоит бесценная человеческая жизнь и страдания калек, родных и близких. Но еще более ужасает то, что человечество не извлекло из этого никакого урока. Через всего-то двадцать лет разразилась такая мировая война, которая своим главным итогом затмила казалось невозможное — итог первой мировой войны. И всех вместе взятых войн, начиная с библейских времен. Новая мировая война длилась уже 2194 дня (6 лет), участвовало в ней 1,7 млрд. человек, материальный ущерб составил без малого 260 млрд. долларов образца 1938 года. Людские потери повергают в шок всякого нормального человека еще и тем, что основную их часть представляют жертвы среди мирного населения — 50% и более. 55 млн. человеческих жизней, это как понимать? Мы опять впереди планеты всей. 27 млн. из них только 8,7 млн. военнослужащих на фронтах. Примерно столько же около 7 млн. только на нашем фронте потеряла Германия, да еще более 1 млн. ее союзники. Всего же немцы на фронтах потеряли более 13 млн. человек. А вот мирного населения несравнимо меньше нашего — примерно 6 млн. человек. Это, кстати столько, сколько потеряла сравнительно маленькая, воевавшая всего две недели Польша. Югославия потеряла 1,7 млн. человек, Япония — 2,5 млн., Китай — более 5 млн. А вот потери наших западных союзников удивительно малы, даже по сравнению с их потерями в первой мировой войне. Франция потеряла около 600 тыс. человек, Англия — 370 тысяч, а первую мировую войну счет шел на миллионы. Американцы, правда, потеряли около 400 тысяч, но воевали-то почти пять лет, а не пять месяцев. Да уж, как можно сравнивать Югославию и Англию, Польшу и Францию, я уж не говорю о Советском Союзе, но эти тяжелые в какой-то мере циничные сравнения необходимы. В противном случае мы никогда не поймем величины трагедий первой и второй мировых войн, не поймем величие и жертвенность подвига нашего народа, России, Советского Союза.

Вернемся к первой мировой войне. Ради чего же были принесены такие жертвы? Что получили люди взамен? Как изменился мир? Как изменились армии и способы ведения вооруженной борьбы? На эти вопросы и постараемся дать ответ. А значит, сначала подведем военно-политические итоги, особо выделив роль России и русского фронта в войне. Затем рассмотрим экономическую составляющую, как основу любой жизнедеятельности, в том числе и в военное время. И, наконец, военную составляющую, которая включает развитие вооружения и военной техники, организацию войск и военное искусство.

Итак, война и политика. На первый взгляд Антанта добилась своего. Был устранен с мировой арены главный военно-политический конкурент кайзеровская Германия. В конечном итоге разбитая, униженная, лишенная военно-промышленной мощи, потерявшая все колонии и какое-либо влияние на мировую политику. Это ли не успех? Если сюда присоединить разгром Австро-Венгрии с ее многовековой историей Священной Римской империи и столь же великую Османскую империю, то о чем еще можно было мечтать западным демократиям. Они не просто сокрушили противника, но и разрушили, казалось незыблемые, так ненавистные им последние опоры дикого абсолютизма монархий. А тут еще крах царизма в России — главного имперского игрока на мировой арене. Пусть это был союзник, наплевать. Императорская Россия — это великая Россия. А великой России — царской, коммунистической, демократической, по мнению Запада, не должно быть на мировой арене никогда. Разразившаяся там революция и уничтожала это величие, а под предлогом борьбы с красной, большевистской угрозой можно и должно на корню пресекать всякую попытку возрождения былого величия. Для начала исключить ее из стана победителей. Все складывалось очень удачно, близким казался вечный мир под мудрым управлением западных демократий. Уже создан первый инструмент этого управления — Лига наций. Думаю, английский премьер Ллойд-Джордж, вполне искренне заявлял 11 ноября 1918 года о вечном мире. Верил, наверное, что войны кончились. Но мог ли представить себе герой Франции маршал Фош, подписывая в Компьенском лесу унизительное для Германии перемирие, что через двадцать с небольшим лет в том же лесу, в том же вагоне его коллега и соперник на звание первого полководца Франции маршал Петэн подпишет еще более унизительный, теперь уже для Франции, договор все с той же Германией.

Однако это случилось, и виной тому стали сами победители. За победной эйфорией они не замечали, или старались пока не замечать того, что главного итога — окончательного передела мира, который бы удовлетворил всех, не добились. Да, рухнули империи, на карте Европы и Азии появились новые страны, в колониях поменялись хозяева, но все без исключения остались недовольны. Ожесточенная борьба развернулась между Англией и Францией за гегемонию в Европе и за сферы влияния на Ближнем и Среднем Востоке, в Африке. Италия считала себя незаслуженно обделенной, и в стране нарастала нерастраченная агрессивность. В Восточной Европе шел непрекращающийся передел границ. Польша, не успев образоваться, лезла в драку на востоке, западе и юге, утверждая свое былое величие. На востоке добралась аж до Киева и зарвалась настолько, что чуть вновь не отдала разозлившимся русским Варшаву. Страны грызлись из-за Трансильвании и Буковины, рек и проливов. Собранная по клочкам Югославия так и не обрела настоящую целостность. Этническая общность славян напрочь разбивалась о вековую религиозную вражду католиков хорватов с мусульманами боснийцами и всеми ненавистными православными сербами. США так и не утвердились в качестве ведущей западной силы, и для компенсации первыми начали восстанавливать экономический потенциал Германии. А тут еще заявила о своих непомерных желаниях в бассейне Тихого океана и на Дальнем Востоке Япония. Японцы, как и итальянцы, считали себя также обделенными и прежде всего англичанами и американцами.

А уж как недовольна была Германия! Немцы никогда еще, даже в наполеоновские времена, не испытывали подобного унижения и не жили так плохо. Все, от безработного люмпена до пришибленного буржуя мечтали о реванше. Нужен был только толчок и снисходительность победителя. И то, и другое не заставило себя ждать. Заклятые друзья-союзники, сами того не ведая, или закрывая глаза, с каким-то маниакальным усердием готовили новых застрельщиков передела мира в поверженной Германии, некогда союзных Италии и Японии. Разрешался и мелкий дележ границ в Восточной Европе между только что возникшими крикливыми демократиями, некоторые из которых быстро скатывались под твердую руку мелких диктаторов. И на все это взирала Лига наций, своей пустопорожней, ни на что не влияющей болтовней наглядно иллюстрируя торжество либеральной демократии.

Военно-политические итоги второй мировой войне в корне отличались от первой мировой войны. И не удивительно, ибо это были все-таки совершенно разные войны. Первую мировую войну, как мы помним, в той или иной степени желали все. Больше всех Германия. Второй мировой войны не хотел никто, и даже развязавший ее Гитлер, в сущности, надеялся бить и разбить своих противников поодиночке. В первую мировую войну вопрос об уничтожении целых государств, а уж тем более массовом геноциде на повестке дня просто не стоял. Предполагался разгром, разграбление, уничтожение противника, но с сохранением государственного статус-кво. Во второй мировой войне гитлеровский нацизм и японский милитаризм рвались к мировому господству с уничтожением целых стран народов, цивилизаций. Это несколько другая песня, и выпустившие джина из бутылки западные демократии, как и Советский Союз, сражались не только за победу, как таковую, но и за право существования. Так что победа заставила союзников по антигитлеровской коалиции уничтожить противника под корень, и возникшие потом на остатках корней Германия и Япония политически до сих пор остаются в статусе виноватых, и будут оставаться таковыми, каяться еще очень долго, несмотря на свою экономическую мощь. Да и ООН несравнимо более действенный и эффективный орган мировой политики, чем Лига наций. Хотя и эта структура уже начинает буксовать на ровном месте и терять заслуженный авторитет. Если к этому прибавить превращение СССР после второй мировой войны в один из главных, независимых ни от кого субъектов мировой политики, державу равную по весу могущественным, особенно в финансово-экономическом плане США, станет понятно, насколько итоги второй мировой войны разительно отличаются от итогов первой. Крушение колониализма, возникновение биполярного мира, поддерживаемого ядерной мощью главных соперников — вот итог второй мировой войны и пока еще залог против начала третьей. Впрочем, почти все ведущие современные политики, всех мастей и раскрасок почему-то пришли к выводу о невозможности новой третьей мировой войны хотя бы потому, что она уничтожит человеческую цивилизацию. А кто сказал, что она должна быть вечна? Во всяком случае, не Господь!

Особо остановимся на роли России и русского фронта в первой мировой войне, ибо в военно-политическом плане роль эта сыграна парадоксально и трагически. Понеся самые большие жертвы, неисчислимые экономические, хозяйственные, культурные потери, потеряв по сути дела само государство, мы были нагло и бесцеремонно выброшены из стана победителей, и до сих пор таковыми не считаемся в так называемых цивилизованных, толерантных странах, среди тех, кто использовал Россию в ту войну по полной, и с удовольствием отправил ее в стан побежденных, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Не буду останавливаться на политической, экономической, моральной подоплеке наших отношений с Западом, ибо говорил уже не раз о том, как нас обманывали, грабили на военных поставках, отказывали в самом необходимом, не слушали, не замечали наших предложений заклятые друзья-союзники России. Позволю себе лишь очень фрагментарно напомнить о военной составляющей нашего союзнического долга, без которой Антанта никогда бы не победила Четверной союз.

Я уже говорил, что в той войне немцы искали победу, прежде всего, на Западном театре военных действий. Но уже в 1914 году преждевременное, по просьбе союзников наступление русской армии в Восточной Пруссии, разгром австрийцев в Галиции, успехи русских войск в Варшавско-Ивангородской и Лодзинской операциях заставили Германию вести борьбу одновременно на западе против англо-французов и на востоке против русских. Я уж не говорю о спасении Парижа. Если к началу войны немцы выставили против России 14 пехотных дивизий, то в декабре их было уже 36. Да еще 42 австро-венгерских. Всего к концу года против русского фронта действовало 77 пехотных дивизий противника. На Западе в это время против 90 англо-французских дивизий воевало 80 германских дивизий. Ни о каком разгроме Франции речь уже не шла.

Весь 1915 год Россия в одиночку отбивалась от всей военной мощи Германии, и ее союзников, разрушив их стратегический план уничтожения русской армии и вывода России из войны. 107 пехотных австро-германских пехотных дивизий терзали русский фронт. Мы отступали с тяжелыми поражениями, а союзники по сути дела отдыхали и накапливали силы для будущих сражений. На Западном фронте в это время находилось 90 германских пехотных дивизий против 135 дивизий союзников. Русской кровью было заплачено за эту передышку, позволившую Англии и Франции подготовить новые резервы и вооружение, боеприпасы для продолжения войны.

В 1916 году вроде бы главную роль взяли на себя союзники. Но опять по их просьбе мы начали знаменитое наступление Юго-Западного фронта «Брусиловский прорыв», которое поставило прямую угрозу разгрома австро-венгерской армии и вторжения русских войск на территорию Венгрии. Опять германское командование, в ущерб операциям, проводимым на Западе, перебрасывает войска на Восток, доведя там число своих дивизий до 65, без учета австрийцев. Это облегчило союзникам проведение операций на Сомме и под Верденом, а в конечном итоге позволило вырвать стратегическую инициативу из рук германского командования и создать перелом во всей войне в пользу Антанты.

В 1917 году, когда революция вела к гибели русскую армию и русскую империю, мы продолжали наступать в Галиции и обороняться в Прибалтике, приковав к себе 124 дивизии противника, из них 84 германских — наибольшее число с начала войны. Цифры говорят сам за себя. И обильно лилась русская кровушка, как на Восточном фронте, так и на Западном, где русские дивизии Экспедиционного корпуса покрыли себя неувядающей славой. Об этом помнят даже французы, поставившие им памятник в самом центре Парижа у знаменитого тоже русского моста Александра III. Правда, его совсем недавно осквернили сторонники осквернителей наших храмов, но это уже издержки демократии.

А как можно забыть о русском Кавказском фронте, который по сути дела всю войну заставлял Турцию держать там основные силы и терпеть одно поражение за другим. Половину своих пополнений израсходовало турецкое командование против Кавказского фронта, значительно облегчив союзникам борьбу в Месопотамии и Палестине.

И после всего этого на Версальской конференции, не допущенная туда советская Россия упоминалась только как объект будущего возможного, прежде всего экономического передела и закабаления, вроде Турции или Германии. Ну, союзники!

Поэтому сейчас вдвойне, втройне важно рассказывать всю правду о первой мировой войне, как западному обывателю, так и нашим людям. Особенно нашим

Что касается участия Советского Союза, Красной Армии во второй мировой войне, то, без всякого сомнения, ему принадлежит решающая роль в разгроме и победе над врагом союзников по Антигитлеровской коалиции. И в этом тоже одно из различий между двумя мировыми войнами. Во второй мировой войне Германия искала победу, прежде всего, на Востоке в борьбе с Советским Союзом. С Западом при определенных условиях готова была и помириться. Приведу лишь одну цитату и на этом закроем вопрос: «В разные периоды на советско-германском фронте одновременно действовало от 190 до 270 дивизий фашистской Германии ее союзников. Англо-американские войска в Северной Африке в 1941 — 43 годах противостояло от 9 до 20 дивизий. В Италии в 1943 — 45 годах — от 7 до 26 дивизий, в Западной Европе после открытия второго фронта — от 56 до 75 дивизий. Советские Вооруженные Силы в 1941 — 45 годах разгромили и взяли в плен 607 вражеских дивизий, англо-американские войска разгромили и взяли в плен 176 дивизий. Вооруженные Силы Германии потеряли на советско-германском фронте свыше 70 тыс. самолетов (70%), около 50 тыс. танков и штурмовых орудий (до 75%), 167 тыс. артиллерийских орудий (74%), более 2500 различных кораблей и вспомогательных судов.

Далее рассмотрим, как влияла и повлияла первая мировая война на экономику воюющих стран. Уже опыт первых сражений показал, что война принимает затяжной характер. Многомиллионные армии требовали бесперебойного снабжения вооружением, боеприпасами, материальными средствами, продовольствием, а, значит, экономику надо было переводить на военные рельсы, и победа во многом, если не в основном, зависела от запасов стратегического сырья и уровня развития военного производства.

Во всех без исключения воюющих странах на нужды войны была проведена мобилизация промышленности. Только в Германии на производство военной продукции перешло более 7500 предприятий. В Англии в 1915 году на армию работало 2026 гражданских предприятий, а к августу 1916 года их число выросло до 4052. Соответственно росло и число рабочих на этих предприятиях. Мы уже говорили о мобилизационных программах Гинденбурга и русского правительства. Достаточно сказать, что во Франции в 1917 году работало в промышленности 4млн.160 тыс. человек, из них 2 млн.560 тыс. на оборону. В России к началу 1917 года из 2 млн. 443 тыс. рабочих, занятых в промышленности, 2 млн. 100 тыс. (83%) работали для фронта. В 1917 году на войну работало в России 76%, во Франции — 57, в Англии — 46, в Италии — 64, в США — 32, в Германии — 58% промышленных рабочих. Более двух третей всей промышленной продукции шло на военные нужды.

Не удивительно в этой связи как выросло производство вооружения и боеприпасов. К началу войны основные воюющие государства имели 16,2 млн. винтовок, 24652 ручных и станковых пулеметов, 24857 артиллерийских орудий, 1425 боевых самолетов, около 10 млрд. патронов и 27 млн. снарядов. В ходе войны их промышленность дала фронту более 28 млн. винтовок, более 1 млн. ручных и станковых пулеметов, 150 тыс. артиллерийских орудий, 47,7 млрд. патронов, свыше 1млрд. артиллерийских снарядов, 182 тыс. самолетов, 9200 танков. За все время войны число тяжелых артиллерийских орудий увеличилось в 8 раз, пулеметов — в 20 раз, самолетов — в 24 раза. Я уж не говорю об огромном количестве колючей проволоки, цемента, лесоматериалов

Армии нуждались в непрерывном обеспечении фуражом, обмундированием, продовольствием. Только русская армия за годы войны потребила примерно 10 млн. тонн муки, 3,7 млн. тонн мяса, 11,3 млн. тонн фуражного овса и ячменя на 2,5 млрд. рублей. На фронт было отправлено 5 млн. полушубков, 30 млн. телогреек и столько же ватных брюк, 86,1 млн. пар сапог и ботинок, 7 млн. валенок.

Воюющие страны тратили огромные средства на ведение войны. Стоимость одного дня войны в 1914 году определялась: для России — 16,3 млн. рублей; для Франции — 18 млн. рублей; для Англии — 17,5 млн. рублей; для Германии — 18 млн. рублей, а в 1917 году соответственно — 55,6; 44; 73; 63 млн. рублей.

Даже от этого небольшого числа приведенных цифр может закружиться голова, но главное не сами ужасающие цифры, а полный развал гражданской экономики, снабжения населения всем необходимым, вплоть до продовольствия. Голодали все воюющие страны, за исключением США и Канады, особенно Германия, о чем мы уже не раз говорили. Война настолько исказила экономику, что после войны привести ее в надлежащий вид удалось с колоссальными усилиями даже в странах победителях. Мировой экономический кризис и знаменитая депрессия тому яркое подтверждение. И это еще один итог первой мировой войны.

Во второй мировой войне связь с экономикой возросла многократно и принципиальных изменений не претерпела, с той лишь разницей, что экономическая помощь союзников Советскому Союзу, особенно по «Ленд-Лизу» была более существенной, бескорыстной и лучше организованной, чем в первую мировую войну. И это, несмотря на то, что тогда мы были идеологическими союзниками, а теперь противниками. Ни для кого не является секретом, что Запад довольно цинично наблюдал за самоотверженной борьбой захваченной врасплох Красной Армии с лучшей в мире, превосходящей по всем параметрам, опирающейся на мощь поверженной Европы германской военной машиной. Наблюдал, выжидая, выдержим ли мы, а то и с Гитлером договариваться придется. Наблюдали не дни, месяцы, а годы, фактически до лета 1944-го. Но, слава Богу, вооружение, военную технику, стратегические материалы и продовольствие поставляли исправно и в нужном количестве. Позволю себе привести лишь немного цифр, характерных для экономики второй мировой войны. За годы войны только в странах антигитлеровской коалиции было произведено 588 тыс. самолетов, 236 тыс. танков, 1 млн. 476 тыс. орудий. В Германии — около 109 тыс. самолетов, 46 тыс. танков и штурмовых орудий, более 430 тыс. орудий и минометов. По далеко не полным данным, только в Европе общий материальный ущерб от военных разрушений исчисляется в 260 млн. долларов образца 1938 года. Прямые военные расходы воюющих государств достигли 70%. В отличие от первой мировой войны среди победителей экономически больше всего пострадал, конечно, Советский Союз, европейская часть которого была практически полностью разрушена. Досталось Франции, другим странам Европы, оказавшимся под пятой гитлеровцев, но с потерями СССР даже сравнивать неприлично. А вот Англия экономически пострадала значительно меньше, чем в первую мировую войну. О США и говорить не стоит. Америка после второй мировой войны добилась-таки вожделенной цели — стала первой в мире финансово-экономической державой. Так как США никто не нажился во вторую мировую войну!

Первая мировая война показала огромное значение техники и современного вооружения в военном деле. Стало очевидным, что победителем может стать только тот, кто будет иметь не только большее количество дивизий, но и большое количество современного вооружения и военной техники. Именно, современного. Собственно на это и работала вся экономика, о роли которой мы говорили выше.

Количество оружия и боевой техники в войсках, ее качество в ходе войны непрерывно увеличивалось и улучшалось. К примеру, французская пехотная дивизия перед войной имела на вооружении 24 тяжелых пулемета, а к концу войны 133 тяжелых и 441 до селе невиданных, ручной пулемет. Германская пехотная дивизия в 1914 году имела 24 тяжелых пулемета, а к концу войны — 124 тяжелых и 216 ручных пулемета. Пехота получила совершенно новые образцы вооружения — минометы и бомбометы, огнеметы малокалиберные пушки, ручные и ружейные гранаты. Все солдаты надели стальные шлемы (каски), получившие долгую дорогу в жизнь. Пулемет вообще стали символом, главным оружием первой мировой войны.

Заслуженно восхвалялся пулемет, но артиллерия сохранила и упрочила свое положение как главное огневое средство. Удельный вес ее в составе вооруженных сил возрос почти в два раза. Если к началу войны основные воюющие страны имели около 25 тыс. орудий, то к концу войны их число приблизилось к 85 тысячам. Потери на поле боя от артиллерийского огня составляли 75%, а от ружейно-пулеметного только 15 — 20%. И это факт. Артиллерия развивалась и качественно за счет усовершенствования старых систем и принятия на вооружение новых образцов. Особенно это касается тяжелой артиллерии. К концу войны число тяжелых артиллерийских систем в отельных армиях доходило до 40%. Дальнобойность орудий увеличилась в среднем на 30% и для самых массовых систем превышала10 км. Появились отдельные образцы сверхмощных орудий стрелявших на дальность100 кми более. Полевая артиллерия переходила на механическую тягу.

Неизмеримо в ходе войны возросла роль авиации, которая из обслуживающей полевые войска структуры превратилась в ударную силу. Появились не просто летательные аппараты, а самолеты — разведчики, истребители, штурмовики, бомбардировщики. Если в начале войны основные участники имели не более 1000 аппаратов всех типов, то к концу войны число именно боевых самолетов возросло до 50 тысяч. Их тактико-технические характеристики повышались день от дня. Если в 1914 году самолеты имели мощность мотора не более80 л.с., скорость до100 кмв час, потолок до3 кми продолжительность полета не более 3 часов, то в 1918 году самолеты разных видов имели моторы мощностью от 300 до900 л.с., скорость — 130 –200 кмв час, потолок — 4 –7 км, продолжительность полета до 7 часов. С появлением ударной авиации появилась и противовоздушная оборона — специальные типы артиллерийских орудий, пулеметов, средства прицеливания и обнаружения воздушных целей.

В первую мировую войну появились совершенно новые, невиданные доселе боевые машины — танки и броневики. Об их технических характеристиках мы уже неоднократно говорили, и качество танков как по вооружению, броневой защите, так и по скорости передвижения значительно улучшалось. К концу войны танк стал мощным средством наступления, сочетающим в себе огонь с неуязвимостью экипажа от ружейного огня противника. К концу войны Франция имела 4000 танков, Англия — 3000, США — 1000, а Германия только 70 танков. С появлением танков появились специальные противотанковые средства борьбы — крупнокалиберные пулеметы, способные пробивать уязвимые места танков и малокалиберные 20 и 37 мм противотанковые пушки. В германской армии хорошо зарекомендовало себя противотанковое ружье.

Невиданное развитие получили новые средства связи и наблюдения — телеграф, телефон и радио, оптические приборы, прожекторы, аэростаты. Радио стало важным средством управления войсками. Только в русской армии каждая дивизия имела несколько радиостанций, в то время как в русско-японскую войну во всей русской армии их было всего 12 штук. Применение радио вызвало интенсивное развитие служб шифрования, кодирования и дешифровки.

В первую мировую войну впервые получили развитие химические средства борьбы. Для применения отравляющих веществ используются газовые баллоны, химические минометы, газометы различных систем, химические снаряды и авиабомбы. Так зародилось оружие массового поражения, наводящее ужас до наших дней. А значит, появились и средства защиты от такого оружия — укрытия, убежища, противогазы.

Новое, необычное развитие получила и фортификационная техника, так как для полевых работ, вплоть до рытья окопов, стали применяться машины. Строились целые заводы, создающие готовые конструкции для оборудования полевых укреплений, производящие колючую проволоку, мины и фугасы. Бетонные заводы делали готовые укрытия и огневые точки.

Огромное значение приобрел железнодорожный и только что возникший автомобильный транспорт. Мы уже не раз ранее говорили о том, как транспорт, особенно автомобили, буквально решали ход и исход многих стратегических операций. Так, в 1916 году умело организованное автомобильное движение позволило французам за несколько дней перебросить под Верден целую армию и спасти страну от поражения

На флоте особое и решающие место получили подводные лодки разных классов, которые надолго, если не навсегда, разрушили гегемонию больших надводных кораблей, их ключевую роль в военно-морской стратегии. Разве о что появившиеся авианосцы еще могли поддержать былую славу некогда несокрушимых дредноутов и крейсеров.

Вторая мировая война по этому критерию только развивает первую. Выпуск вооружения и военной техники возрос многократно, и качество ее повысилось несоизмеримо. Самолеты и танки получили такие возможности, которые мгновенно вывели их на совершенно другой уровень применения. Авиация и танковые войска во второй мировой войне стали решающим фактором достижения успеха во всех видах боя и операций. В ходе войны были впервые применены радиолокаторы и другие средства радиоэлектроники, реактивная артиллерия, реактивная авиация, самолеты-снаряды, баллистические ракеты и, наконец, ядерное оружие. Прогресс налицо!

В связи с широким развитием технических средств борьбы, совершенствованием вооружения в первую мировую войну менялась и организация войск. Армии всех стран вступили в войну со значительной кавалерией. Однако внедрение в войска большого числа огневых средств (пулеметы, минометы, артиллерия, химия, авиация) практически свело на нет роль кавалерии, из-за огромных потерь, и невозможности ее скрытного передвижения. Это же отразилось и на структуру пехотных частей и соединений. Увеличение количества автоматического и другого оружия привело к уменьшению числа рот в батальонах и батальонов в дивизиях. Вообще, если в 1915 году пехота составляла до 72% всего состава армии, то к концу войны ее удельный вес снизился до 40%.

А вот удельный вес артиллерии возрос с 18% в начале войны, до 40% к ее окончанию. Число артиллерийских батарей росло, как на дрожжах. Впервые были созданы части артиллерийского резерва главного командования (АРГК на Западе) и (ТАОН в России)

Возрос удельный вес авиации, инженерных войск. Самолеты стала сводиться из отдельных эскадрилий в отряды истребительной, штурмовой, бомбардировочной, разведывательной авиации, эскадры, фронтовые группы. Инженерные войска — во фронтовые и армейские бригады.

Появились танковые и химические войска. Мы уже говорили о первом, отдельном танковом корпусе в английской армии. Химические войска сначала состояли из отдельных команд, потом развернутых в химические батальоны, полки и даже бригады

Первая мировая война положила начало формирования всей современной структуры полевых войск и вооруженных сил в целом. Вторая мировая война этот процесс углубила и развила, по-моему, до совершенства сформировав танковые армии и группы армий, авиационные дивизии, корпуса, армии и стратегические авиационные крылья, артиллерийские дивизии прорыва РВГК и инженерные бригады, бригады связи и автомобильной поддержки. На флоте авианосные соединения и подводные эскадры.

И, наконец, первая мировая война сильно повлияла на развитие военного искусства, теории и практики военного дела. Стратегия и тактика разработки и ведения сражений, операций, боя кардинально менялись по ходу войны, обретая новые формы и содержание. Многие предвоенные взгляды на способы ведения боевых действий, положения военной теории не подтвердились на практике. Обстановка заставила военачальников всех рангов искать новые формы и способы вооруженной борьбы.

Господствующая стратегия генерального сражения не отвечала требованиям современной, да к тому же мировой войны. Германские политические и военные деятели, да и военачальники Антанты, делали ставку на кратковременную, молниеносную войну, позволявшую одним ударом решить все политические проблемы. Но, достижение победы стало возможным только путем проведения ряда кампаний и операций. Войну пришлось вести более четырех лет и одновременно на нескольких фронтах. Война из маневренной быстро превратилась в позиционную с многолетним топтанием на одном месте. Войска настолько глубоко зарылись в землю и укрепились, что даже вновь внедренных новых средств вооруженной борьбы, из за их пока еще слабых боевых характеристик, не хватило для успешного проведения хотя бы одной стратегической наступательной операции. Не удалась ни одна операция на охват и полноценное окружение крупных группировок войск. Даже окружения тактического характера были редким исключением. Единственной формой маневра до конца войны оставался фронтальный удар.

Первая мировая война была коалиционной, и успех ее во многом зависел от согласованных действий каждой коалиции. Победа к Антанте пришла только тогда, когда она сумела выработать общую союзническую стратегию и организовала единое руководство на театрах военных действий. У Четверного союза с единым руководством проблем не было — всем заправляла Германия, а вот с единой стратегией дело шло туговато. Результат налицо. Гинденбург не случайно заметил что «самой трудной задачей было примирение различных интересов отдельных союзников. Я утверждаю, что в большинстве случаев решающее значение имели политические отношения, а не военные».

Неудачным можно считать оперативное развитие наступательных действий. Достижение оперативного развития прорыва во многом зависело от боевых возможностей объединений, правильного использования подвижных сил (танков, кавалерии), взаимодействия с артиллерией и авиацией, а также от достаточного количества резервов. Всего этого в силу объективных и субъективных причин не удавалось достичь. Развитие авиации и танков еще не позволяли осуществление глубоких операций, а германцы чаще всего грешили еще и отсутствием надлежащих резервов.

Зато в тактическом плане мировая война реализовала практически все новшества в полном объеме. Первая мировая война решила проблему преодоления тактической обороны и удержание тактической полосы укреплений. Усложнилась вообще тактика наступательного и оборонительного боя. Вся тяжесть его ложилась на плечи пехоты, могучим оружием которой стал пулемет, особенно в оборонительном бою. Пулемет господствовал на поле боя, как и артиллерия, которая начинает действовать в тесном контакте с пехотой.

Боевые порядки пехоты в наступление менялись от простых цепей до волновых цепей и групповых боевых единиц и штурмовых групп. Боевые порядки от батальона до корпуса, как правило, строились в два эшелона. Второй эшелон использовался или для смены первого эшелона или для его усиления. Особое значение приобретает взаимодействие с артиллерией. С самого начала наступление предшествовала артиллерийская подготовка, мощь которой увеличивалась месяц за месяцем и длилась она порой до десяти суток. Потом пехота с артиллерийским сопровождением поднималась в атаку. Плотность артиллерии стала доходить до 100 орудий на1 кмфронта. Только к концу войны стал применяться кратковременный мощнейший артиллерийский удар, и атака шла в сопровождении одного, чаще нескольких огневых валов. Противник не успевал, как раньше отгадать направление главного удара и заблаговременно подтянуть туда резервы. Для оперативного прорыва, как это было в Брусиловском прорыве, удачно применялся метод одновременных сильных ударов на нескольких направлениях.

Развитие обороны шло от очаговой (опорные пункты с огневой связью) к траншейной. Это привело к образованию укрепленных фронтов из нескольких позиций (полос) с опорными пунктами, сплошными траншеями, насыщенными различными сооружениями и огневыми средствами. Оборона зачастую уходила в глубину от 1,5 до 10 –15 километров. Вообще, на мой взгляд, в первую мировую войну оборона достигла полного совершенства, исходя из тогдашних возможностей войск. Никогда, ни до первой мировой войны, ни после до нашего времени не строились такие большие многоэтажные блиндажи, бункеры, в которых многие месяцы активно воевали войска. Оборона вообще доминировала над наступлением, и только объективные недостатки обороны, просчеты обороняющихся войск, позволяли противнику совершить успешные наступательные действия. К этому можно отнести недостаток резервов, плохую работу разведки, внезапность атаки, неправильное расположение войск в оборонительных порядках, когда они попадали под губительный огонь артиллерии. В конце войны обе стороны научились в обороне перед атакой противника отводить свои войска из под обстрела с передовой линии в тыл, и встречать атакующих на следующих позициях огнем и контратакой.

В действиях войск все большое значение стали приобретать военно-воздушные силы. Уже в первом сражении на Сомме в 1916 году авиация с обеих сторон помимо разведки выполняла ударные функции — вела воздушные бои за господство в воздухе, атаковала наземные войска штурмовкой и бомбовыми ударами, наносила бомбовые удары по тыловым объектам.

Огромное влияние на тактику действия войск оказали появившиеся на поле боя танки. К концу 1917 года они стали все чаще применяться при внезапных атаках без предварительной артиллерийской подготовки в качестве основного огневого и таранного средства прорыва.

Особое значение в тактических построениях войск, в том числе и наступления штурмовыми группами, имело применение химического оружия. Оно же стало обязательной составляющей в артиллерийской подготовке наступления, в авиаударах, особенно по тыловым объектам.

Главное же достижение военной тактической мысли заключалось в том, что именно в первую мировую войну из за мощного размаха вооруженной борьбы, с одновременным применением пехоты, артиллерии, танков, авиации, химических средств, характер основного сражения принимает законченный вид ОБЩЕВОЙСКОВОГО боя. В интересах общевойскового боя впредь усовершенствуется взаимодействие всех родов войск. Теперь уже не полк, дивизия, а корпус и даже армия становятся той инстанцией, в которой общевойсковой бой получает свое оперативное завершение. Так будут воевать весь двадцатый век, и нового пока ничего не придумано.

Во второй мировой войне военное искусство, конечно, продолжало совершенствоваться. Значительно улучшенные качественные характеристики самолетов, танков, артиллерийских систем, стрелкового оружия, средств связи и снабжения, систем ПВО, ПТО, механизация войск позволили решить все неразрешимые противоречия вооруженной борьбы первой мировой войны. Во вторую мировую войну, в отличие от первой, были успешно осуществлены целый ряд крупных, стратегических операций, существенно повлиявших на ход и исход войны. В первую мировую войну не удалось провести ни одной успешной стратегической наступательной операции с прорывом фронта противника на всю глубину для достижения стратегических целей. Во вторую мировую войну их было десятки. Это, например, операции вермахта по разгрому польской армии, вооруженных сил Франции, войск Красной Армии в приграничных сражениях 1941 года и летом 1942 года. Это и более внушительные судьбоносные операции войск Красной Армии и союзников на втором, победном этапе войны. Битвы за Москву, Сталинград, под Эль Аламейном, в которых соединились успешные стратегические оборонительные и наступательные операции. Практически все стратегические наступательные операции Красной Армии от Курского сражения до взятия Берлина и разгрома японской Квантунской армии. Это сражения союзников в Северной Африке, и, наконец, беспримерная стратегическая десантная операция по высадки союзных армий в Нормандии. Вторая мировая война характеризуется невиданной маневренностью войск, крупнейшими операциями по охвату, окружению различных формирований войск, вплоть до фронтовых и армейских группировок. Таких котлов, как во вторую мировую войну история не знала, а в первую мировую войну о них полководцы могли только мечтать. Но все это предмет отдельного исследования. Нам же важно отметить, что и области военного искусства имелись существенные различия между двумя войнами. А это значит, что сравнивать, например, наше отступление летом 1941 года с отступлением лета 1915 года, по меньшей мере, некорректно.

Вот вкратце и все итоги той теперь уже далекой, потрясшей в свое время мир, войны. Войны, так незаслуженно забытой нами потомками тех, кто воевал, дай Бог так воевать каждому. Тех, кто прославил Россию и ее вооруженную силу на века. Позволю себе перечислить лишь некоторых героев тех сражений, о некоторых мы уже говорили. Самую малую толику той огромной массы известных и неизвестных «тружеников, медленно бредущих по полям, омоченным в крови». Поэт знал, о ком говорил. Это и Великие князья Николай Николаевич и Михаил Александрович. Это и генералы Брусилов, Юденич, Лечицкий, Клембовский, Зайончковский, Гурко, Плеве, Радко-Дмитриев, Келлер, Деникин, Корнилов, Марков, Гутор, Снесарев, братья Михаил и Александр Свечены — белогвардеец и краском. Это и офицеры Врангель, Шкуро, Краснов, Дутов, Шапошников, Миронов, Дроздовский, Кутепов, Капель, Уборевич, Василевский, Говоров, подпоручик Бочкарева и корнет Гумилев. Это и нижние чины, рядовые и унтера Крючков, Буденный, Чапаев, Тимошенко, Жуков, Рокоссовский, гимназист Вишневский и совсем мальчишки Федя Фрискин, Антоша Власин и Шурка Червятник. Список это можно и нужно продолжать, ибо это наша ПАМЯТЬ, ПАМЯТЬ народная, и мы, наконец, вспомним по-настоящему о первой мировой войне и ее героях.

Дай, Бог!


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру