Искусство кино

"Поэма о море" Александра Довженко
Из книги "Русская красота" Свое достойное завершение творческий метод А. Довженко получил в «Поэме о море». Сам режиссер не успел снять фильм по своему сценарию — картину завершила уже без него Юлия Солнцева. Однако и то, что он оставил нам на страницах сценария, впечатляет как своего рода довженковское завещание. >>
"Земля" А. Довженко
Из книги "Русская красота" Бескрайнее, уходящее за горизонт хлебное поле. И сад, в котором растут яблони, груши, кусты смородины и крыжовника. И в этом саду, среди опавших яблок, умирает дед Семен, выполнивший все, что полагается человеку на земле. >>
«Васса» Глеба Панфилова
Из книги "Русская красота" В 1983 году известный советский режиссер Глеб Панфилов снял картину «Васса» по мотивам известной пьесы Максима Горького. Действие фильма происходит в 1913 году. >>
Василий Шукшин. "Печки-лавочки"
Из книги "Философия искусства в русской и европейской духовной традиции" Собирали Ивана на курорт всем миром. Действительно, первый раз человек на море едет. Всю жизнь работал, а тут едет отдыхать. Для крестьянина это переворот жизни, "пограничная ситуация". Причем, строго говоря, не нужен ему такой отдых. Ему бы с удочкой на бережку в тенечке - "и все, и печки-лавочки". Да еще бутылочку между делом раздавить... >>
Андрей Тарковский. "Иваново детство"
Из книги "Философия искусства в русской и европейской духовной традиции" Итак, с самых первых кадров "Иванова детства" зрителю предъявлена тема Рая. Забегая вперед, отметив, что раем фильм и закончится. Но вот что между раем первым и вторым - это вопрос. Насколько огрубляя наше рассуждение, скажем, что между началом и концом фильма (между исходным и завершающим состоянием Ивановой души) расположена Земля ("мытарства"), на которой явственно проступают черты ада. >>
Андрей Тарковский. «Андрей Рублев»
«Иваново детство» было первым прикосновением Тарковского к тайне зла. Подобно своему герою-ребенку, Тарковский здесь начал с исхода — с разрыва с «нормальным» обывательским миром через опыт переживания бездны, где «концы с концами сходятся, все противоречия вместе живут» (Достоевский). Последующая за «Ивановым детством» кинофреска «Андрей Рублев» является дальнейшим расширением этого опыта — с той разницей, что теперь рай и ад противостоят друг другу не «вообще» (взятые как чистые сущности), а в душе России, взятые как фактические стороны ее истории. В таком плане «Андрей Рублев» — это встреча Тарковского с Россией, это суд художника над Россией, но это и суд России над художником.
>>

71 - 76 из 76
Начало | Пред. | 4 5 6 7 8 | След. | Конец
 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру