11.07.2014

Икона Вознесения Господня

История праздника

Описание события Вознесения Христова содержится в Евангелиях от Луки (Лк. 24, 50-51) и Марка (Мк. 16, 19), а также в Деяниях свв. апостолов (Деян 1, 9-11). Согласно этим повествованиям, после Своего Воскресения из мертвых Спаситель неоднократно являлся ученикам, чтобы удостоверить их в истинности Своего телесного Воскресения, укрепить в них веру и подготовить к принятию обетованного Святого Духа (Ин. 16, 7). На сороковой день после Своего Воскресения [1] Господь Иисус Христос вывел учеников, собранных в Иерусалиме, из города в Вифанию, на гору Елеон (Деян. 1, 12) [2]. Здесь, после благословения апостолов, Он стал отдаляться от них и возноситься на небо. В Деяниях св. апостолов также упомянуто, что во время Вознесения Христова явились «два мужа в белой одежде», которые возвестили Его Второе пришествие: «Мужи галилейские! Что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели его восходящим на небо» (Деян. 1, 11). После Вознесения Господня ученики с радостью вернулись в Иерусалим (Лк. 24, 52), ожидая сошествия на них Святого Духа, которое произошло через несколько дней (Деян. 2, 1-4).

Событие Вознесения Господня является своего рода рубежом между повествованиями Святого Благовествования и апостольских деяний. Некоторые различия в рассказе о Вознесении в Евангелии от Луки и в Деяниях св. апостолов объясняются тем, что в первом случае все внимание сосредоточено на окончании земного служения Спасителя, тогда как во втором, - на начале апостольской проповеди. Отдельные элементы рассказа о Вознесении в Деяниях свв. апостолов указывают на связь со следующим за ним событием Сошествия Святого Духа.

Установление праздника

Вознесение Господне является переходящим праздником, который отмечается на сороковой день по Пасхе и всегда приходится на четверг.

До конца IV в., несмотря на то что стараниями св. равноап. Елены на горе Елеон уже была построена церковь, празднование Вознесения Господня и Пятидесятницы не разделялось и происходило на пятидесятый день после Пасхи. Одно из самых поздних упоминаний о подобной практике принадлежит западной паломнице Эгерии, которая пишет, что в вечер Пятидесятницы все христиане Иерусалима собираются на горе Елеон, «в том месте, с которого Господь вознесся на небо», называемом Имвомон, и совершается служба с чтением Евангелия и Деяний апостольских, повествующих о Вознесении Господнем (Eger. Itiner. 43. 5).

По мнению некоторых исследователей (например, замечания Ж. Даньелу), разделение двух праздников произошло после осуждения ереси Македония на Втором Вселенском Соборе (381) и имело целью подчеркнуть особую роль Святого Духа в домостроительстве спасения.

Самые ранние указания на отдельное празднование Вознесения Господня встречаются у святых отцов конца IV века - святителя Григория Нисского (Greg. Nyss. In Ascen. // PG. 46. Col. 689-693) и святителя Иоанна Златоуста в его антиохийских проповедях (Ioan. Chrysost. De st. Pent. I, II // PG. 50. Col. 456, 463; In Ascen. // PG. 50. Col. 441–452; De beato Philogonio. 6 // PG. 50. Col. 751-753). Непосредственно о праздновании сорокового дня после Пасхи как Вознесения Господня говорится в «Апостольских постановлениях» (ок. 380) (Const. Ap. V 19). Источники V и последующих веков уже однозначно выделяют Вознесение Господне в отдельный праздник на сороковой день после Пасхи [3].

Святоотеческие проповеди на праздник Вознесения Господня сохранились в числе нескольких десятков. Они приписываются таким известным святым отцам IV-VIII веков, как священномученику Мефодию Олимпийскому, святителям Афанасию Александрийскиму, Григорию Нисскому, Епифанию Кипрскому, Иоанну Златоусту, Проклу Константинопольскому, Кириллу Александрийскому, Софронию Иерусалимскому, преподобному Иоанну Дамаскину , а также святителю Григорию Паламе (XIV в.). Некоторые из этих проповедей вошли в богослужебную традицию Православной Церкви и приводятся в патристических Лекционариях или Торжественниках - сборниках святоотеческих слов, расположенных по принципу литургического года, причем большинство из них надписано именами свт. Иоанна Златоуста, свт. Афанасия Великого или архиеп. Василия Селевкийского. Некоторые Типиконы (например, Мессинский) наряду с вышеупомянутыми проповедями предписывают в данный праздник также чтение слова императора Льва Мудрого. В славянских рукописях Торжественника встречаются произведения славянских церковных писателей - святителей Кирилла Туровского и Иоанна, экзарха Болгарского.

Духовный смысл праздника

Уже в древнейших вероисповедных формулах I-II вв. о Вознесении Господнем говорится как об одном из основных событий Священной истории (1 Тим 3. 16; Barnaba. Ep. 15. 9; Iust. Martyr. 1 Apol 1. 21. 1; 1. 31. 7; 1. 42. 4; 1. 46. 5; Dial. 63. 1; 85. 2; 126. 1; 132. 1). Об основополагающей важности Вознесения Господня говорит его присутствие в тексте Никео-константинопольского Символа веры, а также воспоминание данного события в большинстве древних евхаристических молитв (чин анафоры).

После Вознесения Господня видимое земное присутствие Христа уступает место Его невидимому пребыванию в Церкви. Как изъясняет Афанасий Великий, вознесение Спасителя означает обожение (теозис) Его человеческой природы, которая становится невидимой для телесного ока.

Об искупительном значении Вознесения Христова говорится в Послании к Евреям (Евр. I, 3; IX, 12). Искупление завершилось после того, как Распятый и Воскресший Христос, вознесшись, вошел в небесное святилище (Евр. IX 12, 24-26). Видение первомучеником Стефаном Иисуса, стоящего одесную Бога, как Сына Человеческого (Деян. VII, 55-56) говорит о том, что человеческая природа Христа не растворилась и не была поглощена Божественной. Приняв на Себя человеческую плоть, Господь Иисус не избежал смерти, а победил ее и сделал человеческую природу «равночестной» и «сопрестольной» Божеству. Он пребывает Богочеловеком вовеки и во второй раз придет на землю «таким же образом», каким взошел на небо, но уже «с силою и славою великою» (Мф XXIV, 30; Лк. XXI, 27). В этом проявляется скрытый эсхатологический смысл события Вознесения.

Вознесение Господне может пониматься и в евхаристическом аспекте как образ обожения каждого верующего во Христа [4]. После Своего Вознесения Христос не оставил мира, но пребывает в нем во Святом Духе, Которого Он послал от Отца. Через действие Св. Духа Его невидимое присутствие сохраняется в таинствах Церкви. Данное понимание события Вознесения просматривается еще до его осуществления в известной евангельской беседе Спасителя о «хлебе небесном» (Ин. VI, 22-71).

Многочисленные образы Вознесения передают главную радость праздника - радость о Христе, возведшем человеческое естество от смерти к нескончаемой жизни на небе, где Он воссел одесную Бога Отца.

Иконография

Анализируя многочисленные образы Вознесения Господня, принадлежащие византийскому и древнерусскому искусству, можно сказать, что иконография данного праздника в церковном искусстве представлена в двух вариантах. Первый вариант сложился еще в раннехристианскую эпоху и нашел свое продолжение в более поздней станковой иконописи Византии и Руси. Второй вариант принадлежит монументальной храмовой живописи XI-XIV вв., являясь центральной композицией росписи купола.

Уже в самом раннем дошедшем до нас изображении Вознесения Господня, рельефе на деревянных дверях церкви Санта-Сабина в Риме (ок. 430), просматриваются начатки позднейшей схемы иконы данного праздника. Юный Спаситель со свитком в левой руке изображен стоящим в круглом медальоне, сплетенном из лавровых ветвей. По сторонам от Него - крупные буквы α (альфа) и ω (омега), отсылающие к тексту Откровения Иоанна Богослова, где Господь говорит: «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец» (Откр. 1: 8). Вокруг ореола Христа расположены символы евангелистов, а ниже - свод с небесными светилами и двое учеников, предстоящих Христу и держащих над головой изображенной между ними Женщины крест в круге. Хотя о присутствии Богоматери при Вознесении Христовом ничего не сообщается у евангелистов, Ее образ будет отныне центральным во всех иконах праздника как свидетельство о возносящемся во плоти Господе, рожденном от Девы, а также как символическое изображение Церкви Христовой [5].

На одной из паломнических ампул, хранящихся в сокровищнице собора в Монце (VI–VII вв.) представлена полностью сложившаяся композиция Вознесения Господня: мандорлу с возносящимся Христом, который сидит на престоле, поддерживают четыре ангела, внизу изображена Богоматерь Оранта и двенадцать оживленно жестикулирующих апостолов.

На миниатюре сирийского Евангелия Раввулы (586 г.) Христос со свитком в руке стоит в ореоле, возносимом тетраморфом и колесами (мистическая колесница прор. Иезекииля). Два ангела поддерживают по краям ореол, а два других подносят победные венки. Внизу, в центре, представлена Богоматерь, а по сторонам от Нее два ангелы и апостолы. В этом изображении, являющемся прямой иллюстрацией текста Деяний святых апостолов, особо подчеркивается триумфальный характер события и его связь со вторым пришествием Господа (Деян.I, 10-11) Эсхатологический смысл композиции подчеркивается и изображением под славой Христа тетраморфа с огненными колесами, описанного в текстах ветхозаветных пророчеств (Иез. 1: 4–25) и Апокалипсисе (Откр. 4: 7–8).

К достаточно редкой традиции относится размещение изображения Вознесения Господня в конхе алтарной апсиды, как это можно видеть в ротонде святого Георгия в Фессалониках (конец IX в.). Чаще всего в храмовых росписях Вознесение Господне помещается в своде купола [6]. Данное расположение сцены Вознесения удовлетворяло не только архитектурным особенностям средневизантийского храма, при которых образ возносящегося в медальоне Господа является естественным композиционным центром росписи наоса, но и имело символическое значение. Верхняя часть храма, трактуемая как небесная зона, как нельзя лучше подходила для размещения в ней изображения, связанного с темой второго пришествия Господня. Композиция Вознесения прекрасно обыгрывала круглую поверхность купольного свода: сложные позы ангелов, располагавшихся вокруг Господа, по интересному сравнению О. Демуса, наподобие спицам колеса, создают впечатление непрерывного ритмичного движения, как бы исхождения солнечных лучей. Таким образом, Вознесение Господне в рамках купольной росписи представало сценой, наделенной очевидным эсхатологическим смыслом. Христос представал в данной композиции в сиянии небесной славы, явившимся людям «Солнцем Правды».

Образ Вознесения Господня находится в купольной росписи многих византийских и древнерусских храмов IX-XII вв., церкви Св. Софии в Фессалониках (880-885 гг.), храмах Каппадокии (X-XII вв.), церквах вмч. Георгия в Курбинове (Македония, 1191 г.), Святых Апостолов в Пече (Сербия, 30-е гг. XIII в.), Спасском соборе Мирожского монастыря (сер. XII в.), церквах вмч. Георгия в Старой Ладоге (60-е гг. XII в.) и Спаса Преображения на Нередице (Новгород, 1199 г.) [7].

В русских высоких иконостасах середины XIV века Вознесение появляется в составе праздничного чина. Многочисленные иконы имеют единую композицию: Богоматерь представлена в центре, два ангела в белых одеждах указывают на небо, а двенадцать учеников с воздетыми руками прославляют Христа, возносимого в мандорле ангелами. Таким образом Вознесение Господне представлено на праздничном чине 1340–1341 гг. из иконостаса собора Святой Софии в Новгороде, тверской иконе середины XV века из Государственной Третьяковской галереи, иконе-таблетке конца XV века из Новгородского Софийского собора [8].


Примечания

1. Период от Воскресения Христова до Его Восшествия на небеса определяется в 40 дней, что соотносится с другими важными сорокодневными периодами в земной жизни Господа Иисуса Христа, например, от Его Рождества до того дня, когда Он был принесен в Иерусалимский храм и посвящен Богу (Лк 2. 22-38), или после Крещения на Иордане, когда Он удалился в пустыню, прежде чем выйти на проповедь (Мф. 4, 1–2; Мк. 1, 12–13; Лк. 4, 1-2).

2. Согласно ветхозаветным пророчествам, с горы Елеон, о которой говорится в Деяниях святых апостолов (Деян. 1, 12), должно начаться наступление «Дня Господня» (Зах. 14, 4).

3. Например, с V столетия традиция празднования Вознесения Господня повсеместно утвердилась на Западе. Известный христианский богослов Августин Блаженный называет «четыредесятницу Вознесения» праздником «древнейшим и повсеместным».

4. Как отмечал свт. Григорий Палама, Вознесение Господне принадлежит всем людям, так как все воскреснут в день Его Второго пришествия, однако вознесены («восхищены на облаках» (I Фес. IV, 16-17)) будут только те, кто «распяли грех через покаяние и жительство по Евангелию» (Greg. Pal. Hom. 22 // PG. 151. Col. 296).

5. Следует также отметить, что среди свидетелей восхождения Господа на небеса наряду с апостолом Петром присутствует и апостол Павел. Это несоответствие исторической действительности не смущало иконописцев, так как они создавали прежде всего символический образ Новозаветной Апостольской Церкви, установленной на земле Спасителем и вверенной Им после Вознесения апостолам.

6. Наиболее ранним примером помещения композиции Вознесения Господня в роспись купола является несохранившаяся декорация церкви святых апостолов в Константинополе, разрушенной в 1469 году. В постиконоборческий период эта сцена, наряду с композицией Сошествия Святого Духа и образом Христа Пантократора, повсеместно использовалась для купольной декорации.

7. В церкви Спаса на Нередице барабан купола опоясывал текст надписи 2-го и 6-го стихов 46-го псалма, отделявший изображение Христа и ангелов от пояса апостолов: «Вси языци восплещите руками, воскликните Богу гласом радования. Взыде Бог в воскликновении, Господь во гласе трубне». Данный текст прославляет уже вознесенного Господа, завершение Его искупительной миссии на земле.

8. В псковской иконографии Вознесения Господня XVI века присутствует новая существенная деталь. В центре композиции на горках под славою Господа изображается камень с отпечатками стоп Спасителя, что напрямую отсылало молящихся к реликвии, хранящейся в часовне на месте Вознесения – Елеонской горе, а также к ветхозаветным пророчествам: «И сказал мне: сын человеческий! Это место престола Моего и место стопам ног Моих, где Я буду жить среди сынов Израилевых во веки» (Иез. 43: 7) и «Вот, на горах – стопы благовестника, возвещающего мир» (Наум 1: 15). Очертания камня с отпечатками стоп отчетливо читаются на иконе 1542 года из Нововознесенской церкви Пскова (ныне в Новгородском музее) и иконе середины XVI века из праздничного ряда псковской церкви Николы со Усохи (Государственный Русский музей).

Тропарь, глас 4

Вознеслся еси во славе, Христе Боже наш, / радость сотворивый учеником / обетованием Святаго Духа, / извещенным им бывшим благословением, // яко Ты еси Сын Божий, Избавитель мира.

Кондак, глас 6

Еже о нас исполнив смотрение, / и яже на земли соединив небесным, / вознеслся еси во славе, Христе Боже наш, / никакоже отлучаяся, но пребывая неотступный, / и вопия любящим Тя: // Аз есмь с вами, и никтоже на вы.

Величание

Величаем Тя, / Живодавче Христе, / и почитаем еже на небеса / с пречистою Твоею плотию // Божественное вознесение.

Молитва

Господи Иисусе Христе, Боже наш, сошедый с Небесных высот спасения нашего ради и напитавый нас духовною радостию во святыя и пресветлыя дни Воскресения Твоего, и паки по совершении земнаго служения Твоего вознесыйся от нас на небо со славою и возседый одесную Бога и Отца! В сей “ясный и всесветлый день Божественнаго на небеса восхождения” Твоего “земля празднует и ликует, радуется и небо Вознесением днесь Творца твари”, человецы славословят непрестанно, зряще заблуждшее и падшее естество свое на рамо Твое, Спасе, вземлемо и на небеса вознесенное, Ангели же веселятся, глаголюще: Кто Сей, пришедый во славе, силен во брани. Сей воистину Царь Славы?! Сподоби и нам немощным, земная еще мудрствующим и плотоугодия творити непрестающим, восход Твой на небо страшный помышляющи и празднующе, плотская и житейская отложити попечения и со Апостолы Твоими на небо ныне взирати всем сердцем своим и всеми помышленьми своими, поминающе, яко тамо на небеси горе жительство наше есть, здесь же на земли мы точию странники и пришельцы есмы, отшедшия из дома Отча в страну далечу греха. Сего ради усердно просим Тя, преславным Вознесением Твоим, Господи, оживи нашу совесть, еяже нужнейши ничтоже есть в мире, возведи нас из плена сего греховнаго плоти и мира и сотвори нас горняя мудрствовати, а не земная, яко да не ктому себе угождати будем и жити, но Тебе Господу и Богу Нашему служити будем и поработаем, дондеже отрешившеся от уз плоти и прошедши невозбранно воздушныя мытарства, достигнем небесных обителей Твоих, идеже, ставше одесную Величествия Твоего, со Архангелы и Ангелы и всеми святыми прославляти будем Всесвятое Имя Твое со Безначальным Твоим Отцем и Пресвятым и Единосущным и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру