19.03.2014

Отблеск Небес: пурпурные манускрипты раннего Средневековья

Приблизительно с III в. в Римской империи начинает распространяться практика окрашивания пергаменных листов будущих кодексов в различные оттенки пурпура. Для писания на таких листах использовали металлические (золотые и серебряные) чернила. На пурпурном фоне сверкающие драгоценным блеском письмена смотрелись особенно эффектно. Однако, помимо эстетического, пурпурный цвет пергамена приобрел и глубокое символическое значение, отсылая к образу божественной Крови.

Соотнесение пурпурной краски с божественным началом, наделение ее сакральными функциями имеет давнюю традицию, отсылающую одновременно и к Св. Писанию, и к дохристианским верованиям индоевропейских народов. «Христе Боже наш <…> тростию креста обагрением червленым, своя персты окровавив, оставителная нам, царски подписати человеколюбствовав» – поется в стихире-славнике на «Господи воззвах» Крестопоклонной недели (1). В одном из произведений Романа Сладкопевца (кон. V в. – ок. 556) Христос, обращаясь к апостолу Петру, говорит: «Я макаю калам и пишу грамоту о даровании милости на вечные времена»(2). В данном эпизоде у св. Романа прослеживается весьма характерная для его эпохи метафора: сравнение рубцов от бичей и ран от гвоздей и копья на теле Христа с пурпурной письмом, а самого тела – с писчей хартией. Писать пурпурными чернилами (лат. sacrum incaustum) было привилегией ромейских императоров, что подчеркивало их статус сакральных вождей (греч. αυτοκράτωρ) – Божьих помазанников (греч. χριστός) и внешних епископов (греч. ἐπίσκοπος τῶν ἐκτός) – носителей теократического служения(3). Детей императора, рожденных во время его правления, называли «багрянородный» (греч. πορφυρογέννητος)(4). В индоарийской цветовой символике красный (пурпурный) также соответствует варне кшатриев – воинов и царей.

Царскому статусу пурпурной краски, соответствовала ее цена. Свой знаменитый краситель византийцы получали из морских улиток или моллюсков Murex brandaris. Ираклий в 54-й главе 3-й книги своего трактата «О красках и искусствах римлян» (IX – XII вв.) так описывает этот процесс: «Кровь улиток имеет пурпуровый цвет и представляет собой пурпуровую краску, эти улитки встречаются во многих местах и в особенности на острове Кипре. Если их сильно трясти и при этом выжимать сок, то они будут еще больше испускать пурпуровую краску» (5).

Символическую нагрузку несли и металлические чернила, особенно золотые. Исстари золото употреблялось для придания книжной композиции торжественной и возвышенно-мистической атмосферы. Данный металл теснейшим образом сопряжен с миром сакрального, внушающего как страх и трепет, так и радость одновременно (6). Золото являет собой образ света, символ Славы Господней, что превосходит сияние Солнца и Луны. «Бог свет есть» (1Ин. 1:5), и если «свет — “абсолютная метафора” Бога», то «золото — “абсолютная метафора” света»(7). Золото – первый дар, преподнесенный волхвами новорожденному Христу как Царю царей, который есть «свет миру» (Ин. 8:12; 9:5) и «солнце правды» (Мал. 4:2)(8). В свою очередь, эпитеты Богородицы – «златоблистательная опочивальня Слова», «всезлатой сосуд», «ковчег позлащенный духом» и т. п. Слово «ἱλαρός» в песнопении «Свете тихий» («Φῶς ἱλαρόν»), имеющее оттенки утешения, радости и тепла, в одном из позднеантичных текстов употребляется по отношению к блеску золота (9).

Именно золотом Бог повелевает обложить жертвенник воскурения, и именно из золота – соделать светильник скинии «и вся сосуды его» (Исх. 30:3 – 5; 31:8). Улицы Небесного Иерусалима суть «злато чисто» (Откр. 21:21). «Поток драгоценной субстанции, – пишет Р. Гуардини, – протекает сквозь Апокалипсис. Повсюду светится золото: золотые пояса, диадемы, чаши и гусли. Золотое и белое. Старцы восседают в белах одеждах с золотыми поясами. Ангелы ходят в белых льняных ризах и носят в руках золотые предметы… Повсюду встречает нас в Апокалипсисе белая чистота и мерцающее золото»(10). – Подобные девственной белизне веллума (11) и мерцающему блеску золотого фона, текста и украшений, – добавим мы от себя.

Дионисий Ареопагит (ум. ок. 96 г.) использует эпитеты «златовидные» (χρυσοειδεῖς) и «световидные» (φωτοειδεῖς) как синонимы(12); Василий Великий (ок. 330 – 379) усматривает в золоте самотождественную красоту; а, согласно Андрею Критскому (ок. 660 – 740), «достоинство золота состоит в его “блистательности” и “благосветлости”»(13). Блистательность золота, разлитого на пергаменных страницах, – это блистательность Царя, небесного и земного; блистательность Богородицы и блистательность ангелов; блистательность девства и блистательность мучеников; метафора рая и обновления, в коих нет смерти, порчи и тления.

Серебро также имеет свое семантическое наполнение. Если золото, как металл мужской, царский, солнечный, обычно соотносится со Христом; то серебро, как металл женский, лунный, – с Богородицей, которая в ряде канонических текстов уподобляется Луне (14). Кроме того, с серебром, очищенным от всякой примеси, сравниваются божественные словеса: «Словеса господня словеса чиста, сребро разжжено, искушено земли, очищено седмерицею» (Пс. 11:7).

Что касается рецептов металлических (в данном случае золотых) чернил, то их существовало довольно много. Уже упоминавшийся Ираклий предлагает такой: «Кто хочет знать, как делается красивое письмо превосходным золотом, то пусть прочтет то, что я описал. Надо золото (имеются ввиду тонкие золотые листочки – А. Г.) долго растирать с чистым неразбавленным вином до тех пор, пока оно не станет очень мелким. После этого тонко растертый золотой порошок хорошо промыть водой несколько раз, так чтобы оно было совершенно чистым и светлым, как того требует имеющий белый с отблеском цвет листа книги. После этого можно начинать живопись, предварительно смешав золотой порошок с жидкой бычьей желчью или с гумми (камедь – А. Г.). Полученную таким образом жидкую золотую краску вливают в трость писца и пишут. Как только написанное золотом хорошо высохнет, то его полируют зубом дикого медведя, придавая таким образом написанному блеск» (15). Иной рецепт приводит в своей «Ерминии» (1733) Дионисий Фурноаграфиот (16): «Найди улитку и извлеки из нее слюну в раковину или в другой сосуд. А как извлекается ее слюна – слушай. Поднеси ко рту ее зажженную восковую свечку – и она тотчас выпустит свою слюну. Получив ее, положи в мраморный сосуд с небольшим количеством квасцов и золота, сотри все это хорошенько, подбавь немного камеди и пиши на чем угодно. Этим ты удивишь всякого»(17).

Традиционное представление о пурпуре и золоте как о символах горнего мира отражено, в частности, в гекзаметрах монаха Годескалька (VIII в.), предваряющих текст переписанного им Евангелия:

Фоны пурпурные здесь письмена золотые покрыли;

Алою кровью гремящего царство открыто небес;

Радости райские нам звездный чертог обещает;

В ярком сиянье торжественно Слово Господне блестит.

Божьи заветы, одетые алыми розы цветами,

Нас сопричастными делают таинству Крови Его.

В светлых же золота искрах и нежном серебряном блеске

К нам нисходит таинственно белое девство небес (18).

Неслучайно на пурпурной основе писались лишь Библии, Евангелия и Псалтири – книги не просто «божественные», но содержащие фундамент традиции, отверзающие врата в самое сердце культа.

Из дошедших до нас греческих манускриптов, выполненных металлическими чернилами на пурпурном пергамене, прежде всего, следует упомянуть Венский Генезис (ÖNB. Cod. theol. Gr. 31) (19), представляющий собой фрагмент иллюминированной рукописи Книги Бытия. Все 24 сохранившихся листа кодекса проиллюстрированы высокохудожественными миниатюрами, стилистически очень близкими античной живописи. На пурпурном пергамене также созданы иллюминированные Россанский кодекс из кафедрального собора Россано и Синопский кодекс (BnF. Suppl. Ms. Gr. 1286), чьи миниатюры исследователи увязывают с ближневосточной традицией. – Обе рукописи содержат тексты Евангелий. К упомянутым манускриптам примыкают Петербургский Пурпурный кодекс (Сармисахлийское Евангелие) (ОР РНБ. Греч. 537), основная часть которого была куплена в 1896 г. на средства императора Николая II, и Бератский кодекс-1 (AQSh. № 1), содержащий евангельские тексты от Марка и Матфея. Все 5 вышеперечисленных рукописей написаны унциалом серебряными чернилами и относятся к VI в.

VI-м столетием также датируется унциальный Кодекс 080 (ОР РНБ. Греч. 275; Alexandria. Bibl. Patriarch. 496), выполненный золотом. – 1 из 2-х дошедших до наших дней листов рукописи с фрагментами Евангелия от Марка в 1854 г. привез с Ближнего Востока епископ Порфирий (Успенский). IX в. принадлежат «золотое» иллюминированное минускульное Евангелие (Бератский кодекс-2: AQSh. № 2) и Неаполитанский кодекс (BN. Cod. Neapol. ex Vind. 2) – унциальный лекционарий IX в., написанный золотыми и серебряными чернилами.

Минускульное Четвероевангелие IX в., выполненное золотом на фиолетовом фоне и ныне хранящееся в ОР РНБ (Греч. 53), по преданию, было создано рукой св. императрицы Феодоры (815 – 867) – супруги императора-иконоборца Феофила, ставшей регентшей при малолетнем сыне Феофила Михаиле III. Именно овдовевшей Феодоре принадлежит заслуга восстановления иконопочитания на Константинопольском соборе 843 г. и утверждения праздника «Торжество Православия». Последние 8 лет своей жизни Феодора провела как монахиня – в этот период она, в числе прочего, занималась традиционным для средневекового монашества занятием: перепиской и украшением книг. С 1829 г. рукопись Четвероевангелия Феодоры хранится в Санкт-Петербурге.

Практика создания манускриптов на окрашенном в пурпурный цвет пергамене была характерна не только для греческой, но и для латинской традиции. Причем, помимо собственно Римской империи, техника хризографии получает распространение в возникших на ее руинах варварских королевствах: «Варварские короли, царственные аббаты и епископы, подражая императорам, не жалели средств, чтобы добыть искусного хрисографа и украсить свою библиотеку драгоценным кодексом» (20).

Самой ранней латинской рукописью, написанной на пурпурном пергамене, считается Верчелльский кодекс (библиотека собора в Верчелли), созданный предположительно в IV в. и содержащий доиеронимовский (старолатинский) перевод Евангелия. Создание манускрипта традиция связывает с именем сщмч. епископа Евсевия Верчеллийского (ум. 370 или 371).

К IV – VI вв. относятся написанный по большей части серебряными чернилами Веронский кодекс (старолатинское Четвероевангелие) из библиотеки Капитулов кафедрального собора Вероны; Палатинский кодекс (старолатинское Четвероевангелие: Национальный музей Тренто; TCD. 1709. N. 4.18; BL. Add. Ms. 40107), выполненный золотом и серебром; «серебряное» старолатинское Четвероевангелие из Брешии (BCQ, s. n.) – также Кодекс из Брешии или Бревиарий (21) королевы Ансы (22); Сареццанский Пурпурный кодекс – «серебряное» старолатинское Евангелие из церкви св. Руфино и Венанция в Сареццано; Венский кодекс 1235 (BN. Ms. Lat. 3), также выполненный серебряными чернилами.

Уникальной в своем роде раннесредневековой рукописью является так называемый Серебряный кодекс VI в. (UUB. Ms. DG. 1), содержащий перевод греческого списка Четвероевангелия на ныне мертвый готский язык, выполненный епископом Ульфилой (гот. Вульфила, 311 – 383). Роскошно иллюминированный манускрипт, написанный золотыми и серебряными чернилами на пергамене превосходной выделки, предположительно был создан в Равенне около 520 г. готским каллиграфом Вилиарихом (Вильяритом) для Теодориха Великого – короля остготов с 470 по 526 г., покорителя континентальной Италии и Сицилии. История единственной из сохранившихся готских книг, ставшей своего рода символом исчезнувшего народа, полна таинственных загадок: после смерти Теодориха ее следы теряются на более чем 1000 лет и вновь всплывают лишь в середине XVI столетия в Вестфалии, в бенедиктинском монастыре Вердена. С 1669 г. манускрипт находится в Университетской библиотеке Уппсалы.

Если в дошедших до нас греческих и старолатинских манускриптах, воспроизводящих византийскую модель, пурпурный цвет имеют все листы, то в раннесредневековой западноевропейской традиции в пурпур, как правило, окрашивалась лишь часть листов. Исключениями здесь являются Имперское напрестольное Евангелие и Евангелие Годескалька – жемчужины ахенского скриптория времен Карла Великого, короля франков в 768 – 814 гг. Время их создания (последняя четверть VIII в.) отнюдь не случайно: «В Европе, – пишет О. А. Добиаш-Рождественская, – вкус к хрисографии вновь оживился с каролингской эпохой, оказавшись в соответствии с развивавшимся в ней “романским” искусством» (23).

Имперское напрестольное Евангелие (Reichsevangeliar), – также Коронационное Евангелие (Krönungsevangeliar), – выполненное золотыми и серебряными чернилами между 794 и 800 г., является одним из клейнодов (атрибутов власти) императоров Священной Римской империи (Первого рейха, 962 – 1806), относясь к числу древнейших из них. Манускрипт украшен портретами 4-х евангелистов и содержит 16 канонических таблиц. Миниатюры Евангелия представляют собой классический пример живописи каролингской эпохи, восходящей к позднеантичным образцам. На первом листе Евангелия от Луки помещается маргиналия: выведенные золотыми чернилами слова «Деметриус пресвитер». – Вероятно, имя переписчика; возможно – грека. Роскошный оклад книги из позолоченного серебра с драгоценными камнями выполнил в 1500 г. известный ахенский мастер Ханс фон Ройтлинген. На окладе изображены сидящий на троне Бог-Отец, чья правая рука сложена в благословляющем жесте; слева от Него – Дева Мария, правой рукой касающаяся груди; а справа – архангел Гавриил. По углам оклада в медальонах расположены изображения символов 4-х евангелистов. На этом Евангелии приносили клятву императоры. В Ахене книга находилась вплоть до 1795 г. Сегодня манускрипт хранится в Вене в сокровищнице Хофбургского замка, наряду с остальными сакральными атрибутами правителей Священной Римской империи.

Евангелие Годескалька (BnF. Ms. Nouv. acq. lat. 1203) названо так по имени переписчика – монаха Годескалька. Оно было написано золотым и серебряным письмом в 781 – 783 гг. по заказу Карла Великого и его супруги Хильдегарды. Книга является наиболее ранним произведением придворной школы Карла Великого. Манускрипт иллюстрирован 6-ю миниатюрами: изображения 4-х евангелистов, «Христос на троне» и «Источник жизни».

Интересным представляется тот факт, что выделявшиеся своей роскошью и богатством художественного оформления ирландские манускрипты не знают ни пурпурного пергамена, ни хризографии; однако традиция золотого письма на пурпурной основе была усвоена англосаксами, сильнее подвергавшимся культурным веяниям с континента. Из источников, в частности, известно, что во второй половине VII в. архиепископ Йоркский Вильфрид подарил Рипонской обители, что в Северном Йоркшире, кодекс «чистейшего золота на пурпуром окрашенной мембране», который характеризуется современниками как «чудо, невиданное доныне» (24). Увы, но «невиданное доныне чудо» до наших дней не дошло… В то же время сохранился другой выполненный в технике хризографии англосаксонский манускрипт, часть листов которого окрашена пурпуром, – Стокгольмский Золотой кодекс (старолатинская версия Четвероевангелия: KB. Ms. A35), названный так по месту своего нынешнего хранения. Предположительно кодекс был создан в Кентербери в середине VIII в. Чередующиеся фиолетовые и неокрашенные листы веллума в плане декора содержат как островные, кельтские и англосаксонские, так и континентальные, римские и франкские, элементы. Имеются миниатюры с изображениями евангелистов Матфея и Иоанна. Окрашенные листы исписаны золотым и серебряным письмом, неокрашенные – черными чернилами и киноварью. В ряде мест письмо образует геометрический орнамент. Данная книга является старейшим из сохранившихся манускриптов, при оформлении которых использовалось сусальное золото. Колофон рукописи содержит имя золотых дел мастера (хризографа) Вульфхельма и еще 3 имени – по всей видимости, переписчиков: Кеольхарда, Никласа и Эльхуна. История книги весьма драматична: в конце IX в. манускрипт в качестве военного трофея попал к викингам, но был выкуплен Альфредом, олдерменом Суррея, – данный факт зафиксирован в самой книге в пространной маргиналии на староанглийском языке; в XVI столетии рукопись оказалась в Испании; а в 1690 г. она была куплена для Королевской библиотеки Швеции, где и находится по сей день.

Другим замечательным образцом раннесредневековой пурпурной рукописи является Библия из бенедиктинского аббатства Св. Троицы в Кава-де-Тиррени (провинция Салерно, Италия), созданная в IX в. На листе 166об. упоминается имя писца – Даниил, но никакой более подробной информации о самом книгописце, времени и месте создания рукописи в тексте манускрипта не имеется. Однако, исходя из палеографических особенностей фолианта, предположительным местом его написания является королевство Астурия, что на территории современной Испании, а заказчиком (либо просто адресатом) книги – король Альфонсо II, правивший с 791 по 842 г. Пурпурных листа в книге всего 4, один лист окрашен индиго. Несмотря на то, что манускрипт лишен иллюстраций и хризографии, он отличается весьма нетривиальным дизайном. Рукопись выполнена разноцветными чернилами. 2 текста, начало Псалтири (л. 100об.) и предисловие Иеронима к Новому Завету (л. 220об.), имеют оформление в виде креста. – На этой детали следует остановиться подробнее, ибо она отнюдь не случайна и отражает глубинную идею книги как микрокосма. Образ метакосмической книги, в которой содержатся все тайны мироздания, впервые встречающийся еще в Апокалипсисе (5:1 – 9), наиболее полно зафиксирован в апокрифе «Вопросы Иоанна Богослова Господу на горе Фаворской» (не ранее V в.). В сфере искусства данный образ воплотился не только в соответствующем оформлении текстов, но и в создании книг в форме креста, известных, в частности, в коптской и эфиопской традициях (Крест Господень как Axis mundi (25)).

К X в. традиция создания златопорфирных манускриптов сходит на нет. Однако в Англии и Священной Римской империи еще некоторое время бытовала практика написания на пурпурном пергамене императорских и королевских грамот, а в Италии подобная практика распространялась и на некоторые документы ряда состоятельных частных лиц.




Сокращения:


ОР РНБ – Отдел рукописей Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург)

AQSh – Arkivi Qëndror i Shtetit i Republikës së Shqipërisë (Тирана)

BCQ – Biblioteca Civica Queriniana (Брешиа)

BL – British Library (Лондон)

BN – Biblioteca nazionale Vittorio Emanuele III (Неаполь)

BnF – Bibliothèque nationale de France (Париж)

KB – Kungliga biblioteket (Стокгольм)

ÖNB – Österreichische Nationalbibliothek (Вена)

TCD – Trinity College (Coláiste na Tríonóide, Дублин)

UUB – Uppsala universitetsbibliotek (Уппсала)


Примечания:

1. Трїѡдь постнаѧ. М.: Типографiя при Преображенскомъ богаделенномъ домѣ, 1910. Л. 329.

2. Цит. по: Аверинцев С. С. Поэтика ранневизантийской литературы // Аверинцев С. С. Поэтика ранневизантийской литературы. Сборник статей. СПб., 2004. С. 126.

3. Русскому Средневековью также известен пример написание целого текста красной краской (киноварью) – письмо Иоанна IV к архиепископу казанскому Гурию (1555 г.). По всей видимости, первый русский царь использовал красные чернила в подражание своим византийским предшественникам-василевсам (Карскiй Е. Ф. Очеркъ славянской кирилловской палеографiи. Варшава, 1901. С. 132; Соболевский А. И. Славяно-русская палеография. М. 2007. С. 31)

4. Ср.: слав. златопорфирный – пурпурный и украшенный золотом.

5. Ираклий. Об искусствах и красках римлян / пер. с лат., прим. и предисл. А. В. Виннера и Н. Е. Елисеевой // Сообщения ВЦНИЛКР 4. М., 1961. С. 56.

6. Ср.: «Работайте господеви со страхом, и радуйтеся ему со трепетом» (Пс. 2:11).

7. Аверинцев С. С. Золото в системе символов ранневизантийской культуры // Аверинцев С. С. Поэтика ранневизантийской литературы. Сборник статей. СПб., 2004. С. 411.

8. Ср.: «Король-Солнце» как эпитет Людовика XIV Великого (1638 – 1715), восходящий, в конечном счете, к византийскому пониманию государя как божественного наместника – земного Солнца: неслучайно златопорфирные манускрипты преподносились царствующим особам, часто будучи выполненными по их непосредственному заказу.

9. Аверинцев С. С. Золото... С. 417, 423–424.

10. Цит. по: Там же. С. 425.

11. Веллум (лат. vellum) – наиболее качественный пергамен особо тщательной выделки; часто из кож эмбрионов или новорожденных животных.

12. Споры об авторстве и датировке «Ареопагитик» в данном контексте не важны.

13. Аверинцев С. С. Золото... С. 411.

14. Успенский Б. А. Крест и круг: Из истории христианской символики. М., 2006. С. 232–233.

15. Ираклий. Об искусствах... С. 29–30.

16. Несмотря на то, что данная ерминия составлена довольно поздно, она содержит рецепты, которыми пользовались многие сотни лет.

17. Дiонисiй Фурноаграфiотъ. Ерминiя или наставленiе въ живописномъ искусствѣ, составленное iеромонахомъ и живописцемъ Дiонисiемъ Фурноаграфiотомъ / пер. съ греч. Порфирiя, епископа Чигиринскаго // Труды Кiевской духовной академiи. Кiевъ., 1868. Т. 1. С. 298.

18. Цит. по: Добиаш-Рождественская О. А. История письма в Средние века. Руководство к изучению латинской палеографии. 2-е изд. М., 1936. С. 50.

19. Подробнее о нем см., в частности: Gerstinger H. Die Wiener Genesis. Vienna, 1931.

20. Добиаш-Рождественская О. А. История письма... С. 52.

21. Бревиарий (лат. breviarium от brevis – краткий) – в латинской традиции литургическая книга, содержащая последования служб суточного, седмичного и годового богослужебных кругов.

22. Королева лангобардов.

23. Добиаш-Рождественская О. А. История письма... С. 52.

24. Цит. по: Там же.

25. Мировое древо.


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру