09.05.2014

Искусство рукописной книги в Грузии: история и современность

Сегодня, когда в жизни современного человека техника занимает столь огромное место, особое значение имеет развитие таких направлений в искусстве, которые способствуют проявлению духовности личности. Каллиграфия является именно одним из таких уникальных видов искусства.

Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II


Самые ранние сведения о грузинских письменных памятниках (надписи на коже и дощечках) мы находим у античных авторов IV – III вв. до Р. Х. – Палефата и Аполлония Родосского. К первым векам по Р. Х. относятся эпиграфические надписи на греческом, арамейском и еврейском языках. Что касается собственно грузинской графики, то вопрос ее происхождения во многом остается спорным. Согласно хронике «Жизнь картлийских царей» Леонти Мровели (XI в.), у истоков грузинского алфавита стоял царь Фарнаваз (IV – III вв. до Р. Х.) – первый властитель Картли, легендарный основатель Иберийского государства (1). Впрочем, по мнению большинства исследователей, более реальным временем создания грузинского письма следует считать начало V столетия. Примечательно также и то, что, если верить армянской традиции, отраженной в трудах Корюна (V в.), ученика Месропа Маштоца (ок. 361 – 440) и автора его «Жития», изобретателем грузинского письма является все тот же Месроп Маштоц. Однако наиболее вероятной представляется версия, в соответствии с которой грузинское письмо в его сегодняшнем виде было изобретено самими грузинскими монахами, но с учетом армянского опыта. Причем, возможно, это произошло не собственно в Грузии, а в одном из грузинских монастырей Палестины. Таким образом, история грузинской рукописной книги и соответствующая традиция ее живописного и орнаментального оформления непосредственным образом связана с принятием христианства в качестве государственной религии в 337 г.

Древнейшие грузинские рукописи относятся к V – VI вв. и представляют собой палимпсестные фрагменты библейских текстов, житий, лекционариев и гомилиариев – то есть сочинений, имеющих практическую богослужебную направленность. Известно, что к началу VI в. на грузинском языке существовали списки Книги Бытия, Псалтири, Деяний апостолов, Евангелия и ряда др. книг. Старейшим из дошедших до наших дней грузинским манускриптом является так называемый Ханметный лекционарий – литургический сборник VII в. из синайского монастыря Св. Екатерины, ныне хранящийся в университетской библиотеке города Граца (Австрия).

Основными материалами для письма в средневековой Грузии были пергамен (этрани) и бумага (кагалди). Пергамен выделывался из телячьей, овечьей или оленьей кожи. Как правило, сами переписчики не владели искусством его изготовления – они либо покупали готовый материал у производивших его ремесленников, либо получали его от заказчика. Пергаменный лист размечали при помощи линейки и острия (2). Бумага появляется в обиходе грузинских книгописцев с конца X в. С этого времени новый материал постепенно начинает вытеснять более дорогой пергамен. Причем на первом этапе данного процесса нередко создавались рукописи смешанного типа, в которых одна часть листов была пергаменная, а другая – бумажная. Древнейшая из датированных грузинских книг, выполненная полностью на бумаге, относится к 1091 г. До конца XV в. бумага местных книг имеет, как правило, азиатское происхождение, впоследствии – итальянское; в самой же Грузии попыток наладить бумажное производство, по всей видимости, не было. Помимо пергаменных и бумажных манускриптов до нас дошли 2 грузинские рукописи, созданные на папирусе, правда написаны они были не в Грузии, а в Палестине – одна содержит отрывки из Псалтири, а вторая, относящаяся к X в., представляет собой сборник песнопений (3).

Технология приготовления чернил и красок грузинской рукописной книги идентична византийской, русской и раннесредневековой западноевропейской (4). Несколько рецептов красок и золота для книжной живописи содержит грузинский трактат «Книга о приготовлении растворов и химических превращениях» картлийского царя Вахтанга VI (пер. пол. XVIII в.) (5).

Если говорить о палеографических особенностях грузинских манускриптов, то с V-го по XI в. грузинские писцы употребляли монументальное уставное письмо асомтаврули или мргловани (маюскул); в IX столетии появляется нусхури или хуцури (минускул) – письмо полууставного типа, встречающееся в рукописях вплоть до XIX в.; в XI – XIII вв. из нусхури развивается мдиваимцигнобрули, из которого, в свою очередь, рождается со-временный тип письма – мхедрули, сформировавшийся к XIV столетию.

Что касается миниатюрной живописи и декора, то до IX – середины X в. в них преобладали сиро-палестинские мотивы, а с конца 1-го тысячелетия они развиваются под сильным влиянием византийской традиции. В X в. иллюминирование грузинских книг становится все более качественным, богатым и разнообразным: получают декоративное выделение заголовки, появляются роскошно оформленные заставки, инициалы (отметим, что грузинское письмо, подобно семитским алфавитам, не знает прописных букв) и концовки. В XIV в. стиль грузинской миниатюры во многом определяла палеологовская живопись. Наряду с высокохудожественными манускриптами, чей декор развивал византийские традиции, создавались рукописи сугубо местного ориентального стиля с примитивным плоскостным рисунком и грубой пестрой раскраской миниатюр. Богатство оформление рукописи зависело от возможностей заказчика. Как следствие, наиболее роскошные манускрипты создавались по заказу государей – царицы Тамар (Ванское Евангелие), царя Давида Нарина (Лабскалдское Евангелие) и др. Позднесредневековая грузинская миниатюра пошла двумя путями: в то время как миниатюры сакральных книг, испытав некоторое западноевропейское влияние, в целом сохранили верность византийским образцам, книжная живопись «светских» рукописей (например, списков знаменитой поэмы Ш. Руставели «Витязь в тигровой шкуре») стала развиваться под влиянием персидской (сефевидской) миниатюры, чему способствовала вассальная зависимость Грузии (Картли и Кахети) от иранских шахов (с середины XVI столетия).

До X в. все грузинское искусство, включая книжно-рукописное, было неразрывно связано с Ближним Востоком – Палестиной, Синаем и Антиохией. Уже в V в. в Палестине существовали крупная грузинская колония и монастырь, в местных скрипториях переводились и переписывались книги. Грузинское присутствие в Антиохии также относится к V в. Издавна селились грузинские монахи и на Синае. Неслучайно именно с Палестины и Синая происходят древнейшие грузинские манускрипты.

С ближневосточными художественными школами связаны первые из сохранившихся грузинских иллюстрированных книг – Адишское (897 г.) и 1-е Джручское (936 – 940 гг.) Четвероевангелия, созданные в монастыре Шатберди в княжестве Тао-Кларджети (ныне на территории Турции). В соответствии с ранней традицией миниатюры данных рукописей выделены в отдельную тетрадь, предваряющую текст. Адишское Евангелие, переписанное мастером Микаелом по заказу некоего Софрона, открывается парадным изображением четырехлопастного креста (квадрофолия), вписанного в квадратное обрамление. В манускрипте представлено редкое сочетание сидящего (Марка) и стоящих (Луки и Иоанна) евангелистов, что согласуется с александрийскими и антиохийскими образцами. Миниатюры отличаются приятным светлым колоритом. Торжественный характер живописи подчеркивают золото и киноварь. Художественной культуре Сирии также соответствуют иконография и стиль миниатюр Цкароставского Евангелия конца X в., Мартвильского Евангелия 1050 г. и Урбнисского Евангелия XI в. Исполнение миниатюр данных книг «выдает подчеркнуто линейный характер, расцветка отличается пестротой, золото отсутствует, грузные формы лишены всякой моделировки, декоративные мотивы сводятся в основном к аркам с незначительным орнаментом» (6). Фигуры евангелистов даны в рост, фронтально, либо поодиночке, либо в ряд, как в армянских рукописях (7).

Начиная c IX в. грузинская книгописная традиция переориентируется с ближневосточных культурных центров на греческие; а в XI-м крупнейшими местами создания и оформления грузинских манускриптов становятся Иверский монастырь на Афоне и монастыри Константинополя – Сохастери и Хора. Образцами для тамошних книжных дел мастеров служили византийские рукописи. Большое значение как крупный книгописный центр имел также Калипосский Богородицкий монастырь на Черной Горе близ Антиохии.

X – XIII вв. явились временем расцвета грузинского книжно-рукописного ремесла. Манускрипты данной эпохи характеризуются высокохудожественными миниатюрами, легким каллиграфическим орнаментом, качественным письмом, общим парадным стилем. В этот период создаются такие шедевры как Синаксарь епископа Захарии Валашкертели (пер. треть XI в.); Местийское (1033 г.), Алавердское (1054 г.), Гелатское (пер. пол. XII в.), 2-е Джручское (кон. XII в.), Ванское (рубеж XII – XIII вв.) и Моквское (1300 г.) Четвероевангелия. К XII в. относится первая из сохранившихся «светских» иллюминированных книг – «Астрономический трактат» (8). Живопись Синаксаря епископа Захарии (78 иллюстраций) близка по стилю к миниатюрам Минология Василия II, но композиция миниатюр грузинской рукописи более лаконична. Богатый декор, состоящий из заставок, инициалов, таблиц канонов и миниатюр, имеет Алавердское Четвероевангелие. В частности, обращает на себя внимание титульный лист с изображением креста. Гелатское Четвероевангелие, помимо замечательного орнамента, выполненного в технике, напоминающей перегородчатую эмаль, включает в себя 254 мастерски написанных миниатюры. Ванское Четвероевангелие, как гласит запись переписчика Иоанна, было выполнено в грузинском монастыре Св. Романа, что близ Константинополя, по заказу царицы Тамар, правление которой (1184 – 1209/1213) знаменует собой социально-политический и культурный расцвет средневековой Грузии. Манускрипт был украшен греческим мастером Михаилом Коресским, о чем говорит соответствующая запись уже на греческом языке. Рукопись украшена заставками, инициалами, таблицами канонов и несколькими миниатюрами – с изображениями 4-х евангелистов, а также епископов Евсевия Кесарийского и Киприана. На титульном листе манускрипта изображен Христос, благословляющий стоящих по сторонам евангелистов. Моквское Евангелие было создано в Мокви близ Очамчиры по заказу епископа Даниила Моквели. Роскошь золотого фона исполненных движения миниатюр, их разнообразие и тонкость, отмеченные влиянием палеологовских образцов, прекрасный орнамент ставят данный манускрипт в число выдающихся творений грузинских мастеров.

Начиная с XIV в., ввиду многочисленных иноземных вторжений и последовавшего за ними экономического истощения страны, искусство рукописной книги в Грузии посте-пенно приходит в упадок. Впрочем, отдельные примеры интересных и качественных в художественном отношении манускриптов мы находим и в XV – XVIII вв. Хотя в целом в поствизантийский период своего развития оформление грузинских рукописей продолжало ориентироваться на греческие образцы, в некоторых работах все более явно прослеживалось иранское влияние, достигшее своего апогея в ряде светских позднесредневековых книг.

Как и прочие восточнохристианские народы, грузины исстари питали к рукописной книге особые чувства. Рукопись словно бы почиталась вместилищем народной души. Так, книгу, похищенную во время неприятельского набега, старались всеми силами «высвободить из плена» и возвратить на родину. Некоторые книги специально изготовлялись с той целью, чтобы их носили с собой.

Если в создании манускрипта участвовало несколько писцов, то они объединялись в группу под руководством модзгвари (наставника), который следил за общим ходом работы, а после ее завершения распределял между переписчиками полученное вознаграждение. Сшиванием отдельных тетрадей и переплетом целой рукописи занимался ммосвели (переплетчик). Сам же переплет назывался самоси (одеяние) (9).

В Грузии переписка книг часто являлась наследственным ремеслом. Здесь известны целые династии книжных дел мастеров, причем все они со временем оформились в книгописные школы, поскольку в каждой семье практиковался свой собственный стиль письма и оформления рукописей – так возникли каллиграфические школы Бедисмцерлишвили, Месхишвили, Чачикашвили и др. (10).

Наиболее заметный след в истории создания и оформления грузинских манускриптов оставили следующие книгописцы: Мартвири Сабацминдели (VI в.); Басили Сабацминдели (VIII в.); Микаели, Макари Лететели (IX в.); епископ Стефан Мтбевари, Габриели, Габриель Патараи, Иоане-Зосиме, Иоане Бераи (X в.); Арсен Ниноцминдели (Арсений Наноцминдский, работал на Афоне, ум. 1018); Иоане Месвете, Микаел, Симеон, Георгий и Иоане Двали (творцы Алавердского Четвероевангелия), Стефан Двали (XI в.); Арсен Икалтоели (ум. 1127); Гиорги Додиси (XII в.); Иоане, переписавший по заказу царицы Тамар Ванское Четвероевангелие (рубеж XII – XIII вв.); Авгароз Бандаисдзе (XIV в.); Николоз Чолокашвили (ум. 1658); Мамука Тавакарашвили, Бегтабег Таниашвили (XVII в.); митрополит Анфим Иверский (1650 – 1716); Алекси Месхишвили (пожалуй, наиболее тонкий и профессиональный из грузинских мастеров, основатель целого рода известных каллиграфов, ум. 1766) и его сын Давид Алексеев-Месхиев или Давид Ректор (1745 – 1824).

После многолетнего перерыва на рубеже 1980-х – 1990-х гг. среди ряда грузинских художников вновь пробуждается интерес к искусству традиционной каллиграфии, орнамента и миниатюры. Из произведений современных мастеров, прежде всего, отметим работы Левана Чаганавы и Лаши Кинцурашвили.

Леван Чаганава (р. 1966) – основатель и председатель Союза художников-каллиграфов Грузии (с 2010 г.). С 1990-го по 1991-й Л. Чаганава трудился над созданием рукописного Евангелия, ныне хранящегося в Тбилисском кафедральном соборе Св. Троицы. В те же годы он переписал несколько др. рукописных книг. Кроме того, начиная с 2000 г., в целях популяризации книжно-рукописного искусства художник создал ряд произведений на стыке средневековой каллиграфии и компьютерной графики.

Лаша Кинцурашвили (р. 1968) начал работать в сфере традиционной каллиграфии и иконописи с конца 80-х. Им были переписаны «Премудрость Валаама» и «Житие Св. Иоанна Богослова».

Также нельзя не обратить внимания на творчество молодой художницы Лиле Чхетиани (р. 1982), преподавательницы изобразительного искусства в школе села Чубери в одном из живописных районов Верхней Сванетии. Л. Чхетиани – победительница конкурса каллиграфических работ 2011 г. Помимо преподавания основного предмета, она ведет факультатив, на котором каждый желающий ребенок может приобщиться к основам каллиграфического мастерства. В текущем году некоторые ее ученики удостоились наград в нескольких возрастных категориях каллиграфического конкурса. Так вносится лепта в возрождение некогда процветавшей в данном регионе книжно-рукописной традиции. Думается, Л. Чхетиани и ее учеников ждет еще немало замечательных произведений…

В последние годы в Грузии многое делается для популяризации средневековой каллиграфии и книжной миниатюры. Так, в октябре 2009 г. в Национальном центре рукописей в Тбилиси открылся первый международный симпозиум «Грузинская рукопись»; начиная с 2010-го по инициативе католикоса Илии II в стране проводится ежегодный конкурс каллиграфических работ; а летом 2012-го в Тбилиси при поддержке Министерства культуры прошел трехдневный фестиваль «Хвала алфавиту», призванный пробудить интерес к искусству средневековой рукописной книги, прежде всего, среди молодежи. В мае 2013 г. в Национальном архиве Министерства юстиции стартовал проект по оцифровке манускриптов XI – XIX вв., хранящихся в фонде рукописных книг Отдела древних документов, – всего 729 рукописей, многие из которых проиллюстрированы высокохудожественными миниатюрами. Благодаря успешному развитию информационных технологий

грузинская книгописная традиция сызнова открывает себя уже на новом уровне, являя замечательный пример возрождения средневековой художественной культуры в контексте постиндустриального общества.




Примечания:


1. Джанашиа Н. С., Мачавариани Е. М., Сургуладзе М. К. Грузинская рукописная книга // Рукописная книга в культуре народов Востока. М., 1987. С. 178.

2. Мокрецова И. П. Материалы и техника армянской и грузинской книжной миниа-тюры на пергаменте // Государственный музей народов Востока. Сообщения. Вып. 6. М., 1972. C. 63.

3. Джанашиа Н. С. [и др.]. Грузинская рукописная книга... С. 186–187.

4. Гудков А. Г. Трость и свиток: инструментарий средневекового книгописца и его символико-аллегорическая интерпретация // Вестник ПСТГУ. Вопросы истории и теории христианского искусства. Сер. 5. Вып. 1 (13). М., 2014. С. 35–39.

5. ვახტანგ VI. წიგნი ზეთების შეზავებისა და ქიმიისა ქმნის. თბილისი, 1981.

6. Лазарев В. Н. История византийской живописи. М., 1986. С. 84.

7. Там же.

8. Алибегашвили Г. В. Художественный принцип иллюстрирования грузинской ру-кописной книги XI – начала XIII вв. Тбилиси, 1973. С. 110–112.

9. Джанашиа Н. С. [и др.]. Грузинская рукописная книга... С. 190–191.

10. Там же. С. 197.


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру