06.11.2013

Верните сочинение и устный экзамен по истории в школу!

Выступление на секции XVII Всемирного Русского Народного Собора «Отечественная литература — культурный ресурс солидарного общества»

В наши дни образование пытаются перевести в сферу обслуживания, и даже появился новый термин — «образовательные услуги», а на учителя уже смотрят как на чиновника, который должен выполнять распоряжения государства и получать за это вознаграждение. Не случайно в Швеции, например, современные школьные программы разработаны так же детально, как законодательные акты, и исполнение их приравнивается к исполнению законов. Однако задавленный инструкциями, опасающийся, как бы чего не вышло «человек в футляре» не сможет воспитать мыслящую, активную, творчески подходящую к любому делу личность, он будет осмеян в обществе и не любим учениками.

Казалось бы, невелика роль учителя в государственном масштабе, есть профессии важнее, и уж конечно, престижнее. Но, случалось, и учителям приходилось добывать победу в войне. Кому не известна фраза о том, что «франко-прусскую войну выиграл прусский учитель»? — Слова эти вовсе не означают, что прусский учитель был лучше образован, чем французский. Но он на своих уроках воспитывал патриотов, то есть будущих победителей, а государство создавало для такого воспитания все необходимые условия.

В последние 20 лет пришлось услышать немало критических замечаний об уровне образования в Советском Союзе от авторов реформ. А между тем советская педагогическая система имела мировое признание, ее лучшие достижения копировались во многих странах, и даже у врагов получили высокую оценку.

Прочтём один любопытный документ — отрывок из служебного циркуляра СД, датированный 15 апреля 1943 года. В нем анализируются данные, собранные в разных городах Германии, где работали наши военнопленные и люди, вывезенные с оккупированных территорий. Вот несколько выдержек из него.

«До периода открытых враждебных действий против Советского Союза, начавшегося 22 июня 1941 г., немецкий народ, за небольшим исключением, узнавал о его социальной и хозяйственной структурах и культурной жизни только из прессы, кино, пропагандистских выступлений и прошедшей цензуру литературы.

Подавляющее большинство немцев поэтому видело в Советском Союзе бесчеловечную и бездушную систему подавления и представляло народ Советского Союза как полуголодную и тупую массу.

Тысячи привезенных с востока рабочих и военнопленных воспринимаются нашим населением как живые свидетели большевистской системы, на которых можно проверить существовавший до сих пор образ России и порожденные пропагандой представления о советском человеке. Судя по многочисленным сообщениям, мнения различных слоев населения по этому поводу раскололись, и трещина все более углубляется и расширяется …» (1).

Оказывается, образ советского человека, созданный пропагандой Третьего Рейха, не совпал с его обликом в действительности. В чем же состояло это несовпадение? — Во-первых, неожиданностью для немцев оказались высокий уровень интеллекта и обыкновенная смекалка, свойственная русскому человеку:

«Одной из основных тем в пропагандистском изображении большевизма является искоренение русской интеллигенции и оболванивание масс. В немецкой пропаганде советский человек представляется неким тупым эксплуатируемым существом, так сказать «рабочим роботом». Немецкие рабочие, однако, теперь имеют возможность часто убеждаться в обратном, т.е. в его способностях. В многочисленных сообщениях говорится, что рабочие с Востока, которые попали в военную промышленность, часто поражают немцев своей технической сообразительностью (Бремен, Штеттин, Франкфурт-на-Одере, Берлин, Халле, Дортмунд, Киль, Бреслау и Байройт). <…>

Во-вторых, советские люди удивляли высоким уровнем образования и знанием немецкого языка: «До сих пор в широких слоях немецкого населения считалось, что для советских людей характерен низкий уровень образования и высокий процент неграмотности. С появлением остарбайтеров открылись неожиданные противоречия, которые часто сбивают немецких рабочих с толку. Во всех донесениях единодушно отмечается, что процент неграмотных очень низок… Особое удивление вызвало распространенное знание немецкого языка, который преподается даже в деревенских средних школах» (Франкфурт-на Одере ».

И вот какой вывод делает СД, анализируя эту информацию:

«По мнению многих фольксгеноссе, современная советская система образования значительно лучше, чем при царизме. Сравнение знаний немецких и русских сельских рабочих показывает, что русские образованнее» (Штеттин).

Если франко-прусскую войну выиграл прусский учитель, то Великую Отечественную войну, без сомненья, выиграл советский учитель, в общей победе есть очень большая доля его труда. Пройдет немногим более десяти лет после окончания войны, СССР запустит в космос первый искусственный спутник земли, а потрясенный президент Эйзенхауэр направит в нашу страну делегацию, чтобы на месте изучить систему образования в Советской России. Так что у отечественной школы есть маяки, на которые она может ориентироваться.

Однако формировалась отечественная школа не вдруг, не сразу, в 20-е годы XX в. она прошла путь проб и ошибок. К сожалению, авторы современной реформы образования решили пройти этот путь еще раз. Вот, к примеру, популярный нынче метод проектов. Авторами метода проектов были американский философ и педагог Дж. Дьюи и его ученик В.Х. Килпатрик (2), их главная идея заключалась в том, чтобы ученики принимали активное участие в обучении, а знания, полученные в школе, носили сугубо прикладной характер.

Чтобы понять суть этого метода, нужно увидеть темы проектов. Вот некоторые из работ, выполнявшихся в американских школах:

· Как м-р Чэз стрижёт своих овец.

· Как м-р Лонг делает патоку.

· Как м-с Гин выращивает такие красивые цветы.

· Чем отличается сосна от кедра.

· Набрать диких каштанов.

· Как м-р Слокум собирает свой хлопок.

· Проследить, как черепаха переступает через ветку.

· Как м-р Вильямс упаковывает яйца.

· Чем овца отличается от козла.

· Как работает трактор м-ра Боуэр.

· Как миссис Боссерман ощипывает гусей.

Это не злая сатира на современную американскую систему образования, а всего лишь список работ, которые выполняли ученики Американской сельской школы в 20-е годы. Как видим, все «проекты» отличаются простотой, мягко говоря. Представим 14-летних детей (темы «проектов» предназначены для этого возраста), которые день за днем наблюдают, как черепаха перешагивает через ветку или пытаются осознать, чем овца отличается от козла. Возникает вполне логичный вопрос: «А где же, собственно, обучение основам наук?» — Оно происходит мимоходом, поясняют авторы метода, то есть по ходу проработки таких вот «проектов» дети учатся писать, считать, говорить и постигают на элементарном уровне биологию, родную историю и географию (3).

Постигнув таким оригинальным способом основы наук, дети переходили к постижению жизни. Чтобы это важное дело продвигалось быстрее, все в той же Американской сельской школе им предлагались так называемые практические «проекты»:

· Обработка огорода.

· Изготовление коробки для гвоздей.

· Изготовление салазок.

· Мытьё школьных салфеток и полотенец.

· Глаженье школьных салфеток и полотенец.

· Чистка школьного участка.

Возникает естественный вопрос: а кого же готовит такая школа? Авторы метода отвечают: «Американская сельская школа воспитывает детей фермеров как продолжателей дела их родителей» — то есть, таких же фермеров. А фермерам, как считали авторы проекта, не нужны ни всемирная история, ни литература, ни история искусств, ни астрономия или, скажем, химия и уж тем более иностранные языки. Кстати, экзамены после окончания Школы проектов представляли собой выполнение тестов, проверявших не уровень знаний, а степень овладения различными практическими навыками и умениями. Современный единый экзамен, состоящий по большей части из тестов с готовыми ответами — преемник экзамена в Школе проектов 20-х годов, и точно также не является показателем знаний учеников.

Чем же закончилась история заимствованных из американской школы нововведений в России 20-х годов? Начиналась индустриализация страны, строились грандиозные пятилетние планы, когда выяснилось: грамотных специалистов в стране попросту нет. Так бывает, когда долго подкапывают грунт, а потом почва в один момент уходит из-под ног и образуется яма.

В 1931 г. ЦК ВКП (б) принимает постановление «О начальной и средней школе». В постановлении отмечалось, что за прошедшие после революции годы увеличилось число школ, снизился уровень неграмотности, изменился социальный состав учащихся, — все это хорошо, но школа не выполняет своей главной цели — не готовит грамотных людей, владеющих основами наук, не дает системных общеобразовательных знаний. Для решения этой задачи нужны не заимствованные модные новации, а проверенные временем средства.

Руководителями государства были сделаны выводы из сложившейся ситуации и … в Наркомпросе вернулись к тому, от чего отказывались в течение десяти лет. Были возвращены привычные предметы, учебники, отметки и экзамены, уроки по расписанию в классах, где ведущая роль снова принадлежала учителям, а не «шкрабам» и «спецам по ликбезу». Создаются новые учебные планы, где главное место занимают русский и родной языки, математика, особое внимание обращается на развитие устной и письменной речи, на орфографическую грамотность учащихся. В те годы формируется и главная цель советской школы — дать ребенку прочные знания и воспитать сознательного гражданина, а не потребителя продукции или работника конвейера.

Сегодня современные реформаторы — внуки революционеров начала XX века — еще раз пытаются взорвать устои русской педагогической системы, возвратив ее в революционные 20-е годы. Вместо необходимого косметического ремонта дом вновь рушат до основания, чтобы на его обломках воздвигнуть неведомое.

Наперекор возражениям учителей в 90-е годы вернули концентры. Поэтому история — и всемирная, и отечественная — сейчас изучается дважды: пять лет в I концентре — (с 5-го по 9-й класс) и два года во II концентре (в 10-м и 11-м — классах).И если в 20-е годы это еще имело хоть какое-то оправдание: семилетнее образование тогда не было обязательным, и уходя, например, из 4-го класса, ученики получали законченный круг знаний, то сегодня, при обязательном 11-летнем образовании, существование концентров вообще лишено всякого смысла.

Чтобы успеть «пробежать» «от Адама до Потсдама», или как говорят сегодня, «до Саддама» всю историю за пять лет (с 5-го по 9-й класс) вместо положенных семи (5–11 классы), количество часов, отведенных на ее изучение, не увеличили, как того можно было бы ожидать, а … сократили. В советское время на изучение истории выделяли 630 учебных часов, сегодня — 490 (4).

Из школьной программы ушел не только фактический материал — современные школьники знают ровно половину того, что изучали в школе двадцать лет назад, — но исчезло необходимое время на развитие учебных умений и навыков, в первую очередь — умение грамотно формулировать свои мысли письменно и устно. Разумеется, сокращение времени на изучение материала привело к понижению качества знаний.

Поднятый на щит так называемый исследовательский подход — этот все тот же знакомый из революционных 20-х годов «Дальтон–план» или «метод проектов» (5), в угоду которому была разрушена классно-урочная система.

Впрочем, авторы нынешних реформ даже и не скрывают заимствованный характер своих инициатив: текст документов в новом стандарте читается с трудом и представляет собой плохой перевод с английского — чего стоит одно лишь усиленно внедряемое понятие «компетентносный», которого нет ни в одном словаре.

Напомним, в новом стандарте первоначально планировалось оставить только три обязательных предмета — физкультуру, «Основы безопасности жизнедеятельности» и никому неведомую «Россию в мире», а также знакомый по 20-м годам «проект» ученика.

Добавим к этому насильно навязанное тестирование по всем предметам вместо устных экзаменов, и станет понятно, что главное в реформе — научить ребенка четко выполнять инструкцию и формировать у него механическую память — два необходимых качества для успешной сдачи ЕГЭ. Сам ЕГЭ давно уже стал целью, а не средством, и по его результатам определяют нынче не только уровень знаний ученика, но и уровень квалификации учителя, школы, да и всего образования в целом.

Завершая свое выступление, хочу внести предложение: вернуть сочинение и устный экзамен по истории в среднюю школу.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Отрывок из служебного циркуляра СД «Сообщения из рейха» об образе русского у населения. См.: Хрестоматия по отечественной истории (1914-1945): Учебн. пособие для студентов ВУЗов / Под ред. А.Ф.Киселева, Э.М. Щагина. М., 1996. С. 507–508.

2. Калуцкая Е. Проектные технологии на уроках истории: прошлое и настоящее // История. Научно-методическая газета для учителей истории и обществознания. № 9 (923). 1–15 мая 2011 г. С. 40.

3. Research. ru; enc-dic. com /pedagogics/Dalton-plan-R- 455. htm

4. Козленко С.И. Преподавание предмета «История» в условиях перехода на новые образовательные стандарты // Вестник московского образования, 2011. № 13. С. 66.

5. История педагогики и образования: Учебное пособие для педагогических учебных заведений / Под ред. А. И. Пискунова. М.: ТЦ «Сфера», 2001. С. 467.


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру