Философия истории

Суждено ли третье тысячелетие?
На стыке веков и тысячелетий всегда соблазнительно порассуждать о будущем. Именно соблазнительно, потому что Иисус Христос строго предупредил: "О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один" (Мф., 24, 36) Однако прогнозы, предсказания и пророчества не перестают литься из рога футуристического изобилия на алкающих запретного знания простецов и яйцеголовых. Иногда эти предсказания столь "убедительны", что вновь надо напомнить слова Иисуса Христа: "Ибо восстанут лжехристы и лжепророки и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных" (Мф., 24, 24). Поэтому все сверхнаучные и ультрамистические прогнозы о будущем надо считать или досужими забавами сциентистского сознания или корыстной запредельной работой темной силы по дезориентации человечества.
Будущее, готовящееся человечеству авторами доктрины Нового мирового порядка, несомненно свидетельствует о неминуемости конца западной потребляющей цивилизации. Правовой тоталитаризм как будущее человечества - это конец истории в прямом смысле слова. Поэтому вопрос о хитросплетениях истории в третьем тысячелетии для нас не стоит - стоит проблема окончания времени и прихода неизбежной и обетованной Вечности. В этом приходе наш православный исторический оптимизм и что бы ни придумывали тайные центры управления миром, новое небо и новая земля будут сотворены для всех, не поддавшихся дьявольским искушениям и золотым химерам.
>>
После империи: культура распада
Культура распада стала способом самовыражения строящегося на протяжении десяти лет криминально-демократического государства, принципиально порвавшего с российской имперской традицией государственности. Именно такое наследие получил В.В. Путин вместе с прицепом, состоящим из ельцинской камарильи и той продажной культурно-пропагандистской среды, которая кратко была мною охарактеризована. Если же вспомнить, что более продажных, сервильных, антинациональных и лживых СМИ не было даже у Геббельса, то вполне можно допустить, что новый президент это ельцинское наследие принял как состоявшуюся реальность, которую ни изменить, ни поправить не представляется возможным. Как бы там ни было, культура криминального сообщества пока правит бал и впору было бы опустить руки, если бы культурная жизнь России не опровергала пессимистическое восприятие художественных процессов нашего смутного времени. Для имперского потенциала десять лет слишком короткий срок, чтобы он истончился, а сама государственность, имперская воля и имперский потенциал культуры были сведены к ничтожности, которой можно пренебречь. Именно потому, что имперский потенциал не растрачен, культура распада представляет из себя всего лишь паутину, сковывающую творческий потенциал нации, провиденциально предназначенной для реализации имперской воли, что давно надо было понять людям, стремящимся вырвать государство из трясины ельцинского политико-экономического и культурного беспредела.
Да, десять лет демонократии принесли России и ее народам боль, кровь, унижение. Да, властители этих лет взорвали империю советского типа и продолжают трудиться для полного исчезновения страны из истории. Но мы все еще живой и великий народ, мы все еще храним веру православную и не купились на дешевку, к которой десять лет нас тащат на аркане, чтобы мы стали стадом свиней у корыта. Мы живем в разрушенной стране, но имперский потенциал не распылился на атомы, он стучит в наши сердца и будем верить, будем продолжать свою работу в убежденности, что великая, единая и неделимая Россия возродится. Империя погибла, да здравствует империя!
>>
Византийский дар
Эти заметки совсем не об истории величия и падения одной из могущественных империй мира, по длительности исторической жизни не сравнимой ни с какой другой империей. Эти заметки и не о проливах, восточном вопросе и даже не о крестах на святой Софии. Россия, ставшая со времени падения Константинополя "Третьим Римом", до сих пор продолжает нести бремя ответственности за византийское наследие и за веру Православную, переданную нам в чистоте, величии и полноте византийской православной Церковью и восточными отцами Церкви, ставшими и нашими кормчими в море житейском.
Всякая империя - явление всемирно-историческое, оставляющее глубокий след в человеческой памяти и служащее уроком для современных государственно-политических образований, этнических общностей и тех этнополитических систем, которые продолжают (в форме наследования или отторжения - не важно) имперскую традицию. Вспышкой сверхновой звезды была империя Александра Македонского, но именно ее образование определило облик античности, взаимодействие цивилизаций и культур и политические процессы, происходившие в присредиземноморье вплоть до появления римской империи. Впрочем, и во времена Рима наследие империи Александра Македонского продолжало быть актуально значимым, если вспомнить, например, взаимоотношения Рима и Египта и Рима с государствами Передней Азии. Вот и византийское наследие продолжает уже свыше пятисот лет влиять на судьбы евразийского материка, а духовный стержень Византии - Православие - как было так и остается смыслообразующей основой всемирной истории. Уже поэтому надо запомнить уроки византийской империи нам, почти погребенным под обломками империи советского типа, но убежденным, что история не закончилась и новое героическое и жертвенное строительство империи впереди.
>>
О православном понимании истории
Человеческий разум уже давно понял теснейшую связь науки с верой, что нашло свое выражение в многочисленных научно-идеалистических философских теориях - в учениях Платона, Аристотеля, Плотина, Канта, Гегеля, Фихте... Кажется, ничего больше не надо придумывать, итак уже все в науке есть. Но в данном случае, возникает одно большое заблуждение. Каждый из названных и неназванных здесь философов, был плоть от плоти своего народа, своей истории, своей культуры, своей религии. Поэтому их философские системы представляют собой интеллектуальную аккумуляцию жизненного, религиозного, бытового, социального и т.д. опыта своих народов, своих культур, своих традиций. Следовательно, вполне пригодные для понимания и осмысления исторического развития одного или группы народов, эти философские системы оказываются бессильными, когда их накладывают на совершенно иной исторический, религиозный, бытовой, социальный опыт. И если все названные выше философские системы так или иначе применимы, в данном случае, к западноевропейскому историческому опыту, то относительно России... В России это понимали давно, недаром появилась пословица - "со своим уставом в чужой монастырь не ходят".
Главная методологическая проблема познания истории России вот уже на протяжении трех веков, с того самого момента, как в XVIII в. возникла российская историческая наука, и заключается в том, что отечественную историю изучали с позиций иного исторического опыта. Уже первый русский историк В.Н. Татищев, предложил в основу исторической методологии положить принципы теории "естественного права", разработанной в западноевропейских ученых кабинетах в XVII-XVIII вв. И затем, какие только философские системы не использовались при познании нашего прошлого: гегельянство, кантианство, неокантианство, марксизм, позитивизм... Только славянофилы, в XIX столетии, а затем мыслители из плеяды "русских консерваторов" (Данилевский, Леонтьев, Тихомиров и др.) попытались разработать самостоятельные принципы исторического познания, основанные на православной истине. Но, к сожалению, их разработки так и остались невостребованными в отечественной исторической науке.
Однако именно русские мыслители этого круга первыми в полный голос заявили, что русская история многие века основывалась на православии, а само православие формулировало важнейшие смысловые и целевые установки бытия русского народа. А это означает, что когда мы начинаем изучать русскую историю, то без православного понимания, без православного отношения к самой жизни, мы никогда в полной мере не поймем и жизнь наших предков, никогда не осознаем во имя чего они жили, трудились, умирали...
>>

91 - 94 из 94
Начало | Пред. | 6 7 8 9 10 | След. | Конец
 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру